Ноябрь 2017 / Кислев 5778

ГЛАВА 5. "ТЫ - ОДИН"

ГЛАВА 5. "ТЫ - ОДИН"

chapter5.gif (9054 bytes)

Аллегорическая притча.

Вначале время было единым и вечным. Но такое неделимое, безграничное время не могло сочетаться с пространственным миром. Поэтому время разделилось на семь дней и лишь тогда вступило в тесные отношения с миром пространства. В каждый из первых шести дней Творения возникала новая сфера пространственных объектов и явлений, и лишь в седьмой день ничего не возникло. Шаббат был особым, одиноким днем. Чтобы лучше понять это, приведем притчу о царе, у которого было семь сыновей. Шести из них он завещал свое богатство, а самому младшему, седьмому, передал свой аристократический сан и назначил его своим преемником на трон. Шесть старших сыновей были обычными людьми и быстро нашли себе жен, а сын-аристократ так и остался без спутницы жизни.

Сказал рабби Шимон бен Йохай:

"Когда завершился процесс Творения, Седьмой день взмолился: "Владыка вселенной, все, что Ты создал, существует попарно; каждому дню недели Ты дал партнера; лишь я остался один". Б-г ответил: "Твоим партнером будет община Израиля".

Это обещание не было забыто. "Когда евреи стояли у горы Синай, Г-сподь сказал им: "Помните то, что я сказал Субботе? Община Израиля - твой партнер". И далее произнес: "Помни День субботний, чтобы освящать его" (Шмот 20:8). На иврите слово "лекадеш", освящать, означает также - в понимании Талмуда - посвятить себе женщину, обвенчаться с ней. Поэтому, когда это слово было произнесено на Синае, евреи поняли, что их коллективная судьба - быть женихом священного дня; они получили заповедь, повелевающую им "обручаться" с Субботой.(1)

При всем своем величии Шаббат не самодостаточен. Его духовной сущности требуется присутствие человека. В мире действуют мощные силы притяжения. Шесть будничных дней нуждаются в пространстве. Седьмой день нуждается в человеке. Духу нельзя быть одному, поэтому Израиль стал спутником и помощником Шаббата.

Чтобы понять значение этой новой концепции, надо знать атмосферу той эпохи. Рабби Шимон принадлежал к тому поколению, которое во главе с Бар-Кохбой подняло восстание против власти Рима. Это была последняя отчаянная попытка вернуть национальную независимость и отстроить Храм в Иерусалиме. Израиль без Святилища чувствовал себя одиноким в мире. Восстание было подавлено, и тогда многим стало ясно, что борьбу за свободу не удастся возобновить. Пространственному Святилищу было суждено лежать в руинах многие-многие годы. Но идея рабби Шимона провозглашала, что Израиль не одинок, что он находится в постоянном контакте со святостью и вечностью. Эта связь была установлена еще задолго до начала истории; союз Израиля с Субботой никто не мог расторгнуть. То, что соединил Б-г, невозможно рассоединить.

Вопреки официальной доктрине Рима, обожествлявшей императора, рабби Шимон превозносил самые абстрактные вещи: время, седьмой день. В еврейской традиции изначально заложено отвращение к любому культу личности, к персонификации, но в ее аллегориях персонифицируется мудрость Торы. Отвага рабби Шимона заключалась в том, что он прославлял день, единицу времени, и провозглашал тесный союз между Израилем и Шаббатом.

Концепция рабби Шимона наводит на мысль, что отношения человека с духовной субстанцией неодносторонни, что в них есть взаимность. Шаббат - это не только свод постановлений, состояние души и форма поведения, но и особый процесс, протекающий в мире духа. В истоках времени была изначально заложена тяга Шаббата к человеку.

Благодаря рабби Шимону свет великой идеи отразился в зеркале слова, определяющего судьбу народа и ход истории. Его идея не осталась теорией; она стала открытием, определившим дальнейший ход истории. Укоренившись в еврейской душе, она в течение многих веков находила выражение в его мыслях, песнях и обычаях.

Всего через два поколения после смерти рабби Шимона празднование Седьмого дня приобрело новые интонации. С середины третьего века выдающиеся мудрецы начинают говорить о Шаббате не как о временной абстракции, неуловимой и всегда проносящейся мимо нас, помимо нас. Этот день обрел живую плоть. Когда он наступал, мудрецам казалось, что к ним пришел гость. Но гостю, пришедшему с миром, с дружескими намерениями и уважением к хозяину, надо оказать достойный прием. Рассказывают, что именно в те годы рабби Янай ввел традицию надевать лучшие одежды в канун Субботы и торжественно приветствовать гостя, точнее, гостью из духовного мира: "Приходи, Невеста! Приходи, Невеста".(2) О его современнике рабби Ханине Великом мы знаем, что в пятницу на закате солнца он облачался в красивые одеяния и пускался в пляс. Друзья с изумлением смотрели, как он кружится в танце, восклицая: "Вставай, пойдем встречать царицу Субботу!"(3)

У Шаббата, как и у нашего мира, есть два аспекта. Шаббат важен для человека и важен для Б-га. Он поддерживает связь и с тем, и с Другим, и является знаком заключенного между ними соглашения, Завета. В чем суть этого знака? В том, что Б-г освятил этот день, а человек должен раз за разом повторять это освящение, освящать Шаббат светом своей души. Шаббат удостоился святости от Б-га, по Его великой милости, но он продолжает нуждаться в дополнительной святости, которой его может наделить только человек.

