Ноябрь 2017 / Хешван 5778

ВТОРАЯ ГЛАВА

ВТОРАЯ ГЛАВА

Два существования Всевышнего

Р. В самом начале "Дерех Гашем" говорится: "Каждому еврею необходимо верить и знать, что есть Сущий, первый, предшествующий (всему) и вечный. Он вызвал, и Он вызывает бытие абсолютно всего, что возникает в творении, и Он - Элока. Еще следует знать, что Сущий, в Своем истинном бытии, абсолютно непостижим. И о Нем известно только, что Он Сущий, совершенный во всех возможных аспектах совершенства, и не обнаруживается в Нем никакого изъяна" (Дерех Гашем, 1:1:1-2).
В этом отрывке, который мы начинаем изучать, есть момент, вызывающий удивление: "Еще необжздимо знать, что Сущий, в Своем истинном бытии, абсолютно непостижим...". Не кажется ли тебе, что эти слова наводят на мысль: только в "Своем истинном бытии" Он непостижим, а в другом бытии, которое не называется «истинное», Он познаваем?
Т. Формально ты прав. Действительно, такая идея может возникнуть. Но, согласись, приписывать Гашему какое-то другое существование, тем более не истинное, по меньшей мере, странно.


Р. Конечно, это утверждение выглядит необычно и, безусловно, требует расшифровки. Те, кто признают существование Творца, соотносят с Ним свойства, присущие человеку. К ним относятся доброта, милосердие, знание, щедрость, а также мудрость, гнев и правосудие... Хотя никто Его не видел, опираясь на знание, полученное по традиции от пророков, мы вправе наделять Всевышнего подобными чертами благодаря тому, что создание миров, в частности, служило раскрытию свойств Б-га. Концепция "Образ Человека" объяснила нам правомерность сопоставления человека с Создателем, помогла понять природу Его, так сказать, человеческих качеств.
Наряду с этим, в "Даат твунот" сказано: "Все, что мысль человека может охватить и сформулировать, безусловно, не есть бытие Всевышнего, ибо Он - над людьми, вознесен над любой их мыслью, и нет в Нем ничего, что присутствует в творении" (Даат твунот, 46).
В "Дерех Гашем" раскрывается причина обреченности попыток хоть как-то приблизиться к пониманию бытия Творца: "Формы и образы, которые мы воспринимаем, - объекты, ограниченные рамками природы, созданной Творцом, ибо лишь это постигают наши чувства, и лишь формы, осознаваемые разумом. Однако истинное существование Всевышнего непостижимо, и невозможно сопоставлять то, что мы видим в творении, с Творцом, ибо мирские предметы и их существование не имеют абсолютно ничего общего с Ним. Поэтому мы не можем, опираясь на них, судить о Нем" {Дерех Гашем, 1:1:4).
Т. Не перечеркивают ли эти слова все, чему ты меня учил до сих пор? Как увязать ее с концепцией "Образа Человека"?

Р. Хотя это выглядит странным, но хахамим различают у Всевышнего два существования. Первое - абсолютно скрыто от людей, ангелов и кого бы то ни было. Второе - доступное для постижения, и о нем рассказывают пророки. "Образ Человека" связан с Его вторым существованием, а в первом, истинном бытии, Он абсолютно непознаваем.
Т. Идея о двух существованиях Создателя необычна и трудна для восприятия. Не можешь ли ты объяснить ее?

Р. Истинное бытие Б־га скрыто от всех, поэтому и говорить с нем нельзя. А вторая форма Его существования подробно изучается в Торе. Хахамим объясняют: "Черты, которые Он приоткрыл в Себе для нужд созданий, не есть черты, которые соответствуют Его совершенству в истинном, первичном существовании. Они открыты, по Его воле и желанию, согласно тому, что необходимо созданиям, которых Он захотел создать. Эти черты - совокупность всех описаний, соотносимых с Ним на основании Его действий. Они касаются всего, что различимо в Его действиях. К ним относятся, например, власть, милосердие, гнев правосудие и знание, а также мудрость и многие другие действия которые Он совершает".
Поясню. Рассмотрим какое-либо из перечисленных свойств например мудрость. Первое, что следует усвоить: это качество не приписывается Его истинному бытию, о котором мы не имеем возможности и права рассуждать. Сказать о Б-ге, что Он мудр в том, первом существовании, мы, строго говоря, не можем. Ведь само понятие "мудрость" вошло в наше сознание на основании опыта жизни в этом мире. А поскольку ни один предмет творения, никакое явление не соотносятся с истинным бытием Творца, то и понятие "мудрость" не соотносится с Ним. Таким образом, если бы существовало только Его творение и Его истинное бытие, то качество мудрости обнаруживалось бы лишь в созданных существах, а понятие "Высшая Мудрость" лишилось бы всякого содержания. Но реальность не такова. Есть иное существование Создателя, оно раскрывается и постигается в "Образе Человека". В том, втором существовании, Ему присущ атрибут мудрости. Действия Б-га в Его истинном бытии - тайна. Но Он захотел открыть Себя творению. Как? Стал действовать таким образом, что Его можно понять в рамках самого творения. И тогда человек получил возможность сказать: "Как величественны дела Твои, Гашем, очень глубоки Твои помыслы" (Тегилим, 22:6).
Т. Идея, которую ты развиваешь, весьма абстрактна.


