Ноябрь 2017 / Кислев 5778

РАЗДЕЛ 5 ПОКИДАЯ «СТАРЫЙ ДОМ» 1880-1920

РАЗДЕЛ 5 ПОКИДАЯ «СТАРЫЙ ДОМ» 1880-1920

ЭМИГРАЦИЯ В АМЕРИКУ - Безопасный берег

Если Америка была «золотой страной»1 для всех бедных и подавляемых в Европе, то для евреев это был единственный остров безопасности в мире. К началу тридцатых годов девятнадцатого века слава Америки, страны свободы и огромных возможностей, укрепилась в сознании европейцев. Первые волны иммиграции в начале века катились в США из Великобритании. Среди них была и небольшая волна традиционных евреев.

В тридцатых годах началась широкая эмиграция из Германии, в ней уже было немало евреев. В 1826 году в США проживало шесть тысяч евреев. В 1840 году, когда был кровавый навет в Дамаске - 15 000, а в 1860 году эмиграция евреев из Германии довела их число до 150 000. Евреи селились в Нью-Йорке и Цинциннати,2 Чикаго, Кливленде, Детройте, Сент-Луисе, Нью-Орлеане, Миннеаполисе, Саванне, Атланте и Филадельфии. А «золотая лихорадка» в Калифорнии в 1848-49 годах привлекла тысячи евреев на западное побережье континента.

Первые американские евреи в период колониальных войн и гражданской войны были сефарды, ассимилированные и не особенно выделяющиеся. Немецкие евреи были заметнее, многочисленнее и социально агрессивнее. Большинство из них были реформированными, «просвещенными» . Они стремились усвоить обычаи нового общества, а свои темплы4 и организации, стремясь к мимикрии, строили по образцу христианских.

У реформистов США были очень либеральные, если не радикальные, раввинские лидеры: Давид Айнхорн, Самуил Гирш, Исаак Майер Вайс и Самуил Адлер. И светские лидеры американских евреев тоже склонялись к Реформе. Иосиф Зелигман, Яков Шиф,5 Август Бельмонт, семья Бамбергер и другие добились больших успехов в финансовом мире.6 Жизнь американских евреев тогда в основном направляла Реформа, ее целью было ассимилировать евреев, лишив их уважения к традиции. Эта реформистская ориентация официального организованного американского еврейства оказывала влияние и на последующие волны еврейской эмиграции в США.

Начиная с 1881 года, в Америку после убийства царя и последовавшей волны погромов двинулись русские евреи. За 10 лет переехало почти 200 ООО евреев, к началу двадцатого века 360 ООО, и за десять лет до первой мировой войны в США проживали почти 800 000 восточноевропейских евреев. К началу войны еврейское население в Америке достигло почти двух миллионов.

Вначале в США ехали через Броды, город в польской Галиции, потом через железнодорожные центры и порты, такие, как Лемберг (Львов), Краков, Бреслау, Берлин, Бремен, Гамбург, Брест, Гавр и Антверпен. Трудности абсорбции, долгий и тяжелый путь через Атлантику, неаккуратные продавцы билетов, самодовольные и чересчур бюрократичные иммиграционные офицеры, ошеломляющая новизна, к которой надо было привыкать, все это делало переезд незабываемым и часто тяжелым переживанием для большинства иммигрантов.

Русское еврейство, сорванное с мест «южными бурями» (эвфемизм погромов), жестокостью населения и бедностью, начало уезжать. Россия поддерживала это движение, рассчитывая с помощью Америки избавиться от нежеланных евреев. Князь Н. Игнатьев, член внутреннего кабинета царя Александра III, сказал: «Западная граница открыта для евреев. Евреи уже воспользовались этим правом, и их эмиграции не нужно препятствовать». А другой высший чин при этом заметил: «...западная граница открыта для евреев. Почему они этим не пользуются?» Много русских евреев, особенно бедных, молодых, авантюристичных и светских поняли этот намек.

1 Как ее называли на идиш: а голдене медина.

2 Оплоте реформированного иудаизма.

3 Многие из них были активными участниками германских социальных революций тридцатых-сороковых годов, либеральными и радикальными в политических и революционных взглядах.

4 Синагоги реформисты называют темпл - храм, по христианскому образцу.

5 Он был традиционнее других и пытался сохранить иудаизм в Америке в том виде, который ему казался жизнеспособным.

6 Но часть из них, особенно их потомства, отказывались признаваться в еврейском происхождении.

Руки помощи

Отношение Америки к иммиграции и, что более важно, к самим иммигрантам, было неровным, встречались высокомерие, предвзятое отношение и насилие. Насмешки над евреями были еще в ходу, а когда евреев становилось больше, реакция против них росла. Ирония судьбы заключалась в том, что существовала и процентная норма в высших учебных заведениях и некоторых районах США, где евреям запрещалось селиться, как в России, хотя подход, конечно, был мягче.

Но часто иммигрантов встречали доброжелательно. Не только евреи, что прибыли раньше, проявляли гостеприимство, но и нееврейские общины. Многие американцы сознавали, что эти бедные, напуганные, странные люди могут стать ценным приобретением. В общем, дружественное отношение Америки и ее роль «золотой страны» для преследуемых выразила молодая еврейская поэтесса тех лет Эмма Лазарус:7

Дай мне усталых и бедных твоих,

Твои толпы, что жаждут свободно вздохнуть

И достичь спасительных берегов.

Пошли их, бездомных страдальцев ко мне.

Подниму я мой светоч над златыми вратами.

Евреи ощутили внутреннее тепло и доброжелательность и воспользовались новой возможностью. Уверенные в том, что в новом изгнании будет материально легче, они писали родственникам в Европу: «Приезжайте». Новые иммигранты, хотя сами боролись за кусок хлеба в новом месте, посылали деньги и билеты, ободряя родственников, друзей и земляков иммигрировать в Америку. И исход произошел! Оглядываясь назад, можно увидеть, что рука Творца, которая отправляла евреев из одного изгнания в другое, теперь указывала новый исход. Он был спасением, «оставшимся станом»8, который выживет и расцветет, когда Старый мир уничтожит еврейское население, жившее в нем больше тысячи лет.

Не все восточноевропейское еврейство воспринимало переезд положительно. Трудности пути и приспособления к новому окружению разрушали духовное состояние и традицию. Реформистская инфраструктура препятствовала попыткам новых евреев восстановить в Америке жизнь по Торе. Пройдут десятки лет, пока традиционные евреи почувствуют себя комфортабельно и уверенно в США. Общество помощи еврейским иммигрантам,9 Федерация еврейских филантропов, американская (особенно нью-йоркская) система общественных школ, - все они способствовали американизации евреев.

Многие из иммигрантов, стремясь к скорейшей и успешной ассимиляции, «бросали тфилин в ньюйоркской гавани», согласно выражению того времени. Строгое соблюдение закона, интенсивное изучение Торы и Талмуда, святость личной жизни - все было проблемой в Америке тех лет. Шести, а иногда семидневная рабочая неделя, отсутствие традиционной еврейской инфраструктуры и акцент на материальном успехе ослаблял религиозность. Даже когда родители боролись, чтобы это сохранить, дети часто отвергали традицию, ассоциируя ее с отчужденностью в обществе, отсталостью и бедностью. Это не ускользнуло от глаз лидеров традиционного еврейства Восточной Европы. Поэтому за редким исключением крупные раввины России не советовали ехать в Америку, даже в тридцатые годы двадцатого века. В результате, большинство гигантов еврейского духа, которые могли бы сформировать американское еврейство с самого начала, не приехали в США, оставив вакуум в ортодоксальном лидерстве, что проявилось в почти полном отсутствии ешив и полноценных религиозных школ.

Отношение организованного американского еврейства к евреям из Восточной Европы также различалось. Эти уже американские евреи - германские, культурные и ассимилированные, рассматривали своих неотесанных, говорящих на идиш, выглядящих по-еврейски и более традиционных братьев, с жалостью, презрением, сочувствием или гневом. Евреи с положением боялись, что их социальные достижения подорвут новые родственники, и пытались противостоять их приезду в Америку.

20 марта 1882 года Общество помощи еврейским иммигрантам (не путать с последующим ХИАСом) отправило телеграмму в европейский комитет10, наблюдающий за еврейской иммиграцией в США: «Посылайте только неженатых беженцев. Никаких семей и крестьян». Еврейский объединенный благотворительный комитет отвечал:

Лишь немногих европейских евреев, которые прибыли сюда за последние годы, можно назвать беженцами по религиозным мотивам. Благородного сочувствия без вопросов, с которым обычно ветречали беженцев и жертв притеснений до 1884 года, нельзя ожидать к людям, которые рвутся в Америку просто, чтобы улучшить экономическое положение и социальные условия».11

Но преобладали все-таки традиционные ценности братства и гуманные соображения, глубоко запечатленные в еврейском характере и жизненном стиле Торы в течение тысяч лет. Новоприбывшим оказывали большую помощь. ХИАС, Еврейская ассоциация расселения бездомных, пресса на идише, Федерация благотворительности и местные организации, все работали вместе, чтобы помочь. Еврейская традиционная благотворительность и взаимопомощь была главной социальной задачей и качеством того времени. Евреи старались позаботиться о евреях. И уверенность в том, что братья помогут, придавала силы русским евреям в их решении ехать.

7 Потомок старой богатой сефардекой семьи, она родилась в 1849 году и умерла в 1887 году. Ее сонет «Новый колосс», отлитый в бронзе, помещен у подножия Статуи Свободы в Нью-Йорке.

8 Бытие 32:9.

9 Ведущая еврейская организация, помогающая иммиграции и иммигрантам.

10 Его в основном спонсировал парижский Альянс Исраэлит Универсель, он оперировал в Бродах и других основных центрах, через которые евреи переправлялись в США.

11 То же сообщал Госдепартамент США еврейским иммигрантам, стремящимся выехать из СССР в Америку в 1989 году.

Разные призывы

Эмиграция из России, хотя царское правительство ее приветствовало, стала проблемой для русифицированных евреев. Мало евреев в стране подавления достигли многого, но эти нееврейские евреи были напуганы маесовым исходом из России своих менее удачливых братьев. Они боялись, что это представит их в нехорошем свете перед русским обществом, в которое они хотели влиться. И опасались слухов о том, что евреи, а, значит, и они, никогда не станут лояльными русским. Кроме того, их тревожило, что массовый отъезд воспримут как поражение их борьбы за равноправие в России.

В апреле 1882 года барон Гораций Гинцберг12 собрал, с разрешения царских министров, совет еврейских «лидеров», чтобы обсудить проблему еврейской эмиграции. Заключительная резолюция гласила: они «полностью отрицают идею организованной эмиграции, которая противоречит достоинству русской политики и историческим правам евреев на их настоящей родине (России)».

Этот поразительный пример социального поведения не раз повторялся в еврейской среде в течение двадцатого века. Глубоко праведные и наиболее традиционные, как и самые ассимилированные евреи, сходным образом реагировали на события в еврейском мире.13 Но у ортодоксии никогда не было организованной политики, и никто ей не руководил, образ их поведения основывался на ответах раввинов на личные вопросы сотен разных людей. А ассимилированные евреи действовали по общему разработанному плану. Конечно, мотивы ортодоксальных раввинов и светского еврейства драматически противостояли друг другу. Раввины стремились этими ответами сохранить традиционный иудаизм, а ассимиляторы постоянно старались его ослабить или разрушить. Массы еврейства игнорировали тех и других, основываясь в восприятии новой политики и призывов на своем понимании самосохранения и успеха.

С 1881 года до начала первой мировой войны в 1914 году Америка оставалась целью миллионов евреев в Воеточной Европе. Были евреи, которые не могли прижиться в новой обстановке и возвращались в Европу. Было много других, которых разочаровала «голдене медина», у них возникала горечь и отчуждение, и они выражали эти негативные чувства в письмах своим семьям. И все же почти ничто не влияло на общий энтузиазм по поводу Америки. Еврейские циники даже не чувствовали кощунства, когда заканчивали седер (в Песах) словами: «В будущем году в Америке». Знаменитый идишистский писатель Шолом Алейхем14 говорил в одном из романов: .. .Легко было догадаться, что это эмигранты, по их словам: «эскорт», «Гамбург», «билет на пароход», «Америка». Слово «Америка» слышалось значительно чаще других. Оно обладало для них особой притягательностью, было каким-то магическим заклинанием, идеалом, о котором мечтали очень многие. Они представляли Америку некими небесами, разновидностью рая.

