Ноябрь 2017 / Кислев 5778

РАЗДЕЛ 4 Черта оседлости 1820-1880

РАЗДЕЛ 4 Черта оседлости 1820-1880

РУССКИЕ ПРИТЕСНЕНИЯ ПРИ ЦАРЯХ - Царь Александр I

В начале 19 века большинство евреев мира жили в царской России, которая всегда относилась к ним как к чуждому элементу и не хотела их в своих границах. И пока в 18 веке вирус империализма не поразил царей, в «матери России» было немного евреев.1 Но первый раздел Польши в 1772 году прибавил к России 600 ООО евреев Литвы и Восточной Польши, что русское правительство немедленно стало рассматривать как «еврейскую проблему». Второй раздел Польши в 1793 году увеличил число евреев в России на 400 ООО, а третий раздел через два года - еще на 250 000. Так под царским контролем к 1800 году оказались 1 350 000 евреев. А после наполеоновских войн с их политическими и территориальными переделами Европы царь оказался «счастливым» обладателем почти 1 500 000 евреев. Хотя большинство из них доказало свою лояльность во время вторжения войск Наполеона, царь был убежден, что евреи отвратительны, нелояльны и бесполезны. Он и его последователи хотели решить «еврейскую проблему».

Александр Павлович, царь Александр 1унаследовал трон Романовых в 1801 году. «В современной истории мало таких трагических фигур, как царь Александр I, - пишет Энциклопедия Британика. - Начало его правления вселяло блестящие надежды, но в итоге он оставил России ужасное наследство. Тиранию поддерживали шпионы и секретная полиция. Преемственность правления была не обеспечена; армия неэффективна. Жаждущей свободы Польше царь обещал ее и не дал. Образовательную систему разлагало официальное лицемерие. Мораль в церкви ничего не значила, она предоставляла маесам лишь ортодоксию и церемонии ритуалов. Экономика и финансовые отношения с трудом восстанавливались из руин; и плюс ко всему крепостное право».4

Такова была общая ситуация в России, но еще хуже было евреям. Деспот, который правил кнутом и мечом, Александр I был антисемитом, стремящимся раздавить своих новых еврейских вассалов. В 1795 году при правлении Павла I вдоль западных границ России, где располагались области, населенные евреями, была введена черта оседлости.5 Она указывала, где позволено жить евреям. В 1812 году Александр I завершил формирование ее границ, они включали 25 западных провинций, от Балтики до Черного моря. В нее входила большая часть восточной Польши, Литвы, Белоруссии, Украины, Крыма и Бесарабии. Евреям не разрешалось выезжать за пределы «черты» без правительственного разрешения.

В 1804 году царь издал новые декреты, ограничивающие еврейское население, их проживание и работу в определенных местах внутри самой «черты». Кроме того, им запрещалось продавать спиртное6 местному населению. Царь оправдывал этот указ тем, что надо приучать евреев к «производительному» труду, чтобы они занимались сельским хозяйством и добычей леса и перестали «эксплуатировать» население. Эта часто повторяемая антисемитская пропаганда так проникла в сознание русских и евреев, что в конце века «просвещенные» и светские евреи повторяли это как истину.7 Но истинным намерением царя было побудить евреев креститься или эмигрировать. Евреи внутри «черты» совершенно обнищали и не были способны на осмысленную эмиграцию. И все же крещений в то время почти не было.8

1 В 1770 году в ней жило около 100 000 человек. В Атласе еврейской истории Мартина Гилберта приводится высказывание царя Ивана IV в 1550 году: «Не надо, чтобы евреи приходили в Россию со своим добром, потому что от них много бед». Эта позиция русских правителей и населения практически не менялась в течение последних четырехсот пятидесяти лет.

2 Принятую программу решения еврейского вопроса (как очистить страну от евреев) в конце 19 века сформулировали обер-прокурор Священного Синода Константин Победоносцев, царский министр Вячеслав Плеве и Николай Игнатьев, и другие советники царя: «Треть евреев крестить, треть истребить и треть выселить». (Приходится признать, что примерно это продолжалось и осуществилось при советской власти и происходит сейчас. - Г.С.)

3 1777-1825, сын царя Павла I.

4 Энциклопедия Британика, т. 1, 1968, стр. 568.

5 Это области, отделенные от окружающей страны четко очерченными границами или управляемые иной законодательной или административной системой.

6 Продажа (и производство) водки - традиционное еврейское занятие в Восточной Европе, которым евреи вначале занимались именно по желанию и настоянию заинтересованных властей - Г.С.. Запрет повлиял почти на треть еврейского населения.

7 Это симптом ужасной болезни - ненависти к себе, которая поразила многих светских евреев.

8 Было даже небольшое движение неевреев в обратном направлении, они хотели принять иудаизм! См. Эттингер, т. 3, стр. 99.

Царь Николай I

Александр I умер в 1825 году, власть перешла к его младшему брату Николаю Павловичу (1796-1855), царю Николаю I. Он ненавидел все чужое и был тираном, физически мощным и жестоким, который боялся всякого иностранного вмешательства в «Святую Мать Россию». Его называли Железный царь, он обладал колоссальной работоспособностью и авторитарностью. К евреям он относился еще хуже брата.

В 1827 году он издал ужасный указ о кантонистах,9 согласно которому евреи должны были поставлять рекрутов для русской армии. Их забирали с двенадцати лет (а нередко и раньше), «тренировали» и воспитывали в местном кантоне или в военной части. А в восемнадцать лет официально забривали в армию, в солдаты, на двадцать пять лет! Многие из детей умирали от недоедания, побоев, одиночества и болезней. Другие ломались под невыносимым давлением и крестились, хотя это не особо меняло их положение. Но большинство при самых тяжелых обстоятельствах все-таки оставалось твердыми в вере своих отцов.10 Менее половины кантонистов возвращались домой.

Введенный указ влиял и на еврейскую общественную жизнь. Квоту призывников должны были пополнять лидеры общины, иначе в армию забирали их собственных детей." Богатые семьи откупались, чтобы спасти сыновей, семьи с хорошими связями пускали в ход политическое влияние, так что в кантонисты набирали в основном детей из неимущих семей, сирот, беззащитных и униженных. И, к общему ужасу, появились еврейские похитители детей,12 которые шныряли по улицам в поисках малолетней добычи, которую сдавали в русские военные лагеря, получая за это плату. Организованные общины были не в состоянии противостоять преступному миру,13 раввины и религиозные лидеры часто не справлялись с моральным разложением - а их бессилие и непрерывная агитация маскилим вызывали против них гнев и отчаяние у низшего социального слоя евреев. Позднее этот гнев выразился в бунте против представителей Торы и традиции, став катализатором создания светского сионизма и социализма в конце девятнадцатого века.

В 1839 году царь постановил, чтобы деньги, которые еврейские общины собирали на свое поддержание, передавали правительству «для справедливого распределения между нуждающимися организациями». Финансовой основой многих еврейских общин были налоги на кошерную птицу и мясо. Их платили местным организациям кегилы14 и использовали для еврейского образования, благотворительности, социальных служб и зарплаты религиозным деятелям. Так этот указ царя мог разрушить общественные организации, на которых держалась вся еврейская жизнь.

В 1840 году была назначена специальная правительственная комиссия, чтобы предпринять «фундаментальное изменение структуры еврейского общества в России». Параллельно с этим издали новые указы против евреев. Черта оседлости была очень жесткой, евреям запрещали носить традиционную одежду или взимали за это большой налог, им нельзя было нанимать неевреев в прислугу, до восемнадцати лет евреям запрещалось жениться, еврейские сельскохозяйственные поселения - которые инициировал и поощрял Александр I - теперь, наоборот, начали ограничивать и подавлять. Тысячи евреев выселили из домов и перевели в другие местности, над еврейским образованием ввели строгий надзор, еврейскую квоту в армию утроили и издали указы против издания Талмуда и его изучения. Многие еврейские типографин закрыли,15 а евреев разделили на две категории «полезных» и «бесполезных» евреев. Евреям было запрещено работать по многим специальностям, пока они не крестились.18 Была введена процентная норма евреев в высших учебных заведениях. Правительство утвердило новую категорию религиозных функционеров, заставляя еврейские советы принимать в свои ряды преступников, похитителей детей и доносчиков. Это привело к дальнейшему снижению репутации еврейских лидеров в глазах еврейских масс.

Правительство настаивало на назначении «казенных раввинов», несущих ответственность за регистрацию рождений, смертей, браков и разводов. Они должны были хорошо знать русский язык и отвечать требованиям, предъявляемым правительством к религиозным работайкам. Эти требования лишали почти всех традиционных раввинов России официального признания и власти и их основной заработной платы. «Казенные раввины» часто были искренними людьми, которые подчинялись авторитету уважаемых в еврейском обществе раввинов, но нередко встречались среди них и люди низкого характера, невежественные в еврейском законе.19 Некоторые из них были «просвещенными евреями», которые, в лучшем случае, были лишь внешне лояльными к традиции и Торе, а иные - просто шарлатанами. Назначение казенных раввинов стало подрывать авторитет и положение традиционного раввина и вело к распаду традиционной кегилы - общинной организации.

Бесконечная череда законов и постановлений, изменений и предложений, слушаний в Сенате, министерских циркуляров, бюрократических форм и административных решений легла тяжким бременем на общину, не оставляя возможности для подлинного живого развития. Все эти законы нельзя было ввести одновременно против всего русского еврейства. Избирательность принимаемых мер оставляла место подкупу и коррупции полиции и местных авторитетов. Неэффективная, порочная и капризная система русского закона коррумпировались еще больше, а отдельные евреи и еврейские общины прибегали к взяткам, чтобы избежать несправедливых и жестоких указов и притеснений евреев. Эта коррупция сказывалась не только на царской полиции, но и на евреях. В сточной канаве никто не пахнет розами.

