Ноябрь 2017 / Хешван 5778

ГЛАВА 10. И ВОЗЖЕЛАЕШЬ ТЫ...

ГЛАВА 10. И ВОЗЖЕЛАЕШЬ ТЫ...

chapter10.gif (6774 bytes)

Святость избранного дня - это не картина, которой любуются с почтительного расстояния. Эта святость не далека от нас. Она дана нам. "И будете вы хранить Шаббат, потому что он - святыня для вас" (Шмот 31:14). Сказано также, что "Шаббат добавляет святости Израилю".

Шаббат дарует человеку нечто реальное, открытое для восприятия. Это свет, который сияет изнутри, согревая наши души. "И благословил Б-г день седьмой" ("Берешит" 2:3). В книге мидрашей "Берешит рабба" приведены слова рабби Шимона бен Йохая: "Он благословил его светом на лице человека: ибо в будние дни наши лица светятся не так, как в Шаббат".

С человеком действительно происходит что-то особенное в Субботний день. Говорил рабби Шимон бен Лакиш: "Перед Шаббатом Г-сподь дает нам "нешама йетера", а когда Шаббат кончается, забирает ее".(1)

"Нешама йетера" - это дополнительный дух или, как часто переводят это словосочетание, дополнительная душа. Попытаемся точнее определить его значение.

Некоторые мыслители считают, что "нешама йетера" представляет собой образное выражение, означающее более высокий уровень духовности, чувство легкости и комфорта.(2) Другие полагают, что в седьмой день человек действительно получает вторую душу, что в него как будто вселяется некая духовная субстанция. "В этот день человеку дается дополнительная, внеземная душа, - говорится в книге "Зоар", - абсолютно совершенная, по образцу Мира грядущего". Как будто "дух святости опускается на человека и украшает его короной, наподобие короны ангелов"; каждый человек получает свою корону - по его личным достоинствам".(3) Именно ради духовной цели, продолжает "Зоар", внеземные души покидают свою небесную обитель и вселяются на один день в смертных людей. На исходе каждого Шаббата эти души возвращаются на небеса, собираются перед Святым Царем, и Он спрашивает их: "Какую новую мудрость Торы вы постигли, находясь в нижнем мире?" Счастлива та душа, которая может рассказать в присутствии Б-га о духовных достижениях человека, которого она посетила в седьмой день. И наоборот, как неловко чувствует себя та душа, которая, находясь перед Б-гом, понуро молчит, ибо ей нечего рассказать.

Традиция утверждает, что свет, созданный в самом начале Творения, отличался от света Солнца, Луны и звезд. Свет первого дня был таким мощным, что человек мог при нем охватить одним взглядом весь мир от края до края. Но поскольку человек оказался недостоин блаженствовать в этом свете, Б-г скрыл его. Однако в Мире грядущем он вновь откроется праведникам во всем своем первозданном величии. Частички этого света и сегодня посещают праведных людей, творящих добрые дела. Это происходит в седьмой день; отблески того великого света и называются дополнительной душой.(4)

Рабби Лев из Праги (умер в 1609 году) получил прозвище "Высокий рабби Лев", потому что в Шаббат он выглядел на целую головы выше, чем в другие шесть дней недели.(5)

Рассказывают также, что всякий, кто смотрел в Шаббат на рабби Хаима из Черновиц (умер в 1813 году), замечал розу на его щеке. Тот же рабби Хаим писал: "Мы видели своими глазами те грандиозные изменения, которые святость Шаббата вносит в жизнь праведника. Святость полыхает в его сердце как языки пламени; его охватывает состояние экстаза и страстное желание служить Б-гу...ночью и днем"...Едва он завершил подготовку к встрече Субботы, как "его лицо освещается блеском субботней святости. Этот внутренний свет столь ярок, что невольно стараешься не подходить к нему слишком близко".

Но такое восторженно-трепетное ощущение Шаббата не может возникать в вакууме. Шаббат - не одинокий путник среди унылых будней. Он нуждается в компании других дней недели. Все они должны духовно гармонировать с Главным днем. Жизнь - это непрерывное паломничество в День седьмой. Таков идеал. В наших мыслях должны всегда присутствовать любовь и стремление к Шаббату. Он призван занимать центральное место в наших ощущениях, переживаниях и надеждах. Он - мелодия, заглушающая все тревоги и проблемы, которые одолевают наш разум. Он - свитедельство присутствия Б-га в этом мире.

Наше духовное состояние прямо зависит от нашего отношения к Шаббату. Законы Субботнего дня занимают то же место в мире духовности, что и закон земного притяжения в природе.

Человеку труднее всего преодолеть собственное подсознательное стремление быть рабом своей приземленной мелочности. Поэтому каждый из нас должен отважно вести неустанную и скрытую борьбу ради обретения внутренней свободы. Это ощущение внутренней свободы доступно лишь тому, кто не поддается диктату вещей и окружающих людей. Многим удается достигнуть высокой степени политической и общественной свободы, но мало кто умеет противостоять соблазнам материализма. Эта проблема постоянно преследует нас: как жить среди людей и оставаться свободным? Как жить в мире вещей и быть независимым от них?