Р. Я согласен. Попробую привести пример, который поможет приблизить ее к сложившимся у людей представлениям. Нешама человека может существовать не только в материальной оболочке, в гуфе, но и вне его: до рождения и после смерти. Деятельность нешамы, не связанной материей, для нас загадка. Однако, одевшись в гуф, она действует по правилам, установленным на земле, которые поддаются человеческому восприятию. Нешама видит, слышит, размышляет способом, присущим этому миру. Так я Творец. Он полностью скрыт. Однако во втором существовании пожелал действовать в рамках творения и, тем самым, открыл Себя для постижения.
Каждое живое существо, даже на биологическом уровне, сложно организованная система. Тем более, если выйти за рамки материи и "увидеть", как это существо подчинено действию законов невидимого мира, "увидеть" его душу. По результату действия судят о деятеле. Так и строение человека, творение, во всей его сложности, и история народов, но не как перечисление происходивших событий, а как результат развития определенных идей, воплощающих план Творца, - все это проекции верхнего мира. А корни - действия Б־га. Изучая их результат, мы приходим к осознанию мудрости Создателя, способного на такие действия.
И вот, есть творение, свидетельствующее о великой мудрости. Есть второе существование Творца, суть которого Его действия, соотнесенные с самим творением. Благодаря этому соответствию появляется возможность перейти от результата к вызвавшей его причине. Иначе говоря, мудрость, которая обнаруживается в творении, можно перенести на ее причину, на действия Создателя и, тем самым, на Него Самого. Однако переход этот невозможно осуществить по отношению к истинному бытию Б-га, ибо мы не в состоянии обнаружить там действия, сопоставимые с творением. Именно это и создает непреодолимый для сознания разрыв между нами и Им. Как следствие, мы лишены права говорить о мудрости Его истинного бытия. Для нас - ее просто не существует.
Т. Объяснение убедительно, но одна его деталь непонятна. Твое рассуждение основано на том, что о причине судят по результату. В творении обнаруживается мудрость, и этот атрибут приписывается его причине. Но ведь первое существование Б־га, которое ты называешь истинным и первичным, безусловно, является причиной всего созданного. А раз так, значит, и это Его бытие несет в себе свойство мудрости.

Р. Действительно, истинное бытие Творца - причина (корень) Его второго существования. Но обратный переход от результата к причине не всегда допустим. Что такое окружность? Множество точек, удаленных от одной на одинаковое расстояние. Из всех существующих точек мы ограничились лишь теми, что обладают свойством находиться на равном расстоянии от фиксированной точки. Остальные точки мы не принимаем во внимание. Что такое человек? Говорящее существо. Из всего живого мы выбрали того, кто наделен даром осмысленной речи, остальных отмели.
Чтобы говорить о каком-либо объекте, необходимо иметь свойство, которое его характеризует, отличая от остальные объектов. Не может в нашем сознании возникнуть объект, если не сформулирована его отличительная характеристика. Нельзя определить вещь, не зная качества, которое отделяет ее от подобных (окружность - от множества других точек, человека - от других живых существ). Поскольку истинное бытие Творца не имеет и намека на аналог в созданном мире, в нашем сознании не может возникнуть свойство, позволяющее провести разграничение в Его первом бытии. А если нет ограничения, нет и описания объекта. Объект не описан, о чем же мы говорим?
Не так со вторым существованием. Суть его - действия в рамках самого творения. Поэтому есть возможность проводить разграничения. Тогда утверждения об отдельных чертах Творца (мудрости, щедрости, гневе и т.п.) осмысленны. Переход от результата к причине в этом случае правомерен. Но переход от творения к Его истинному бытию никоим образом не может быть воспринят сознанием. Максимум, мы способны утверждать: раз в творении различима мудрая рука, его построившая, то причина (корень) творения - истинное существование Б־га - безусловно, обладает атрибутом мудрости. Но при этом мы должны ясно сознавать: понятие мудрости, отнесенное к первому бытию Всевышнего, для нас лишено какого-либо содержания, за исключением того, что Он - причина мудрости, явленной в Его втором существовании, а также в творении.

Имена Б-га

Т. В утверждениях Рамбама и р. Моше Хаима Луццато, которые мы разбирали, есть общий момент, мне непонятный. Сказано, что Он абсолютно непостижим, и при этом, что "Он Сущий первый, предшествующий всему, вечный, совершенный, и нет в Нем изъяна". Разве эти характеристики не свидетельство какого-то знания о Нем? Та же проблема с идеей, которую сформулировал Рамбам: "Основа основ, опора мудрости - знание, что там есть Обнаруживаемый (Сущий), первый, и Он создал все созданное". Разве то, что «Он первый», и то, что «Он (а не кто-то другой) создал все сотворенное», не характеристики Его первого бытия, которое мы считаем абсолютно непознаваемым?
Р. Рассмотрим два утверждения. Первое: у этого трехлетнего ребенка темные волосы, серые глаза, он неплохо разговаривает, красиво поет, у него хорошая память. Второе: этого мальчика я люблю больше всех других детей, потому что это мой сын. В первом предложении перечислен ряд свойств, дающих представление о самом человеке. Во втором указано отношение к человеку: его любят, и их взаимосвязь: один сын другого. Второе высказывание не формирует представления о чертах ребенка, а несет информацию о связи с другим, внешним по отношению к нему объектом.
Слова Рамбама «Он первый» не раскрывают внутреннюю природу Б-га. Они лишь указывают на нашу взаимосвязь: Он причина, все остальное - следствие. Так же и часть высказывания: "создал все созданное" не помогает понять, как именно шло строительство мира. Отмечен лишь факт: творение возникло не само по себе, а в результате Его действия. Поскольку специфика этого действия нам абсолютно не ясна, фраза "создал все созданное" эквивалентна словам: Он - причина, мы ־־ следствие. Ничего другого она в себе не несет. Тем самым снимается противоречие между двумя утверждениями: первым, о том, что Он никоим образом не познаваем, и вторым, сообщающем о Нем определенную информацию. Поступающая информация не приближает к постижению Его внутреннего бытия. Он по прежнему скрыт. Мы узнаем из нее лишь наше место по отношению к Нему.