9 Кантоном называли маленький военный лагерь, обычно используемый для тренировки и обучения.

10 Смотри у Эттингера, стр. 100, душераздирающие описания еврейских юношей, которые убивали себя, чтобы не поддаться нажиму и не креститься.

11 Это предтеча тактики нацистов, которые предъявляли аналогичные требования юденратам, управляющим еврейской жизнью в гетто.

12 На идише их называли хоппере - грабители, похитители.

13 Жизнь в штетлах была не такой идиллией, как ее ностальгически изображали в последующие времена.

14 Кегша, кагал - община.

15 Во всей России остались только два легальных печатных станка (в Киеве и Вильне). Все еврейские книги, которые издавали в России, требовали просмотра цензора (многие из них были крещеными евреями - выкрестами).

16 Фермеров, ремесленников, профессиональных рабочих и «образованных».

17 Это были извозчики, непрофессиональные рабочие, раввины, учителя, безработные, больные, сироты - из них в армию брали больший процент.

18 Есть известный анекдот о еврейском ученом, который крестился и стал профессором в Университете Санкт-Петербурга. Когда его спросили, убежден ли он в истинности новой религии, он ответил: «Да, я убежден в истине, что лучше быть профессором в Университете в Санкт-Петербурге, чем меламедом [учителем] в начальной школе моего штетла [местечка]».

19 Бывали и замечательные исключения, например, рав Яаков Мазе из Москвы и другие. Большинство «казенных раввинов» старались сослужить хорошую службу своему народу и смягчить трудности еврейской жизни в России.

Царь Александр II

В 1855 году во время Крымской войны Николай умер, на престол взошел его старший сын Александр II. Исход Крымской войны дискредитировал николаевскую политику жертв национальными интересами ради воинственности и империализма. Русские стонали под гнетом бюрократической неэффективности и бессмысленного давления. Их вопль о реформе надо было удовлетворить, чем как будто занялся Александр II . Он отменил крепостное право, реорганизовал армию, установил новую систему налогов, упорядочил и сделал более эффективными юридические процедуры и дал большую самостоятельность населению. Его реформы коснулись и еврейской жизни. В день коронации 2 марта 1855 года Александр II отменил ненавистнический и жестокий закон о кантонистах, который лишал юных детей их родителей. Евреи вздохнули с облегчением.

За этой реформой последовало меньшее, но важное улучшение. Черту оседлости расширили для всех евреев, а для некоторых категорий евреев ограничения сняли вообще. Уменьшилось давление на еврейских солдат, чтобы они крестились, ослабили контроль над еврейскими школами и расширили образовательные возможности для евреев в русских торговых и технических школах, гимназиях и университетах. К 1865 году многие русские евреи решили, что русское правительство полностью переменило отношение к ним. Казалось, солнце просвещения и либерализма, вставшее на Западе веком раньше, наконец проложило свой путь на восток, и многие евреи готовились встретить его приход с ликованием.

Проблема с любыми правительственными реформами в том, что их всегда воспринимают как недостаточные и запоздавшие, они пробуждают нереализуемые мечты, которые служат катализатором анархии и революций. Все это неизбежно препятствует дальнейшим необходимым реформам и превращает ожидаемого либерального правителя в реакционного тирана. В эту ловушку попался и Александр II со своим правительством.

По России разлилось чувство глубокого разочарования. В образованных классах возникли две экстремистские группы: разочарованные либералы, которые хотели больших и скорейших перемен, и консерваторы, которые хотели вернуться к авторитарному режиму.20 Недовольство стали испытывать и широкие массы. Александр чувствовал, что уходит прежняя народная поддержка. Либералы становились радикальнее, тайные общества проявляли насилие, чтобы изменить существующее положение и провести новые реформы в России. В связи с этим царь остановил программу реформ и стал возвращаться к политике репрессий своих предшественников.

Это изменение позиции Александра отразилось и на еврейском мире России. Во многих тайных революционных организациях, которые стремились силой добиться скорейших результатов, было непропорционально много евреев. Евреи, которые воспользовались либерализацией приема в государственные учебные заведения и повалили в гимназии и университеты, платили за это отрывом от корней, потерей традиционных ценностей. И все-таки встречали вражду и презрение от учеников не евреев.

Нееврейский мир воспринял евреев как наглых агрессоров и стал быстро закрывать перед ними пути профессионального и коммерческого продвижения. Царь поддерживал эти ограничения. Так характеризует царскую политику конца шестидесятых годов девятнадцатого века разочарованный еврейский интеллектуал того времени: «Образование, даже университетское, дает тебе право почетного гражданина, но не права обычного гражданина. Иди к своим Мошкам и Берелам [традиционные презрительные клички, которыми обзывали евреев] твое место среди них».

Сам Александр был продуктом своего воспитания и окружения, поэтому вирулентным антисемитом. Он и не собирался давать евреям настоящее равноправие. Евреи должны были зарабатывать всякое улучшение своей ситуации путем отхода от еврейства. Давая послабления евреям, Александр создал особые условия и ограничения. К концу шестидесятых годов стало ясно, что дальнейшего облегчения притеснений не предвидится.

Польская революция против России в 1863 году, жестоко подавленная царской армией и полицией, вызвала еще больший антисемитизм. Борьба против революции усилила русский патриотизм и ксенофобию за счет уменьшения либерализма нерусским меньшинствам, особенно евреям. В 1870 году Александр возобновил указ 1850 года против традиционной формы еврейской одежды. В 1871 году при Министерстве внутренних дел был создан особый комитет по еврейским вопросам. Все еврейские правительственные школы были закрыты, включая бесславные официальные раввинские семинарии, основанные, чтобы создавать новых раввинов, которые модернизируют иудаизм. В 1879 году на русском Кавказе был суд по случаю кровавого навета. Царь категорически отказывался от советов многих своих министров полностью отменить черту оседлости. К 1880 году реакционная Россия усилила антиеврейские меры, и великие надежды шестидесятых сменились реальностью восьмидесятых.

Религиозное еврейство немногого ждало от Александра, поэтому не испытало особых разочарований. Но маскилим и светские евреи были очень подавлены негативным поворотом событий. Все их попытки представить евреев в лучшем виде перед русским обществом провалились. Пресса стала активно антисемитской. Снова ввели и уменьшили процентную норму при приеме евреев в русские учебные заведения.

В 1871 году в Одессе, бастионе Аскалы в России, был большой погром. В своих периодических изданиях22 маскилим вещали евреям о важности знания русского языка и культуры, идентифицировали свой дух и цели с русской интеллигенцией и советовали оставить традиционные еврейские занятия, одежду и стиль жизни. Наградой за ассимиляцию должно было стать полное равноправие перед русским законом и принятие в русское общество. Каким жестоким было их разочарование, когда, став «русскими Моисеевой веры», они остались «вонючими жидами» в глазах населения и правительства.

20 Энциклопедия Британика, т. 1 стр. 85.

21 Обвинение в ритуальном убийстве неевреев для использования их крови при изготовлении пасхальной мацы впервые использовано греками в Александрии 2000 лет назад. Совершенно абсурдно, ибо Тора категорически запрещает убийство, а также использование крови в пищу, и определяет состав мацы - только мука и вода. - Г. С.

22 «Рассвет» (Одесса) начал выходить в 1860 году. А «Рассвет» (Санкт-Петербург) стал публиковаться в 1879 году под руководством М. Кулишера и других. Эти издания печатались в России. Амелиц на иврите выходил с 1860 года под редакцией Александра Цедербаума (Эрез). Немецкое приложение к нему готовил доктор Аарон Гольденбаум. Объединяла эти журналы общая цель - русифицировать еврейство, сделать его «полезным» для русского государства и общества.

БЕСПОРЯДКИ И АНТИСЕМИТИЗМ

«Просвещенные» евреи пренебрегали своей историей, забыли свои традиции и с презрением относились ко всему, что напоминало им о принадлежности к вечному народу. Они не понимали еврейские идеалы, поэтому иудаизм им казался ненужным бременем - так бежавший каторжник старается сбросить свои цепи - что же могло им компенсировать принадлежность к племени «христоубийц» и «эксплуататоров»? Как патетична была позиция тех, кто защищал смешение с русским народом посредством национального самоуничтожения. Жизнь и логика событий требовали, чтобы еврей определил свою позицию - больше невозможно было оставаться между двумя стульями. «Или человек открыто признает себя ренегатом или решит разделять страдания своего народа».1 К концу правления Александра банкротство политики Аскалы стало очевидным.

1Письмо из города Березовка в Русский еврей (СПб, 1881), номер 41, цит. по Гринберг, т. 7, стр. 56..

Царь Александр III

13 марта 1881 года, когда он возвращался в Зимний дворец, расположенный в центре Санкт-Петербурга, Александр был смертельно ранен взрывом бомбы, брошенной в его карету. Убийство возвело на трон его сына, самоуверенного и необразованного автократа Александpa III (Александра Александровича, 1845-1894). Когда его старший брат умер в 1865 году, Александр остался естественным наследником, а его воспитателем был назначен Константин Победоносцев, фанатичный реакционер. Он внушил своему подопечному ненависть к демократическим реформам, крепкую веру в божественность абсолютной монархии, единоличной царской власти, и безусловную верность узкому толкованию русского ортодоксального христианства-православия. И мистическую веру в народность (веру в русский народ), согласно которой евреям нет места в России, тем более, для их гражданских прав, политического продвижения и устройства их положения.