Толчком и движущей силой этой иммиграции служила, конечно, тяжелейшая ситуация в России. Погромы, нищета и страх, характерные для положения евреев России, убеждали сотни тысяч «голосовать ногами». Но в исторической перспективе ясно, что лишь разрушение ждало восточноевропейское еврейство. Америка предоставляла возможности, о которых мечтала еврейская Россия, и этот факт скоро восприняли массы евреев, изнывающие под игом царя. Поток иммиграции в Америку остановили только меры для ограничения иммиграции, принятые США в 1920 году. Прошло это время для миллионов евреев, заключенных в новой России и преследуемых в возродившейся Польше.

12 Светский лидер, который выступал за русское еврейство. Ассимилированный, гордый, чрезвычайно богатый, он жертвовал огромные суммы, чтобы помочь евреям прижиться в самой России. Родился в 1833 году, умер в 1909 году.

13 Эмиграция из Европы, значительная поддержка сионизма, публичные демонстрации против дискриминации правительства - вот несколько примеров этого странного поведения в еврейской жизни прошлого века. Бывали и исключения, но феномен все равно существует.

14 Псевдоним Соломона Рабиновича (1859-1916). Он уехал из Росси в 1905 году, умер и похоронен в Нью-Йорке. Его называли «еврейский Марк Твен», он был очень популярным писателем. Хотя по взглядам и поведению он был светским человеком, настроенным против традиции, но отразил в своих произведениях многие важные черты традиционной жизни восточноевропейского еврейства.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В СИОН - Первая алия

В 1880 году рав Йосеф Хаим Зонненфельд, главный раввин Иерусалима, сравнил ишув аяшан1 с армией, расположенной вне дома для защиты национальных интересов. Ясно, страна должна содержать солдат. Знаменитое благотворительное общество раби Меир бааль анес2 собирало средства для большей части старого ишува. В Палестине были колели,3 которые регулярно получали средства от еврейских общин Изгнания, обычно из городов и стран, откуда они уехали. Собранные за границей деньги старейшины ишува распределяли семьям, составляющим колели:халука - распределение.

Халука воплощала традиционные еврейские идеи о поддержке ученых Торы и нуждающихся. Но враги старого образа жизни называли это презрительно «жить на подачки», «за чужой счет». Кончено, там были свои и достаточно крупные недостатки. Не всегда фонды распределялись поровну, по числу едоков, не все получатели помощи были честными, искренними или достойными, и недостаточно денег удавалось собрать и послать в Палестину, чтобы хватало даже на минимальные нужды. Но несмотря на человеческие и организационные промахи, характерные для любой социальной программы широкого распределения денежной помощи, халука была основной опорой еврейской жизни в Палестине в 19 веке.

В 1840 году рав Шмуэль Салант стал лидером ишува аяшан в Иерусалиме, когда евреи уже были большинством населения святого города.4 Еврейская иммиграция в Палестину продолжалась медленно, но постоянно, и к 1880 году там проживало 25 000 евреев, из них 17 000 в Иерусалиме, - примерно, 10% общего населения страны.

Евреи жили в ужасных материальных условиях. Нищета, болезни,5 скудость земли делали жизнь обитателей Палестины чрезвычайно тяжелой. Но хуже всего для евреев было жестокое постановление и практика ислама о зимми6. К этой категории мусульмане относили всех «неверных» - кто не принял ислам. Их пророк Мухаммед провозгласил в Коране: «две религии не могут сосуществовать». Мусульмане прагматически толковали это так, что у них не может быть одного статуса. Хотя иудаизму и христианству и их носителям позволяли существовать на территории мусульманских государств, они должны были терпеть унижение. Следуя этой логике, когда в 1858 году мусульманина в Хевроне обвинили в воровстве у евреев и вандализме по отношению к ним, он заявил, что «с незапамятных времен его семья имеет право входить в еврейские дома и брать оттуда контрибуцию, когда он пожелает, не представляя отчета».

Турецкие правители и арабские обитатели страны постоянно жестоко преследовали беззащитное еврейское меньшинство в Палестине, творя насилие и произвол. В 1839 году британский консул в Иерусалиме В. Янг писал: «...едва ли пройдет день, чтобы я не услышал о новом проявлении тирании и притеснения против евреев. Два раза мне удалось добиться справедливости для евреев в конфликте с турками, но требовать справедливости по отношению к евреям - новость в глазах этих людей». Однако евреи продолжали прибывать, движимые открывшейся возможностью реализовать вековую мечту.

Еврейская структура в Стране Израиля начала формироваться, несмотря на нищету и дискриминацию. В 1855 году сэр Мозес Монтефиоре приобрел землю в Иерусалиме для еврейского поселения к западу от стен Старого города.7 В 1854 году открылся госпиталь Мисгав ладах, за ним больница Бикур холим8 и в 1858 году учебный дом Хабада - Бейт Менахем. Дома для еврейской бедноты Батей Моше строились в шестидесятых годах девятнадцатого века. В 1864 году была построена знаменитая синагога Хурва и открыта посреди еврейского квартала Старого города в Иерусалиме. В том же году открылась школа для девочек имени Эвелины де Ротшильд. В 1858 году в Иерусалиме была двадцать одна синагога, у мусульман только одиннадцать мечетей и у христиан всех конфессий 21 церковь и дома собраний.

Но у евреев не было единства. Напряженные отношения были между ашкеназим и сфарадим, остро соперничали колели. Маскилим пытались открыть «новые» школы в Иерусалиме и проникнуть в общину, что ветречало отпор других ашкеназим. Даже рав Шмуэль Салант, хоть его и признавали главным раввином Иерусалима, затруднялся установить гармонию.

Знаменитый британский археолог и исследователь Чарлз Уоррен, воспоминая о своем пребывании в Иерусалиме, писал в 1876 году:

Есть неистребимая гордость и уверенность в европейских евреях, которой я мог только восхищаться. Одетые в лохмотья, они проходят по Старому городу с таким достоинством, будто на них драгоценные мантии, и никому не уступают дорогу. Годы угнетения не подавили их древний дух. Если бы только они работали и объединились, они бы стали очень важным народом, ибо их мужество и крепость проявляются даже в нищете и истощении.

Великие раввины9 из Европы продолжали приезжать в Иерусалим в 19 веке, что вносило в общину новую жизнь, хотя и способствовало ее раздроблению.

Евреи Иерусалима воспринимали себя как святую общину. Они вели благочестивую, простую, добрую жизнь, помогали друг другу. Несмотря на преследования и бедность, они считали, что им посчастливилось, они радовались и гордились тем, что они жители Иерусалима (.йерушалмим). И ощущали, что выполняют святую миссию - сохранять, благодаря изучению Торы, молитвам и благочестию, еврейское присутствие в Святом городе, пока не придет Машиах.

Ученики Гаона из Вильно10 и Бааль Шем Това11 посеяли святое семя в Иерусалиме, и их потомки выжили, выросли и расцвели. Понятно, что они стремились всеми силами защитить Иерусалим, считая его особым местом, идеалом святости и службы Творцу. Иерусалим снова стал жизненным центром еврейского мира.

В конце 70-х - начале 80-х годов в России возникло сильное движение в поддержку эмиграции в Палестину, Хибат Цион12 (Любовь к Сиону), его сторонники назывались ховевей Цион - «любящими Сион». Так, за двадцать лет до Герцля и возникновения политического сионизма была создана организация, способствующая еврейской эмиграции из России в Палестину. Ее целью было не только поддерживать евреев, которые уже приехали в Палестину и поселились там, но и побудить к этой эмиграции широкие массы евреев России. Цель их была не политическая, они хотели создать еврейские сельские поселения по всей Стране Израиля, где только возможно.

В 1884 году плохо организованная группа ховевей Цион собралась в Катовицах (Польша), чтобы создать общенациональную организацию. Признанным лидером движения был доктор Леон Пинскер.13 В нем принимали большое участие раввины. Рав Цви Гирш Калишер14 умер перед собранием в Катовицах, но был признан в мире одним из лидеров этого движения. Рав Нафтали Цви Йегуда Берлин из Воложина также был известен своей активной поддержкой целей ховевей Цион. Многие известные раввины России не раз подписывали общественные письма в поддержку движения.15 Возможно, самым динамичным лидером движения был рав Шмуэль Могилевер из Белостока. Это он заинтересовал барона Эдмона де Ротшильда16в еврейской колонизации Палестины.

Начиная с 1881 года, Ротшильд основал много еврейских поселений в Палестине. Среди них Экрон, Г адера, Ришон-Лецион, Зихрон-Яаков (где находится его усыпальница), Рош-Пина, Йесод-Амаала, Метула и Хадера, все они основаны до начала эпохи политического сионизма. В 1878 году была основана Петах-Тиква (Врата Надежды),17 населенная в основном ортодоксальными евреями из Иерусалима. Винодельческую компанию Кармель18 (1882 год) барон Ротшильд создал и поддерживал, пока она не достигла большого успеха.19

Все это способствовало эмиграции групп евреев из России в Палестину. Одна из них, Билу20, сформировала ядро первой алии21 - первой волны большой современной иммиграции в Палестину. Между 1881 годом и началом первой мировой войны более шестидесяти тысяч евреев покинули Восточную Европу и поселились в Палестине.

Ховевей Цион особенно влиял на молодых, идеалистичных и светских евреев. Традиционные евреи старшего возраста продолжали эмигрировать в Иерусалим, Яффо, Цфат, Тверию и Хеврон, вливаясь в ишув аяшан и систему халуки. Но их превосходил числом поток новых иммигрантов, вдохновленных идеями Ховевей Цион, а позднее политическим сионизмом.

Внутри Ховевей Цион также возникли разногласия о проблемах, которые были в сердце еврейской жизни девятнадцатого и двадцатого веков и сохранились спустя столетие. Должны ли евреи оставаться традиционными, соблюдающими заповеди, продолжая всю еврейскую историю, которая длится тысячи лет, или стать светскими гуманистами, радикально отличающимися от всех предшествующих поколений? Надо ли бороться за политически независимое государство в Палестине или оно может находиться в любом месте? Стоит ли создавать автономный духовный или культурный центр под суверенитетом благосклонного нееврейского государства и не заботиться о политической независимости? Быть ли евреям «светочем для народов» или стать «нормальным» народом: «как у всех народов, должен быть дом и у Израиля»?

Ашер Гирш Гинцберг,22 известный под псевдонимом Ахад Гаам (Один из Народа), был возмутителем спокойствия в Ховевей Цион. Он высмеивал чаяния этого движения, его поддержку поселений, ферм и национального строительства в Палестине. Он внушал, что решение еврейской проблемы лежит в «подготовке и возвышении сердец», создании новой еврейской культуры и литературы на языке иврит и еврейского духовного центра, который переучит еврейский народ в свете новых идей современного мира.

Он считал, что само по себе государство в Палестине не снимет проблему, а лишь усилит ее. Только светский дух, культурное превосходство и моральные ценности убедят мир в правильности еврейской позиции в обществе и так устранят антисемитизм, решат «еврейскую проблему». Этот наивный и странный взгляд на еврейскую ситуацию не произвел впечатления на массы Израиля. Однако Ахад Гаам оказал большое влияние на маленькую, но энергичную и влиятельную группу еврейской интеллигенции своего времени, и его неоправданное историей представление до сих пор, спустя век, имеет сторонников в еврейском мире.

Многие светские и религиозные еврейские лидеры, которые поддерживали идеал Ховевей Цион, старались предотвратить проявления мессианского духа в этом движении. Большинство основателей этой организации считали в конце 19 века заселение Палестины реальным, достижимым и логичным методом, который поможет решению «еврейской проблемы». Но они понимали, что народ, ожидающий Мессию, в истории которого поэтому уже не раз появлялись лжемессии, может так воспринять массовое переселение в Палестину. Поэтому они старались, чтобы никто не называл это движение наступлением «конца дней».23 Пинскер и светские лидеры не верили в Мессию и не могли представлять возвращение в таком свете. Отрицание традиции побуждало их относиться к заселению Палестины холодно и прагматически, в рамках западных, светских представлений - национализм, экономическое развитие, социальный прогресс. В их мировоззрении и планах царю Давиду (предку великого праведника, лидера народа, Машиаха) не было места.