Т. Твое объяснение решает проблему с утверждением Рамбама. Но вопрос о словах р. Моше Хаима Луццато «Он вечный, совершенный, нет в Нем изъяна" по-прежнему остается без ответа. Это высказывание не определение нашей взаимосвязи, оно является Его собственной характеристикой. Выходит, Его истинное бытие открыто для познания?
Р. В "Дерех Гашем" указывается, какого типа утверждения допустимы об истинном бытии Б-га. "Невозможно, чтобы не существовал один Сущий, вне природы, ее законов и границ, без недостатков или изъяна, множественности или структуры, свободный от всех связей, несравненный и неоценимый..." (Дерех Гашем, 1:1:5).
Посмотри внимательно на структуру этого высказывания. Слова, которые говорят о Нем, не касаются Его собственного бытия, а лишь описывают свойства, присущие созданному Им миру. А о Нем сообщается лишь одно: Он ни одним из этих свойств не обладает. В результате подобного описания мы по прежнему о Нем ничего не узнаём, за исключением того, что Он во всех возможных чертах от нас отличается. Подобное описание также является чисто внешним и подчеркивает лишь наше место по отношению к нему.

Т. Попробуем быть последовательными. Если в первом бытии невозможно выделить никакие свойства Б-га, и поэтому мы не в состоянии представить себе никаких Его качеств, на каком основании Тора сообщает Его имена - Гашем, Элоким и другие? Ведь название любой вещи или явления на лашон кадош не просто набор букв для обозначения предмета, оно отражает суть вещи. Различие имен Всевышнего отражает различие его свойств. Следуя твоей логике, Творец принципиально не может иметь имен.
Р. Ты прав. Первое бытие Б-га не имеет в нашем сознании ни одного имени. Даже имя "Гашем" к Нему не подходит. И Рамбам, и р. Моше Хаим Луццато, говоря об истинном месте Б-га, выбрали, по существу, один и тот же оборот: "Там есть Сущий (Обнаруженный) первый...". "Там" - вдали от нас, вне сферы, какой бы то ни было досягаемости. Его можно только обнаружить, но не более того. А раз так, никакое имя, несущее в себе вполне определенную смысловую нагрузку, к Нему не подходит.

Т. Из твоего объяснения вытекает, что нет в языке слов, которые хоть как-то могут помочь в описании Его истинного существования. Поэтому изначально невозможно определить Его именем. Вместе с тем, р. Моше Хаим Луццато, общепризнанный авторитет, в самом начале своей книги "Дерех Гашем" сопоставил с первым существованием имя "Элока". Можешь ли ты устранить это противоречие?
Р. Разрешить возникшую проблему поможет один из мидрашей, который дает комментарий к первому предложению Пятикнижия: "В начале сотворил Элоким небо и землю" (Брейшит, 1:1). Мидраш приводит следующее объяснение: "Р. Юдан, ссылаясь на р. Акимуса, сказал: поэтому28 Ему подходит имя "Элока". По обычаю мира, царя восхваляют в стране, хотя еще не построил там ни бань, ни места увеселений. Сначала становится известным Его имя, а в конце - за что его можно превозносить. Не так Творец: вначале Он сделал, а потом Его прославили" (Мидраш раба, 1:12).

Т. Непонятно, как этот комментарий связан с первым предложение Пятикнижия.
Р. Если двое идут по узкой тропинке, ребе и талмид, кто следует за кем?

Т. Ребе первый, а за ним талмид.
Р. Читаем в Хумаше: "Вот происхождение неба и земли при сотворении их, в то время, когда создавал Гашем Элоким землю и небо" (Брейшит, 2:4). Имя Гашем на первом месте, а за ним имя, уступающее по значимости, Элоким. Если придерживаться этой логики, текст должен выглядеть так: "Элоким вначале создал небо и землю". Поскольку Творец превосходит абсолютно все, с имени Его должно начинаться повествование. И если в Торе слова не соответствуют ожидаемому логическому порядку, значит, за этим скрывается определенная идея. На этом и основан комментарий р. Акимуса.
Мораль ясна. В мидраше представлены две линии поведения. Согласно одной, человека интересует его слава, а что-то полезное он делает, только чтобы ее поддержать. Другая линия поведения во главу угла ставит действие, а почет - лишь закономерное завершение процесса. Поскольку Творец является примером второй линии поведения, она предпочтительна, и ей следует подражать.

Т. Приведенное объяснение определенно имеет плюс по сравнению со многими другими, которые я слышал от тебя: оно понятно с первого раза. Но, несмотря на его простоту, два момента меня настораживают. Мидраш предлагает эту аллегорию, чтобы выяснить значение имени «Элока», а твой комментарий почему-то обошел этот вопрос стороной. Помимо этого, сама простота и доступность объяснения несколько подозрительна. Неужели смысл мидраша сводится к тому, что нам преподан урок морали: заботься о пользе других, а не о собственной славе - она к тебе все равно придет?

Р. Оба замечания справедливы. Добавлю от себя: мидраш раскрывает смысл первого предложения Пятикнижия, начинающего повествование о сотворении мира. А уровень, на котором дано объяснение, явно не дотягивает до масштаба описываемого события. Это объяснение я привел умышленно, чтобы показать, сак нельзя комментировать мидраш, хотя, на первый взгляд, все вполне приемлемо. Запомни правило, которого должен неукоснительно придерживаться каждый, стремящийся
изучать
Тору: ;лова хахамим нельзя сводить к общепринятым высказываниям, отражающим стандартные взгляды на происходящее вокруг, подобный подход дискредитирует учение, полученное у горы Синай, и его носителей - талмидей хахамим, ставит их на один вровень с людьми всегда "знающими, как жить".29

Т. Хотелось бы узнать, в чем, на самом деле, смысл аллегории, приведенной в мидраше.
Р. Проанализируем содержание мидраша. Р. Акимус каким-то, пока непонятным, образом усмотрел в первом предложении Торы указание на имя Творца: "Элока". Последующие слова мидраша призваны продемонстрировать правомерность этого наблюдения. События на земле обычно развиваются по следующей схеме: вначале прославляют имя правителя, а потом он делает разные полезные для страны дела, что закономерно. Сила царского указа находится в прямой зависимости от величия царя в глазах подданных. Создание имени - важный рычаг управления государства. Иное дело Творец. Он ни от кого не зависит, поэтому творению мира не предшествует провозглашение Его имени. Слава возникает не в начале, а в конце.
Первое предложение Пятикнижия допускает условное разбиение на три части. Слова: «вначале сотворил» указывают на действие по созданию мира. Вторая часть предложения: «Элоким» привносит в картину имя Творца. Завершающие слова: «небо и землю» сообщают о результате действия. Помимо свое собственной ценности небо и земля свидетельствуют о величии Создателя. Именно там, на небе и земле, Он прославляем. Средняя часть предложения указывает на имя прославляемого - Элоким. Вернемся к началу предложения - сообщая о действиях Всевышнего, оно не конкретизирует их. И р. Акимус учит, что  переход от необозначенных действий к доступному для постижения и, в силу этого, прославленному, имени Элоким, носит особое название: «Элока».