«Политическим идеалом Александра было государство с одним народом, одним языком, одной религией и одной формой администрации. Он делал все, что мог, для реализации этой идеи, русификации всей империи: вводя русский язык и русские школы для немцев, поляков и финнов, утверждая и распространяя православие за счет иных конфессий, преследуя евреев и расформировывая остатки немецких, польских и шведских организаций в отдаленных провинциях». Погромы, новые формы бесправия для евреев России, антисемитские кабинеты министров и администраторы - все это сделало правление Александра III самым трагическим временем в истории восточноевропейских евреев.

Изгнания, депортации, аресты и избиения стали повседневным уделом евреев, не только низшего, но даже среднего класса и интеллигенции. Правительство Александра III вело военную кампанию против еврейского населения. В 1891 году с разрешения местных властей в Москве (на деньги железнодорожного магната еврея Полякова) была построена большая и очень красивая хоральная синагога в византийском стиле со звездой Давида на куполе.1 Но после ее завершения царская администрация потребовала купол полностью снять, а в 1894 году закрыла синагогу, предложив евреям две возможности: продать ее или превратить в «филантропическую организацию». Евреев изгоняли и преследовали, единственным выходом от ужасной тирании Романовых казалась только эмиграция.

1 Эту действующую центральную (хоральную) синагогу Москвы и России можно увидеть в центре Москвы, в переулке, идущем от Маросейки, рядом с Политехническим музеем. - Г.С

Царь Николай II

1 ноября 1894 года Александр III умер. Большинство подданных его не любили и не горевали о нем, а евреи ненавидели. Последним царем династии Романовых стал его старший сын Николай II (1868-1918). Поверхностный, слабый и тихий на публике, он любил военную помпу. Женился он на внучке королевы Виктории Английской - Александре.

Это была женщина с сильной волей, доминировавшая над слабым супругом. Фанатичка, она верила в мистику православной церкви и считала своей целью поддерживать мужа в его нереалистическом представлении о божественном праве царей и абсолютном самодержавии русских правителей. Тут она не знала компромиссов, подогревая упрямство и невосприимчивость царя к этому анахронизму в 20 веке, в который он ввел свой народ.

Кроме того, на него оказывал сильное влияние Победоносцев, учитель его отца, который активно подцерживал русское православие и самодержавие. Но Николаю и Александре даже его взгляды иной раз казались излишне либеральными. Главные министры царя были твердыми монархистами и антидемократами, но царь и царица не доверяли и им. Поэтому со временем они стали обращаться за советом и руководством к великому шарлатану Григорию Распутину. Тот факт, что их единственный сын, царевич страдал гемофилией (слабой свертываемостью крови, которая грозила ему смертью, и от которой врачи не знали лечения), побуждал их обращаться к разным знахарям и целителям, а Распутин это использовал в своих целях. Так русская монархия потеряла всякую связь с реальностью и стала клониться к распаду.

Эпидемия и война

Николай был ярым антисемитом. Поэтому даже те министры, у которых могли быть иные взгляды, старались учредить новые притеснения против евреев, чтобы выслужиться перед царем, продвинуться и обрести большую власть. Но даже самые сильные антисемиты были против выселения евреев из России, поскольку это значило бы, что они утратят такой простой способ оказывать влияние на царя. По России катились погромы, многие из которых организовало и поддерживало само правительство. Евреев гоняли с место на место, лишали основных человеческих прав, вводили и устрожали процентные нормы на прием в учебные заведения, а затем установили ограничения и на еврейское обучение и соблюдение еврейского закона, что делало еврейскую жизнь невыносимой. Все это наряду с нищетой, высокой детской смертностью и враждебным окружением побуждало многих евреев в отчаянии отворачиваться от традиционной жизни и ценностей.

Малая часть русского еврейства стала радикальной, продолжая тенденцию, возникшую при Александре III.

Чувствуя, что от смены правительства они могут только выиграть, евреи в непропорционально большом количестве включились во все революционные движения того времени. Так анархия, социализм, социальная революция и «просто» насилие проникли в жизнь восточноевропейских евреев. Это стало основой многих еврейских проблем не только в России, но и потом в Израиле и США. Радикализм естественно вел сторонников революции к дальнейшему отходу от традиции и стремлению силой раз и навсегда изменить еврейскую жизнь. Для них старый образ жизни отжил свое. Он не ассоциировался ни с какой миссией и надеждой, не имел права на существование. Новая утопия могла возникнуть только на основе разрушения старого. И они разрушали.

Две беды в России того времени ускорили насильственные перемены. В 1891 году, в конце правления Александра III, в России начался страшный голод. К нему привели ужасная погода, бездорожье, неполадки с транспортом и неэффективность во всех сферах хозяйства. По горькой иронии, крестьяне - производители пищи, страдали от голода больше всех, в 1891 году умерло больше четырехсот тысяч человек. Нищета и бедствия росли, вызывая недовольство. Эти чувства находили выход в насилии, мести и ненависти.

Второй бедой была русско-японская война 1904 года. Завершение строительства Транссибирской железной дороги сделало Россию океанской державой, что привело к соперничеству с Японией, которая тогда начинала свою экспансионистскую империалистическую политику. Россия воспринимала себя христианским барьером на пути распространения Японии. Внутренние проблемы России были такими напряженными и неразрешимыми, что царь надеялся с помощью войны усилить патриотизм, чтобы на его волне люди забыли о насущных проблемах. Напуганный стачками рабочих и революционным насилием, премьер-министр Плеве посоветовал Николаю: «Чтобы подавить революцию, нам нужна небольшая победоносная война, которая отвлечет внимание масс от политики». Но Россия проиграла эту войну,4 и Николай окончательно потерял доверие народа к самодержавию. Матросы на кораблях начали бунтовать, лояльность армии была под вопросом, а деятельность и насилие революционеров росли и крепли. Плеве, как и брат царя, великий князь Сергей Александрович, был убит заговорщиками.

В 1905 году кризис царского правительства достиг особого накала. Забастовки, гражданская война и крестьянские бунты - все это создало в России анархию. Осенью 1905 года, когда угроза революции и войны стала вполне реальной, Николай пошел на уступки демократии. Он объявил себя конституционным монархом, даровал всем русским гражданские права и согласился на избрание парламента - Думы, которая будет утверждать все законы. Этот Октябрьский манифест вызвал разные реакции. Революционеры провозглашали, что эти меры ничего не решают, что они неискренние, и требовали больше и сейчас же. Умеренные политические деятели, организованные главным образом в партию кадетов, воеприняли его с благодарностью, но и подозрением. А монархисты и консерваторы возмутились уступкам царя.

4 Яков Шиф, еврейский эмигрант из Германии, который стал одним из ведущих финансистов Уолл-стрита, значительно поддерживал своими средствами ведение японской войны, стараясь этим смягчить антисемитизм России. Это способствовало преувеличенному представлению Японии о еврейской силе, что помогло евреям во время второй мировой войны.

Дума

Дмитрий Пикно, издатель консервативной крестьянской газеты, вместе со многими другими деятелями, которые поддерживали старый порядок, быстро нашел на кого свалить вину за революцию и капитуляцию царя, провозгласив популярный лозунг: «Бей жидов, спасай Россию»! Он создал реакционную антисемитскую организацию «черные сотни» из преступников и всякого сброда, на политическом языке называемую Союз русского народа. Они обрушили упреки на премьерминистра царя С. Витте, обвиняя его в пособничестве евреям, и сумели даже убедить царя в этом абсурде. За политические поражения правые стали кровью мстить беззащитным и невинным евреям. Много евреев погибло в волне погромов на юге России в ноябре 1905 года. Четыре дня с невиданными зверствами длился погром в Одессе. А царь Николай не только отказывался наказывать убийц, мародеров и насильников, но пригласил лидеров черносотенцев во дворец, где сам с сыном взял членские билеты этой организации, вступив в ее ряды. «Девяносто процентов зачинщиков беспорядков - евреи, - объяснял он своей матери, - поэтому народ обратил свой гнев против них. Вот как возникают погромы».

В 1906 году Дума была распущена, хотя царь обещал созвать Вторую думу. Кадеты, самая большая партия, вместе с представителями крестьян хотели предложить новые законы, которые могли облегчить положение масс. Но царь уже пожалел о решении покончить с самодержавием. Витте отстранили, к власти пришли новые фигуры, которые стремились заморозить решения Октябрьского манифеста. Большая часть партии кадетов эмигрировала в Финляндию, теперь оппозицию царю составили более радикальные социалисты и коммунисты.

В 1907 году созвали Вторую думу, в ее составе было сильное левое крыло и много правых членов, но центр стал значительно слабее. Беспорядки в Думе привели к ее роспуску, и силовым премьер-министром царя стал Петр Столыпин, при котором царь почти полностью восстановил самодержавие. Революционеров сослали в Сибирь, или они бежали из России, власть взяли ультраконсерваторы. После убийства Столыпина реакционеры побудили царя обращаться за советом и помощью исключительно к ним. С революцией 1905 года было покончено. Вместе с этим пропал и последний шанс династии Романовых.

Времена меняются

События конца девяностых годов и первого десятилетия двадцатого века привели к радикализации многих русских евреев, особенно молодежи. Потеряв надежду на мирные перемены, переживая из-за кровавых преследований, многие молодые евреи пришли к мысли, что единственное решение еврейской проблемы - трансформация всего русского общества и правительства. Они отказывались видеть в преследованиях евреев чисто еврейскую проблему, как делали традиционные религиозные евреи, считая это симптомом болезни всего русского общества в целом. Эти молодые евреи примыкали к левым партиям, и в процентном отношении их было очень много во всех радикальных партиях социалистов, коммунистов и анархистов, что еще больше провоцировало антисемитизм правительства и реакционных партий, и, в свою очередь, вело к усилению радикализма евреев. Возникновение значительного числа революционных идеалистических молодых евреев оказало влияние на последующую историю сионизма и другие события двадцатого века.

