Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Обратно — к чему?

Обратно — к чему?

«В Теилим мы читаем (18:12): «Правда вырастает из земли». Как же нужно удобрять землю, чтобы на ней выросла правда? — Похороните ложь — и на этом месте вырастет правда».

Р. Ицхак Меир (Гурский рэбе) (1799-1866 гг.)

Сейчас мы не можем не последовать мудрым словам великого еврейского мудреца Гилеля, жившего около двух тысячелетий назад, который призывал жаждущих обрести веру: «Иди и учись». До сих пор мы употребляли слова «Тора», «доктрины Торы», «законы» ит. п., не вдаваясь в значение этих понятий. Пришло время выполнить нашу задачу и дать запоздалые объяснения.

Начнем с того, что слово «Тора» употребляется верующими евреями в двух совершенно разных значениях. Прежде всего, Торой называются первые пять книг Тана-ха, известные как Пятикнижие Моше: Бытие (Берешит), Исход (Шмот), Левит (Ваикра), Числа (Бемидбар) и Второзаконие (Дварим). По сравнению с другими разделами священной еврейской литературы они достаточно хорошо известны.

Во втором значении слово «Тора» употребляется теми немногими евреями, которые верят в Б-га и выполняют Его заповеди. Для них Тора состоит из Письменной Торы (Танаха) и всех авторитетных произведений «Устной» традиции, которые сегодня большей частью существуют в печатном виде. Эта огромная и, как мы впоследствии увидим, иногда с трудом очерчиваемая масса письменных произведений и есть то, что верующие люди называют Торой. В этом значении слово «Тора» используется в нашей книге.

Определение, надо сказать, несколько туманное и порождает новые вопросы. Первый, вероятно, должен звучать так: кто это сказал? Т.е. кто дает определение Торы? Во-вторых, зачем нужна Устная традиция? Почему ее нельзя было записать, когда она прозвучала впервые? В-третьих, не является ли Устная традиция по самой своей сути подверженной ошибкам(вспомните детскую игру в «испорченный телефон»)? Это наводит на четвертый вопрос: до какой степени действительно «священно» все это огромное количество священной литературы? Вся ли она — Слово Б-жие? Священна ли она, непогрешима или что-то похожее на это? В-пятых, кто определяет критерии, по которым какой-либо еврей входит в число носителей традиции, считающейся «авторитетной»? В-шестых, если между работами, имеющими авторитет, и теми, которые не соответствуют этим требованиям, границы столь расплывчаты, как об этом говорилось во введении, то не бросает ли это тень сомнения и на многие из предположительно «авторитетных» доктрин?

(Прошу учесть, что здесь, как и во всей книге, я пытаюсь быть искренним «адвокатом дьявола». Надеюсь, шесть только что перечисленных вопросов дают представление о некоторых сомнениях, возникающих у читателей. И, разумеется, многие из них не будут удовлетворены. Однако невозможно написать книгу об иудаизме, в которой содержался бы ответ на любой вопрос, касающийся веры. Поэтому я прошу читателя, который сочтет мой перечень вопросов «от имени дьявола» недостаточным, тем не менее не обделять вниманием изложенное на следующих страницах. Это, может быть, не совсем то, что прописал пресловутый доктор, но надеюсь, что дальнейшее прольет свет на затронутые проблемы...)

Прежде чем перейти к ответам на поставленные вопросы, необходимо «нарастить мясо» на кости нашего несколько худосочного определения Торы. Письменная Тора (в противоположность Устной Торе, о которой мы поговорим ниже) включает 24 книги Танаха. Она подразделяется на Пятикнижие Моше (собственно Тору), книги Пророков, известные на древнееврейском как Невиим, и произведения, которые на священном языке называются Кетувим. Евреи считают, что первые пять книг Торы — непосредственно Б-жественного происхождения, и поэтому воспринимают современный текст этих книг как непререкаемый; другие книги — Пророки и Писания — также считаются полученными от Б-га, но не таким образом, каким Моше получил первые книги, а благодаря пророчествам или Духу Святости (более низкий, чем пророчество, уровень Б-жественного откровения).

Мы уже перечислили книги собственно Торы. Предлагаем более подробное описание этих и других священных еврейски книг.

Тора

1)    Бытие (Берешит). В книге описана история Творения Мира, жизнь первых людей — Адама, Каина, Эве-ля, Ноаха и т. д.; история патриархов — Авраама, Ицхака, Яакова; переселение семьи Яакова в Египет; смерть Яакова и его благословение детям; смерть Йосефа.

Книга Бытия, как видим, чрезвычайно богата важными сведениями, т.к. дает метафизичскую основу для всей Торы и, по сути, для всего человеческого существования. В повествованиях две доминирующие темы: первая — Б-г — Создатель всего сущего; и вторая — главной целью Создания является то, чтобы человек вел праведную жизнь. Соответственно, в книге Бытия история излагается Б-гом не как сухое, «лишенное ценности» описание случайно связанных событий; она представлена как постоянное стремление людей жить согласно требованиям праведной жизни. Внимание концентрируется не на политических или социальных переворотах, а на том, выполнил ли человек, несмотря на трудности, законы Б-га, как праведник Hoax, патриархи, Йосеф и т. д., или, напротив, нарушил их, как это произошло с Адамом, со строителями Вавилонской башни, Эйсавом и т. д. В книге также рассказано об «избрании Б-гом Авраама и его семени после него» для выполнения уникальной миссии в мировой истории.