Вначале религиозные евреи, сторонники Ховевей Цион, тоже не разделяли мессианские чаяния. Но ситуация евреев, материальная и духовная, была слишком хрупкой, чтобы поддерживать дикую мечту о воссоздании государства исключительно на светской и логической основе. Истинная сила этой идеи, ее общественная популярность исходили от духовного и религиозного корня. Тора с ее заповедями и обычаями сделала Иерусалим и Страну Израиля уникальным центром для евреев во всем долгом изгнании. Мистика, духовность сверхъестественный характер Иерусалима влекли евреев к нему. И Ховевей Цион был в значительной мере «религиозным» движением, хотя большую часть его руководства составляли светские люди, агностики. Этот парадокс на исходе девятнадцатого века привел это массовое движение к концу и стал причиной кризиса его наследника, политического сионизма.

Из-за «религиозной» основы движения дух мессианизма нельзя было полностью скрыть. Главным пророком возвращения в Сион не просто как практического решения «еврейской проблемы», а как начала мессианского процесса был раввин Иегуда Алкалай из Югославии (1798-1878). Он активно продвигал проекты сэра Моше Монтефиоре и Альянс исраэлит универсель в Стране Израиля. В своей главной работе Раглей мевасер‘ он призывает еврейский народ «отделить десятину». Десять процентов европейских евреев должны переселиться в Страну Израиля, и десять процентов всех еврейских доходов следует инвестировать в еврейские поселения в Палестине. Он писал: «Все сроки (для прихода Машиаха) уже прошли. Не хватает только возвращения еврейского народа в страну Израиля - оно станет его национальным возрождением, благодаря которому Израиль примет правление и закон Творца. Нам надо лишь вернуться на нашу Святую Землю».

Этот призыв эхом отозвался в сердцах еврейского народа.24 Стремление в Цион, надежда на скорое пришествие Машиаха, сверхъестественная вера в возрождение Израиля после мучительного тысячелетнего изгнания, все это придавало движению Ховевей Цион мессианскую ауру, которой его лидеры тщетно пытались избежать. Евреи больше идентифицировали себя с романтизмом рава Алкалая, чем с прозаическими и педантичными планами доктора Пинскера.

1 «Старый ишув» - «старое поселение» - религиозные евреи, жившие в Иерусалиме, Израиле с давних пор, до начала первой волны алии в 1881 году.

2 Названо именем великого таны (мудреца времен составления Мишны> раби Меира, ученика раби Акивы (второй век, жил на севере Израиля и похоронен рядом с Тверией), который чудесным обра30м защищал свой народ и очень любил Страну Израиля.

3 Колели - учебные и социальные группы, обычно организованные на основе землячеств, стран исхода в Европе, они вместе формировали ишув аяшан.

4 Согласно замечательной книге Джона Петерса Со времен незапамятных, Нью-Йорк, 1984. Он пишет о 1840 годе: «Иерусалим населяли пятнадцать тысяч человек, из них 4 500 составляли мусульмане, 8 000 - евреи, остальные были христиане различных конфессий».

5 Среди евреев в Палестине в девятнадцатом веке особенно была распространена глазная болезнь трахома. Нередки были и эпидемии холеры.

6 Евреям, по статусу зимми, полагалось унижение: запрещалось ездить на коне, и разрешалось только на осле, ходить не по тротуару, а по мостовой и так далее.

7 Старый город - древний центр Иерусалима, обнесенный турецким правителем города высокой крепостной стеной. На купленных им участках построили дома и мельницу - районы Мишкенот шанааним и Ямин Моше.

8 Здание и больница с этим названием сохранились до сих пор.

9 Среди них рав Меир Ойербах (Имрей бина), рав Хаим Берлин (сын Нецива из Воложина), рав Ицхак Блазер (ученик рава Исраэля Салантера и бывший раввин Петербурга), рав Йегошуа Лейб Дискин (рав Бриска) и рав Элиягу Давид Рабинович-Тумим (Адерет, прежде раввин Слуцка и Поневежа, тесть рава Авраама Кука).

10 Литаим, «литовские» евреи.

11 Хасиды.

12 Цион (Сион) - гора в Иерусалиме, где располагался дворец царя Давида (начало государственности), рядом с Храмовой горой (где стоял Храм) - символ всеобъемлющего служения Творцу на Святой Земле во всех молитвах. Отсюда название ционут - сионизм стремление вернуться на родину, в Землю Израиля. - Г. С.

13 Автор Автоэмансипации, светский еврей - см. гл. 21.

14 1795-1874. Он убедил Альянс исраэлит универсель создать первую еврейскую сельскохозяйственную школу и общину в Палестине в 1870 году (около Яффо). Ее назвали Миквэ Исраэль.

15 Рав Ицхак Фейгенбаум из Варшавы, рав Йосеф Дов Бер аЛеви Соловейчик из Слуцка, позднее Бриска, рав Исраэль Моргенштерн, хасидский ребе из Пилов-Коцка, рав Меир Лейбуш Мальбим и рав Акива Йосеф Шлезингер (Лев аиври) из Венгрии, потом Иерусалима.

16 По прозвищу Надив айадуа (1845-1934) - «известный филантроп». Он вложил около семидесяти миллионов золотых франков в свои «колонии», которые потом передал поселенцам.

17 Большинство названий первых поселений в Израиле поселенцы брали из Танаха (еврейской Библии) или связывали с ним.

18 Кармель Ориенталь (Восточный Кармель), в отличие от компании Ротшильда во Франции - Кармель вайн компани.

19 Он также обеспечил поставку виноградных лоз из Франции, чтобы растить их в Стране Израиля.

20 Аббревиатура слов пророка Бейт Яаков Леху Венелха (Исайя 2:5): «Дом Яакова, давай пойдем». Конец фразы у пророка: беор Ашем «в свете Творца» (который указывает цель освобождения и проживания народа в Стране Израиля), по обычаю светских евреев использовать высокие слова для своих нужд, был опущен из этого лозунга.

21 Алия - буквально «подъем (к Творцу)». Согласно еврейской традиции, Земля Израиля (Святая Земля), ближе всего (в духовном плане) к Творцу, позволяя исполнять в ней больше заповедей, поэтому переселение в нее называется алией. Сионизм, выхолостив, использовал это понятие для себя, в светской истории так назвали большие волны современной нерелигиозной эмиграции. - Г.С. Первая алия продолжалась примерно 1881-1903, вторая - с 1904 года по 1914 год.

22 1856-1927. Жил в Одессе.

23 Фраза, которой пророки Израиля описывают эпоху Машиаха. Но раввины Калишер а Алкалай писали и говорили об этом как об «ускорении мессианского освобождения».

24 Великий лидер хасидов в конце девятнадцатого века, рав Цадок аКоэн из Люблина писал, что это - «период шагов Машиаха». Смотри его книгу Цидкат ацадик, п. 45. Но после основания сионизма он стал его противником: «Боюсь, мое прибытие в Иерусалим могут воспринять как одобрение сионистской деятельности... Я не двинусь с места, не поднимусь ради сионизма».

Благо или проклятие

Еврейская эмиграция в Палестину вообще и Ховевей Цион в частности вызвали резко отрицательную реакцию. Она была вызвана мессианством движения, верой, что возрождение произойдет посредством практических усилий без духовного обновления и соблюдения Торы, а также тесной связью с агностиками и атеистами и основополагающей светской философией.

Рав Моше Тейтельбойм1 (Ухель, Румыния-Венгрия) заявил еще в начале 19 века: «Я убежден: воля Б-га в том, чтобы мы не селились сейчас в Палестине по собственному желанию. Скорее мы должны дожидаться здесь в изгнании того дня, когда Машиах поведет нас на нашу землю». Заметим, что это заявление сделано за шестьдесят с лишним лет до рождения светского, политического сионизма. Поэтому оппозиция сионизму у части традиционного еврейства была принципиальной, а не только реакцией на светское руководство этого движения. Внук рава Тейтельбойма, Йекутиэль Йегуда из Сигета2 пытался силой препятствовать эмиграции евреев в Палестину. Когда планировал свою поездку рав Акива Йосеф Шлезингер,3 рав из Сигета постановил, по словам Шлезингера, что «всякий, кто поможет мне эмигрировать в Страну Израиля, как будто помогает усилить идолопоклонство».

Возвращение в Сион вызывало разногласия. Мессианство или поклонение идолам? Спасение или разрушение еврейского народа? Ясных ответов не было, споры шли весь последующий век. Но, несмотря на противоречия, евреи продолжали ехать. В 1883-1887 годах к западу от стен Старого Иерусалима выросли еще 8 поселений. В 1888 году Кфар Ашилоах, йеменская еврейская деревня4 была создана к югу от Иерусалима. Еще десять новых пригородов образовались в начале 90-х годов. Теперь еврейское присутствие полных веры евреев в Палестине, особенно вокруг Иерусалима, стало более очевидным. А с активностью сионистского движения оно получило новый энергичный импульс в ином направлении.

Разногласия по поводу заселения Палестины отразились и в галахическом споре о соблюдении Шмиты.5 В предыдущий год Шмиты (1882), в Палестине было очень мало еврейских фермеров, и они оставили в покое свои поля на этот год. Но быстрый рост числа ферм в середине восьмидесятых годов побудил раввинов, связанных с Ховевей Цион, рассмотреть проблему наступающей Шмиты

1889 года. Поселенцы, их спонсор барон Ротшильд и большая часть лидеров Ховевей Цион утверждали, что новый проект поселений рухнет, если целый год не обрабатывать землю.

Угроза закрытия поселений и прекращения помощи барона побудила раввинов, поддерживающих Ховевей Цион, осенью 1887 года собраться в Вильно. Двое из них, рав Мордехай Элиасберг из Бриска и рав Шмуэль Могилевер из Белостока решили издать галахический гетер разрешение, позволяющее в этом году обрабатывать землю.6 Но третье доверенное лицо, знаменитый Нецив (рав Нафтали Иегуда Цви Берлин) из Воложина, возражал против любого подобного гетера. И все же его опубликовали за подписями рава Йегошуа из Кутны,7 рава Шмуэля Могилевера и рава Шмуэля Занвиля Клепфиша из Варшавы. Гетер был еще усилен большим галахическим обсуждением в его защиту, изданным в 1888 году равом Ицхаком Эльхананом Спектором из Ковно.8 Но против него резко выступали раввины Иерусалима, Нецив,9 рав Давид Фридман из Карлина, рав Йосеф Дов Бер Соловейчик из Бриска и рав Шимшон Рафаэль Гирш.

Ажиотаж вокруг гетера ослабил Ховевей Цион. Кроме того, сказалось основное противоречие в отношении религиозных евреев к новым поселениям и особенно природе «нового Израиля», который тогда формировался на Святой Земле. Кроме вопроса о возможности соблюдения галахических требований в год Шмиты в новых поселениях были и социальные вопросы о жизненности системы халуки, еврейского труда, «который сам приносит освобождение», и «приспособления» иудаизма к новой реальности. Гетер возобновили в 1896 году - на этот раз без таких возражений, и в 1903 году - с еще меныпими протестами, а потом в 1910 году. Те, кто возражали против этого, не были побеждены, но эта практика среди тех, кто ей пользовался, уже стала рутиной.10 Однако противоречие осталось, и никогда не было разрешено, ни галахически, ни политически.11

1 1759-1841. Известен по названию своих знаменитых книг галахи и хасидизма, Исмах Моше. Основатель знаменитой династии Тейтельбойм, которую сегодня представляют главным образом последователи ребе из Сатмар.

2 1808-1883. Известен своими трудами по Торе, названными Йетев лев. Один из значительных хасидских лидеров той эпохи.

3 Автор Лев аиври, известный венгерский раввин.

4 Предшественник большой йеменской эмиграции в Израиль в двадцатом веке.