Т. Интуитивно чувствую, что должна быть связь между этой идеей Мидраша и словами р. Моше Хаим Луццато: «Он вызвал, Он вызывает бытие абсолютно всего, что возникает в творении, и Он - Элока».
Р. Первое существование Б-га, о котором здесь идет речь, не связано, как мы уже выяснили, ни с каким конкретным именем. Но возникшие из Него миры в той или иной степени постижимы, как следствие, в них Всевышний обрел Славу. Ясно, что переход от непостижимого бытия ко второму существованию Б-га, творению, вписывается в идею Мидраша. Поэтому и имя Элока, приведенное р. Моше Хаимом Луццато для описания этого перехода, совпадает с тем, которое использовал р. Акимус комментируя начало сотворения мира.

Т. Твое последнее замечание снимает проблему, которая меня беспокоила. С одной стороны, первое существование Б-га абсолютно непостижимо, и невозможно отыскать имя, отвечающее Его истинному бытию. Тем не менее, описывая Его первое бытие, р. Моше Хаим Луццато использует одно из имен: Элока. Однако развитая тобой концепция разрешает кажущееся противореча Имя Элока не описывает совершенно скрытое бытие Б-га. Оно не отражает какое-либо Его свойство, а лишь указывает на существование Творца, в котором невозможно обнаружить никаких конкретных действий. И, кроме того, оно свидетельству о переходе от абсолютно непостижимого к мирам, которые поддаются исследованию, к творению, в котором Создателя возможно прославить.30

Как обнаружить существование Б-га?

Р. Вернемся к цитате, с которой начался наш разговор о двух существованиях Б-га. "Каждому еврею необходимо верить и знать, то есть там Сущий, первый, предшествующий (всему) и вечный. >н вызвал, и Он вызывает бытие абсолютно всего, что возникает в творении, и Он - Элока. Еще следует знать, что Сущий, в Своем истинном бытии, абсолютно непостижим..." (Дерех Гашем, 1:1,2).
Могу предположить, что слова р. Моше Хаима Луццато вызвали у тебя не один, а несколько вопросов.
Т. Ты прав. Начну с того, что мысль в целом выглядит внутренне противоречивой. Сказано, что "необходимо верить и знать, то есть там Сущий...". А, с другой стороны, говорится, что Сущий, в Своем истинном бытии, абсолютно непостижим", (возникает вопрос: если Он абсолютно непостижим, полностью крыт от человеческого разума, как люди вообще могли догадаться о том, что Он существует?

Р. Тот факт, что истинное бытие Б-га невозможно осмыслить, не означает, что мы не знаем о факте Его существования, представь, ты заметил прохожего, идущего по улице. Факт его существования очевиден. Но строй его мыслей, черты характера тебе неизвестны.
Т. Мы знаем о существовании прохожего, потому что увидели го. Но если Всевышний абсолютно непостижим, и "увидеть" Его невозможно, как же дошел до людей факт Его существования?

Р. У каждой вещи есть причина, которая, в свою очередь, была вызвана другой причиной. Творение, в этом смысле, не исключение. Разум диктует, что у всего существующего непременно есть одна первопричина. Хотя мы ничего о ней не можем сказать, это не исключает того, что она есть.
Здесь обнаруживается и более глубокая проблема. Тебя беспокоит, как можно узнать о первом существовании Творца. Не непонятно, как можно даже верить в Его истинное бытие Поясню, что я имею в виду. Вера - одно из свойств, которым наделен человек. Все свойства, обнаруживаемые в человеке, без исключения, возникают вследствие действий верхних си. лежащих в невидимом мире, которые, в свою очередь, являются продолжением корней - действий Создателя.31 Таким образов вера людей - это развитие определенного корня, лежащего познаваемом бытии Б־га. Поскольку есть разрыв между истинны существованием Всевышнего и Его познаваемым бытием, вера людей никак не может возвыситься до первого бытия Творца. Вера в первое бытие Б-га теоретически невозможна. И тогда получается, что все слова, которые мы об этом произносим, - искренни самообман.
Т. Проблема, действительно, более серьезная, чем я предполагал. Какой же из нее выход?

Р. Как бы там ни было, какие бы логические трудности у нас связи с этим не возникали, слова р. Моше Хаима Луццато не оставляют сомнения: возможно "верить и знать", что Б-г существует в Своем истинном бытии. Аналогичное утверждение мы встречаем у Рамбама: "Основа основ, опора мудрости знание, что есть там Сущий, первый, и Он создал все созданное.. (Йесодей аТора, 1:1).
Т. С одной стороны, перед нами серьезная логическая проблема. С другой стороны, хахамим хотят, чтобы мы верили знали, что Он существует в Своем истинном бытии. Как увязать одно с другим?

Р. Выход один: Всевышний каким-то образом сообщил творению знание о Своем истинном бытии. И, поскольку это произошло, у людей могут возникнуть вера в него и знание об этом бытии.
Т. Но как в творение можно поместить нечто принципиально отличающееся от творения, то, что не имеет с ним никаких точек пересечения?