2)    Исход (Шмот). Эта книга посвящена истории порабощения евреев в Египте, их чудесному избавлению от рабства, далее повествует о даровании Торы в Синае и немного о скитаниях евреев в пустыне между Египтом и Землей Израиля.

Кроме того, и это очень заметно по сравнению с книгой Бытия, в которой Б-г дает всего лишь несколько наставлений человеку, Исход содержит обширный обзор Б-жественного законодательства и, среди прочих, законы, регламентирующие Песах, Шабат и другие праздники. Всемирно известные Десять Заповедей также включены в книгу Исхода.

Откровение в Синае, как мы уже отмечали раньше, является основополагающей доктриной иудаизма. Именно здесь, в книге Исхода, подробно описывается это внушающее благоговейный трепет историческое событие. Таким образом, XIX глава этой книги — ключевой пункт всей Торы. Как пишет Маймонид в Мишнэ Тора:

«Израиль верил Моше не из-за тех чудес (знамений), что он являл им, ибо вера, основанная на чудесах, наводит на мысль о магии или обмане... Они верили ему в Синае только потому, что своими глазами видели и своими ушами слышали гром и молнию... Мы (еврейский народ) на самом деле слышали голос Б-га... Как сказано в Торе, «лицом к лицу Б-г говорил с тобой». То, что произошло в Синае, стало основой для веры в то, что его (Моше) пророчество вне сомнения. В книге Исхода написано (19:9): «Я приду к тебе в густом облаке, дабы услышал народ, как Я буду говорить с тобою, и будет доверять тебе всегда».1

3)    Левит (Ваикра). Эта книга почти полностью посвящена изложению заповедей и содержит лишь несколько исторических отсуплений. Законы, сформулированные в Левите, определяют порядок жертвоприношений, кашрут, бракосочетания, год шмиты и юбилейный год и т. д.

Вследствие того, что в книге Левит изложены сложные законы предписанной Б-гом системы храмового служения, она мало подходит для легкого развлекательного чтения. Эта сложность, наряду с важностью утверждения, что Б-г придает большое значение жертвоприношениям, благовониям, алтарям, священникам и пр., способствовало тому, что в последние столетия книга Левит не была особенно популярна. Протестанты не находят в ней ничего об оправдании верой, католики считают, что она является воплощением ветхозаветной законности, а секуляристы, под влиянием убивающего мысль двухсотлетнего прогрессивистского простодушия, находят ее крайне устаревшей. Этот враждебный духу Торы интеллектуальный климат полонил умы еврейских сторонников ассимиляции, и, стремясь угодить всем, кроме Б-га, они десятилетиями пытались лишить книгу Левит ее религиозного значения. Но их жалкие попытки, безусловно, тщетны. Эта книга остается неотъемлемой частью Б-жественного Откровения, несмотря на неприятие ее поверхностными умами последователей философии Просвещения.

Конечно, настоящие ученые (в отличие от идеологов, которые пытаются лепить человека в соответствии со своими концепциями), даже если они придерживаются психологии Юнга, понимают вечное значение ритуалов и символов для психологии человека. Огонь и благовония, священническое облачение, алтарь и жертва всегда были для человечества чрезвычайно ясным способом общения с Б-гом. Следовательно, законодательная система Левита и есть источник его величия, а богатая палитра его обрядов — убедительное свидетельство общения человека с Б-гом.

Левит, однако, нечто гораздо большее, чем культовый символ. Он — Слово Б-га. Другими словами, Б-г наделил священнодействия неким значением, которое включает спасение души каждого отдельного еврея, искупление еврейской нации в целом, духовное состояние мира и (если хотите, заимствуем термин из мистической литературы) гармонию космоса. Одна из основных доктрин иудаизма Торы состоит в том, что Б-г предписал определенные ритуалы, которые нужно выполнять в точности для того, чтобы они возымели действие. Левит — пример этой доктрины.

4)    Числа (Бемидбар). Эта книга повествует о дальнейшем пути евреев в Израиль, детально описывает события, которые ознаменовали этот период; наказание Мириам, клевету разведчиков, грех Кораха, смерть Аарона, историю Балака и многое другое. Включены также новые законы, среди них правила назирута, заповеди цицит и законы обетов. О книге Чисел трудно говорить в общем, т. к. она охватывает широкий круг вопросов.

5)    Второзаконие (Дварим). Она состоит в основном из речей, которые Моше произнес незадолго до вступления евреев в Святую Землю. Книга Второзакония дает также обзор многих важных еврейских законов, предписанных Б-гом в других книгах Торы. Моше призывает народ сохранять верность Б-гу и Его Торе, несмотря на любые трудности, которые могут возникнуть в будущем. Смерть Моше накануне вступления в Обетованную Землю заканчивает эту последнюю часть Пятикнижия.