5 Шмита, или швиит, «седьмой» - «субботний год», когда по закону Торы Земля Израиля должна отдыхать (не занимаются сельскохозяйственными работами). Были разные мнения о применении этого закона после разрушения Храма, но реально этот вопрос не вставал до восьмидесятых годов девятнадцатого века, пока не появились сельскохозяйственные поселения барона Ротшильда и Ховевей Цион.

6 Здесь невозможно обсудить детально этот тонкий галахический вопрос. В общем, разрешение дали на основании временной продажи земли нееврею, включая год Шмиты, и только на этот год.

7 Известный польский раввин.

8 Крупный посек - законодательный авторитет своего времени.

9 Его кредит постоянного защитника Ховевей Цион снимал подозрение в общественно-политических мотивах.

10 В поддержку гетера в 1910 году раввин Яффо Авраам Ицхак Кук написал книгу Шабат аарец, за что его резко критиковали раввины Иерусалима и рав Яаков Давид Виловский (Ридваз) из Цфата.

11 После создания государства гетер практически утвердил Главный раввинат Израиля (созданный главным раввином Авраамом Куком) как возобновляемый без обсуждений. Но часть фермеров и ферм на него не полагались, и процент еврейской земли, оставляемой в покое в год Шмиты, вырос. Вопрос о гетере обострился с приездом в Израиль Хазон Иша и его исследовательской работой о субботнем годе, а потом в шмиту 1987 года, когда Израиль импортировал много зерна, чтобы удовлетворить нужды тех, кто не полагался на гетер.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СИОНИЗМ - Дело Дрейфуса

Конец девятнадцатого века вызвал драматические события в еврейском мире, и почти все печальные. Однако их ареной стала не Восточная, как можно было предположить, а Западная Европа. Евреи Франции, Германии и Австрии уже десятилетия радовались равноправию. Реформа и ассимиляция набирали силу. В девяностых годах девятнадцатого века всего несколько сот евреев Франции, не считая Эльзаса, были ортодоксами. Реформистские синагоги Франции ввели христианские ритуалы: в 1865 году частью службы стала органная музыка, раввины одевались как священники, а субботние службы проводили в воскресенье.1 Но, став более французами, чем сами французы, евреи Франции не почувствовали себя комфортабельно: в восьмидесятых годах организованный политический и национальный антисемитизм стал частью французской жизни.

В 1886 году Эдуард Дрюмон (1844-1917) опубликовал вирулентную антисемитскую книгу Ла Франс Жуив («Еврейская Франция»), В первый год публикации ее переиздали сто двадцать один раз, она стала самой читаемой книгой Франции. В 1892 году автор основал популярную антисемитскую ежедневную газету Лa либр пароль. В ней он обвинял евреев в использовании крови христиан для приготовления мацы, в «факте», что евреи распинали христиан еще в 19 веке, и в том, что старейшины Сиона контролируют мир.

Его взгляды разделяли многие слои французского общества, но особой популярностью они пользовались в офицерском составе французской армии. Трехсот офицеров-евреев, которые служили в ней, коллеги постоянно высмеивали, обижали и дискриминировали. Слева армию жалили анархисты и пацифисты, она испытывала унижение за разгром во франко-прусской войне 1870 года, озлоблена крушением надежд и страдала манией преследования. Одним из главных «врагов» она выбрала «еврейское влияние» в жизни Франции. Это сделало вооруженные силы естественным кандидатом для антисемитского инцидента, который недолго заставил себя ждать.

В октябре 1894 года газета Дрюмона опубликовала репортаж, обвиняющий офицера французского Генштаба, капитана артиллерии Альфреда Дрейфуса2 в передаче военных секретов Германии. Генералитет считал его виновным, но материала, чтобы подтвердить подозрения и осудить его не хватало. Под руководством майора Губерта Йозефа Генри и генерала Мерсье, министра обороны, было подготовлено «секретное дело» для передачи Дрейфуса под суд. Все оно было основано на подделанных документах.3 Защите дела не показали, на трибунал повлияло секретное ведение всего процесса.

21 декабря 1894 года трибунал встретился в камере. где объявил Дрейфуса виновным в шпионаже и осудил на пожизненное заключение на Чертовом Острове (самой строгой колонии в Карибском море). Его лишили воинского звания и публично унизили его воинскую честь. 3 января 1895 года Дрейфуса провели по улицам Парижа на посмеяние толпы, из которой многие кричали «Смерть евреям». Во дворе Военной школы с него сорвали эполеты, а шпагу преломили о колено. Сосланный в эту адскую дыру на Карибском море, Дрейфус, как и его противники, считал, что на этом инцидент исчерпан.

Но на этом все не закончилось. Франция разделилась на два лагеря - за и против Дрейфуса. Этот конфликт поднял вопрос о роли церкви и клерикализма в антисемитизме как образе французского общества, что противопоставило французскую интеллигенцию и политических лидеров. Эмиль Золя,4 видный парижский журналист и плодовитый писатель, опубликовал в 1898 году знаменитое произведение «Я обвиняю»,5 раскрывая несправедливость суда, требуя пересмотра дела и освобождения Дрейфуса. Ажиотаж во Франции по этому поводу дошел чуть не до открытых гражданских столкновений.

Наконец в 1899 году Дрейфуса вернули с Чертового острова для пересмотра его дела. Обнаружили подделку документов, сговор и истинных виновников, но французская армия все-таки не признала публично ошибку. Второй трибунал снова обвинил Дрейфуса, хотя сменил пожизненное наказание на пятилетнее заключение, и время на Чертовом острове засчитал как исполнение приговора.

Однако вторичное извращение правосудия вызвало международное осуждение. Политическое и социальное бурление во Франции продолжалось. Со временем, когда левые пришли к власти и возглавили правительство, сторонники Дрейфуса взяли верх. В 1906 году с Дрейфуса сняли вину и произвели его в звание майора. Но беды на этом не кончились. Его легко ранили при попытке убить в 1908 году. Напавшего схватили и судили. Дрейфус служил как артиллерийский офицер французской армии еще в первой мировой войне. Потом вышел на пенсию и умер в возрасте шестидесяти шести лет, так и не оценив роли, которую провидение назначило ему в истории.

В Вене возникла Христианская социалистическая партия, ее возглавил австрийский бюргер Карл Люегер (1844-1910). Он вел предвыборную борьбу за место мэра Вены с откровенно антисемитской программой. В мае 1895 года он подавляющим большинством был избран мэром. Хотя Люгер больше грозился, чем делал, и показал себя хорошим администратором, его выборы продемонстрировали отношение к евреям в «новой Европе». Как недавно выразился один историк: «Либеральный реформизм западных евреев девятнадцатого века все надежды возлагал на европейскую демократию, которая в результате и пришла к власти в Вене. И тогда она показала, что к евреям демократия не относится».

1 Десмонд Стюарт, Теодор Герцлъ, Лондон 1974, стр. 143.

2 1859-1935. Он не был ни злодеем, ни героем. Холодный, официальный, надутый, в пенсне, он не был настоящим офицером и еще меньше евреем. В ужасе от скандала вокруг него, он вызывал жалость и не старался добиться реабилитации. И все же его имя стало синонимом еврейской проблемы, а его оправдание - индикатором еврейских прав в Европе.

3 Его фальсификация раскрылась, и Генри совершил самоубийство.

4 1840-1902. Автор многих романов, поднимающих социальные темы, он не был евреем, как утверждала антисемитская пропаганда.

5 12 января 1898 года Золя в парижской газете Орор поименно обвинил лидеров правительства и вооруженных сил в незаконных действиях и тайном сговоре в отношении этого суда. На основании этой статьи на него самого подали в суд, который осудил его: семь присяжных заседателей против пяти. Чтобы избежать санкций, ему пришлось тут же уехать в Англию.

Теодор Герцль

Но в Вене жил и еврей, который повлиял на ход еврейской истории. Среди иностранных корреспондентов, освещавших дело Дрейфуса, значился журналист газеты Neue Freue Presse6 Теодор Герцль (1860-1904). Ассимилированный еврей родом из Будапешта, он вырос в Вене и был в высшей степени новым европейским евреем, не обремененным традицией. Его дед, Шимон Лейб Герцль (1805-1879) был религиозным человеком, верным учеником рава Йегуды Алкалая, духовного наставника Ховевей Цион. А отец Теодора, Яаков (1835-1902), и мать Жаннет (Нее Диамант 1839-1911) уже, в общем, не соблюдали традиции. Хотя Теодора обрезали, и у него была бар-мицва,7 его отношение к иудаизму было чисто формальным. Он не знал иврита и основных обычаев Израиля. Есть даже сомнение, была ли еврейкой его жена Юлия (Нее Нашанер, 1868-1907). Во всяком случае, хупы (религиозной свадебной церемонии) у них не было.

Герцль был посредственный драматург, но отменный журналист, импозантный человек, высокого роста, статный, с высоким лбом, пронзительными глазами и большой черной бородой. Он был умен, его окружала аура авторитетности, что делало его харизматической личностью. В начале девяностых годов Герцль выступал за крещение всех еврейских детей как единственное решение «еврейской проблемы». Как драматург он даже придумал большой парад и церемонию крещения, на которую придут высшие чины Церкви и ведущие еврейские деятели мира (включая его самого). Но суд Дрейфуса и распространение антисемитизма изменили взгляд Герцля на «еврейскую проблему», его жизнь и карьеру.

Теперь он предложил иное решение этой проблемы, простое, но казавшееся нереальным: у евреев должна быть своя страна. Он написал маленькую книгу Der Judestaat (Государство евреев), в которой красочно и фантастически изобразил новую еврейскую родину.

Она напоминала Венецию. Первым лидером должен был стать Ротшильд. Просторные, прекрасные города с большими площадями и парками. Еврейские кварталы из всех городов мира следовало перевезти и отстроить в новой стране. Официальным языком нового государства предполагался немецкий язык, а формальная одежда для всех государственных служб - по моде.8 Все детали и положения не отталкивали еврейских мечтателей, которые читали эту книгу и откликались на ее призыв.

Многие евреи интуитивно ощущали практичность этого плана: родину можно обрести, сделать мечту реальностью. Герцль созвал на встречу еврейских лидеров, чтобы обсудить новую идею родины. Она получила имя «сионизм».9 29 августа 1897 года в городском казино Базеля (Швейцария)10 открылся первый конгресс, на котором присутствовали делегаты из шестнадцати стран. Среди них Макс Нордау (1849-1923) из Франции, он поеле Герцля возглавил сионистского движения.

Хитрый и проницательный политик, склонный к компромиссам, Нордау составил большую часть первой программы сионизма. Как и Герцль, он был агностиком, если не атеистом. Оба делали упор на элиту. Но парадоксально, что сердцем сионистского движения были простые евреи из Восточной Европы, для них это была мечта. Герцль называл их пренебрежительно своей «армией шнореров (нищих)», но они больше ассимилированных, богатых и искушенных лидеров сионистского движения понимали и ценили возможности сионизма. Соединяя новое политическое видение с древней верой в Цион и его возрождение, они обеспечили успех сионизма.

Первый сионистский конгресс определил цели сионизма: «Создание для еврейского народа законного дома в Палестине». Герцль не был патриотом Палестины как государства евреев, поэтому предложил потом основать его в Уганде. Но «шнореры» не рассматривали ничего кроме Иерусалима и Израиля, и Герцль согласился.

Первый Сионистский конгресс взбудоражил еврейский мир, особенно в Восточной Европе. Евреи обсуждала сионизм, его цели: с 1897 года его не мог игнорировать никто. Герцль был в эйфории: «Если подвести итог Базельского конгресса словами, которые не хотелось произносить публично, то вот они: в Базеле я основал еврейское государство. Сказав это вслух, я услышал бы в ответ общий смех. Но, может быть, через пять лет, и уж точно через пятьдесят, об этом будут знать все».11

Герцль радовался популярности. Его гигантское самолюбие переросло в мессианское самоощущение. Он не соблюдал традицию, но приблизился к еврейству, посещая синагогу, знакомясь с раввинами и иудаизмом.

6 Ведущая либеральная венская газета Новая свободная пресса, которой владел ассимилированный еврей. Она никогда не признавала роли Герцля в сионистском движении и само это движение, подобно Нью-Йорк таймс того времени.

7 Ганс, единственный сын Герцля, не был обрезан, ему не устраивали бар мицву.