В 1911 году дворянский совет по наущению черносотенцев обратился к царю с предложением «очистить» Россию от еврейского населения. Чтобы усилить мотивацию такого решения, был заново использован древний прием - «кровавый навет». Несчастный скромный киевский обыватель Мендель Бейлис был обвинен в убийстве на ритуальной почве, чтобы использовать кровь христианского мальчика для приготовления мацы на Пасху. (Сатанинская идея грека из Александрии более двухтысячелетней давности, противоречащая законам Торы и здравому смыслу, сгодилась и на этот раз.) Бейлиса арестовали, но вскоре полиция обнаружила истинных виновников. Однако вмешался министр внутренних дел, и по его приказу полиция продолжала собирать материал на Бейлиса. Протесты по поводу этой убийственной клеветы посылали царскому правительству разные агентства и организации Западной Европы и Америки, но в конце 1913 года начался суд. Присяжные заседатели единогласно оправдали Бейлиса за отсутствием улик. Однако сам «кровавый навет» так никогда и не был осужден.

Дело Бейлиса завершало цепь подобных процессов. В Песах 1903 года в Кишиневе (тогда Бессарабия) в течение четырех дней черносотенцы устроили страшный погром. Сорок пять евреев убили,5 свыше шестисот серьезно ранили, больше тринадцати сотен домов разрушили. Массовые насилия, избиения, пытки и издевательства над еврейской общиной продолжались все эти дни, а власти только разжигали толпу.6 Генерал царской армии комментировал погром в Кишиневе: «От царя и Плеве я слышал, что евреев нужно проучить - они смущают умы и возглавляют революционное движение». К разочарованию мира (хотя президент США выразил чисто формальный протест), царское правительство возложило вину на самих евреев.7 Сделать жертву виновником собственного уничтожения - один из величайших психологических приемов всех тиранов. Так евреи лишились даже симпатии, которая выпадает на долю невинных жертв.

Еврейский мир Восточной Европы быстро распадался. Шок мировой войны, которая разразилась всего через несколько лет, привел к окончательной дестабилизации. Тем не менее, евреи России все еще могли поддерживать свою культуру и оставаться верными традиции. Они еще питали новые движения и поддерживали удивительную живучесть еврейского мира. Оглядываясь назад, можно сказать, что они все же одержали победу над царем и самодержавием, хотя и огромной ценой.

5 В 1903 году убийства сорока пяти евреев было достаточно, чтобы всколыхнуть весь мир! Цена, которую нужно было заплатить, чтобы вызвать сочувствие мира к евреям, непомерно выросла в течение двадцатого века.

6 Линкольн, В мрачной тени войны, стр. 221 пишет: «...жутко узнать из еврейских и христианских источников, что епископ Кишиневский фактически благословил толпу на погромы, когда проходил мимо них по улице, хотя рядом с этим местом они насиловали шестнадцать женщин и девочек, которых нашли...».

7 Там же, стр. 222. «Вы сами виноваты в том, что произошло».

ВОЙНА ПРОТИВ ТРАДИЦИИ - Наступление с двух фронтов

Горькая ирония девятнадцатого века заключается в том, что на традиционную еврейскую жизнь вели атаку одновременно: с одной стороны, просвещение и либерализм, с другой - репрессии и тирания. Просвещение обещало евреям прекрасный новый мир равенства и возможностей, если они сбросят обветшалые лохмотья старомодного стиля жизни и веры. А давление царской власти было особенно тяжелым на традиционных евреев, их социальные и коммунальные инфраструктуры, их процветание и физическое благополучие. Цари хотели лишить евреев еврейства, и в отчаянии, не видя выхода и просвета, находились евреи, которые ради принятия этой реальности склонялись и принимали волю своих жестоких русских хозяев. Так напор либеральных идей Западной Европы и реакционной политики Восточной Европы подрывали основы традиционного еврейского образа жизни, которая продолжалась в Европе не меньше тысячи лет.1

В первый раз со времен саддукеев (Второй Храм) и караимов (седьмой век) традиционному еврейству Торы пришлось перейти к внутренней обороне. Хотя Тора все же оставалось для евреев самой большой и животворной силой, появились серьезные проблемы. В адрес раввинов, ученых Торы, знатоков Талмуда и традиционного образа жизни слышались упреки евреев.

Лидеры Аскалы с особой яростью набросились на хасидов и соблюдение еврейской традиции в целом. Они считали, что время и обстоятельства теперь на их стороне. Кроме того, они были убеждены, что правительство и все общество - их союзники в модернизации еврейского народа. Поэтому они кооперировались с правительственными деятелями, не евреями, чтобы совместными усилиями преследовать своих религиозных братьев.

Еще одним фактором, который ослаблял традиционную еврейскую общину, была потеря правительственного санкционирования. В течение веков правительство имело дело с традиционной общиной - кегилой - как представителем евреев. Признание властей автоматически придавало ей силу и позволяло утверждать еврейские ценности и стиль жизни для ее членов. Всеми важными общественными аспектами жизни - с колыбели до могилы - управляла кегила. Поэтому отклонение от традиционного поведения не приветствовалось, было редким и странным. Но политика царя и его властей в восьмидесятых годах девятнадцатого века подорвала авторитет традиционной общины. Правительство стало иметь дело с альтернативными «лидерами» - «казенными раввинами», маскилим, информаторами (доносчиками), льстецами и шарлатанами. Оно заставляло признанных традиционных лидеров принимать непопулярные указы против евреев, снижая уважение к ним и авторитет кегилы в глазах членов общины. Вскоре кегила стала анахронизмом, а ее союзник в течение веков - правительство - стал ее противником.

1 Например, евреи поселились в Грузии (которая является частью Европы) более двух с половиной тысяч лет назад, и история евреев Италии насчитывает не менее двух тысяч лет. - Г. С.

Искаженные идеалы

Более того, враги традиции использовали ее оружие против нее самой. Светский гуманизм, Просвещение, марксизм и социальные философии нового времени - все они частично базировались на основополагающих древних еврейских идеалах. Эти идеалы были искажены и представлены в новой форме, но основная линия источников Торы оставалась узнаваемой. Разве мог традиционный еврей протестовать против идеалов равенства всех людей, гражданских прав, всеобщего образования, прав трудящихся, устранения экономической эксплуатации и самоуправления? Эти возвышенные идеалы были вырваны из контекста Торы и внесены в чуждое окружение, которое стало проявлять враждебность к иудаизму, а затем и самим евреям.

Б-г говорит евреям, что они должны быть «светом народов», моральным примером для всех народов. Разрушение Храмов... и последующее рассеяние евреев предоставили практическую возможность показать такой пример. К несчастью, они (мир) этим не воспользовались. Приняв дуализм, характерный для Запада вообще и, в частности, в индустриальном девятнадцатом веке, потомки еврейской традиции потеряли связь с божественным источником и усвоили те же пессимистические взгляды на материальный мир, как у европейцев, среди которых они жили. В психологии, например, Зигмунд Фрейд правильно указал, что психика может влиять на тело, вызывая различные болезни, но при этом пренебрег еврейским знанием о том, что ум, который разрушает, может и исцелять, если не отрывает себя от этики, заповедей (Торы) и от общества. В экономике Маркс отрывается от еврейских корней, делая светской этическую заботу об обществе и полностью отвергая духовную составляющую в своем экономическом взгляде на освобождение человечества. И «объективно» научное описание, которое Эйнштейн дал силе атома, оторванное от моральных соображений, тоже открыло дорогу светскому гуманизму и игнорировало божественные целительные силы сознания человека, который вместо этого создавал атомную бомбу.2

2 Еврейская медицина, Джеральд Эпштейн т. 4. №1, 1987, стр.63. Основная его идея в том, что Фрейд и Маркс отчаялись корректировать и контролировать основные инстинкты человека и поэтому отказались от идеи нравственной вины, поощрив этим революцию и оправдывая насилие и похоть.

Светское против традиции

Объединяя противоположные тенденции к ассимиляции и светскому еврейскому национализму, светские евреи создали новую Библию, новый народ, новый язык, новую религию и нового еврея. В этой новой Библии слово Бог повторялось сотни раз, но Сам Бог был устранен из смысла и поучений этой книги. Новый народ был основан на национализме девятнадцатого века, но лишен единства традиции и общих ценностей. Новый язык, иврит, возрожденный из древнего святого языка, потерял этическую ценность и святую цель.3 Новая религия светского гуманизма, агностицизма и даже атеизма должна была заменить строгие требования и ежедневную дисциплину традиционной еврейской жизни. Речь шла о создании еврея, который сможет занять место полноправного члена мирового сообщества без промедления и ограничений, пожертвовав ради этого своей уникальностью, а затем и душой.

Традиционное еврейство отвечало на эти вызовы по-разному и, в общем, не слишком эффективно. Светские люди сразу овладели оружием современности, средствами массовой информации. Еврейские газеты, Арихив исрэлит,4 Амагид,5 Амелиц,6 Кармель7 и Цфира8 все были светскими и противостояли тысячелетней миссии и смыслу иудаизма.9 Печатное слово для еврейства было святым благодаря долгой традиции учености и книг, никто не относился к печатному слову индифферентно. Поэтому, хотя у этих газет было немного читателей, они очень сильно влияли на еврейскую жизнь. Тот факт, что многие из них выходили на иврите, усиливал в глазах читателей их подлинность, хотя их содержание было главным образом направлено против традиции, если не прямо против евреев.