Р. Привнесение в мир первого, непостижимого бытия Б-га - это действие, имеющее больше отношения к этому бытию, чем все остальные Его действия. В силу этого, оно от нас абсолютно скрыто, и сам вопрос: каким образом Он это сделал неправомерен. Люди не могут узнать, как это было сделано и в чем настоящая причина этого действия. Правомочно лишь направить мысль на выяснение положения этого уже завершенного действия среди других и на его последствия для творения.
Т. Оставляю в стороне попытку понять, как Творец открыл наличие Своего истинного бытия. Все же хотелось бы узнать, где результат этого действия? В какой части мироздания обнаруживается «отпечаток» Его первого существования? Вот что меня беспокоит: результат всякого действия отражает его специфику. например, разрушение связано с гневом; создание сложной системы указывает на мудрость, а воздаяние по делам человека — свидетельствует о правосудии. Следуя этой логике, место, в котором Творец обнаружил Свое абсолютно непостижимое бытие, должно нести отпечаток непостижимости. Если так, люди, в принципе, не могут распознать это место.32

Р. Выдержка из "Дерех Гашем" поможет ответить на этот нелегкий вопрос: "Мы знаем это от праотцев и от пророков. Это постигли все евреи, стоявшие у горы Синай, они ясно узнали эту истину. И учили ей сыновей, из поколения в поколение, как и сегодня, ибо так заповедовал им Моше рабейну, мир ему, со слов Б-га (Дварим, 4:9): "Чтобы ты не забыл то, что видели твои глаза, и чтобы это не ушло из твоего сердца все дни твоей жизни. И поведай об этом своим сыновьям и сынам сыновей" (Дерех Гашем 1:1:2).
Место, в котором обнаруживается непостижимое бытие Б-га лежит за пределами материального мира. Душе пророка "уходившей наверх", открывались видения о тех или иных действиях Всевышнего. Помимо образа, сообщающего о действии Создателя, и его разгадки, душа пророка узнавала, что есть действие Творца, стоящее за этим образом. Ей сообщалось, что природа этого действия абсолютно непостижима и поэтому не может иметь никакого аналога, образа в созданном мире.
Вот как описывает это явление р. Моше Хаим Луццато: "Пророкам не дано узреть Славу Всевышнего такой, как Она есть33, но открывающаяся им Слава создает в их сердцах образы, которые как одежда и разгадка для вещей, предназначенных для познания... Пророкам было ясно без сомнения, что с ними "говорит" Слава Всевышнего, и Она создает в их сердцах эти образы...» (Даат твунот, 180).
Действие, как таковое, пророк не видел, только образ, его отражающий. Присутствие Творца в пророческом видении состояло в том, что пророку было ясно: это действие совершает никто иной, как Он. В этом и заключалось восприятие Славы Всевышнего, о котором говорит р. Моше Хаим Луццато. Слава Творца воспринималась пророком так: это действует абсолютно Непостижимый, но Он действует в рамках творения, по правилам, которые можно понять. Поэтому Его Слава, открытая праотцам, пророкам, всем евреям у горы Синай - и есть то место, где обнаруживается первое бытие Б־га. Наряду с тем, открытие Славы отражало посредством определенного образа второе существование Творца, сопоставимое созданному Им миру.
Т. Твое объяснение я, кажется, понял. Но не мог бы ты привести пример из знакомых нам образов?

Р. Представь, перед тобой живой человек и мертвец. Хотя у них одинаковый набор органов, разница между ними очевидна каждому. Это различие определяет нешама, ее нельзя ни увидеть, ни услышать, ни обнаружить никаким прибором, но ее существование в мире, тем не менее, можно установить: перед тобою живой человек.34 В данном сравнении Слава Творца уподоблена нешаме. А порождаемый Ею образ, служащий ей как одежда, - это тело, которое видят глаза. Когда смотришь на человека, взгляд упирается в тело, а нешаму не видно. Однако нет и тени сомнения, что она присутствует, ведь человек-то живой. Так и пророк: его разум воспринимал лишь видение. Но, в то же время, ему было кристально ясно, что за образом пророчества скрывается истинное, непостижимое бытие. Оно-то, на самом деле, и действует.

Как возник свет?

Т. Позволь задать несколько вопросов, которые возникли еще в cамом начале твоего объяснения и до сих пор меня тревожат.
Р. Слушаю.

Т. Первое бытие Б-га ты постоянно называешь истинным. А, поскольку оно противопоставлено Его второму существованию, доступному в какой-то мере нашему пониманию, возникает странная мысль: Его познаваемое бытие не является истинным, неужели это так? И еще вопрос: как соотносятся эти два существования Б-га и творение? Третий вопрос: если истинное бытие Б-га первично и есть причина всего, то был ли момент, когда второе бытие вообще не существовало и, лишь потом, было создано. Так ли это?
Р.Вопросы, возникшие у тебя, закономерны. Мой краткий ответ основан на следующем мидраше: «Написано в Хумаше: Сказал Элоким: да будет свет..." (Брейшит, 1:3). Р. Шимон бен Йегоцедек спросил у р. Шмуэля бен Нахмана: я слышал, что ты "бааль агада",35 так ответь: из чего сделан свет? Сказал ему: мы учим здесь, что Всевышний закутался в него (свет), как в одежду, и засверкало прекрасное сияние от (одного) конца мира до (другого) конца. Он сказал это ему шепотом» (Мидраш раба, 3:4).

Т. Прежде чем выслушать объяснение мидраша о том, из чего был сделан свет, хотелось бы понять, что представляет обсуждаемый объект. Известно, что свет, о котором идет речь, - не обычный солнечный свет. Хахамим объясняют, что свет первого дня сотворения мира - духовный свет, «скрытый» до наступления мира грядущего. Но если мидраш не имеет в виду физический свет, что здесь обсуждается? Что кроется за термином "духовный свет"? До сих пор эти слова я воспринимал чисто интуитивно Однако мидраш учит о том, из чего был сделан духовный свет говорит о его происхождении, поэтому мне бы хотелось получит о нем более точное представление.
Р. Ты абсолютно прав. Прежде чем рассуждать о предмете следует уяснить, что он собой представляет. В противном случае весь разговор теряет почву. Назначение духовного света нам поможет понять знание о материальном свете. Ночью предметы не воспринимаются глазом. Наступает рассвет, и мир обретает форму. Физический свет позволяет увидеть предмет, приводит изменению его статуса. Темнота удаляет предмет, а свет устанавливает с ним связь. Действие духовного света аналогично этому, той лишь разницей, что речь идет не о физическом соприкосновении с вещью, основанном на зрении, но о понимании вещи. Исследование объекта открывает в нем ранее скрытые свойства, и происходит изменение его статуса, но не на уровне физического зрения, позволяющего различать внешнее - форму, а на уровне разума: незнание (предмет погружен как бы в темноту) переходи в знание, вещь становится понимаемой (приобретает черты, видима). Зрение человека без физического света лишено силы. По аналогии с этим, и духовный свет - опора разума.