8 Официальная форма одежды, высокие шляпы, фраки и так далее были фетишем Герцля, он практически навязал их всем членам первых шести сионистских конгрессов. Частично это было отражением его преклонения перед имперской Германией и ее образом жизни.

9 Это название придумал Натан Бирнбаум, лидер еврейских студентов Вены в 1893 году, за четыре года до первого сионистского конгресса. Позднее Бирнбаум порвал с сионизмом и стал одним из ведущих теоретиков и генеральным секретарем несионистского движения Агудат Исраэль.

10 Сначала он хотел устроить встречу в Мюнхене (Германия), но еврейская община города боялась, что это поднимет вопрос об их лояльности Германии и скомпрометирует их, поэтому они выразили официальный протест, и Герцль снял это предложение.

11 Полные дневники Теодора Герцля.

Ортодоксальная оппозиция сионизму

Значительная часть религиозных евреев пламенно протестовали против сионизма. Хотя на Первом сионистском конгрессе было немало религиозных делегатов, в том числе и известные раввины, сам сионизм как движение, его конгресс и организации были совершенно светскими. Постепенно движение стало крайне светским и антирелигиозным.12

У богобоязненных евреев было много мировоззренческих и практических причин для оппозиции сионизму. Во-первых, опасение, что он станет вытеснять традиционный дух Торы в массах Израиля. Это и произошло в сионистской организации и обществе, когда стремление обжить Палестину стало доминирующим фактором в еврейской жизни почти за счет всего остального.13 Особенно остро поднялся этот вопрос, когда в 1898 году Конгресс предложил и затем стал организовывать школы, лагеря и семинары, чтобы продвигать новую «культуру» в еврейской среде. В основном эта «новая» культура была антирелигиозной, не уважала еврейское прошлое и намеревалась создать «нового еврея», не скованного опытом изгнания и требованиями Торы.

На ранних конгрессах сионистское движение заявляло, что нейтрально по отношению к религии, но нейтральность по вопросам галахи (еврейского закона) автоматически означает оппозицию. Отрицать авторитет галахи на основе «нейтралитета» - это противостоять ей. Так сионизм стал инструментом побежденного движения Аскалы в его новой атаке против еврейской традиции. Теперь это было подано в более успешной и привлекательной для масс форме. В общем, сионизм украл религиозную идею, которую еврейский народ хранил как сокровище тысячи лет, и облек в светскую упаковку. В таком виде он был смертельной угрозой Торе и первенству галахи в еврейской жизни.

Сионизм определил еврейский народ не на основе откровения, полученного на горе Синай, на Торе и традиции. Для сионистов он стал народом с так называемой общей «культурой», нееврейской по происхождению и взгляду на мир, их целью была нация ради нации.

Тысячи лет основа еврейской жизни соответствовала древнему высказыванию Саадьи-гаона: «Наш народ является народом благодаря принятию Торы». Сионизм отверг эту основу, провозгласив: «Наш народ является народом благодаря культуре, географии, национализму и преследованиям».14 Эту идею традиционное еврейство принять не могло. Даже движение религиозного сионизма никогда не соглашалось с этой философией сионизма, но пыталось прагматически сотрудничать с ним, чтобы достичь общих целей: создать еврейское государство и обеспечить его физическую безопасность. Однако многие религиозные евреи отшатнулись и от этой программы, восприняв новую идеологию сионизма как опасную, угрожающую и ведущую к разрушению.

Второе возражение против сионизма основывалось на мировоззрении его лидеров, которые были, хотя бы в прошлом, ассимиляторами и агностиками. Могло ли спасение прийти к Израилю от людей, которые ели некошерную пищу, не соблюдали шабат, не имели серьезного еврейского образования, не знали иврита? Вряд ли, сказал и руководители религиозных евреев. Если у Ховевей Цион - Любящих Сион - были сильные религиозные руководители, и даже маскилим15 в их руководстве были в основном евреями, которые соблюдали законы хотя бы публично, то сионистское движение, за исключением Усышкина,16 Райнеса17 и Фишмана,18 возглавляли почти исключительно не соблюдающие традицию евреи. Это побудило многих евреев, действительно любящих Сион и положительно относящихся к сионизму, отвернуться от него. Те, кто сделали сионизм привлекательным для маекилим, оттолкнули от него массы благочестивых евреев.

Третий фактор, который побудил религиозных евреев отрицать политический сионизм, - это мессианизм, который хоть и не провозглашался, однако был его неотъемлемым качеством. Сам Герцль не верил в идею Мессии, но не отказался от комплимента, когда его так назвали.19 Публично Герцль описывал сионизм как чисто светское национальное движение, сформированное, чтобы решить практическую задачу - бездомность и преследование евреев. Сионизм «был решением гуманистической проблемы светскими средствами». Но массы Израиля воспринимали его иначе. Это движение как-то возвращало им униженное достоинство, древнее величие и возвышенные обещания пророков. Поэтому оно связывалось со сверхъестественным мессианским процессом, если и не с самим мессией. Рав Райнес, основатель Мизрахи,21 также явно отрицал мессианскую природу сионизма, даже религиозного сионизма.22 Несмотря на это, мессианский элемент в сионизме, который проповедовали Алкалай и Калишер, чувствовался в Мизрахи. Общее мнение по этому вопросу солидаризировалось с мнением рава Авраама Кука23 о том, что сионизм был частью Божественного процесса освобождения, который приведет к приходу Машиаха (мессии). Но в глазах больших раввинов сионизм как национальное движение мог быть только лжемессией. В нем не было ничего, что соответствовало традиционным еврейским идеям о мессианской эпохе. Мессия должен был быть человеком, а не организацией. Великим ученым, соблюдающим евреем, потомком царя Давида, который представляет Тору и ведет евреев и мир к духовному освобождению. Ни один из первостепенных лидеров сионизма даже отдаленно не соответствовал этому описанию. Поэтому для этих раввинов и ученых людей сионизм мог быть только лжемессией, а его поражение - благом для еврейского народа.

12 Пол Джонсон, История евреев, стр. 404, пишет: «Широкая, хотя и не всеобщая, оппозиция благочестивых евреев сионистской программе подвинуло ее и передало в руки светских радикалов».

«Главная заповедь - жить на Земле Израиля», - часто провозглашают сионисты. Лишенный истинно религиозного содержания, этот лозунг не только эффективно противостоит соблюдению всех заповедей, но и, выхолащивая древнюю идею. Не исполняя велений Творца, они не соединяют себя духовными связями ни с Ним, ни с Его землей, поэтому не питают к ней особых чувств. Это часто ведет к последующей эмиграции «сионистов» из Израиля и их готовности безвозмездно отдать его землю врагам. - Г.С.

14 Очень похоже на сталинское определение нации, на основе которого он называл евреев не народом, а безродными космополитами. Г. С.

15 Сторонники светского образования - в противовес религиозной учености.

16 Менахем Мендель Усышкин (1863-1941), ведущий русский сионист. Выступал против политического сионизма Герцля и был намного ближе по духу к идеям Ахад Гаама, но сыграл большую роль в развитии сионистского движения, Еврейского национального фонда и Еврейского агентства. Он был очень привлекательным человеком, одаренным оратором и соблюдающим традиции евреем.

17 Рав Яаков Райнес (1839-1915), раввин Лиды в Литве. Учился в ешиве Воложин, был прекрасным оратором, поддерживал Ховевей Цион. В 1909 году он основал движение Мизрахи, поэтому по праву должен считаться отцом «религиозного сионизма». Несмотря на первоначальный энтузиазм по отношению к сионизму, он потом перестал принимать участие в его организации, посвятив все силы основанной им ешиве в Лиде. Как и ее основатель, она была противоречивой, сочетая религиозное и светское образование с сионистской ориентацией. Главой ешивы тогда был знаменитый «Майтхетер илуй» - рав Шломо Полячек.

18 Рав Йегуда Лейб Фишман (позднее Маймон) (1875-1952) - один из основателей и лидеров Мизрахи. Плодовитый писатель и ученый, он посвятил жизнь сионизму, был министром религий в первом правительстве Израиля. Основал известное издательство «Мосад рав Кук» и был редактором научного журнала по Торе - «Синай». Он собрал одну из крупнейших в мире частных библиотек по религиозной еврейской литературе на иврите и обладал очень большим влиянием в сионистских и раввинских кругах. Он активно боролся за свои позиции, был искусным политическим лидером и противоречивой личностью.

19 Джонсон, стр. 399, и Стюарт, стр. 201, цитируют Герцля. Когда ему сказали при посещении синагоги в Софии, что он может повернуться спиной к Торе, поскольку «ты святее Торы», он поверил в это богохульство.

20 Джонсон, 403.

21 Религиозного сионизма, направления в сионистском движении.

22 «Наши усилия по заселению (Палестины) не имеют ничего общего с (идеей) мессианского освобождения Израиля» - Иш амеорот, Геула бат Йегуда, Иерусалим, 1985, стр. 81.

23 См. 28 главу «Для кого Палестина?» о нем и его философии.

15 Сторонники светского образования - в противовес религиозной учености.

16 Менахем Мендель Усышкин (1863-1941), ведущий русский сионист. Выступал против политического сионизма Герцля и был намного ближе по духу к идеям Ахад Гаама, но сыграл большую роль в развитии сионистского движения, Еврейского национального фонда и Еврейского агентства. Он был очень привлекательным человеком, одаренным оратором и соблюдающим традиции евреем.

17 Рав Яаков Райнес (1839-1915), раввин Лиды в Литве. Учился в ешиве Воложин, был прекрасным оратором, поддерживал Ховевей Цион. В 1909 году он основал движение Мизрахи, поэтому по праву должен считаться отцом «религиозного сионизма». Несмотря на первоначальный энтузиазм по отношению к сионизму, он потом перестал принимать участие в его организации, посвятив все силы основанной им ешиве в Лиде. Как и ее основатель, она была противоречивой, сочетая религиозное и светское образование с сионистской ориентацией. Главой ешивы тогда был знаменитый «Майтхетер илуй» - рав Шломо Полячек.

18 Рав Йегуда Лейб Фишман (позднее Маймон) (1875-1952) - один из основателей и лидеров Мизрахи. Плодовитый писатель и ученый, он посвятил жизнь сионизму, был министром религий в первом правительстве Израиля. Основал известное издательство «Мосад рав Кук» и был редактором научного журнала по Торе - «Синай». Он собрал одну из крупнейших в мире частных библиотек по религиозной еврейской литературе на иврите и обладал очень большим влиянием в сионистских и раввинских кругах. Он активно боролся за свои позиции, был искусным политическим лидером и противоречивой личностью.

Герцль прокладывает путь

Реформисты и ассимилированные евреи поначалу отвергали сионизм. Они чувствовали угрозу, которая исходила от «двойной лояльности»,24 и отрицали свою связь с Сионом и Иерусалимом. Боясь неизвестности, смущенный своим прошлым и историей, реформизм обвинял сионизм в анти-еврейской направленности и возвращении к древним дискредитированным чаяниям. Реформисты были убеждены: решение всех еврейских проблем - в скорейшей и полной ассимиляции. Евреи должны стать европейцами.

Реформа противилась каждому шагу возвращения в Цион. Для наследников Моисея Мендельсона даже светские сионисты были слишком евреями. Богатая группа еврейских филантропов, возглавляемая баронами Гиршем и Ротшильдом, выступила против плана Герцля и считала сионизм угрожающим еврейским интересам (и их личной судьбе). Мориц Бенедикт, владелец газеты Герцля в Вене, так формулировал страхи реформы и сторонников ассимиляции: «Никто не вправе брать на себя огромную моральную ответственность - приводить это в движение. Мы потеряем нашу нынешнюю страну (Австрию), прежде чем получим еврейское государство».25

Неспособные привлечь реформистов и ассимилированных, Герцль и сионизм сильно продвинули эту идею среди соблюдающих и традиционных еврейских масс - в основном благодаря способности Герцля обратить внимание мира на проблему преследований евреев и на сионизм как ее решение. Меньше чем за десять лет общественной деятельности Герцль сумел встретиться с лидерами крупнейших мировых держав, защищая еврейские интересы.