И внутри традиционного лагеря тоже был раскол. Между разными хасидскими дворами и династиями и внутри одного двора часто происходили ссоры и споры, иногда очень ожесточенные. И противоречия между хасидами и митнагдим хотя и потеряли свою остроту, но все еще сохранялись. А митнагдтим спорили о движении Mycap.10 Лишенное внутреннего единства, традиционное еврейство не могло бросить все силы на отражение атаки извне, которую непрерывно вело светское еврейство.

И наконец, традиционное еврейство страдало от крушения географической и экономической инфраструктуры своего общества. Процесс урбанизации, начатый в девятнадцатом веке, набирал полную силу, и евреи, которые веками жили в сельских районах Польши и России, мигрировали в города. Они теперь составляли почти треть населения Варшавы, четверть популяции Лодзи и жили в больших количествах в Вильне, Белостоке, Одессе, Киеве, Мемеле, Риге и Минске.

Урбанизация всегда испытание. Талмуд характеризует городскую жизнь как «трудную»,11 физически и духовно обессиливающую. Новое окружение, теснота, скученное проживание, духовная пустота и принятая аморальность жизни большого города, спешка, напряжение и поверхностность метрополии - все это вело к эрозии старой веры, ее системы ценностей и жизненного стиля.

Традиционное еврейство очень пострадало от переселения из деревни в город. Ослабли семейные связи и кегила. Теперь оторваться от общества стало несравненно легче, а новый светский мир стал ближе и привлекательнее, он возбуждал и соответствовал городской жизни. Синагога перестала быть жизненным центром. Маленькие молитвенные группы и дома, штиблахи,12 стали нормой, особенно среди хасидов в больших городах, это тоже подрывало центральное положение синагоги, способствовало раздроблению традиционного еврейства, диффузии его силы и влияния.

2 Еврейская медицина, Джеральд Эпштейн т. 4. №1, 1987, стр.63. Основная его идея в том, что Фрейд и Маркс отчаялись корректировать и контролировать основные инстинкты человека и поэтому отказались от идеи нравственной вины, поощрив этим революцию и оправдывая насилие и похоть.

3 Модифицированное «сефардское» произношение распространялось среди ашкеназских евреев для убеждения в том, что новый иврит не следует воспринимать как традиционный святой еврейский язык, на котором пишут и говорят раввины, мыслители и законоучители.

4 Стала выходить в Париже в 1840 году.

5 Стала выходить в Пруссии в 1856 году.

6 Стала выходить в Одессе в 1860 году

7 Стала выходить в Вильне в 1860 году.

8 Стала выходить в Варшаве в 1862 году.

9 Ситуация, которая в основном сохраняется до сих пор. В Западной, а позднее и Восточной Европе, были традиционные газеты и периодические издания, но битва в средствах информации была еще прежде выиграна светскими.

10 Смотри в следующей главе.

11 Вавилонский Талмуд, Ктубот 1106.

12 На идиш «маленький дом» (молитвы).

Эффекты индустриализации

Индустриализация в России конца девятнадцатого века шла удивительно быстро. Несмотря на всю неэффективность и коррупцию царского правительства, Россия превратила себя в современную индустриальную державу. Но вместе с прогрессом пришла боль. Эксплуатация, тяжелые условия, многочасовая работа, низкая оплата, травмы на производстве и деморализация машинного труда были уделом рабочих. Они производили текстиль, плавили железо, трудились в механических цехах, занимались обработкой леса и плотницким делом. Работа была тяжелая, а плата низкая. Болезни, грязь, унижение и депрессия вошли в их жизнь. Стало труднее уделять время для учебы и молитвы, неукоснительно выполнять заповеди, сосредоточиваться на духовной жизни.

Обещания хорошей жизни, исходящие от светских людей, множились. Трудовые союзы и социализм обращались к непосредственным нуждам и надеждам людей, а старые призывы стали казаться менее существенными и реальными. Хотя большинство городских евреев номинально оставались традиционными и соблюдающими заповеди, их верность еврейской жизни подвергалась эрозии. Она могла казаться очень широкой, но в ней уже не было подлинной глубины. Центры Торы, ешивы и хасидские дворы, от которых исходила ее сила, для многих евреев стали далекими. Традиционная община Торы сосредоточивалась сама в себе, проигрывая битву за массы восточноевропейского еврейства. Из-за своих внутренних проблем и меняющегося мира вокруг традиционное еврейство слабело и терпело поражение.

МУСАР - ЭТИЧЕСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ - Рав Исраэль Салантер

Но не все в жизни восточноевропейского еврейства в девятнадцатом веке было печально и мрачно. У еврейского народы есть уникальный талант творческой продуктивности, оптимизма и жизненности даже в самые плохие времена. Достижения ученых, идеи, литература и коммерция евреев в средние века, при крестоносцах, инквизиции и постоянных войнах в Европе поражают. Поэтому, несмотря на преследования царя, жестокие погромы, гнетущую бедность и внутренние проблемы, создание нового движения этического возрождения в среде евреев Восточной Европы не выглядит таким удивительным и неожиданным.

Новое движение, Мусар,1 началось в Литве в 1850 году и оказывало продолжительное влияние на евреев, их учебные заведения и общество. По своей природе мусар не мог стать массовым движением,2 но его жизнеутверждающая сила ощущались на всех уровнях еврейского общества. В течение поколений оно формировало еврейских лидеров, особенно раввинов.

Это движение было плодом сознания и усилий одной великой личности, блестящего мыслителя рава Исраэля Липкина, из Саланта3 (Литва) (1810-1883). Его называли в еврейском мире рав Исраэль Салантер. Он родился в Заагере (Литва) в 1810 году, и его отец, рав Зеэв Вольф Липкин сам учил его Торе. У него с детства был гениальный ум и феноменальная память, скоро он прославился талмудической ученостью и блестяще овладел пилпулем. Но его отец скептически относился к пилпулистическому4 методу толкования, поэтому послал его в Салант учиться к раввину этого местечка Цви Гиршу Бройдо, славящемуся аналитическим методом изучения Торы. Рав Исраэль оставался в Саланте пятнадцать лет, женился там5 и обрел еще большую известность знаниями и гениальностью.

В Саланте рав Исраэль пережил личное изменение. Он оставил пилпуль и усилил поиск простоты и интеллектуальной точности изучения материала.6 Его взгляд и цели созрели, он стал учителем и лидером. Но главное, он нашел для себя наставника, великого рава Зунделя7 из Саланта, он стал для него образцом для подражания.

Рав Зундель направил его к мусару и убедил, что это путь к совершенству и служению Творцу. Рав Исраэль сравнил этого самоотверженного, скрывающего свою святость человека, с «лестницей, поставленной на земле, с вершиной, достигающей Неба». А о себе в последние годы по сравнению с ним говорил так: «До сих пор я еще не достиг его коленей».

Рав Зундель не занимал раввинских постов, но был известен ученостью, благочестием и эрудицией. Несомненно, его влияние сказалось на том, что и рав Исраэль никогда не принимал официального раввинского поста.8 Он сказал раву Салантеру: «Изучай мусар и будешь богобоязненным человеком»! Первая книга мусара, которую изучал сам рав Зундель - Месилат йешарим («Путь праведных») рава Моше Хаима Луццато. Рав Исраэль сделал эту книгу основой изучения мусара, такой она и осталась. Короче, можно сказать, что рав Исраэль был отцом мусара, а рав Зундель - его дедушкой.

В 1840 году рав Исраэль покинул Салант и переселился в Вильно. Вначале он поехал туда один, чтобы учиться.9 Вскоре к нему присоединилась жена с детьми, и он стал в Вильне главой ешивы Ремэйлес.10 Однако изза внутренних трений рав Исраэль вскоре ее оставил и основал свою ешиву в Зорасе, пригороде Вильно.

Он соединял в себе харизму и святость с талантом оратора и логичным, адекватным подходом к разрешению трудностей Талмуда, что привлекало к нему много замечательных студентов. Он давал уроки не только в Зорасе, но регулярно посещал много синагог и домов учения в Вильно, где преподавал разным группам. Оттуда распространилась и утвердилась его слава одного из ведущих талмудистов своего времени. С позиции уважаемого за свои достижения человека он обратился к делу своей жизни - созданию движения Мусар.

В 1845 году в Вильно рав Исраэль очертил свою программу этического обновления традиционного еврейства. Через сто лет после революции хасидизма мусар предложил подобную революцию для митнагдим. Рав Исраэль хотел возвысить еврейскую жизнь, восстановив первичность нравственных принципов как ключ к осмысленному религиозному соблюдению и изучению Торы. Он думал приблизить поражение сил Реформы и Аскалы не атакой или диспутами, а внутренней перестройкой традиционного лагеря на превосходящей этической и поведенческой основе. Он собирался углубить религиозную верность и ценностную систему евреев на индивидуальном и общинном уровне. Все аспекты еврейской жизни - образование, коммерция, семья, отношения общины с правительством и неевреями - должны были измеряться стандартами мусара, традиционной еврейской этики.

Для этого он создал план из четырех частей. 1. Печать и распространение книг по мусару. 2. Регулярные лекции и беседы на темы мусара в синагогах и частных домах. 3. Создание особых «домов мусара» во всех общинах и районах для его преподавания и изучения. 4. Воспитание когорты избранных учеников, занятых укреплением и распространением движения. Эта программа стала осуществляться, а рав Исраэль и его идеи обрели широкую популярность не только среди ученых, но и масс виленских евреев.