Пророки — Невиим

1)    Иеошуа бин Нун (Иисус Навин). Здесь излагается история вступления евреев в Святую Землю, описывается ее завоевание и окончательный раздел.

2)    Шофтим (Судьи). Повествование о жизни еврейского народа в период безвластия до установления монархии.

3)    Шмуэль (Самуил). две книги. Подробный рассказ о жизни пророка Шмуэля и установлении под его покровительством царской власти до конца правления царя Давида.

4)    Мелахим (Цари). две книги. Они посвящены истории евреев от смерти царя Давида до разрушения Первого Храма.

5)    Иешаяу (Исайя). Книга пророка, жившего в иудейском царстве в период его процветания. Содержит как краткосрочные, так и долгосрочные пророчества Исайи, относящиеся ко всей истории еврейского народа.

6)    Ирмеяу (Иеремия). Это запись пророчеств Иеремии, который жил в последние дни существования иудейского царства и предрек разрушение Первого Храма.

7)    Ехезкель (Иезекиль). Слова Б-жественных посланий, полученных этим пророком во время Вавилонского изгнания.

8)    Трей-Асар (Малые пророки). Все эти пророки жили во время Первого Храма, за исключением последних трех, которые пророчествовали в период Вавилонского плена и последующего возвращения евреев на родину. Их имена: Ошеа, Иоэль, Амос, Овадия, Иона, Миха, Нахум, Хавакук, Цефания, Хаги, Зехария и Малахи.

Писания — Кетувим

1)    Теилим (Псалмы) — Б-жественные гимны.

2)    Мишлей (Притчи) — аформизмы о преимуществах Б-гобоязненной жизни.

3)    Иов — рассказ об испытаниях, выпавших на долю праведника Иова.

4)    Эйха (Плач Иеремии) — книга печали и горестных стенаний, плач о разрушении Первого Храма в Иерусалиме.

5)    Коэлет (Экклезиаст) — размышления о тщете жизни, лишенной Б-жественного Откровения.

6)    Эстер (Эсфирь) — известная история о чудовищном замысле Амана уничтожить евреев Персии.

7)    Даниэль (Даниил) — историческое и пророческое повествование о жизни праведника Даниэля во время Вавилонского изгнания.

8)    Эзра — история возвращения евреев в Израиль из Вавилона и строительство нового Храма.

9)    Нехемия — возрождение еврейского народа в первые дни после возвращения из Вавилона.

10)   Диврей аямим (Паралипоменон), две книги — краткое изложение различных событий еврейской истории вплоть до изгнания.

Сделав этот безусловно слишком краткий обзор Письменной Торы, мы можем перейти к вопросам, упомянутым прежде, и тем, которые возникли по ходу обзора. Точная природа Писания неизвестна и непознаваема для смертных, но вот в чем уверено большинство евреев: Тора, которая есть у нас сегодня, это та самая Тора, которую даровал нам Б-г, и Моше прилежно записал Слова Б-га, непосредственно сообщенные ему. На основании этой доктрины евреи всегда рассматривали первые пять книг Писания как равно священные произведения бесконечной Мудрости Б-га. Рамбам писал:

«Воистину, в каждой букве Торы живут мудрость и достойная восхищения истина для того, кому Б-г даровал понимание. Нельзя постичь границы ее мудрости. Она больше, чем земля, и просторнее, чем море».2 Непоколебимая уверенность евреев в Б-жественном происхождении Торы опирается на традицию, веру и эмпирическую оценку фактов. Самый убедительный аргумент, связанный с традицией, обычно ассоциируется с упомянутым выше трудом Иеуды Алеви Кузари. Вера доступна любой еврейской душе, которая стремится к ней поистине. Стало быть, нам остается рассмотреть эмпирические факты, относящиеся к этой проблеме в том состоянии, в каком они находятся в настоящее время.

Область изучения священных книг сложна беспредельно. Скороспелые догмы, созданные критиками Писания в девятнадцатом веке, больше не вызывают уважения в научных кругах. Полемический подход «отца» Высокой Критики Юлиуса Вельхаузена (1844-1918 гг.) окончательно дискредитировал себя. Его бездоказательная интерпретация событий древней истории на основании предварительных идеологических заключений в духе эволюционного утопизма выглядит сегодня карикатурой на подлинные исследования текста Писания. Вот что писал раби Дж. Г. Герц об опрометчивой самонадеянности сторонников концепции Вельхаузена:

«Вряд ли помышляли они... о том, что... в области изучения Писания будут в конце концов сделаны новые открытия, которые расшатают фундамент гипотез Вельхаузена и с полной определенностью объявят его предположения ненаучными и устаревшими».3

Не вдаваясь в научные подробности, вкратце сообщу читателям, что Высокая Критика с ее предполагаемым обилием авторов Торы не устояла перед добросовестными документальными исследованиями. Мы уже упоминали работы (вышедшие в свет на английском языке) Умберто Кассуто4 и Ехезкеля Кауфмана,5 которые наголову разбили доводы Высокой Критики. Работа Кассуто более соответствует еврейской традиции, чем книга Кауфманна, но оба ученые полностью отвергают выводы и методологию критической теории. Однако ни один из них не соглашается с тем, что Тора записана Моше. Главное достижение этих ученых в том, что, продемонстрировав ошибочные теории, они открыли эту область для других исследователей, признающих Б-жественное происхождение Торы.

