Ноябрь 2017 / Кислев 5778

ГЛАВА 8. ИНТУИЦИЯ ВЕЧНОСТИ

ГЛАВА 8. ИНТУИЦИЯ ВЕЧНОСТИ

chapter8.gif (11942 bytes)

Еще в древности говорили, что Шаббат и вечность - одно и то же, что они обладают единой сущностью.(1) Легенда повествует, что, "давая Тору евреям, Б-г сказал: "Дети Мои! Если вы примете Тору и будет соблюдать Мои заповеди, Я дам вам навечно самую драгоценную вещь, какая есть в Моей сокровищнице”.

Спросили евреи: "Что же это за драгоценность, которую

Ты дашь нам, если мы примем Твою Тору и будем соблюдать ее законы?"

- Это Мир грядущий.

- Покажи нам в этом мире образец Мира грядущего.

- Шаббат, - вот образец Мира грядущего".

Традиция утверждает: "Мир грядущий наделен такой же святостью, что и Шаббат в этом мире...А святость Шаббата подобна святости Мира грядущего".

Рабби Акива, учитель рабби Шимона бен Йохая, выразил эту мысль иначе: "Для каждого дня недели у левитов, певших на ступеньках Иерусалимского Храма, была своя песня. В первый день они пели: "Г-споду принадлежит земля"; во второй день

- "Велик Г-сподь" и т.д. Наконец, в Шаббат они пели псалом под названием "Хвалебная песнь в честь Субботнего дня", в котором говорится о том, что однажды наступит истинный субботний день, когда люди обретут покой в вечной жизни".

Какой будет эта высшая Суббота? Когда она придет, "не будет ни еды, ни питья, ни мирских хлопот; лишь праведники будут восседать на троне с короной на голове и блаженствовать в сиянии Шехины, Б-жественного Присутствия".

Согласно Талмуду, Шаббат - это "меэн олам а-ба", подобие вечности или Грядущего мира. Перед нами уникальная концепция, чуждая язычникам и близкая еврейскому сознанию: оказывается, седьмая часть нашей жизни может ощущаться как пребывание в раю. Однако некоторые мудрецы, такие как рабби Хаим из Красне, видят в Шаббате нечто большее, чем один лишь отблеск вечности. Рав Хаим считал Шаббат источником ("мааян") вечности, колодцем, из которого черпает силу небесная сфера и текут живительные потоки Мира грядущего.

Если вы не научитесь наслаждаться Субботой в этом мире, чувствовать ее вкус, предупреждал рабби Шломо из Карлина, если вы не оцените здесь блаженство вечной жизни, то вам не удастся насладиться вечностью и в Мире грядущем. Незавидна участь тех, кто придет в новую реальность без нужного опыта и, возносясь к небесам, окажется не в состоянии узреть красоту Шаббата...".

Хотя еврейская традиция не дает определения концепции вечности, она помогает нам ощутить вкус вечной жизни в границах времени. Вечная жизнь не существует отдельно - она "пускает корни внутри нас" и разрастается вширь. Поэтому Мир грядущий - это не только посмертное состояние человека или новое рождение души после ее отделения от умершего тела. Суть Мира грядущего - в вечности Шаббата. Именно Седьмой день являет нам пример вечности в реальном времени.(2) Седьмой день - это предверие седьмого неба. Он дан нам для предвкушения Мира грядущего: "от хи леолам а-ба"; он - знак вечности.

Рассказывают об одном раввине, который однажды попал во сне на небеса. Ему разрешили войти в райский храм, где величайшие мудрецы Талмуда, танаи, проводили свою вечную жизнь. Они сидели за столами и штудировали Талмуд. Раввин был так разочарован, что горестно воскликнул: "Это и есть рай?!" Небесный голос ответил ему: "Ты ошибаешься. Не танаи сидят в раю, а рай сидит в танаях".

Классическая философия могла бы многому поучиться у Торы. Для философа идея добра является самой высокой и благородной идеей. Но для Торы идея добра - это лишь промежуточный пункт, который не может существовать без святости. Добро - это база, а святость - вершина. О вещах, созданных в шесть дней творения, Б-г говорил, что "это хорошо"; седьмой день Он провозгласил святым.

С точки зрения еврейской традиции, человеческое бытие делится не на разум и материю, а на святость и будничность. Мы слишком долго контактировали с будничным и привыкли думать, что душа - это фантом, в лучшем случае - некая запрограммированная субстанция. Законы Субботы стремятся приблизить тело и разум к святости. Они учат нас, что человек взаимодействует не только с природой, но и с Творцом природы.

Что же такое Шаббат? Это дух в форме времени. Наши тела принадлежат пространству, а наш дух, наши души тянутся к вечности, жаждут святости. Шаббат - это восхождение на вершину. Он дает нам возможность освящать время, возвышать добро до уровня святости, воспринимать святость путем отказа от будничного.

Дух в форме времени, вечности - это абсурд для тех, кто представляет дух как идею, зарождающуюся в человеческом разуме, а Б-га считает вещью среди вещей. Только видя в Б-ге величину, по крайней мере, столь же масштабную, что и вселенная, и признав, что дух - это бесконечный процесс, в котором мы занимаем скромное место, можно понять и ощутить раскрытие духа в определенные моменты времени. Невозможно осознать присутствие вечности в одном-единственном мгновении, не оценив по достоинству грандиозность самого времени. Надо жить и вести себя так, будто судьба всего времени находится во власти одного-единственного мгновения.

Мы привыкли думать, что Земля - это наша мать, что время - деньги, а прибыль - наш лучший друг. Но Седьмой день дает иную схему: Б-г - наш отец, время - это жизнь, а наш лучший друг - дух, духовность.

Есть мир вещей и мир духа. Шаббат - это микрокосм духа, как бы вобравший в себя все элементы макрокосма духа.

Подобно тому, как физический мир не обязан человеку своим существованием - он просто существует, точно так же дух не является порождением человеческого разума. Шаббат свят не по милости человека. Не человек, а Б-г освятил Седьмой день.

Мир был создан за шесть дней Творения, но его выживание зависит от святости Седьмого дня. Велики и грандиозны законы, управляющие природными процессами. Однако без святости не было бы ни величия, ни природы.

Примечания.

1) В книге "Vita Adae et Evae" ("Жизнь Адама и Евы") сказано: "Седьмой день - это знак воскрешения и Мира грядущего", поэтому не должно быть скорби в этот день;

2) В Шаббат, по окончании благословения после еды мы читаем такую молитву: "Пусть Милосердный даст нам в наследие день, который будет целиком Субботним и упокоит нас в жизни вечной". Просьба о вечной жизни не высказывается в будничных молитвах (см. "Кузари", часть III, гл.20). Однако в главной субботней молитве ("амида"), которая произносится четыре раза в этот день, мы читаем такую фразу: "Г-сподь, Б-г наш, дай нам унаследовать Твой святой Шаббат". Возможно, речь идет здесь о Шаббате как синониме Грядущей жизни, ибо земной Шаббат уже и так принадлежит нам.