Т. Выходит, каждый выдающийся ученый является носителе! духовного света и, тем самым, существом духовно высок развитым?
Р. Понимаю твое недоумение и разделяю его. Дело в том, что знание ученого основано на исследовании материальных свойств объекта. Оно не связано с духовным постижением мира. Путь духовности лежит в изучении скрытых, не материальных законов, идя по нему, человек приближается к принципиально иному уровню понимания. Духовный свет - основа такого способа постижения.

Т. Аналогия с солнечным светом придала смысл понятию духовный свет". В материальном мире, чтобы различать предметы, потребовалось создать дневной свет. Также и понимайте нематериальной стороны предметов требует определенной ровной силы: духовного света. Сходство солнечного и духовного света наводит на мысль, что они имеют общее происхождение, образно говоря, являются сыновьями одного отца.
Р. В твоих словах есть элемент истины, и, в то же время, аналогия, которую ты привел, содержит существенный изъян. Мир физический и мир духовный36 действительно "родственники", но не "братья", как тебе показалось.
Корнями всего созданного, нематериального (духовного) и физического, являются, как неоднократно отмечалось, действия Всевышнего. Из них "выросло" все мироздание, видимое и рытое. В то же время, неправильно ставить эти две части творения рядом. Напомню одно из высказываний р. Моше Хаима Луццато, которое мы разбирали некоторое время назад: "И вот одна из фундаментальных идей: для любого существа, созданного мире нижнем, отыщутся наверху отдельные силы, из которых по определенной цепочке, в определенной последовательности, назначенной Высшей Мудростью, благословенно имя Его, выходит данное существо, оно само и его свойства. Эти силы называются корнями всех существ мира нижнего, а существа нижнего мира - ветвями и производными тех сил, и одни с другими (верхние и нижние) соединены, как звенья в цепи" (Дерех Гашем, 1:1:5).
Корни, о которых идет речь в этом отрывке, не являются действиями Творца. Их место между существованием Всевышнего, являющегося корнем всех миров, и той видимой частью творения, в которую мы помещены. Каждый объект, с которым мы кизни непосредственно связаны, имеет духовный (нематериальный) прообраз в тех корнях. Солнечный свет не исключение, он представляет заключительное звено одной из цепочек, начало которой лежит в высоком мире корней творения. Духовный свет также одно из звеньев этой цепочки. Тем самым, физический свет по происхождению не равен ему, но является его следствием, ибо место материального - завершение цепи.

Т. Поскольку физический свет является продолжением света духовного, логично предположить, что все его свойства вытекают из свойств высшего света. Суть духовного света ־־ постижение. Правомерно ли рассматривать наш свет как его продолжение? Ведь солнечный свет, помимо своего главного назначения, позволяющего видеть предметы, ориентироваться среди них, имеет иные стороны: играет, например, важную роль в жизни обитателей морей. Растения используют его как источник энергии, необходимый для их питания, солнечный свет нужен для костей человека и т.д. и т.п. Это важные свойства, от каждого из них зависит, насколько правильно функционирует мир. Неясно, каким образом эти аспекты физического света связаны с духовным постижением.
Р. Твой вопрос оправдан и требует детального исследования. Но ответ на него уведет нас в сторону от проблемы, которую мы разбираем. Поэтому оставим его в стороне. Замечу лишь, что духовный свет имеет прямое отношение к аспектам солнечного света, которые ты перечислил. Хахамим учили: "Кто больше (изучает) Тору, увеличивает (продолжительность) жизни" (Пиркей авот, 2:7). Как солнечный свет привносит жизнь в растения, укрепляет кости, так духовный свет, проникая в нешаму благодаря изучению Торы, приводит к увеличению жизненной силы человека.

Т. Аналогия между материальным светом и его духовным прообразом глубже, чем я предполагал. Хотелось бы увидеть это еще на каком-то примере.
Р. Сопоставление физического света с духовным светом открывает закон, играющий важную роль в служении еврея. В самом деле, из всего созданного в материальном мире наименее материальным по своей природе является свет. Он лишен веса, запаха, плотности и других чисто физических свойств. Отсюда следует, что его прототип, духовный свет, по сути, противоположен материальности. Аналогия между физическим объектом и его прообразом позволяет сделать важный вывод: духовность в человеке проявляется тем больше, чем меньше он зависит от материального.
Вернемся к мидрашу. Р. Шимон бен Йегоцедек поставил вопрос: "Из чего сделан свет?". После того, как мы поняли, что означает "духовный свет", а именно о нем идет речь, попробуем выяснить смысл поставленного в мидраше вопроса.