Великолепным введением в мир изучения священных книг стали труды раби Макса Капустина,6 раби Эммануэля Фельдмана,7 раби Луиса Рабиновича8 и Стивена Шоу.9 Элиу Шац также написал прекрасную книгу, которая называется Доказательство точности Писания.10 К сожалению, одна из классических работ в этой области, труд немецкого раби Давида Хофмана, еще не переведен на английский язык. Он дал комментарии к книгам Ваикра и Дварим, посвятив их опровержению теорий школы Вельхаузена.11

Критика Писания расцвела в ту эпоху, когда в европейской научной общественности принято было сначала делать выводы, а потом подстраивать под них доказательства. Результаты и ошибки гегельянского эволюционного имманентизма, который дал толчок критической теории, изучались многими специалистами.12 Для себя нам достаточно отметить, что строго научному и непредвзятому взгляду открывается много доказательств истинности авторства Моше. Это прекрасно дополняет аргументы «традиции», представленные Кузари, и озаряющую интуицию веры. Вот как резюмировал эту проблему раби Герц:

«И мы, потомки тех, кто стоял у подножия Синая, будем продолжать благословлять Того, Кто является истинным Б-гом, Чей Закон есть истинный Закон, Чьи пророки — истинные пророки, и дела добра и истины Которого неисчислимы. Мы будем по-прежнему высоко поднимать Книгу Торы и восклицать: «Вот Закон, который Моше дал детям Израиля по повелению Ашема. Мы будем продолжать воспевать: «Истинную Тору Б-г даровал Своему народу руками Моше, Своего верного слуги».13

Что касается Пророков и более поздних произведений, оставим в стороне вопрос об их авторстве до того момента, как мы вкратце определим основные особенности Устной Торы, ибо именно она фактически канонизировала Пророков и Писания. Основа Устной Торы — Мишна — была впервые записана и отредактирована раби Иеудой Анаси и его учениками во II в. н. э. Она состояла из законов, передаваемых из поколения в поколение раввинскими авторитетами. Хотя основная часть мишнаитских законов возникла в Синайской древности, цитируемые авторы делятся на две группы: Мужи Великого Собрания и танаим (учителя), деятельность которых охватывает период в несколько сот лет до и после начала общей эры. Мишна делится на шесть отделов (седарим), которые подразделяются на 63 трактата (масехтот):

1)    Зераим (Посевы) рассказывает о законах обработки земли и о плодах земли.

2)    Моэд (Праздники) посвящен законам, регулирующим шабат, праздники и посты.

3)    Нашим (Женщины) разъясняет все аспекты семейного права (брак, развод и т. д.).

4)    Незиким (Убытки) состоит из свода гражданских и уголовных законов.

5)    Кодашим (Священные предметы) содержит сведения о Храме и системе жертвоприношений.

6)    Теарот (Чистоты) говорит о ритуальных состояниях чистоты и осквернения.

Раби Давид Хофман, рассказывая о происхождении Мишны, пишет:

«Слово Танаха, прочитанное в книге, и поучения, услышанные из уст мудрецов, являются для израэлита двумя источниками, из которых он черпает мудрость Торы, полученной Моше от Б-га на Синае. Тора ецина, хотя источник ее двойной; поучение, которое идет к нам от Мишны мудрецов, того же происхождения и возникло тогда же, когда и учение, полученное путем истолкования письменного слова: все дал один Б-г и обо всем возвестил один и тот же пророк. Слецовательно, когда мы говорим о Письменном и Устном Законах, мы имеем в виду один и тот же Закон Б-га, полученный частично от Б-жественного Слова, изложенного письменно, и частично из авторитетных утверждений учителей традиции».14

Тот факт, что большинство законов Мишны восходит к древним временам, в достаточной мере подтверждается обширной работой о Торе Дорот аришоним раби Ицхака Алеви, который жил в Германии в начале века.15 Однако большую часть главных выводов Алеви можно найти в классической работе раби Авигдора Миллера Народ Торы

Но существуют некоторые мишнаитские законы, установленные самими мудрецами. Правомочность этих законов покоится на стихах книги Дварим, которые так важны для понимания всей концепции Устной Торы, и на авторитете духовных лидеров каждого поколения. Цитируемый полностью отрывок из Дварим гласит:

«Если непостижимо будет для тебя дело для разбора между кровью и кровью, между тяжбой и тяжбою, между язвой и язвою, по делам (вообще) спорным в твоих вратах, то встань и взойди на место, которое изберет Ашем, твой Б-г; и приди к коэнам и левитам и к судье, который будет в те дни, и расспроси, и скажут они тебе судебное решение. И поступи по слову, какое они скажут тебе с того места, которое изберет Ашем; и бережно исполняй все, как они укажут тебе. По закону, которому они научат тебя, и по суждению, которое они изрекут тебе, поступи; не уклоняйся от слова, которое они скажут тебе, ни вправо, ни влево. А человек, который поступит дерзко, не слушающий коэна, стоящего для служения там Ашему, твоему Б-гу, или судьи, да умрет тот человек; и искорени зло в Израиле. И весь народ услышит и убоится, и не будет впредь дерзко поступать».17

