Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Искусство молчания

Искусство молчания

На первый взгляд, главное в «уединении» -это разговор со Всевышним, но и у молчания также есть важность и ценность.

«...И даже если нет у него больше слов, и не может он говорить с Творцом, тем не менее и это прекрасно: готовность человека — то, что он, несмотря ни на что, готов стоять перед Ним, что он хочет и жаждет говорить (только не может) - это само по себе хорошо!» (Ликутей Моаран, ч.2,25)

Даже у молчания - то есть в то время, когда сознание человека занято посторонними вещами, душа запуталась и не находит слов, -есть достоинство, и оно также входит в понятие «уединение».

В чем же заключается важность молчания?

Объясняет раби Нахман: «Готовность человека—то, что он, несмотря ни на что, готов стоять перед Ним, что он хочет и жаждет говорить...» Желание и стремление соединиться с Б-гом, жажда объясниться с Ним, само ожидание близости и слов молитвы - они-то и создают в душе сосуды. Даже если стремление сердца еще не раскрылось в действиях, тем не менее, в душе что-то происходит. Открываются какие-то силы и мощь, которые, если нам хватит терпения, обратятся, в конце концов в настоящие слова, в выражение души и ее раскрытие.

Такое молчание не пассивно, это не молчание бездействия и внутренней остановки.

Это молчание душевной бури, мук и внутренней силы, рвущейся наружу. «Горячо во мне сердце мое, когда говорю - горит огонь, беседую на моем языке» - писал царь Давид, описывая процесс, когда внутренняя, потенциальная сила медленно превращается в действующую, рождающую и творящую слова.

В начале уединения «Горячо сердце во мне»: внутренний жар скованных стремлений и скрытого, спрятанного желания. Затем, если, по крайней мере, продолжать сидеть и стараться превратить чувства в слова, поднимется этот жар от сердца, к мозгу, и тогда - «когда говорю - горит огонь»; но только под конец появятся, вне сомнения, слова, относящиеся к концовке: «беседую на моем языке». Сама ситуация сидения перед Б-гом с намерением создания связи с Ним - это настолько высокое состояние, что оно само по себе создает изменение в душе.

Да, человек действительно всегда находится перед Творцом, но в такие моменты он знает об этом, и по мере того, сколько продлится эта святая ситуация, он будет ощущать это сильнее и яснее. Во время немоты, несмотря на некий внутренний стыд, проходит обучающийся уединению определенный внутренний экзамен, закалку и внутреннее укрепление готовности. В этом сидении, когда чувства еще не пробились, и слова не потекли, доказывает он свою преданность и верность цели: ведь задача эта не простая, поскольку цель - это создание постоянной и живой связи с Творцом мира! Человек тогда изучает свои силы, проявляет упорство раскрывать и укреплять желание.

«Здесь остановлюсь. Тут буду поджидать Тебя, Твое раскрытие! Сколько бы ни потребовалось, каждый день буду приходить на встречу с Тобой и пробовать раскрыть сердце! И когда Ты увидишь, что я прихожу и жажду Твоей близости день за днем, наверняка Ты поможешь мне, откроешь мое сердце и уста!

«Б-г, уста мои открой, и мой рот произнесет хваление Тебе!» - это выражение является сообщением, которое мы передаем Создателю, через упорное молчание, старающееся превратить наше сердце в скрипку слов и напевов! Это молчание стоит ниже слов, готовит им почву и представляет собой инструмент для их возникновения.

Но есть и другое молчание, несравненно большее и высокое.

Молчание, которое выше слов!

Не молчание, причина которого: «Мне нечего сказать», а молчание, причина которого в сказанном: «Тебе безмолвие - воспевание». Молчание, говорящее больше, чем слова: когда у слов уже нет сил выразить глубину чувств. Молчание слияния с Творцом, которое и есть раскрытие души в ее великолепии, находящееся выше, за рамками слов, когда уже все сказано, когда исчезли слова, утихли звуки, и лишь душевный вихрь, самый внутренний, поднимается и рвется в высшие миры...