Т. Сначала проблема мидраша "Из чего сделан свет" показалась мне хоть и интересной, но все же слишком абстрактной, не относящейся к категории вещей, которые действительно необходимо знать. Но сейчас я вижу, что это не так. И вот почему. Не вызывает сомнения, что материал, из которого сделана вещь, предшествует самой вещи, является, тем самым, ее причиной.37 Дневному свету предшествует солнце, оно и есть причина физического света - из него он возник. Но мидраш говорит о духовном свете, поэтому р. Шимона бен Йегоцедек интересует, то предшествует духовному свету. А, если учесть, что суть духовного света - духовное постижение, тогда вопрос можно формулировать иначе, - какой элемент в творении служит источником понимания. Теперь проблема, поднятая в мидраше, не выглядит отвлеченной, надуманной, а относится к категории основополагающих понятий, рассматриваемых в Торе.
Р. Уточню то, что ты сказал. Мидраш говорит о духовном свете грядущего мира, суть которого ־־ близость к Б-гу. Таким образом, речь идет не просто о понимании, но о понимании Творца. И тогда вопрос о том, из чего возник свет первого дня, равносилен следующему: где место творения, в котором обнаруживается источник постижения Всевышнего? Мы разобрались в проблеме, поставленной мидрашем, и поняли ее важность, теперь посмотрим, как она решается. На вопрос «Из чего возник свет»? следует ответ: «Всевышний облекся в него (свет), как в одежду, и засверкало прекрасное сияние от (одного) конца мира до (другого) конца».

Т. Цель - найти, что предшествует свету («прекрасному сиянию»). Ясно, что до возникновения света, свет существовать не мог. Что было? Видимо, тьма, или даже ее не было. Как же Творец завернулся в свет, который еще не был создан?
Р. Возражение логически оправдано. Но, с другой стороны, согласись, источником дневного света служит солнце - самый светлый из всех окружающих нас объектов, его яркость несравнима с силой света, который оно излучает. Такова характеристика всякого источника света. Это снимает твое возражение: поскольку источник света (его причина) создан прежде света, значит, он его лишен. Но это не так. Отстранение от света, уход на ступень, ему предшествующую, не обязательно связан с погружением во тьму, как тебе показалось. Ведь отстранение от точки, в которой находишься, совсем не всегда означает спуск, оно может быть и подъемом. Так и здесь. Свету, который сиял в первый день творения мира, предшествовал иной свет, намного более яркий.

Т. Разве может что-либо из созданного Всевышним превосходить духовность грядущего мира?
Р. Чтобы осознать слова мидраша, вернемся к нашему примеру с солнцем. Представь, что в ясный день, в полдень, в течение нескольких секунд ты смотришь на солнце, а потом отводишь взгляд. Какое-то время, все еще ослепленный, ты не в состоянии что-либо различать. Требуется адаптация. Блеск солнца ушел, и его место занимает обычный свет. Предметы становятся различимыми. Где же солнце? Оно не исчезло, иначе бы наступила ночь, вещи бы скрылись. Солнце по-прежнему здесь, оно лишь ушло из поля зрения, и глаз не вступает с ним в прямой контакт. Именно сокрытие солнца позволило обрести свет, дающий возможность видеть. Суть "ухода" солнца - в снижении его яркости для нас и, как следствие, возникновение обычного света. Напрашивается аналогия с солнцем, спрятавшимся за облака. Глаз хоть и направлен в сторону источника света, но в непосредственный контакт с ним не вступает, вместо этого наталкивается на облака, заслонившие собой солнце. Эта идея отражена в словах мидраша: "Всевышний закутался в него (свет), как в одежду".

Т. Если я правильно понял, в твоем сравнении Творец сопоставлен с солнцем, Он является источником света.
Р. Аналогия действительно прослеживается, причем весьма точная. В самом деле, истинное бытие Б-га абсолютно непознаваемо. Его можно сравнить с солнцем, исключительная яркость которого лишает возможности видеть, а в рамках духовных образов - лишает человека понимания. Так и разум человека, направленный на постижение Творца в Его первом существовании, бессилен, и любая попытка Его понимания заранее обречена неудачу. Но есть иной свет, не столь ослепительный, а именно: второе бытие Творца. Оно, как облака, одежда для истинного бытия. Здесь Он уже познаваем, подобен свету, при котором предметы различимы. Как появился обычный, видимый свет? Солнце спряталось за облака - глаз "ушел" от прямого контакта. к и создание света первого дня - убавление яркости "духовного" солнца, своего рода уход в облака, как и сказано в мидраше: Всевышний закутался в него (свет), как в одежду". А если бы не закутался? Так бы и остался непознаваемым, не было бы света, позволяющего видеть.

Т. Это звучит парадоксально, но, согласно мидрашу, "одевание", смысл которого всегда в сокрытии одеваемого объекта взора, в данном случае приводит к обратному результату: Творец лишь из-за одежды и становится видимым.
Р. Эта далеко не тривиальная концепция нашла себе отражение языке. Следствие "закутывания" - возникновение сияния, духовного света, несущего в мир знание о Творце. Буквы лашон акодеш (святого языка) отражают эту идею. Числовое значение слова מלבוש (одежда), 378, как у слова חשמל (сияние).38

Т. Если грядущий мир возникает вследствие сокрытия первог бытия Б-га, то какое место в общей картине отведено Его втором существованию?
Р."Закутывание" первого бытия, в действительности, и привело к возникновению сияния грядущего мира, но породил второе существование Б-га. Однако и этого оказалось недостаточным. Возникший свет был все еще чересчур ярок да» для грядущего мира. Поэтому в рамках самого второго быта потребовалось несколько ступеней спуска, на каждой из которых свет облекался в "одежду", снижающую его яркость. «Одевании» позволяющему спускаться по ступеням, соответствует имя Элока, о котором мы уже говорили.