Доктрина выражена ясно. Решающее слово в религиозных вопросах принадлежит признанным лидерам народа, будь то коэны, левиты или просто раввины. Потребность в существовании непререкаемого авторитета по вопросам веры обоснована в анонимном комментарии к заповедям Торы Сэфер ахинух. Автор этого труда пишет:

«Среди объяснений этой заповеди (не отступать от слов мудрецов), есть и такое. Поскольку мнения людей так различны и мнения многих людей никоим образом невозможно примирить и (так как) Ашем знал, что если дать каждому человеку возможность истолковывать Тору согласно его пониманию, тогда каждый разъяснил бы Тору в соответствии со своим пониманием, и разногласия возникли бы в Израиле по поводу значения заповедей (и способа их исполнения), и эти разногласия привели бы к тому, что вместо одной Торы стало бы много разных Тор; поэтому наш Б-г, Который является Господином всей мудрости, сделал нашу Тору совершенной, истинной Торой, и этой заповедью повелел нам поступать согласно истинным предписаниям, переданным по традиции от наших древних мудрецов. И (подобно этому) во всех и каждом поколении мы должны выслушивать мудрецов и принимать их слова... Наша традиция говорит нам, что слова Торы: «...не уклоняйся от слова, которое они скажут тебе, ни вправо, ни влево» означают: если мудрецы сказали, что правое это левое, а левое это правое, мы не должны отклоняться от их слов; это значит, что если бы они ошиблись в одном из своих решений, не пристало нам не подчиняться им, но мы должны поступать в соответствии с их ошибкой, (ибо) лучше стерпеть одну ошибку при условии, что все дела постоянно решаются справедливо, чем допустить, чтобы каждый устанавливал свои собственные ритуалы, ибо это приведет в итоге к разрушению веры, полной разобщенности людей и окончательному уничтожению народа».18

Мудрость Создателя, Который поставил мудрецов Торы в качестве законных хранителей традиции, была бережно пронесена через всю еврейскую историю. Время от времени появлялись группы еретиков и фанатиков, отвергавших святость Талмуда, справедливость рав-винистической традиции и призывавших вернуться к «чистому первозданному» иудаизму. Среди них были караимы VIII-IХ вв. в Вавилоне и более умеренные германские «реформаторы» XIX века. Но постепенно эти еретические движения растворились в религиозном нигилизме, т.к. субъективное истолкование истины, которое проповедывали их лидеры, приводит к полной идеологической неразберихе.

Караимы после двух веков споров и пререканий между собой относительно точной природы их «очищенного» иудаизма распались на десятки враждующих сект; некоторые из них существуют и по сей день, влача жалкое существование и насчитывая не более нескольких тысяч человек в Израиле и Турции. «Реформистский» иудаизм — другой печальный пример еретической секты, предлагающей столько различных версий истины, сколько у нее идеологий. Несмотря на довольно большое числе последователей, особенно в Америке, это движение не имеет будущего, т. к. его адепты по существу абсолютно безразличны к той полной мешанине доктрин, которую им преподносят. Ряды «реформаторов» постоянно уменьшаются в результате объединенных усилий ассимиляции и смешанных браков, и это закономерный печальный итог попыток вернуться к «чистому» иудаизму.

Как указывал автор Сэфер ахинух еще в XIII веке, религия должна иметь духовную элиту, чтобы сохранить свою жизнеспособность, решать спорные вопросы и издавать законы. Метод и принципы толкования Торы, на основании которых духовные лидеры каждого поколения должны принимать решения, четко изложен в самой традиции. Это Б-жественное установление, дающее мудрецам Торы право постигать и разъяснять значение Его Откровения. Раби Авигдор Миллер в своей книге подчеркивает:

«Необходимо, чтобы мудрецы выполняли свой долг по установлению истины в полную меру своих возможностей, в соответствии с законами, предписанными Торой, внимательно расследуя дела, обдумывая их, обсуждая, получая информацию от людей, знакомых с сутью проблемы, подчиняясь большинству и т.д. И тогда решения мудрецов становятся Торой».*19

А раби Шимшон Рафаэль Гирш, страстный борец с реформистской ересью, так объясняет серьезность данной проблемы:

«Будьте (также) точны в выполнении того, что в соответствии с Б-жественно предначертанным долгом предписали авторитеты Израиля, которых Б-г назначил представителями закона. Они знают жизнь глубоко; и благородно и величественно выполняют они свою возвышенную задачу.

Если кто-либо в силу собственной предрасположенности или своевольного решения отвергает авторитет наших мудрецов и вместе с этим все то, что подпадает под определение Устного Закона, он тотчас же исключает себя из братства Израилева».20

«Исключение из братства Израилева» это суровые слова, но если вдуматься в них, вполне обоснованные. Ибо не может быть ни «израильского братства», ни еврейского народа, ни прочной веры, если не соблюдают заповедь из книги Дварим, касающуюся подчинения лидерам Торы. Игнорирование этой заповеди всегда было одной из главных ошибок еврейских еретических сект. Отвергая Б-жественно установленную систему законодательства Торы, сектанты не только отвергали Слово Создателя, но при этом сеяли семена раздора в своей среде.