В сороковых годах девятнадцатого века Аскала была на подъеме. Особенно очевидно это было в Вильно, где жили и активно пропагандировали свои идеи многие лидеры Аскалы. Они высоко ценили рава Исраэля, его личность и философию и надеялись, что он может стать их союзником. Маскилим принципиально неверно понимали рава Исраэля, в итоге это заставило его покинуть Вильно.

В 1848 году русское правительство по настоянию и под руководством Аскалы11 основало две новые официальные раввинские семинарии, целью которых был выпуск «современных» раввинов. Одна из них открылась в Вильно, и раву Исраэлю предложили преподавать там Талмуд. Благодаря его славе маскилим предвкушали, что его участие даст легитимацию новой семинарии в глазах еврейского мира. Идея была верная, но они выбрали не того человека. Поскольку царское правительство поддерживало Аскалу в создании новых семинарий и поэтому вмешивалось в их работу, рав Исраэль счел невозможным оставаться в Вильно. Он был убежденным противником Аскалы и никогда бы не стал участвовать в их учебных заведениях. В 1849 году он переселился в Ковно (Каунас).

1 Буквально «наказание». Но смысл этого слова - этика.

2 Хотя рав Исраэль ожидал, что массы примут это движение и присоединятся к нему, оно обращено, прежде всего, к ученым, интеллектуальным людям. Одной из основных сфер концентрации мусара были литовские ешивы девятнадцатого и двадцатого веков.

3 Из этой маленькой литовской деревни вышли в девятнадцатом веке три гиганта еврейского мира: рав Зундель, рав Исраэль и рав Шмуэль Салантеры (из Саланта). Рав Шмуэль был лидером ашкеназских раввинов Иерусалима более семидесяти лет, до самой смерти в 1909 году.

4 См. прим. к главке о раве Хаима из Воложина.

5 Его жена, Эстер Эйзенштейн, умерла в 1871 году в Вильно. У них были четыре сына и две дочки.

6 Он никогда больше не пользовался пилпулем в занятиях Торой. Теперь, изучая Талмуд, он старался больше анализировать, яснее и глубже понимать текст и комментарии, а не уходить в сравнения разных случаев.

7 Гигант духа, он родился в 1786 году и был одним из основных учеников рава Хаима из Воложина. В 1838 году со своим знаменитым зятем равом Шмуэлем из Саланта он переехал в Иерусалим, где умер во время эпидемии холеры в 1866 году.

8 Рассказывают, что рав Исраэль и рав Шмуэль Салант договорились никогда не принимать официального раввинского поста, не писать книг и не заниматься кабалой!

9 Поруш - ученый, который на время оставляет для изучения Торы семью. Это было принятой практикой в девятнадцатом веке.

10 Она была основана в 1827 году и достаточно известна. В 1831 году она получила в подарок здание на заднем дворе известного в Вильно еврея реб Мэйле, что и дало прозвище ешивы, образованное от его имени.

11 Как уже упоминалось ранее в разделах о ешивах, Аскале и русском притеснении.

Соблюдение душой

Движением мусар, как уже говорилось, рав Салантер стремился вдохнуть новую жизнь в еврейство Торы, причем изнутри. Он понимал, что внешние идеи не помогут евреям приспособиться к новому, светскому миру. Аскала постепенно ведет к Реформе, ассимиляции, крещению и самоуничтожению. Но он сознавал также социальные и образовательные недостатки многих традиционных общин, усиливаемые и выявляемые меняющимися условиями современной эпохи. Плохие привычки, неблагородное поведение, социальный дисбаланс, предпочтение буквы закона его духу, пренебрежение этической стороной Торы и ее воспитательной, преобразующей личность силой - такие обвинения предъявляла еврейству Аскала. Хасидский путь тоже стремился исправить эти проблемы, но для митнагдим он не походил (о чем мы говорили в главе 14). Рав Исраэль предложил мусар как решение, возвышающий ответ на внешнюю деградацию и внутреннюю слабость еврейской жизни в России.

Мусар - не только благочестие, это и психология, социология, философия. Он определяет нравственный облик евреев по стандартам Торы, делая акцент на индивидуальном развитии и достижениях, независимых от уровня и стандартов современного общества в целом. Мусар делает акцент на строительстве личности, понимая, что по мере совершенствования она станет улучшать и все общество. Он видит мир в микрокосме и учит, что спасение лежит в обществе Торы, основанном на моральных нормах, установленных Торой и еврейской традицией. Как и в хасидизме, язык и внешний вид мусара был новым, а суть древней, как сам Синай.

Рав Исраэль видел, что в традиционной еврейской общине ослабела социальная и человеческая взаимосвязь, и призывал к нравственному улучшению общества и личному следованию моральным ценностям. Настаивал на пунктуальном соблюдении закона и его заповедей, но от всей души: с пониманием, что добрые дела необходимы, чтобы создать хорошего человека, и что человеческое совершенство - конечная цель еврейской жизни.

Так мусар демонстрировал новое измерение всех освященных временем аспектов иудаизма. Нужно молиться с мусаром, учить Тору с мусаром, вести себя в обществе с мусаром, давать пожертвования с мусаром, семейные отношения должны основываться на мусаре, и сама жизнь должна быть мусаром. Мусар должен был обезвредить выхолощенный светский гуманизм девятнадцатого века, бросить ему истинный вызов, вернуть евреям чувство собственного достоинства и самоуважение в век царских притеснений. Влияние мусара стало ощущаться в еврейском мире, он формировал традиционное еврейское общество непропорционально числу своих непосредственных последователей.

Ветви мусара

В Ковно рав Исраэль вначале был общественным магидом.1 К 1851 году он ушел с этого поста, начал создавать ешиву и привлек замечательных учеников. Среди них были рав Ицхак Блазер,2 рав Нафтали Амстердам,3 рав Симха Зисель Зив4, рав Элиэзер Гордон5, и рав Яаков Йосеф.6 Сотни людей приходили к нему учиться, его воспитательный успех был огромным. Он был образцом для учеников, великим педагогом и вдохновителем. Последователи и ученики были ему верны, они продвигали мусар, основывая его ешивы и организации.

С 1851 года по 1857 год в Ковно движение концентрировалось в учебном помещении, которое рав Исраэль занимал во дворе у Цви Гирша Навиозера (его называли Навиозер Клойц). В 1858 году рав Исраэль издал свою знаменитую монографию Игерет амусар (Письмо о муcape), в которой излагал свою философию мусара и жизни. Скромность и стремление к совершенству, характерное для рава Исраэля и истинно благочестивых евреев, очевидно в этом замечательном выпуске. Позднее рав Исраэль продолжал расширять эти идеи в периодических изданиях раввинов и в письмах. Но главное доверие к его идеям и программе вызывала жизнь его учеников, произведения его учеников и основанные ими ешивы.

Мусарные ешивы Литвы стали прототипом современных ешив. Телыпе, Слободка, Радин, Мир, Кельм, Новардок, Клецк, Слуцк - все эти знаменитые ешивы (которые продолжают работать под теми же именами и сегодня, хотя и в других местах) были продуктами движения мусар и его учеников. И даже когда влияние самого движения ослабело в еврейской жизни, его вклад в развитие ешив остается огромным. Изменение еврейской жизни произошло, и хотя не было таким драматическим как хасидская революция, его эффект был позитивным и не прекратился.

1 Магид мейшарим. По традиции восточноевропейского еврейства, раввины общины делали два публичные выступления в год - в шабат перед Иом Кипуром и в шабат перед Песахом. А недостаток ораторов восполняли платные общинные магидим, которые регулярно выступали в местных синагогах. В зависимости от качеств человека, это могло быть очень почетное положение, или наоборот.

2 1837-1907. Его называли рав Ицеле Петербургер, потому что он несколько лет был раввином Петербурга, тогда столицы России. Его послал рав Исраэль, чтобы служить еврейской общине города. Большинство евреев проживали в этом городе нелегально, но были и богатые ассимилированные евреи, которые получали разрешение правительства на проживание. Рав Ицхак Блазер выполнял свою работу в этих трудных условиях очень эффективно. Позже он вернулся в Ковно, где стал одним из попечителей Колеля Ковно. В 1904 году он эмигрировал в Иерусалим, где и умер.

3 1832-1916. Один из важных представителей мусара. Был несколько лет раввином Хельсинки (Финляндия), хотя большую часть времени провел в Ковно. Он эмигрировал в Иерусалим в 1906 году и умер через десять лет.

4 1824-1898. Крупный учитель мусара. В ранние годы основал ешиву в Грубине, в прусской Литве, где преподавали также математику и науки. Через несколько лет ешива закрылась, рав Зив переехал в Кельм (Литва) и создал знаменитую ешиву «Талмуд Тора», одну из ведущих ешив мусара в мире, где учился целый ряд выдающихся лидеров Торы следующего поколения.

5 1841-1910. Основатель ешивы в Тельше (Тяльшай, Литва).

6 1842-1902. Он основал ряд ешив в Литве, его называли Магид из Вильно. В 1888 году он был назначен главным раввином Нью-Йорка, на этом посту ему пришлось очень трудно. Он основал там ешиву в Нижнем Ист-Сайде, одну из старейших в Америке, которая получила потом его имя, сейчас она находится в Стэйтн-Айленде и в Эдисоне.

Оппозиция

Новшества обычно вызывают реакцию. Не все воеприняли движение мусара положительно. Сначала Аскала надеялась, что мусар станет ее союзником, но когда осознала деятельность рава Исраэля Салантера, стала его яростным и непримиримым врагом. А среди некоторых традиционных евреев возникло опасение, что мусар отвлечет студентов от серьезных занятий Торой и авторитет раввинов перейдет к проповедникам мусара. Они были уверены в том, что для обретения хороших качеств характера вполне достаточно как следует изучать Тору.