Герцль был мастером демонстрации и убеждения, его усилия приносили успех, даже если никаких особых записей о достижениях не оставалось. Он использовал антисемитизм Европы, чтобы убедить лидеров государств в необходимости удалить нежелательный элемент подальше от их границ. Вячеславу Плеве, министру внутренних дел царской России, инициатору погромов и дискриминации беззащитных русских евреев, Герцль сказал: «Вы проповедуете крещение... а мы бы намного больше хотели увидеть создание независимого еврейского государства, способного абсорбировать несколько миллионов (русских) евреев».

Германский кайзер Вильгельм дважды встречался с Герцлем, однажды в самой Палестине. Он обещал Герцлю повлиять на своего союзника, султана Османской империи, чтобы тот предоставил евреям возможность создать свою страну в Палестине. Конечно, из этого ничего не вышло, потому что кайзер был больше заинтересован в немецкой колонизации Палестины, чем в еврейском присутствии. И визиты Герцля к султану ни к чему не привели, все тонуло в византийской коррупции, лени, инерции, характерных для двора османского правителя в последние десятилетия его империи. Было ясно, что ни один мусульманский правитель Палестины не посмотрит благосклонно на национальное еврейское образование на исламской территории.

24 Не пустое опасение. Меня, например, спрашивал когда-то всерьез один московский студент-антисемит: а если Израиль с Россией начнут воевать, на чьей стороне будешь сражаться? - Г.С.

25 Джонсон, стр. 398. Предсказание Бенедикта подтвердилось с ужасающей точностью, хотя и не так, как он себе представлял.

26 Джонсон, стр. 400.

27 Есть знаменитая фотография: кайзер и Герцль в Палестине. Стюарт, стр. 272, считает, что фотография была сделана не случайно, Герцль организовал этот снимок, чтобы представить себя в выгодном политическом свете.

28 Фактически в результате попыток Герцля повлиять на султана, права евреев в Палестине в 1898 году были сильно ограничены. Турки были больше расположены вести переговоры о правах евреев под их управлением с несионистской организацией Агудат Исраэль. Во время этих переговоров в 1917 году турки обязались предоставить евреям после войны религиозную автономию в Палестине. Османская империя смертельно боялась сионизма, но турки проиграли войну - и потеряли Палестину.

29 Герцль также посетил папу римского Пия X, который сообщил ему: «Мы не можем одобрить движение [сионизма]. И не можем воспрепятствовать евреям ехать в Иерусалим, но никогда это не санкционируем. Иерусалим не должен перейти в руки евреев... Если вы поселитесь в Палестине и привезете за собой других евреев, мы приготовим достаточно церквей и священников, чтобы их всех крестать». См. X. Кулиц Сорбаней геула, Иерусалим, 1987, стр. 73. (Так и старается сейчас сделать христианство: по отношению к численности населения в Израиле миссионеров больше всего в мире. -Г.С.)

Уганда неприемлема

Из Германии и Турции Герцль повернул в Англию. В некоторых аристократических и литературных кругах викторианской Англии бытовало доброжелательноромантическое чувство к евреям.30 Героические фигуры евреев появлялись тогда в английской литературе, многие считали, что евреям следует дать свое государство. Летом 1902 года Герцль встретился с лордом Ротшильдом в Лондоне, а позднее с Джозефом Чемберленом, секретарем по делам колоний. Возникла идея основать еврейскую колонию под британским наблюдением и протекторатом в Восточной Африке, точнее в Уганде.31

На Шестом сионистском конгрессе 1903 года Герцль объявил об этом предложении Англии. Это раскололо сионистское движение. Восточноевропейские евреи под руководством Хаима Вейцмана выступили против Герцля. Для них сионизм означал одно - Иерусалим и Израиль. В этом они отражали чувства еврейских масс.

Но Герцль контролировал конгресс и согласился лишь на то, чтобы этот вопрос решало его следующее заседание. Однако здоровье Герцля стало ухудшаться. Возникли проблемы с сердцем, знаменитая черная борода стала седеть, безмерная энергия убывать, а дух елабеть. Он потратил значительную часть большого семейного наследства на сионизм, и теперь возникли дополнительные проблемы уже с деньгами. К лету 1905 года, когда собрался Седьмой сионистский конгресс, призванный решить вопрос об Уганде, Герцль умер, а у Англии уже появились по этому поводу иные мысли. Но и после смерти Герцля Англия никогда формально не отменяла своего предложения о еврейской колонизации Уганды.

Оппозицию этому плану на конгрессе вновь возглавил Вейцман и сильные восточноевропейские сионисты. Впервые после смерти Герцля в сионистских кругах его сильно критиковали. Ассимилированный еврей, пришедший к сионизму только в результате антисемитизма и суда над Дрейфусом, он никогда не оценивал глубины еврейской верности Палестине и Иерусалиму, которой горел сионизм его восточноевропейских коллег. Для него сионизм не был религиозной идеей, ветвью еврейской истории и традиции, а новым прагматическим подходом к решению проблемы еврейского страдания. Поэтому Уганда была приемлема, как любая возможная территория, чтобы стать еврейским домом. Он, в противоположность оппонентам, вышедшим из традиционных семей Восточной Европы, был верен идее государства для проживания евреев, но не еврейской земле. А их не привлекала возможность создать государство в любом другом месте мира, они полностью отвергли такую колонию.33

Многие делегаты не стали голосовать об Уганде из уважения к памяти Герцля,34 но в итоге конгресс решил не поддерживать еврейскую колонизацию нигде в мире кроме Земли Израиля. И сам Герцль перед смертью декларировал: «Палестина - единственная страна, где наш народ может обрести покой». Так в сионистском движении верх стала брать Восточная Европа. Хотя во главе него после смерти Герцля встал Макс Нордау, ассимилированный западный еврей, но контроль над политикой конгресса, этой аристократической организацией, перешел в руки Вейцмана и восточноевропейского лагеря, который он возглавлял.

3 июля 1904 года Герцль умер. Судьба его семьи полна трагической иронии. Сионистское движение создало фонд в помощь его семье. Чтобы не подвергнуть опасности эти вложения, Г ерцль перевел фонды сионистского движения, такие как Еврейский национальный фонд и Керен айесод, в облигации Австро-Венгерской империи, которые через десять лет обесценились.

Вдова Герцля умерла в 1907 году. Дочь Паулина, страдая от болей, привыкла к морфию и умерла в 1930 году, бездетная и одинокая. Его сын Ганс страдал от душевной болезни, в 1924 году был крещен в католицизм, потом вернулся в иудаизм и покончил собой после смерти Паулины. Он тоже умер бездетным. Труду, младшую дочь Герцля, убили немцы в «образцовом» концлагере Терезиенштадт в 1943 году. А ее единственный сын, последний потомок Герцля совершил самоубийство в 1946 году. Останки Герцля израильское правительство перенеело из могилы в Вене и похоронило на горе в Иерусалиме, названной его именем.

30 Хотя реальных евреев, жителей Англии девятнадцатого века, тамошнее общество подвергало издевательствам, насилию и дискриминации, английский антисемитизм был более дискретным и менее опасным, чем в континентальной Европе.

31 Обсуждалась территория примерно в границах современной Кении.

32 1874-1952. Он родился в Мотеле, в черте оседлости, получил традиционное еврейское образование. Молодым человеком он уехал в Берлин, где получил образование химика. Вскоре стал активным сионистом и отдал свою жизнь созданию еврейского государства. В 1948 году был избран первым президентом Государства Израиль.

33 Это служит частичным объяснением судьбы «автономной еврейской республики» в Биробиджане (на Дальнем Востоке России), основанной советской властью в двадцатых годах, которая прошла почти незаметно для мирового еврейства. Тот факт, что ее создали коммунисты, контролируемые Сталиным, и лишь номинально евреи, гарантировал ее будущее.

34 Среди них и многие члены Мизрахи! См. Геула бат Йегуда, Арав Маймон бедоротав, 1979, стр. 126.

СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ - Изменение мира

Десять лет перед первой мировой войной изобиловали событиями, сказавшимися на всем еврействе. Мощные силы боролись и меняли позиции, провоцируя ненужные конфронтации, вооружаясь для борьбы, а евреи в Европе постоянно страдали от антисемитизма.

Погромы в России множились, становясь все более кровавыми. После поражения России в войне с японцами и подавления попытки революции 1905 года организованные антисемитские группы типа «черных сотен» распространились в черте оседлости. Кишинев, Гомель, Киев и другие русские города стали ареной насилия и бессмысленной жестокости против евреев. Вена избрала антисемитского мэра. Кайзер Германии открыто выразил неприязнь к евреям, даже ассимилированным. Когда германская пресса стала критиковать одного его придворного, Вильгельм обвинил прессу в «еврейских сплетнях и клевете». Франция оправилась после дела Дрейфуса. Самая злостная форма европейского антисемитизма - «еврейская проблема» в виде «еврейского заговора», религиозной персонификации евреев как социальной и экономической Сатаны, при этом виноватой в убийстве бога, была экспортирована в Османскую империю.

Дипломат, социальный критик и писатель Коннор Круз О’Брайен, утверждал: «Результат импорта европейских форм антисемитизма на Ближний Восток был еще разрушительнее для арабов, чем для евреев». Он не позволил арабам реалистически и рационально взглянуть на евреев и сионизм. Миф о конспирации, всемогуществе и зловредности евреев зафиксировался в арабском сознании и поразил их психику в следующем столетии.

Но сначала пострадали от этого евреи. Во всем мире у них не было выхода, в отчаянии они стали прибегать к радикальным мерам, чтобы изменить свою ситуацию. Мало изменить еврейский образ жизни, говорили еврейские экстремисты, надо переделать все прогнившее мировое сообщество. Только разрушение старого мира со всем его злом и бедами даст расцвет новому миру.

Большинство евреев Восточной Европы хранили традицию, стараясь помочь обществу на основе социальных и межличностных аспектов галахи. Меньшая часть, светские евреи стали анархистами, революционерами, социалистами, коммунистами, профсоюзными деятелями и укрепляли демократические правительства, чтобы решить проблемы евреев и всего мира. Традиционные евреи стремились улучшить не формы общественного устройства, а себя, евреев, качества людей, душу.

Хафец Хаим

Движение Мусар, основанное равом Исраэлем Салантером, выросло и к концу девятнадцатого века произвело тихую революцию в традиционной еврейской жизни Литвы и Белоруссии. Это учение еще укрепилось благодаря влиянию и трудам великого ученого и святого человека из Радина, рава Исраэля Меира аКоэна Кагана (1838-1933). Этот гигант духа, интеллекта и провидения поставил задачу улучшить качество еврейского общества. Его самой популярной работой был Хафец Хаим1, название этой книги стало его прозвищем.

Эта книга составлена из законов и взглядов Торы на сплетни, клевету, злословие, оскорбления и так далее. Нравственное еврейское общество всегда относилось к злословию отрицательно, запрещало его, считало опасным и неприемлемым. Это главная причина разрыва и порчи отношений между людьми и разными социальными группами. Злословие вызывает фанатизм, порождает предвзятость и оправдываемую дискриминацию, подавление, социальную и экономическую эксплуатацию. Подняв этот вопрос, Хафец Хаим старался привлечь внимание к этике Торы и ее законам, ограничениям в речи, письме и других формах коммуникации. Он никогда не призывал удаляться от общества, наоборот, был прекрасным собеседником, но учил относиться к словам с исключительной осторожностью и вниманием.

Он показывал, что есть ценности выше неограниченной свободы слова. Спокойно и терпеливо он распространял призыв к миру, социальной гармонии и справедливости среди евреев Литвы, Польши и Белоруссии. В десятилетия, предшествующие первой мировой войне, его влияние и присутствие разбудили силы справедливости и равенства в традиционной еврейской общине, его личный пример простой веры и скромности вдохновил фундаментальное улучшение социальной жизни восточноевропейских евреев.

Хафец Хаим написал много работ о взглядах Торы на этику: книги и статьи для еврейских солдат в царской армии, еврейских эмигрантов в Америке и Южной Африке, для женщин в этом быстро меняющемся мире, для еврейских студентов, которые очень нуждались в духовной поддержке и направлении. Он проповедовал гигиену, здоровый образ жизни, общественную благотворительность и фонды беспроцентных ссуд. Делал акцент на праве трудящихся получать сразу справедливую плату, публично осуждая фабрикантов, землевладельцев и богатых людей за такие нарушения, особенно если это были соблюдающие заповеди евреи. Хафец Хаим боролся за сохранение святости субботы как основы еврейской жизни. Он говорил о центральном месте ешив, единственной еврейской надежды на будущее, и сам основал одну из важнейших в мире ешив в своем городе Радине.