Описывая ситуацию анархии в стане «реформаторов», Энциклопедия иудаики21 констатирует:

«Раздираемый распрями «реформистский» иудаизм оказался перед проблемой, которая так и осталась не решенной с начала движения: вопрос о религиозной власти и установлении пределов этой власти. Судя по всему любое решение проблемы будет иметь локальный характер».**

И, разумеется, любой локальный еврейский авторитет будет скорее соответствовать природе сектанства, чем авторитет подлинный. Для всех, кто отвергает Б-же-ственное предписание Дварим (гл. 17), проблема остается неразрешимой.

Мишна уже сформировалась окончательно, когда еврейский народ был переселен на землю Вавилонии. В это время его духовными центрами стали знаменитые ешивы Суры и Пумбедиты. Именно здесь и в других школах Торы на всей территории новой родины еврейские мудрецы начали сосредоточенно изучать мишнаитские законы, объясняя их, интерпретируя и иногда отдавая приоритет одному из приводимых в Миилне мнений. В результате этой титанической работы, которой посвятили себя сотни еврейских мудрецов Вавилона и Эрец Исраэль и которая продолжалась в течение трех столетий (с 200 по 500 г. и. э.), был создан гигантский систематизированный свод Устной Торы. Окончательная его редакция принадлежит великому раву Аши и его ученику Равине. Эта огромная работа, в современных изданиях имеющая вид двадцати фолиантов, получила название Вавилонского Талмуда, а ее составители известны как амораи.***

Талмуд, или, как его еще называют, Гемара, содержит нечто большее, чем просто кодификацию и разъяснение еврейского закона. В нем обсуждаются многие насущные проблемы, включая философские, исторические, этические, и даже затронуты некоторые вопросы медицины, зоологии и других, казалось бы, мирских наук. Для того, кто пытается серьезно постичь Тору, Талмуд представляет особенно большой интерес, ибо дарованный Б-гом иудаизм Торы был и остается иудаизмом, сведенным в систему талмудических законов.

Раскрытие Устной Торы не прекратилось с окончательным завершением Талмуда. В каждом последующем поколении духовные лидеры еврейского народа продолжали исследовать и изучать неисчерпаемые глубины Письменной и Устной традиции. Этот процесс бесконечен. Когда и где бы ни находились мудрецы Торы, они неизменно заняты разъяснением Б-жественного Откровения. Неоспоримость их подчас разнообразных мнений зависит от того, насколько их взгляды соответствуют духу и букве Торы. Немаловажны и такие факторы, как большинство голосов, уровень эрудиции и т. п. Безусловно, эта традиция не всегда так точна, как хотелось бы. Временами возникают существенные разногласия по некоторым вопросам. Но нельзя забывать, что до тех пор пока человек, подчиняясь авторитету мудрецов, следует заповедям Письменной и Устной Торы, он остается приверженцем иудаизма.

Вопиющей нелепостью является смехотворный аргумент «реформаторов», что поскольку иудаизм допускает различные мнения, их идеология тоже имеет право на существование. Отвергая авторитет Устной Торы и обязательность ее законоположений, а впоследствии отрицая законность Танаха, идеология «реформаторов» представляет собой не «особое мнение» в рамках иудаизма Торы, а полное отрицание основных принципов этой религии.

Давайте сейчас вкратце рассмотрим развитие подлинной традиции Торы с момента завершения Талмуда до настоящего времени. Составив Талмуд, несколько поколений еврейских ученых Вавилона, известных как Рабанан савораим**** продолжали редактировать его содержание и комментировать тексты. Они работали в условиях враждебных преследований со стороны кровавой секты магов (волхвов), захлестнувших Вавилон. Однако к 609 году н. э. несчастья миновали, и община Торы вновь стала процветать. Духовные лидеры евреев того времени назывались гаонами (великими).

Уровень изучения Торы гаонами достиг невероятных высот в этот период, который продолжался с начала седьмого века до конца десятого, когда центр иудаизма переместился из Вавилонии в Испанию. Настал золотой век Торы, расцвет духовной активности испанских евреев, закончившийся с их изгнанием в 1492 году. Но покинув землю Испании, иудаизм Торы возродился в Центральной, а затем в Восточной Европе. В средние века, несмотря на враждебное окружение христианского мира, иудаизм процветал, и этот расцвет продолжался до XVIII века, когда внутри него начали возникать различные еретические течения. Их растлевающее влияние распространилось среди еврейского населения Европы, что в итоге привело еврея XX в. к религиозной апатии, в которой он пребывает до сих пор, даже не подозревая о том, что ради призрачных догм секуляризма он отказался от гармоничного мира Мишны и Талмуда.