Т. Я всегда рассматривал грядущий мир как точку, завершающую духовное восхождение человека. Оказалось, что Творец также не сразу "приходит" в это место. Мысль о поэтапном спуске является для меня неожиданной. Насколько я понял, каждая новая ступень, приближающая Его к грядущему миру, возникает кг следствие новой "одежды", в которую Он "заворачивается одежды, предназначенной именно для данной ступени.
Р. Идеям хахамим нередко обнаруживаются подтверждения языке. Воздух, как любой объект творения, выполняет несколько функций. Одна из них служить средой для распространения свет Слово אויר (воздух) допускает разбиение на две части: букву י (ю)
и слово אור (свет). Хахамим соотносят י (юд) с Высшей Мудростью, которая в настоящий момент полностью скрыта. Написание буквы י имеет форму точки, в отличие от всех остальных букв, чьи формы несут определенную информацию о сущностях которые они передают. В точке не улавливается движение и вправо, ни влево, ни вверх, ни вниз, в ней отсутствуют повороты, нет протяженности. Все те факторы, которые позволяют знатока тайного в Торе строить заключения о скрытом значении букв еврейского алфавита, в написании буквы י отсутствуют. Точка, 1 имеющая пространства и формы, отражает идею отсутствия информации, поэтому букву י связывают с Высшей Мудростью, скрытой от людей. Тем не менее, когда י попадает внутрь слова ר (свет), это приводит к образованию слова אויר (воздух). Мудрость приобретает, тем самым, новый статус: одевшись в אור (свет), она связана теперь с אויר (воздухом) - средой, предназначенной для перенесения света от его источника к предметам. Буква י - яркий, непостижимый свет - не рассматривается более как недосягаемая драгоценность, но служит для изучения созданного. Предметы, попадая в поле её действия, обретают очертания, открываются для познания. Именно это и говорит мидраш: "Творец закутался в свет (как в одежду), и прекрасное сияние засверкало от одного конца мира до другого конца мира". Творение, освещенное этим светом, предмет познания.

Т. Следует ли из твоих слов, что второе существование Всевышнего является в то же время первым этапом сотворения мира? 1жен ли я придти к идее, что и Б-г в Своем втором бытии был создан?
Р. В таком взгляде есть элемент правды, но, по существу, он неверен. Физический свет, аналог постижимого существования Творца, не нечто вновь созданное, чего раньше не было. Его источник, солнце - тоже свет, но несравненно более интенсивный. Снижение "яркости" первого бытия позволило увидеть свет, который существовал вечно. Во втором бытии Творец, разумеется, Тот же, что и в первом. Разница лишь в одном: Он теперь открыл Себя, чтобы Его познавали. В истинном бытии Его качества для нас неразличимы, а второе существование несет определенные черты. Мы говорим: Творец - добрый, мудрый, справедливый, щедрый... Эти свойства возникают для нас в результате наблюдений за действиями, которые Он совершает. Совокупность Его действий и есть суть Его второго бытия. Действия отделены одно от другого и, тем самым, различимы. Отсюда познаваемость второго Его существования. Наряду с этим, каждое действие совершается не кем-то, но Им, в Его истинном бытии. Таким образом, действие Творца, обозначаемое словом "свет", имеет два аспекта. С одной стороны, Он действует по законам истинного сосуществования нам неизвестным, и это действия "первичного истинного света". Но, наряду с этим, снизив "яркость", Он предоставил этот свет в виде, доступном для постижения, и, тем самым, открыл Себя творению для восприятия. Пророки были осведомлены об этой двойной природе света. Через образы в видениях они получали информацию о конкретных действиях Создателя, сознавая при этом, что их совершает Тот, Кто абсолютно непостижим и обнаруживает Себя лишь в творении.

Т. Эту концепцию воспринять нелегко, хотелось бы более подробного объяснения.
Р. Приведу пример, который может пояснить соотношение двух существований. Представь человека, безуспешно бьющегося над разрешением некоторой проблемы в течение месяца. Наконец его старания увенчиваются успехом: в одно прекрасное (для него) утро в его голове сложилось стройное рассуждение, которое он долго и мучительно искал. Что произошло? Как объяснить этот феномен: он лег спать, изможденный тщетными попыткам достичь истины, а проснулся свежий, с ясным пониманием вопроса? Вот одно из возможных объяснений: известно, когда человек засыпает, часть его нешамы покидает гуф и перемещается в нематериальный мир. Находясь там наверху, не подчиненна материи, она функционирует по законам, свойственным её истинной природе, которые от нас, живущих на земле, полностью скрыты. Бывает, что именно ночью нешаме удается получить информацию, полезную для человека, и, возвращаясь в гуф, она доставляет ее в нижний мир. Здесь, внизу, полученное знание не может существовать в форме, свойственной верхнему миру Необходимо, чтобы оно приобрело вид, подходящий для человека земного, а именно: предстало в виде стройного, логичного рассуждения. Это достигается за счет силы нешамы, но подчинен ной теперь материальной природе человека.

В этом примере постижение есть действие нешамы в том её существовании, которое скрыто от нас. Мы и не подозреваем, по каким законам она добралась до разгадки проблемы. Однако та же самая нешама, "закутавшись" в гуф, как в одежду, довела до нас свое действие в форме четкого логического построения. Два проявления нешамы: вне гуфа и внутри него служат образом двух существований Всевышнего.39 Это сопоставление становится ещё более близким, если учесть, что при входе нешамы в гуф человек; ее свет слабеет. Доказательство: материальный человек мыслит намного слабее бестелесного малаха (ангела) или нешамы без гуфа. Подобно этому свет второго существования по яркости намного уступает свету Его первого бытия.

Т. Приведенное сравнение приблизило концепцию, сделало ее 5олее осязаемой.
Р. Вот другой пример той же идеи. Речь человека содержит звуки и слова. Мысль в звуке не распознать. Нужно, чтобы звук "оделся" в слова, а воспринимаем мы оба компонента вместе. Так и пророк. Образ в его видении отражал действие Творца, которому в нашем примере соответствует слово. Вместе с тем, пророку было ясно, что действие совершает Тот, Кого понять невозможно. Так и человек слышит голос, в котором мысль сама по себе неразличима.

Т. Одно из звеньев твоего объяснения вызывает недоумение. Между истинным бытием Б-га и светом грядущего мира было создано несколько ступеней, которые так никогда и не будут познаны. Если сокращение яркости солнца нужно, чтобы возник видимый свет и, с его помощью, мы могли осмыслить действия Всевышнего, для чего потребовалось проходить все ступени? Не проще ли было, минуя их, сразу прийти в предусмотренную планом точку?
Р. Понимаю и одобряю твое желание разобраться в этом вопросе. Но обрати внимание на слова, завершающие мидраш: "Сказал это ему шепотом". Существует черта, которую пояснения переступать не могут.40