Шаббат значим для Б-га, ибо без него не было бы святости в мире времени. Анализируя стих из Торы "и завершил Б-г в День седьмой работу свою" (Берешит 2:2), мудрецы высказали предположение, что акт Творения происходил и в седьмой день. Мир был бы неполным, если бы шесть дней не увенчались Шаббатом. Эта тема обсуждалась в беседе Генибы и мудрецов.(4) Гениба сказал: "Для сравнения я приведу пример. Некий царь готовил покои для своей невесты; рабочие штукатурили, красили, украшали комнаты. Получилось очень красиво. Но супружеским покоям чего-то не хватало. Чего же? - Самой невесты! Так же и здесь. Чего не хватало вселенной после шести дней Творения? - Шаббата! Мудрецы говорили: "Представь себе царя, заказавшего себе перстень. Чего не хватало этому перстню? Царской печати! Теперь ясно, чего не хватало вселенной. - Конечно, Шаббата".

Шаббат - это невеста, а его встреча похожа на свадьбу.

Мы учим в Мидраше, что Шаббат подобен невесте. Когда невеста идет к своему жениху, она пленительна и нарядна, на ней лучшие украшения, и от нее исходит аромат лучших духов.

Так же и Суббота приходит к евреям в своем лучшем одеянии, прекрасная и благоуханная. В Торе сказано: "А в седьмой день Он прекратил работу и почивал" (Шмот 31:17). И тут же мы читаем: "И дал Он Моше "кехалото". Слово "кехалото" означает - "когда Он закончил", но его можно понять и совсем иначе: "как свою невесту". Отсюда следует, что Шаббат подобен невесте - он, как невеста, прекрасен и сияет украшениями; а еврей с наступлением Шаббата становится похож на жениха - на нем лучшие одежды, и он, как жених на свадьбе, веселится и радуется в День субботний; жених не работает в день своей свадьбы - еврей тоже прекращает работу в Шаббат. Поэтому мудрецы назвали Субботу невестой.

Указание на это сходство мы находим в субботних молитвах.

Во время вечерней молитвы говорят: "Ты освятил День седьмой", имея в виду и обручение невесты с женихом (на иврите "освятить" имеет также значение взять девушку в жены, заключить брак).

В утренней молитве читают: "Возрадовался Моше дарованному уделу" (Шаббату) - точно так же жених радуется своей невесте. В дополнительной молитве (мусаф) упоминаются два жертвенных ягненка, тонкая мука для хлебного дара, смешанная с оливковым маслом, и вино для возлияния на жертвенник. В этом наборе продуктов можно увидеть сходство с угощениями, которые подают на свадебном банкете: мясо, хлеб, вино и растительное масло. И наконец, во время дневной молитвы незадолго до завершения Субботы мы произносим: "Ты - Один", что соответствует завершающей стадии брачной церемонии, когда жених и невеста становятся единой семьей.(5)

Примечания.

1) Предлагаемое здесь толкование носит аллегорический характер. Связь Израиля с Б-гом - это, с одной стороны, исторический факт, а с другой стороны, интимное таинство, как в отношениях между супругами. Рабби Шимон бен Йохай видел в Шаббате магическое свидетельство этой связи. Он говорил: "Все мицвот, все заповеди Всевышний дал евреям публично, открыто - кроме Шаббата, который был дарован наедине, как сказано в Торе: "Между Мною и сынами Израиля это знак для Израиля "ле-олам" (Шмот 31:17). Применительно к связи двух людей, слово "между" означает на иврите близость мужа и жены. Слово "ле-олам" (навечно) написано в этом стихе таким образом, что его можно прочесть с другой огласовкой - "ле-алем", хранить в тайне;

2) См. Вавилонский Талмуд, трактат "Шаббат", 119а. Рабби Янай жил вначале в Сефорисе. Позже мудрецы обнаружили скрытую связь между понятиями Шаббат и невеста в слове "ваикулу" (Берешит 2:1);

3) См. трактат "Шаббат", 119а. Рабби Ханина бен Хама из Сефориса умер около 250 года н.э. В том, что Субботу называют иногда "невестой", а иногда "царицей", нет, конечно, никакого противоречия. Старая еврейская поговорка гласит: "Жених подобен царю". В каббалистической книге "Зоар" сказано: "Суббота - это царица и одновременно невеста". - Но если этот день - невеста, то кто же царь? Мудрецы, которых мы ранее цитировали, не дают ответа на данный вопрос. Рабби Шимон бен Йохай считает, однако, что Суббота - подруга Израиля. Со временем эта мысль приобрела новое значение. Рабби Йоханан, живший в третьем столетии, называет Субботу царицей Б-га. Рабби Йоханан, ученик рабби Ханины Великого и рабби Яная, был выдающимся мудрецом своего поколения; он возглавлял академию в Тверии и умер в 279 году н.э.