Первоклассный ученый в сфере галахи, он был автором шеститомного труда Мишна брура, определяющего комментария к Шулхан аруху, разделу Орах хаим (излагающему основные законы, необходимые для современной еврейской жизни). А трехтомный труд Ликутей алахот показал его выдающуюся эрудицию в Талмуде. Мягкость обращения с людьми скрывала его железную волю. Этот человек небольшого роста доминировал в своем поколении.

Хасидские лидеры Польши также оказывали сильное воздействие на свою паству, чтобы улучшить в общинах отношения между людьми. Одним из замечательных хасидских лидеров того времени был рав Йегуда Арье Лейб Алтер, ребе из Гур.2 Он был примером скромности, смирения и стремления к высочайшим человеческим качествам, которые должен, по идее, воплощать хасид. Он сочувствовал рабочим, отстранялся от мирской власти и излишеств,3 постоянно стремился к справедливости, честности, искал истину и вдохновил десятки тысяч последователей улучшать себя и социальное окружение. Он призывал их «смотреть под штраймл, прямо в голову».4 Его сын и преемник рав Авраам Мордехай Алтер5 поддерживал ортодоксальные газеты и политику и дал хасидам организационную структуру и разумные социальные программы.

Несмотря на нападки светского еврейства, большинство евреев Польши были до первой мировой войны глубоко верующими людьми, большей частью хасидами.6 Сила и харизма рава Авраама Мордехая Алтера и верность его учеников были основными факторами, которые позволили перестроить польское еврейство после разрушений первой мировой войны. Программа хасидского движения для совершенствования хасидов и их социального развития была не менее прогрессивной и успешной, чем у светского еврейства, а средства мягче и благороднее. Но ее достижения менее известны - ортодоксальный мир девятнадцатого века не интересовали победные реляции, сообщения о достижениях и проектах.

1 Буквально «Кто хочет жить». Книга вышла в Вильно в 1873 году и перепечатана после этого множество раз.

2 1846-1905. Он известен по названию своей выдающейся книги Сфат эмет, содержащей глубокие интерпретации Торы и Талмуда.

3 Однажды он дал внуку большую сумму, состоящую из копеек. «Как я унесу все эти деньги? - пожаловался молодой человек,- Выше человеческих сил унести такую тяжесть». Сфат эмет ответил: «Подумай о бедном водоносе. Он получает три копейки за ведро, которое вносит высоко по лестнице. Сколько ему надо трудиться, чтобы заработать такую сумму. А ты получил ее так быстро».

4 У него была поговорка: «Этот мир не мир».

5 Штраймл - традиционная меховая шапка особой формы, которую в праздничные дни надевают хасиды. То есть он призывал их смотреть не на форму одежды, а на суть человека - Г.С.

1866-1948 י. Он известен по названию своей книги Имрей эмет.

6 Хотя многие сохраняли благочестие, но растущее число евреев становились радикальными и светскими и в это время. А беды и превратности войны разрушили структуру лидерства и изгнали массы людей из их домов, что привело к серьезным, необратимым нарушениям религиозной жизни.

Радикальные левые

Тихую революцию в еврейской жизни, начатую движением Мусар и продолженную традиционным еврейством на рубеже столетий, затмила в общественном сознании насильственная революция, навязанная светскими элементами еврейского общества. Небольшое еврейское меньшинство - радикалы, идеалисты, снедаемые ненавистью к себе, - провозгласили себя новыми лидерами еврейского народа. В сущности, их программа основывалась на том, что в еврейском народе нет нужды. В «новой» России, «новой» Польше, «новой» Германии, «новом» мире, провозглашали они, все проблемы уйдут сами собой. Различия исчезнут, социальная жизнь оздоровится. В «новом мире» еврейский народ со своей уникальностью и жизнью по Торе будет ненужным, только мешая прогрессу своим анахронизмом. Поэтому пред посылкой создания нового еврейского народа и нового мира должно быть исчезновение старого еврейского народа и старого мира.

Такой фундамент был у программы еврейских левых, Бунда,1 социалистов, коммунистов, рабочих сионистов, анархистов и универсалистов. Их неупорядоченное личное поведение, безответственная общественная позиция и высказывания, как и фанатичная энергия, пугали других евреев, но возбуждали гнев и террор у большинства нееврейских соседей в Европе. Так возник новый еврейский стереотип революционера-радикала. Он прямо противоречил старому образу еврея - «капиталиста, стяжателя и оппортуниста». Но оба стереотипа продолжали сосуществовать в европейском сознании при самых разных исторических обстоятельствах. В девятнадцатом и двадцатом веках евреев преследовали и убивали, повод всегда находился: за то, что они капиталисты и коммунисты, консерваторы и революционеры.

Лишь оглядываясь назад, мы можем подвести итоги и четко определить основной недостаток левых, которые пытались силой, революционным путем изменить мир.

Не сострадание мотивировало левых, ведь они причинили страдания многим поколениям. Их увлекала тоталитарная идея. Она была для них важнее реальности. Это была идея будущего, при котором все изменится, настоящее исчезнет и этой реальности больше не будет.

Левыми двигала идея: все человеческое чуждо. Все, что составляло плоть и крови человечества, отжило, безвозвратно устарело и должно исчезнуть. Это сознание представляет массовых убийц как прогрессивно настроенных гуманистов, гегельянских освободителей социального толка.

Еврейские левые убегали всеми способами от своего прошлого, иудаизма, проникнутого идеей Торы Всевышнего, принимая новую, сотворенную человеком Идею всем сердцем, а потом и бессердечно.

Неудавшаяся революция, которую пытались устроить левые в 1905 году, усилила антисемитские репрессии царского правительства. Это в свою очередь побудило других евреев занять еще более крайние позиции. Кроме того, царская власть стала теперь использовать в репрессивной тайной полиции (Охранке) еврейских агентов. Многие из них были двойными агентами, и их поведение

по отношению к отдельным личностям и в целом к еврейскому населению России вызывало у евреев ужас. Плюс к этому, занятие западноевропейских евреев искусством, наукой и коммерцией, прежде для них закрытых, разжигали ненависть русских антисемитов и негативное отношение масс русских евреев, которые до тех пор не слышали о подобной деятельности.

Современно мыслящие евреи России хотели повторить успех своих западных братьев, что вызвало ксенофобию правящего класса России, который стал еще больше подозревать евреев. Такие евреи как Ратенау,1 Малер,2 Шонберг,3 Писарро,4 Шагал,5 Модильяни,6 Фрейд,’ Бергсон,2 Кафка,3 Сутин,4 Эйнштейн5 революционизировали современный мир. Общественность воепринимала их как евреев, поэтому они также привлекли внимание старого мира и всех сил, которые пытались воспрепятствовать его изменению, что усилило «еврейскую проблему».

1 Социалистически ориентированное профсоюзное движение, созданное в Польше, действовало и в России. Подобная организация была и в США.

2 1867-1922. Вальтер Ратенау, германский промышленник и министр иностранных дел. Убит правыми антисемитскими германскими националистами за свою роль в переговорах о перемирии в конце первой мировой войны.

3 1860-1911. Густав Малер, знаменитый композитор и дирижер, возглавлял императорскую оперу в Вене. Крестился и стал католиком, чтобы получить этот престижный пост. Большой новатор, музыкальный гений, но еврей, изменивший вере.

4 1874-1951. Арнольд Шонберг, протеже Малера, автор додекафонной музыки (основанной на октаве из двенадцати тонов), оказал сильнейшее влияние на современную классическую музыкальную композицию. Еврей по рождению, воспитанный как католик, он крестился в протестантизм, но с приходом Гитлера вернулся к еврейской вере.

4 Камилл Писарро, 1830-1903, один из великих французских импрессионистов.

5 Марк Шагал, 1887-1985. Крупнейший еврейский художник, новатор, раскрывший яркий, фантастический мир еврейской души и традиции, родился и учился в Белоруссии, после революции эмигрировал во Францию, творил до последних дней долгой жизни. В еврейском мире он особенно известен витражами двенадцати колен еврейского народа в синагоге Еврейского университета в Иерусалиме.

6 Модильяни, 1884-1920, родился в Италии, жил в Париже. Несмотря на короткую жизнь, стал одним из самых крупных и своеобразных художников 20 века.

Агудат Исраэль

Сознавая перемены, происходящие в социальной жизни Европы, и влияние светской жизни, сионизма и левых, традиционное еврейство пыталось сгруппироваться для битвы. В польско-прусском городе Катовицы в 1912 году собрались представители основных направлений традиционного еврейства, чтобы создать международное движение для сохранения Торы и традиции в еврейской жизни. Организацию назвали Агудат Исраэль (Связь Израиля). Ее лидерами стали последователи рава Шимшона Рафаэля Гирша из Германии, крупнейшие хасидские лидеры Польши, многие ведущие представители «литовских» общин и ешив, а также руководители венгерского еврейства.

Одним из ведущих теоретиков организации стал бывший светский сионист Натан Бирнбаум.1 А Яков Розенхайм (1870-1965), интеллектуал из Франкфурта, искусный администратор и оратор с западным образованием и мировоззрением, стал административным главой Агудат Исраэль. Рав Хаим Озер Гродзенский2 из Вильно и ребе из Гур, рав Авраам Мордехай Алтер, были духовными лидерами и идеологическими авторитетами в Воеточной Европе, мобилизовав массы традиционных евреев в поддержку созданного союза. Агуда также получила благословение Хафец Хаима.

В ней были представлены разные течения, взгляды и фракции. Западническое немецкое еврейство не вполне сочеталось социально и политически с хасидами Польши и интеллектуалами из Литвы. В Агуду входил и старый ишув Иерусалима, хотя они часто конфликтовали. Чтобы сохранить единство организации и поддерживать ее ведущую роль - крыши для всего традиционного еврейства - Агуда согласилась, чтобы у каждой общины евреев было право поддерживать свой стиль жизни и традиции, и чтобы она не подчинялась авторитету никакой другой группы, общины или иных раввинов (даже из самой Агуды). Организация не воспринимала себя как всемирное движение или альянс разных ортодоксальных групп, а скорее как голос Израиля, народа Торы, поэтому было естественно, что в нее входят все группы евреев со своими традициями.

В начале у Агуды не было особого признания в традиционных кругах, а Мизрахи, религиозное сионистское движение, основанное в 1909 году равом Яковом Райнесом, получило широкую поддержку раввинов и масс. Несионистская направленность Агуды вызвала естественный конфликт между движениями. Хотя многие раввины, симпатизируя Мизрахи, хотели играть какую-то роль и в Агуде,3 скоро стало ясно, что это нереально.

Агуда не мирилась с антирелигиозной деятельностью сионистов и вела борьбу против принятия нового образа еврея, который продвигала сионистская культура. Она отказывалась признать, что светская организация, не основанная на божественности Торы и традиции, могла как-то представлять еврейский народ, какой бы позитивной ни была ее цель. Для нее было неприемлемо желание Мизрахи кооперироваться с сионистским движением, она не разделяла и его идеологию, согласно которой сионизм сам по себе позитивная, если не мессианская сила. Более того, Агуда чувствовала: сионистское движение не повернуть к традиции, если работать внутри него, как надеялось Мизрахи. Раскол между двумя организациями в традиционном еврействе оказался глубоким и долгим.

Против Агуды выступал и ряд независимых раввинов и хасидских лидеров. Некоторые чувствовали: в таком составе Агуда не сможет найти компромисса с традиционными (Мизрахи) и светскими (сионизм) оппонентами. Другие считали, что неверна сама идея организационной структуры для народа, который определяется исключительно традиционными стандартами учености Торы и благочестия. Они утверждали, что все организации по природе бюрократичны, не духовны, поэтому и Агуда внесет свой вклад в ослабление жизненности ортодоксии и в санкционирование «нового» пути решения древней еврейской проблемы.