В середине XVI века в духовной жизни еврейского народа произошло важное событие: святой мудрец Йосеф Каро из Цфата написал классическую работу Шулхан арух (Накрытый стол) — кодекс еврейского закона. Основанный на двух более ранних работах — Мишнэ Тора великого раби Моше бен Маймона и Арбаа турим раби Яакова бен Ашера — знаменитый кодекс раби Каро систематизировал все законы иудаизма, не потерявшие практического значения в эпоху галута. Этот труд приобрел всемирную известность и только между 1569 и 1600 годами переиздавался восемь раз. Он стал безоговорочно признанным справочником по еврейскому закону и остается таковым по сей день. К счастью для англоязычных читателей, мы имеем перевод этой книги на английский язык в сокращенном, но достаточно авторитетном варианте, о котором подробно будет сказано в пятой главе.

Таково общее состояние Устной Торы, хранимой еврейским народом. Сейчас настало время обратиться к вопросу о подлинности последних книг Танаха, традиционный взгляд на Б-жественное происхождение которых не подлежал сомнению в древности. Эта традиция передавалась из поколения в поколение, как и подавляющее большинство мишнаитских законов. Во время систематической кодификации Мишны мудрецы того времени — Мужи Великого Собрания — официально провозгласили то, что было общеизвестно: пророческие книги — Б-жественного происхождения и должны быть канонизированы. Их решения по этому вопросу были исключительно авторитетны, так как основывались на власти, данной им Б-гом Дварим 17:21).

Теперь мы можем сжато ответить на вопросы, заданные в начале главы.

1)    Термин «Тора», используемый для обозначения всей массы священной литературы, применяется в соответствии с установлением Б-га (Дварим гл. 17), которым Он наделяет мудрецов Б-жественной властью.

2)    Потребность в двойной Торе, объединяющей Письменную и Устную, соответствует желанию Создателя. Этот путь Он избрал для того, чтобы явить Свою Волю еврейскому народу. О причинах такого Его решения можно только догадываться. Однако законность Устной Торы и обязательность ее для исполнения не подлежит обсуждению.

3) и 4)   Возможность наличия ошибок в Устном Законе это вопрос, по которому мнения ученых знатоков Торы разделяются. Но мы можем быть полностью уверены в следующем: передача Торы осуществлялась так, что практически исключала вероятность ошибок. Ученые люди в каждом поколении оберегали наследие, завещанное им более древними мудрецами, и обогащали его благодаря своему непостижимому проникновению в бездонные глубины мудрости Торы и сверхчеловеческому уровню набожности. И независимо от того, лишены документы Устной Торы ошибок или нет, они признаются авторитетными и обязательными для исполнения всеми верующими евреями.22

5)    Критерии, согласно которым еврей может заниматься авторитетным толкованием талмудических текстов, устанавливаются традицией, идущей от Синая.23

6)    Действительно, многие законы могут трактоваться по-разному. Ключевое положение иудаизма заключается не в том, что евреи должны поступать во всех случаях на 100% одинаково, а в их обязательстве следовать авторитетным указаниям мудрецов своего времени и прежних эпох. Если речь идет об обычаях, относительно которых нет конкретных указаний Торы или в трактовке которых существует законное расхождение во мнениях, еврей должен обратиться к своему раву: основы веры и практики иудаизма требуют строго подчинения законам Торы.

Таким образом, установлены прочные и неизменные границы, в пределах которых возможны поступки, отражающие индивидуальность еврея. Всевышний, с Его непостижимым для человеческого ума пониманием культурных, психологических и эмоциональных различий между евреями, создал Тору так, чтобы обеспечить большой простор в действиях и терпимость при условии неколебимости соблюдения закона.

На этом заканчивается наш краткий обзор содержания дарованной Б-гом Торы.

Танах, Мншна, Талмуд и Мндраш — основные книги иудазима. Изучение их — одна из главных религиозных обязанностей евреев. Провести несколько плодотворных часов, погрузившись в чтение этих сочинений — истинная радость и смысл жизни настоящего еврея. И повсюду каждый день произносят евреи в своих молитвах слова:

«Вечной любовью возлюбил Ты Свой народ, Дом Израиля, Торе и заповедям, законам и указам Ты научил нас: поэтому, Ашем, Б-г наш, когда ложимся мы и когда встаем, мы будем размышлять над Твоими законами и наслаждаться словами Твоей Торы и Твоими заветами всегда, ибо они — наша жизнь и продление наших дней и о них мы будем размышлять день и ночь. Да не лишишь Ты нас Своей Любви. Благословен Ты, Ашем, возлюбивший Свой народ Израиля».24

Изучение Торы, помимо того, что это кровь нашего народа, является еще и выполнением важнейших заповедей, ибо Б-г такими словами повелел еврейскому народу:25

«Да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, в твоем сердце. И тверди их своим детям, и говори о них, сидя в своем доме, и идя дорогою, ложась и вставая» (Дварим 6:6-7).

В основном мы ответили на вопрос «обратно к чему» — обратно к Торе, к знанию и пониманию составляющих ее книг. Однако Тора это больше, чем просто система законов: она содержит и основополагающие концепции еврейской религии. В отличие от бездумно скомпилированных фактов и извращенных положений «реформистов» иудаизм действительно обладает Б-годанными первоосновами. В священных книгах ясно изложены основы веры, которые безоговорочно признаются всеми авторитетами Торы. Время от времени еврейские мудрецы кодифицируют эти первоосновы — достаточно вспомнить имена раби Йосефа Альбо и раби Хасдая Крескаса.