Эта метафора была подхвачена и другим выдающимся мудрецом третьего столетия, жившим в Эрец-Исраэль - рабби Леви, учеником и современником рабби Яная. Он так объяснял закон, повелевающий обрезать новорожденных мальчиков только на восьмой день: "Представьте, что царь приезжает в одно из своих владений и объявляет: "Ни один из собравшихся не увидит мое лицо, пока им не откроется вначале лицо моей избранницы". Эта избранница и есть Суббота. Поскольку один из первых семи дней жизни ребенка обязательно выпадает на Шаббат, он, как правило, успевает вступить в завет Шаббата, прежде чем вступит в завет обрезания. В последующие века утвердилась вторая концепция: Суббота - невеста, а Б-г подобен жениху. Шаббат представляет собой союз невесты с ее небесным Супругом. Рабби Давид Абудрахам, живший в испанском городе Севилье около 1340 года, однажды сказал: "Поскольку Суббота и община Израиля - это Невеста, а Б-г - Жених, мы молим Его: "Помоги нам уподобиться Твоей невесте и чтобы Твоя невеста нашла утешение в Тебе, как сказано в (сборнике мидрашей) "Рут раба": "Никто не дает женщине утешение кроме ее мужа".

В том же значении слово "невеста" употребляют и в субботнем гимне "Леха доди". Шаббат - это синоним Шехины, Б-жественного Присутствия в мире. Автор классических комментариев Раши, боясь неправильного понимания этой женской метафоры, пытался лишить ее всякого буквального значения. Он менял род или сам объект метафоры. Рабби Ханина, писал он в талмудическом трактате "Бава кама" (32а), вел себя так, "как будто он шел встречать Царя". Или: "Из любви к Субботе, он называет ее "царицей" (трактат "Шаббат" 119а). Там же Раши утверждает, что рав Нахман бар Ицхак приветствовал Шаббат, "как приветствуют своего учителя". Слово "царь" употреблял и Рамбам.

Первым идею романтической любви и брака в описании отношения Б-га к еврейскому народу ввел пророк Ошеа. По его словам, Б-г обручен со Своим народом и любит его, как муж любит свою жену (3:1). Однако сравнение с любовью жениха к невесте принадлежит не ему, а другому пророку - Ишаягу: "Как радуется жених невесте, так возрадуется тебе Б-г твой" (62:5). Рабби Берахья перечислил десять мест в Торе, где Б-г обращается к Израилю как к невесте.

Эта идея глубоко укоренилась в еврейской душе на протяжении последующих эпох. Она наполнила благочестие возвышенной поэтикой, наиболее ярко проявив себя в величайшей песне любви, какую знало человечество, - в "Песни песней".

"Песнь песней" можно понимать только в одном значении: это диалог между еврейской нацией, невестой Б-га, и Самим Б-гом, ее Возлюбленным. В ней иносказательно изложена вся история Израиля от Исхода из Египта до конца дней, когда придет Машиах.

В Мидраше дарование Торы у горы Синай называется обручением Б-га и Израиля. "И вывел Моше народ из стана навстречу Б-гу (Шмот 19:17). Сказал рабби Йосе на этот стих: "Г-сподь от Синая пришел" (Дварим 33:2), чтобы встретить Израиль, как жених выходит навстречу невесте".

Впрочем, есть существенная разница между тем, как используют метафору невесты мудрецы и как ее приводит пророк Ишаягу. В словах пророка Израиль зовется невестой, и инициатива, внимание целиком исходят от Б-га. А по образному сравнению мудрецов, невестой является не Израиль, а Шаббат; поэтому инициатива и внимание должны исходить от человека;

4) Гениба был современником Аббы Арики, умершего в 247 году;

5) В книге Аль Накава "Менорат а-маор", ч.2, с.191 сказано:

"Шаббат фактически обручен с народом Израиля, и церемония встречи Шаббата похожа на брачную церемонию, особенно в тот момент, когда жених ведет невесту в комнату уединения. Субботу называют также Царицей, потому что она - царская невеста, а все евреи - принцы. Вот почему рабби Ханина восклицал на закате солнца, когда наступал Шаббат: "Пойдемте встречать царицу Субботу!" - ибо принято, чтобы жених шел навстречу своей невесте. Иначе вел себя рабби Янай. Он не призывал идти встречать невесту, а, наоборот, оставался на месте, и когда она приходила, он говорил: "Входи, невеста! Входи невеста!" Именно так после брачной церемонии невеста приходит из дома своего отца в дом жениха".