Пока рав Исраэль жил в Литве, оппозиция мусару из традиционного лагеря Торы молчала. Но в 1857 году он из Литвы переехал в Мемель, потом переезжал в другие прусские общины, а затем в Берлин и Париж, тогда оппоненты мусара стали высказываться вслух и тем сильнее, чем больше распространялось влияние мусара.

Мусар привлек в ешивы много учеников, число ешив существенно возросло по сравнению с предыдущими годами. Как всякие молодые идеалисты, уверовавшие в новый идеал, многие его сторонники начали его проповедовать открыто, страстно и успешно. Некоторые из них подрывали авторитет известных раввинов и глав ешив, представляя себя элитной, исключительной группой. Оппозиция многих раввинов и лидеров ешив их движению и теориям охлаждала и успокаивала их, не давая им скатиться к экстремизму.

Так противостоящие мусару раввины помогли движению пересмотреть свою тактику, стратегию и идеалы в свете мусара, который они представляли. Не раз бывало в еврейской истории, что искренние оппоненты, казалось бы, позитивных нововведений и движений были лучшими друзьями новых течений, спасая их от эксцессов, направляя в основное русло традиции и еврейской жизни.

Но если противостояние раввинов производило положительный эффект, то оппозиция Аскалы была негативной и злостной. Маскилим завидовали успеху мусара и боялись его способности изменить традиционное еврейство, сделать его более этичным и идеалистичным это лишило бы их главного оружия против традиционной еврейской жизни. Они высмеивали благочестие и пунктуальность мусара1 и пользовались разными методами, чтобы им повредить, включая правительственное давление и широкую пропаганду в средствах массовой информации.

Рав Исраэль ответил на выпады маскилим, основав еженедельную газету Твуна. Осенью 1861 года вышло двенадцать номеров. Затем рав Исраэль переехал в Пруссию, и газета публиковалась в Мемеле и Кенигсберге. Крупнейшие раввины того времени2 поддерживали эту газету, там появлялись их публикации. К сожалению, издание продолжалось недолго, но было одной из первых попыток ответить на атаки маскилим новыми методами средств массовой информации. Расстроенный скорым закрытием газеты, рав Исраэль справедливо заключил, что само ее появление уже внесло вклад в успех традиции в борьбе против Аскалы.

Рав Исраэль и мусар боролся с Аскалой и за еврейскую молодежь. Он осознал, что мусар останется движением малочисленным, поэтому сконцентрировался на создании кадров талантливых людей, которые станут лидерами восточноевропейского еврейства. Элиту молодых людей хотела привлечь и Аскала. Она сама была в основном элитным движением, поэтому для нее было очень неприятно, что эти люди уходили в мусар вместо того чтобы поддерживать светское направление.3 Они вели эту войну против мусара на всех планах и много спорили, переходя на личности, но уровень их споров был не глубоким, лишенным особых идей и философии.

Примером может служить следующий инцидент. Младший сын рава Исраэля Йом Тов Липман Липкин был одаренным математиком. Без формального образования в семнадцать лет его приняли в университет Кенигсберга. Отец протестовал, но был бессилен. Впоследствии юный Липкин получил докторскую степень в Венском университете, сделав открытие в области прикладной математики, известное и сегодня как «параллелограмм Липкина». Затем он переехал в Петербург, где его с почетом приветствовали власти. К тому времени он во многом отошел от еврейской традиции и стал героем для маскилим, примером того, чего может достичь новый современный еврей даже в антисемитской России, если приспособится к новым реалиям жизни. Они подергали льва за бороду, воздав почет Липкину в своей газете Амагид. И поздравили «большого раввина и учителя рава Исраэля Салантера из Ковно... (сын которого) стал короной святому и ученому отцу, который не воспрепятствовал учению сына в университете, продемонстрировав, что Тора и мудрость могут объединиться, как в его сыне, славе нашего народа».

Через четыре выпуска в той же газете появилось следующее письмо:

Поскольку я всю жизнь стремился к правде, мне приходится публично объявить, что мой сын для меня не «корона», как пишет автор статьи, а скорее наоборот. Он для меня источник разочарования и печали, и мое сердце оплакивает его образ жизни. Все, кто любят его и могут на него повлиять, чтобы он переменил свою жизнь и не шел против моей души и желаний, окажет мне этим большую честь.

Ваш Исраэль Салантер.

Этот пример борьбы мусара и Аскалы показывает также силу влияния светского гуманизма на традиционное еврейское общество. Случалось, и сыновья раввинов становились членами и лидерами светской общины и эти случаи среди ведущих традиционных семей служили легитимации Аскалы и ее целей. Аскала продолжала попытки создать впечатление у традиционных евреев, что и сам рав Салантер был тайным почитателем Аскалы.

Рав Исраэль, его ученики и ешивы, плоды его усилий и духа, могли и стали обновлением еврейской жизни, а Аскала нет, потому что не была аутентично еврейской. Программа мусара исходила только из Торы и традиции. Даже идеи, которые она почерпнула вне иудаизма, были представлены евреям в еврейской форме, пропущены сквозь призму Торы. А идеи и цели Аскалы почти исключительно заимствованы вне иудаизма, и даже еврейские идеи и материал, которые они использовали, в их руках становились светскими и лишались еврейского характера, как по стилю подачи, так и по своим целям.4

Основное различие стало очевидным в начале двадцатого века, а в пятидесятые-шестидесятые годы девятнадцатого века, период становления мусара, это было не так ясно широким еврейским массам. Величие мусара и его влияние на общество осознали последующие поколения, когда само движение уже миновало свою вершину.

1 Школа мусара из Новардока, основанная равом Йосефом Горовицем (Алтером из Новардока), делала акцент на социальном поведении, которое бросало вызов «мировым стандартам». Оно было мишенью многочисленных критиков, особым объектом насмешек маскилим.

2 Рав Ицхак Эльханан Спектор из Ковно, рав Йосеф Шауль Натанзон из Львова, рав Шломо Клюгер из Брод, рав Александр Моше Лапидус из Резена, рав Йосеф Бер Соловейчик, тогда из Воложина, а позднее из Слуцка, рав Шмуэль Салант из Иерусалима и другие раввины.

3 Поразительно, как это похоже на описание, которое приводит в своей книге «Белые ночи» Менахем Бегин. Он вспоминает о зависти и ненависти коммунистов к сионистской юношеской организации: она грабит их, лишая юных талантливых идеалистичных евреев, которые могли бы стать лучшими комиссарами.

4 Как изучение Библии превратилось в библиокритику, а святой язык - в разговорный светский иврит.

НОВЫЕ СТРЕМЛЕНИЯ - Еврейский национализм

В новом мире чувства европейских масс стали вырываться наружу. Социальная революция, экономические перемены, непрочные альянсы и новые идеи - одни блестящие, другие плохие - все стало повседневной реальностью. Большие изменения - дипломатические, политические и технологические - двадцатого века еще были скрыты от глаз. Но в конце предыдущего столетия уже было их предчувствие, которое волновало умы. Многое в новом мире определили три еврея: Карл Маркс, Зигмунд Фрейд и Альберт Эйнштейн. Хорошо или плохо, но они глубоко повлияли на зарождающийся 20 век, где еврейский народ стал катализатором и жертвой, творцом и продуктом, агрессором и пережившим террор.

Две маленькие книги, вышедшие в 19 веке, сильно повлияли на еврейский мир: Рим и Иерусплим Моше Гесса1 и Автоэмансипация Леона Пинскера2. Обе прилагали идеи, принятые в 19 веке, к евреям, утверждая, что они сами определят свое будущее. Наша судьба - в наших руках.3 «Еврейскую проблему» не решит ни Б-г, ни благосклонность властей, только еврейские усилия и улучшение себя. Развитие еврейского рабочего класса, сильного, динамичного и идеалистического среднего класса, чувство национальной задачи и цели - все это выраженное в светских терминах - побудит народы мира воспринять еврейский народ объективнее и положительнее.

Это мировоззрение отражало наивный взгляд светского гуманизма 19 века: образование, продуктивность и идеалы могут преодолеть беды и зло человеческого общества. Фактически, это было развитием и приложением мифа, принятого убийцами и насильниками о том, что жертва сама во всем виновата.4 Теперь новое решение еврейский национализм, со всей присущей ему гордыней и продуктивностью должен был решить извечную еврейскую проблему. Этот призыв сильно и радостно отозвался в сердцах евреев Восточной Европы.

Хотя архитекторами еврейского национализма были западноевропейские евреи: Гесс, Герцль,5 Зангвиль6 и другие, само движение было, в основном, восточноевропейским феноменом. Евреи Западной Европы не чувствовали, что у них есть «еврейская проблема». Несмотря на явные проявления антисемитизма в конце 19 века, они были уверены, что это временная ситуация, которую можно преодолеть гуманизмом и просвещением.

Дарование гражданских прав евреям Западной Европы, рост богатства, улучшение положения евреев Франции, Англии и Германии и новые демократические тенденции правительств убеждали евреев: «еврейская проблема» актуальна только в царской России. Этого мнения, соответствующего еврейской Реформе и Аскале, придерживалось большинство евреев Западной Европы. Поэтому национализм не получал особой популярности. Западные евреи, убежденные в прочности своего положения в Европе, обладая интернациональным и универсальным мировоззрением, оптимистичные и уверенные в своем будущем граждан самых мощных и прогрессивных стран мира, не искали «еврейских решений», надеясь, что общий прогресс человечества принесет благо и им.