Но наиболее известна из этих кодификаций та, которая принадлежит раби Моше Маймониду.

Широко известный и в нееврейском мире своими выдающимися работами в области религиозной философии, Маймонид был одним из величайших талмудистов в истории своего народа. Родившийся в 1135 году в Кордове (Испания), Рамбам, как его называют по начальным буквам имени, прославился и уникальными познаниями в Торе, и энциклопедической научной эрудицией. Еще ребенком покинув Испанию, он в конце концов поселился в Египте, где занимал пост главного врача при дворе великого визиря, был равом еврейской общины и снискал славу известного писателя. В своем комментарии к Мишне он сформулировал тринадцать основных принципов иудаизма. Позднее в переложении анонимного автора они дополнили утреннюю службу как «Тринадцать принципов веры»:

1)    Я верю совершенной верой, что Создатель, да будет благословенно Имя Его, является Творцом и Правителем всего сущего, и что Он один создал, созидает и всегда будет создавать все.

2)    Я верю совершенной верой, что Создатель, да будет благословенно Имя Его, един и нет единства подобного Ему, и что Он один был, есть и всегда будет нашим Б-гом.

3)    Я верю совершенной верой, что Создатель, да будет благословенно Имя Его, не является физическим телом и что никакие телесные атрибуты не применимы к Нему и не существует ничего, что можно было бы как-то сравнить с Ним.

4)    Я верю совершенной верой, что Создатель, да будет благословенно Имя Его, был первым и будет последним.

5)    Я верю совершенной верой, что Создатель, да будет благословенно Имя Его, является единственным, Кому подобает приносить молитву и что мы не должны молиться никому больше.

6)    Я верю совершенной верой, что все слова пророков истинны.

7)    Я верю совершенной верой, что пророчество Моше Рабейну, да упокоится он в мире, было истинным, что он был отцом всех пророков как тех, кто был до него, так и тех, кто был после него.

8)    Я верю совершенной верой, что вся Тора, которая сейчас есть у нас, это та Тора, которая была получена Моше Рабейну, да упокоится он в мире.

9)    Я верю совершенной верой, что эта Тора не будет изменена, что не будет никакой другой Торы, данной Создателем, да будет благословенно Имя Его.

10)    Я верю совершенной верой, что Создатель знает обо всех поступках и мыслях людей, как написано: «Это Он, Кто создает сердца их всех; Он, Кто понимает все их деяния»?

11)    Я верю совершенной верой, что Создатель вознаграждает тех, кто соблюдает Его заповеди и карает тех, кто их нарушает.

12)    Я верю совершенной верой в пришествие Машиаха, и, хотя он может медлить, я каждый день жду его пришествия.

13)    Я верю совершенной верой, что однажды настанет воскрешение мертвых, когда будет на то воля Создателя, да будет благословенно и превозносимо Имя Его вечно.

В кодексе законов Мишнэ Тора Рамбам формулирует подлинную суть мессианской эры:

«Царь Машиах появится в будущем и возродит царство Давида в его прежнем величии, он построит Храм и воссоединит Израиль; и все древние законы снова войдут в силу: будут приноситься жертвы, и годы шмиты и юбилейные годы будут соблюдаться, как предписано Законом. Всякий, кто не верит в него или не надеется на его приход, выказывает недостаток веры не только в пророков, но и в Закон, ибо Закон свидетельствует о нем: «И Ашем, ваш Б-г вновь вернет вас из вашего плена, явит вам милость и вновь соберет вас и т. д.»; «Даже если будете изгнаны до края небес, и оттуда Ашем соберет вас и т. д.»27

Вера в наступление золотого века, когда Б-г наконец опустит занавес истории, всегда была фундаментом бытия еврейского народа. В отличие от учений первых гностиков и их современных последователей — секулярных утопистов различных идеологий — евреи никогда не верили, что человечество сможет достичь его самостоятельно, но только благодаря направляемой свыше цепи чудесных событий, которые должны предшествовать появлению Машиаха. Именно эта вера в конечное искупление мира поддерживала еврейский народ в темной ночи галута. Основа иудаизма, источник надежды и мужества евреев во все века, эта концепция никогда не подвергалась сомнению до возникновения «реформистских» ересей прошлого века. И наряду с верой в приход Машиаха в сердцах евреев живет такая же твердая вера в будущее воскрешение мертвых. Она-то и помогает им ожидать наступление того дня, о котором пророчествовало Писание:

«И скажут в тот день: «О чудо, это наш Б-г, от Которого мы ждем, что Он спасет нас, это Ашем, Которого мы ждали — возрадуемся и будем счастливы с Его спасением».28

* Курсив раби Миллера. Его слова «становятся Торой» означают в контексте данной книги — «становятся Устной Торой».

** Читателю будет небезынтересно перечитать слова из Сэфер ахинух на стр. 167 и сравнить его удивительно точные предсказания с исторической реальностью.

*** Дословно: те, кто говорит, сказители.

**** Дословно: раввины, которые объясняют.