В тот великий момент, когда бывшие рабы, сыны Израиля, еще ощущали пьянящий вкус Б-жественного спасения, им были даны Десять речений, Десять заповедей. В начале и конце этого Десятисловия говорится о свободе человека. Первое речение - "Я - Г-сподь, Б-г ваш, Который вывел вас из страны Египетской, из дома рабства, - напоминает еврею, что внешняя свобода была дарована ему Творцом, а десятая заповедь - "Не возжелай..." - напоминает ему, что он должен сам достигнуть внутренней свободы.

Сегодня, желая выделить какое-то слово, мы подчеркиваем его или печатаем курсивом. В древние времена нужное слово выделяли прямым повтором, удвоением.(6) Например, в Торе говорится: "К правде, к правде стремись" (Дварим, 16:20); "Утешайте, утешайте народ Мой" (Ишаягу, 40:1). Между тем, из всех Десяти заповедей только одна провозглашается дважды - последняя, десятая: "Не возжелай...не возжелай....". Ясно, что это повторение означает исключительную важность заповеди. Б-г повелевает человеку "не возжелать дома ближнего своего, жены ближнего своего, ни раба его, ни рабыни его, ни быка его, ни осла его, и ничего, что у ближнего твоего".

Мы знаем, что страстное желание нельзя подавить никакими приказами и постановлениями. Поэтому десятая заповедь могла бы показаться нереальной, если бы не указание относительно Субботнего дня, которому посвящена целая треть в тексте Десятисловия, и в которой нашли свое отражение все другие заповеди. Надо лишь нащупать связь, некий баланс между этими двумя заповедями. "Не желайте ничего, что принадлежит вашему ближнему, - говорит Б-г, - ибо Я дал вам нечто такое, что принадлежит Мне". Что же это за сокровище? - Седьмой день недели!

В иудаизме жизнь видится непрерывным паломничеством к седьмому дню. Всю неделю мы тянемся к Шаббату, с нетерпением ждем его прихода. В этой тяге отражено наше подспудное стремление к вечному Шаббату во все дни нашей жизни.(7) "Возжелание" материальных объектов, существующих в пространстве, заменяется "возжеланием" объектов времени. Иначе говоря, Десять речений учат нас желать Субботу в течение всей недели.

Сам Б-г желал этот день; Он назвал его "хемдат ямим", "вожделенным днем"(8). Получается, что высказанная вслух заповедь - "Не возжелай вещей в пространстве" – уравновешивается заповедью невысказанной: "Возжелай то, что существует во времени".

Примечания.

1) Автор этого изречения рабби Шимон бен Лакиш жил в третьем веке н.э.;

2) Раши, известнейший толкователь Торы, живший в XI веке, дает психологическое объяснение этому явлению. По его мнению, речь идет о "повышенной восприимчивости души к покою, радости; это особое удовольствие от еды и полное отсутствие какого бы то ни было отвращения". Более метафизическую трактовку предлагает Ибн-Эзра, современник Раши. Он утверждает, что в седьмой день происходит заметное усиление интеллектуальных способностей души. Похожее мнение высказывает и рабби Менахем Меири в "Книге покаяния". Даже великий мистик Рамбан (Нахманид) не принимает буквального толкования "дополнительной души" (см. его комментарий на стих 2:2 в "Берешит"). На тех же позициях стоит и рабби Менаше бен Исраэль, "Нишмат хаим", живший в Амстердаме в XVII веке. Известный комментатор Торы, врач и автор философских трудов рабби Овадья Сфорно (1475-1550 г.г.) охарактеризовал "дополнительную душу" как особую способность человека достигать того уровня, о котором Творец говорил в книге "Берешит": "Давайте сделаем человека по нашему образу и нашему подобию";

3) Из книги "Зоар". Рабби Цдакия бен Авраам-Анан, живший в Риме в XIII веке, сказал: "В Шаббат у человека две души". В "Сефер маасе" приведено такое мнение: "Человек имеет в Шаббат на одну душу больше, чем в будние дни, и это видно хотя бы по тому факту, что в Шаббат мы беззаботнее, чем в любой другой день";

4) Таково мнение рабби Аарона-Шмуэля бен Моше-Шалома из Кремница (умер в 1616 году);

5) Такую же историю рассказывают и о рабби Иегошуа Горовице (см. предисловие к книге "Незир а-Шем");

6) Прямой повтор используется сегодня в риторике, например: "Он выразил новую идею - идею огромной важности";

7) Восприимчивость к духу Шаббата не ограничивается одним только седьмым днем недели. Десять заповедей были даны в двух вариантах: одна изложена в книге "Шмот", а другая - в книге "Дварим". В первом варианте заповедь соблюдения Субботы начинается со слов: "Помни (захор) день седьмой", а во втором - "Храни (шамор) день седьмой". Один мудрец средневековья сказал: "Помни Шаббат всегда, жди его прихода ("шмор" означает также ждать с нетерпением)...

Жди, страстно желай его, как страстно желаешь встречи с человеком, которого любишь" (Аль Накава, "Менорат а-маор");

8) В субботней молитве мы говорим: "Ты был рад седьмому дню, и ты освятил его, назвал его самым желанным из дней". Где Тора называет Шаббат "самым желанным из дней"? В книге "Берешит" (2:2). Обычный перевод этого стиха: "И завершил Б-г в день седьмой". Но в древнеарамейском варианте эта фраза звучит иначе: "И возжелал Б-г день седьмой".