1 1812-1875. Он получил традиционное еврейское образование, учась Торе и Талмуду у своего отца, польского еврея, который эмигрировал в Германию, но присоединился к Марксу и Энгельсу. Его называли «коммунист рав Мозес». Кровавый навет в Дамаске 1840 года разбудил в нем еврейские чувства, и в 1862 году вышла его книга «Рим и Иерусалим». Вот ее основные положения: 1) евреев никогда вполне не примут в Европе, 2) еврейское национальное чувство нерушимо и неотделимо от иудаизма, 3) евреям стоит пожертвовать достижениями эмансипации и Просвещения ради сохранения духа еврейского национализма. Он видел в заселении Палестины единственное решение «еврейской проблемы». Гесс был непримиримым противником реформированного иудаизма, хотя сам не был традиционным евреем.

2 1821-1891. Пинскер, из ассимилированной еврейской семьи, стал одним из лучших врачей в Одессе. Он был в отчаянии от положения русского еврейства и молил власти даровать евреям свободы и права, а с другой стороны, уговаривал евреев ассимилироваться, стать в большей мере русскими. Ни один из этих подходов не давал никаких результатов, ив 1881 году он издал свою книгу, в которой утверждал, что единственный выход из положения и реальное решение «еврейской проблемы» - обрести свою землю и поселиться на ней.

3 Это была еврейская версия превалирующей в девятнадцатом веке философии, согласно которой все зависит от усилий человека, и у жертвы всегда есть силы спастись, если она захочет.

4 Это извращение, характерное для времен Катастрофы, анализировали ученые Бруно Беттельхайм, Хана Арендт и Рауль Хиллберг.

5 Основатель политического сионизма, см. ниже, гл. 24.

6 Израиль Зангвиль (1864-1926) - известный автор, писал о еврейских вопросах. Апологет евреев и иудаизма, он специализировался на книгах о жизни в гетто. На ранней стадии развития сионизма он был одним из его лидеров, позднее возглавил собственную организацию: Еврейское землячество для поселения евреев в Британской империи.

Сельское хозяйство и промышленность

Кроме идеи еврейского национализма, евреи Восточной Европы мечтали о возврате на землю, к сельскому труду. Реагируя на слишком быструю индустриализацию8 и урбанизацию, многие русские евреи лелеяли пасторальные картины спокойной, достойной и размеренной жизни земледельца, добывающего хлеб своими руками. В Европе всегда были евреи фермеры, но крестьяне в России были грубыми, неграмотными, жестокими и не могли служить примером для подражания евреев. И все же новая философия жизни распространялась среди евреев, сельский труд был для них окружен ореолом святости. Такие писатели как А.Д. Гордон9 и Й.Х. Бренер10 с мессианским трепетом воспевали его благородство. Они говорили, что еврейский народ никогда не решит «еврейской проблемы», если евреи будут оставаться ремесленниками, торговцами, финансистами. Только работая в поте лица на засоленной земле, возрождая ее плодородие, они смогут возродить и себя. Еврейские сельскохозяйственные коммуны, центры обучения земледелию, учебники сельского хозяйства на иврите и идише, все это приобрело популярность. Возникли общества для поддержки поселенческой деятельности евреев в России, Палестине, Аргентине и США.11 В 19 веке романтизация сельского труда12 стала частью еврейской мечты.

Жажда социальной справедливости, один из важнейших вкладов иудаизма в цивилизацию, выразилась и в активных еврейских движениях девятнадцатого века. Создание трудовых союзов с подъемом социализма и интенсивной индустриализацией в Европе оказалось особенно привлекательным для евреев.

Еврейская федерация рабочих - Бунд13 - была очень популярной, сильной и эффективной в защите прав еврейских рабочих. Несмотря на левизну и агрессивность, она обладала большим влиянием в массах, но яростная антирелигиозная направленность вывела ее из основного русла еврейской жизни, хотя на вершине развития она привлекали сотни тысяч сторонников. Бунд хотел реформировать общество, уменьшить эксплуатацию большинства меньшинством, сбалансировать привилегии капитала и права рабочих - это привлекало идеалистическую еврейскую молодежь. Евреи присутствовали и во всех интернациональных рабочих организациях в России, Западной Европе и США.14 В двадцатом веке участие евреев в мировом рабочем движении, в профсоюзных организациях имело большие политические последствия для еврейского народа в стране Израиля и диаспоре.

8 В конце девятнадцатого века индустриализация в России шла намного быстрее, чем в других странах Европы. Она была далеко позади в начале века, но в конце стала одной из ведущих индустриальных держав мира.

9 Аарон Давид Гордон (1856-1922) - «пророк» возвращения еврейского народа к сельскохозяйственному труду. Он был маскиль, агностик, но верил в почти сверхъестественную важность такой работы для евреев. Его энтузиазм вдохновил создание киббуцного движения.

10 Йосеф Хаим Бренер (1881-1921), радикальный социалист, замечательный поэт и писатель. По его имени назван известный киббуц Гиват-Бренер, который служил экспериментальной базой его социальных и сельскохозяйственных планов. Его убили арабы в погроме 1921 года.

11 Барон Морис де Гирш (1831-1896) - ведущий филантроп и спонсор еврейской колонизации во всем мире. Он верил: «Все наши беды из-за того, что евреи хотят подняться слишком высоко. У нас слишком много интеллектуалов»! Альянс исраэлит универселъ, основанный в Париже в 1860 году, призванный «защищать гражданские права и религиозные свободы евреев», поддерживал еврейскую колонизацию и создал первую сельскохозяйственную школу для евреев в Палестине, Микве Исраэль, в 1896 году.

12 В замечательной автобиографии «Жизнь в наши времена» Джон Кеннет Гэлбрайт делает любопытное замечание. «Фермеры изучали сельское хозяйство в колледжах, в большинстве своем, чтобы им потом не заниматься. А загородные жители, наоборот, собирались стать фермерами. Они вышли из состоятельных семей, которые владели какими-то землями. И их сыновья влюблялись в коней, скот и акры земли и решали делать на этом карьеру». Это отчасти объясняет, почему евреи, которым в России запрещали владеть землей, так стремились заниматься сельским хозяйством в начале двадцатого века, а их потомки через полвека оставляли это занятие.

13 В США была аналогичная организация - Арбайтер ринг - еврейский Рабочий кружок. Как и Бундовцы, их культура была идишистской, а в политике и экономике они были социалистами, при этом антирелигиозными. Они устраивали танцы и банкеты в Йом Кипур. Их главной газетой была «Джуиш дэйли форвард», которая также обеспечивала сеть социалистических клубов и школ на идиш.

14 Основателем Американской федерации труда был еврей, иммигрант Самуил Гомперс. В профсоюзах текстильщиков преобладали евреи, как среди членов организации, так и в правлении. Давид Дубинский, Сидней Хиллман и другие евреи были сильными и влиятельными профсоюзными деятелями в США до середины двадцатого века. Леон Блюм во Франции, Лев Троцкий в России и Роза Люксембург в Германии были лидерами профсоюзного движения, социалистами и социальными революционерами.

15 На идиш дер алтер хайм - ностальгическое название места рождения, которое приходилось покидать.

Отношение сил меняется

Мобильность нового мира с железными дорогами, пароходами, новые страны и колонии повлияли на евреев. Эмиграция, которая всегда была одним из решений, хоть и не совершенным выходом из бедственного положения евреев, теперь привлекала еще сильнее. Массы восточноевропейских евреев знали, что исполнения их чаяний при русском царе не достичь. Дезорганизация жизни и общества в царской России заставила евреев серьезно подумать о том, чтобы оставить «старый дом».15 С 1870 года волны эмигрантов начинают покидать черту оседлости, но население евреев в России продолжало быстро расти, так что общая численность оставалась неизменной, несмотря на эмиграцию. Ощущение движения вокруг и больших возможностей, которые открывались в разных странах, теперь ставших близкими, возбуждало у евреев «желание двигаться». Хотя инерция, религиозные опасения, иммиграционная квота,16 отсутствие денег и опасности путешествия умеряли энтузиазм, эмиграция из России стала доминирующим фактором, оказывая влияние на жизнь евреев всего мира. Это было началом конца европейского еврейства.

В новых движениях светское еврейство играло ведущую роль. Еврейский национализм, интерес к сельскому хозяйству, рабочие союзы и иммиграционные общества были вотчиной светских евреев. Эта деятельность в значительной мере замещала религиозную жизнь и меняла соотношение сил в еврействе. По иронии, хотя социальные призывы к идеализму и справедливости коренились в фундаментальных ценностях и мировоззрении Торы, это, как и в 20 веке с сионизмом, не помешало новым движениям повернуться против Торы.

Ярость и последовательность светской атаки на традиционных евреев - одна из тайн современной еврейской истории. Еврейский мир никогда не был монолитным, но в начале 20 века раскол и накал страстей был так силен, что не действовали никакие общие призывы и подходы. Опьяненные новизной, светские евреи стремились разрушить вечные ценности древнего наследия. А традиционные евреи, испуганные атакой на основы веры, всеми способами защищали древние устои и образ жизни. Дом рушился, обломки падали в разные стороны.

14 Основателем Американской федерации труда был еврей, иммигрант Самуил Гомперс. В профсоюзах текстильщиков преобладали евреи, как среди членов организации, так и в правлении. Давид Дубинский, Сидней Хиллман и другие евреи были сильными и влиятельными профсоюзными деятелями в США до середины двадцатого века. Леон Блюм во Франции, Лев Троцкий в России и Роза Люксембург в Германии были лидерами профсоюзного движения, социалистами и социальными революционерами.

15 На идиш дер алтер хайм - ностальгическое название места рождения, которое приходилось покидать.

16 Число иностранцев, которым страна разрешала у себя поселиться в течение года.