Среди этой группы протеста были преимущественно, венгерские раввины4 и несколько раввинов из старого ишува Иерусалима.5 Хотя их было немного, но говорили они громко и сильно препятствовали работе Агуды. Как и Мизрахи, Агуде пришло сражаться на двух фронтах. Это не давало в полную силу противостоять напору светского сионизма на традиционную жизнь.

Кроме того, Агуда больше, чем Мизрахи или светские евреи, пострадала от первой мировой войны, последующего ослабления восточноевропейского еврейства и популяризации сионизма. Несмотря на все эти препятствия, она все же оставалась родным домом для большой части ортодоксального еврейства и многих его великих раввинов. Создание такой организации перед началом войны отражало срочную необходимость изыскать новые способы защиты традиции Израиля. Война отменила план Агудат Исраэль собрать первый конгресс (Кнесет агдола) 1914 года. Из-за войны встреча произошло только в 1923 году.

1 Бирнбаум, 1864-1937. Он считал, что «главное - Израиль (народ), а потом - Цион (земля)».

2 Рав Гродзенский, 1863-1940. Талмудический гений, человек исключительной теплоты, мудрости и сострадания, был признанным лидером традиционного литовского еврейства.

3 Рав Авраам Ицхак Кук, который стал духовным лидером Мизрахи, был уже в Европе по пути на собрание Агуды, но тут началась первая мировая война, и встреча отменилась.

4 Рав Цви Элимелех Шапиро из Мункача (Мукачево) и его сын рав Хаим Элазар Шапиро, рав Йоэль Тейтельбойм из Сатмара, глава сатмарских хасидов, и другие известные личности.

5 Их возглавляли рав Амрам Блау и Рафаэль Катцеленбоген, которые потом порвали с признанными раввинами, руководителями ишув аяшан и создали малочисленную, одиозную и очень шумную группу Нетурей карта (Стражи земли).

Вторая алия

В десятилетие перед первой мировой войной в Палестину прибывала вторая волна алии из Восточной Европы. Она отличалась от первой алии в конце девятнадцатого века тем, что новые иммигранты были в основном светские люди, социалисты, идеалисты и ревнители веры в то, что они должны не только построить новую страну, но и создать еврея нового типа и новый народ. Это было постоянное и часто очень экстремистское усилие порвать со старой еврейской традицией и верой.

Темой второй алии был «еврейский труд». Колонисты были сердцем трудового сионизма, движения, которое основало и возглавляло государство Израиль первые три десятилетия. Они верили в святость труда и права пролетариата, боролись против эксцессов капитализма и религиозного диктата. И были убеждены, что еврейская история не имеет отношения к их жизни и целям. Они ждали осуществления марксистской утопии и конечного триумфа международных рабочих движений. Практически они создавали сельскохозяйственные общины, киббуцы, где каждый трудился по способностям и получал то, что считало нужным и возможным дать ему общее собрание коллектива, где не было частной собственности, и даже личная жизнь семьи была подчинена общественной жизни. Дегания, Эйн-Харод, Гиват-Бреннер, Нахалал и другие общественные поселения были построены на их поте и крови. Они осушали болота, сажали эвкалипты, чтобы болота не вернулись, сворачивали горы, поднимали целину, и постепенно земля стала отвечать на усилия поселенцев. В 1908 году евреи двинулись из Яффо, чтобы начать строить новый еврейский пригород, который они назвали Тель-Авив (Холм весны). Потом он стал крупнейшим еврейским городом в мире.

В первой алие использовали арабский труд, чтобы возделывать земли, приобретенные бароном Ротшильдом. Но евреи второй алии провозгласили: «Пусть Израиль поймет, что еврейские землевладельцы не вернут земли Израиля, пока это не сделают еврейские рабочие».

Давид Бен-Гурион, Ицхак Бен-Цви и другие, которые стали лидерами Государства Израиль через сорок лет, были типичными фигурами второй алии. Пламенные идеалисты, чрезвычайно трудоспособные, готовые на жертвы, и при этом презирающие еврейское прошлое и ненавидящие еврейский образ жизни в европейском изгнании.

Новый еврей, их идеал, должен был говорить на иврите, а не на идиш, ладино или арабском,1 быть фермером, рабочим, воином и интеллектуалом. Он должен был быть нерелигиозным (если не антирелигиозным) и считать еврейскую традицию анахронизмом и ненужным бременем. Общины этих новых евреев не признавали субботу и Иом Кипур, у них не было синагоги и кошерной кухни. Они составили новый пасхальный седер на основе Маркса и Энгельса, Шавуот они сделали просто сельскохозяйственным праздником, Библию - литературным произведением, а религиозные ритуалы считали отвратительными и поэтому их запрещали.

Ишув аяшан и раввины Палестины пытались как-то влиять на жизненный стиль этих новых общин. В конце лета 1913 года ведущие раввины страны организовали Поход раскаяния, чтобы посетить новые поселения и поговорить с людьми из второй алии о традициях и еврейских ценностях.

Миссию возглавлял рав Авраам Кук, тогда бывший раввином Яффо, рав Йосеф Хаим Зонненфельд, ведущий раввин Старого ишува Иерусалима, рав Бен Цион Ядлер,2 знаменитый Магид из Иерусалима, и рав Яаков Моше Харлап,3 доверенное лицо рава Кука и рав района Шаарей Хесед в Иерусалиме. Визит этих раввинов в новые поселения привел к противоречивым результатам. В одних местах их встретили холодно, в других - с энтузиазмом. Некоторые поселения согласились устроить кошерные кухни, а другие отказались от всех предложений раввинов.

Эти результаты отразились в разном отношении раввинов, которые участвовали в этой миссии. Рава Кука странным образом очень ободрил этот опыт, и он всю жизнь чувствовал, что возвращение к традиционной жизни очень близко для левых участников второй алии и их потомков. А рав Зонненфельд был очень огорчен и шокирован тем, что увидел, и укрепился в своей прежней позиции: не идти ни на какие компромиссы со светским сионизмом и не принимать его никоим образом. Так одно событие противоположным образом определило позиции этих двух великих раввинов.

1 В первой алие свободно говорили на иврите лишь единицы, доминировал идиш. Принятие иврита как «официального» языка еврейского ишува в Палестине было достижением поселенцев второй алии, это их заставил сделать с невероятной настойчивостью один человек - Элиэзер бен Йегуда.

2 Одаренный оратор, ученый, педагог и лидер ишув аяшан.

3 1883-1952. Автор известной галахической работы, позднее глава ешивы Мерказ Арав в Иерусалиме.

Евреи лишь по названию

Пертурбации начала двадцатого века были уделом и американского еврейства. Многие еврейские революционеры, когда потерпело поражение восстание против царя в 1905 году, бежали в Америку.1 Они перенесли туда семена зачаточного еврейского социализма из России и сделали его важной образующей силой жизни американских евреев. Газета Джуиш дэйли форвард, которую издавал на идиш Авраам Каган (1860-1951), стала очень популярной и влиятельной и выходила многие годы. Она была социалистической, антирелигиозной и вначале антисионистской, но время и обстоятельства изменили ее последний элемент. Фактически, большая часть еврейской культуры в Америке - театр на идиш, изобразительное искусство, танцы и литература - все было с левацким уклоном и целями.

Еврейские социалисты «приветствовали крушение еврейского мировоззрения. Выступали за разнообразие мнений и плюрализм тенденций в еврейской жизни после завершения религиозной гегемонии. Но при этом им были противны все попытки дальнейшей ассимиляции в нееврейском мире. Они хотели оставаться евреями - неверующими, радикальными, модерными - но евреями».2

Этим они повторяли цели своих собратьев из второй алии. Но в Америке достижение этой цели - быть евреями без веры - оказалось невозможным. А в Стране Израиля по разным причинам, например, из-за возникновения государства и постоянной войны, результаты попытки «быть просто евреями» были успешнее. Провал еврейского социализма был обусловлен тем, что оказалось невозможным воплотить его обещание о «новом обществе, где все люди будут жить свободно, полностью удовлетворяя свои потребности».3

Несмотря на выраженную антипатию к иудаизму, еврейский социализм в Стране Израиля поддерживали евреи, по большей части, традиционные, если и не все соблюдающие, которые хотели оставаться евреями. Этому способствовало то, что они не жили в среде доминирующей нееврейской культуры, в которой могли ассимилироваться. Поэтому, несмотря на незнание даже основ иудаизма, дети и внуки второй алии часто незаметно для себя оставались еврейскими. Этот феномен ослаб в еледующих поколениях, когда Государство Израиль стало думать, что делать с отчуждением внуков основателей государства. Верно, «еврейский социализм и сионизм изменили еврейскую жизнь, создали новый тип человека: воинственного, мирского, энергичного и стремящегося разделить будущее индустриального общества со всем миром».1 Но Гитлер, Сталин и Арафат снова и снова испытывали эффективность этой новой позиции и нового типа еврея.

1 Среди них были Давид Дубинский и Сидней Хиллман, идеалисты и социалисты, которые создавали американские профсоюзы.

2 Irving Howe, World of Our Fathers, NY, 1976, p. 293.

3 Там же, 323.

Реформистское движение

Кроме революционных левых сил, которые внутри еврейского народа действовали против него, в нем развивались и другие движения, особенно в США.

В конце девятнадцатого и начале двадцатого века в Америке доминировал реформистский иудаизм, если не по числу приверженцев, то по организованности и влиянию. Реформа, которая стремилась ассимилировать евреев в американское общество быстро и полностью, нашла в США благоприятный климат. Теория «плавильного котла» для ассимиляции всех иммигрантов и этнических групп была тогда в большом фаворе. Хотя религиозная свобода и толерантность были характерны для американской мысли, но практически для продвижения надо было идти в ногу с англосаксонскими, протестантскими нормами и жизненным укладом. Поэтому цели Реформы ассимиляция и отказ от еврейской идентификации - соответствовали целям социальных и экономических лидеров американского общества того времени. Первый успех Реформы в Америке естественно проистекал из этого негласного альянса.

Главной движущей силой в организации и оформлении американского реформированного иудаизма был вначале Исаак Майер Вайз (1819-1900). Он родился в Чехии, получил образование в раввинской семинарии в Праге1 и приехал в США в 1846 году. Вайз занимал несколько важных постов и приобрел известность и репутацию крайнего реформатора.

Он ввел в синагоге (нарушая вековую традицию) смешанный (мужской и женский) хор и общие скамьи, включил женщин в счет миньяна (десяти евреев, необходимых для чтения свитка Торы и Кадиша). Он модернизировал молитвенник и опубликовал его на английском языке, практически опустив все молитвы на иврите. Отменил многие основополагающие ритуалы иудаизма, такие как кашрут, религиозный развод (гет) и соблюдение субботы.2 И создал газету Исраэлит, которая стала рупором американского еврейства.

В 1875 году Вайз основал и возглавил Хибру юнион колледж в Цинциннати, штат Огайо, который остается основной семинарией реформированного иудаизма. В 1889 году он создал раввинскую ветвь Реформы - Центральную конференцию американских раввинов - и стал ее президентом. Плодовитый писатель, лектор и гениальный организатор, в 1873 году он объединил реформистские американские синагоги (темплы) всей страны в Американский союз еврейских конгрегаций.

К началу 20 века реформированное еврейство Америки было мощным, организованным, единым, с прочной инфраструктурой и ясными целями. Оно хорошо финансировалось и имело подход к самым влиятельным евреям Америки, которые почти всегда были не соблюдающими и ассимилированными, поэтому их привлекало реформистское отрицание основ Торы и иудаизма. По контрасту, ортодоксия в ашкеназском варианте прибыла в Америку на полвека позже Реформы, была разделена и дезорганизована3, слабо финансировалась и страдала от комплекса неполноценности, сталкиваясь с новой реальностью американской жизни. Поэтому неудивительно, что реформизм в Америке считал себя волной будущего, в котором традиционным формам нет места.

Реформизм официально объявил о разрыве с иудаизмом прошлого на конференции раввинов в Питтсбурге в 1885 году. Среди прочего, в его кредо, называемом Питтсбургской платформой, было сказано:

Мы считаем, что все Моисеевы и раввинские законы - типа диеты, чистоты священников, одежды устарели и полностью чужды нашему нынешнему ментальному и духовному состоянию... их соблюдение в наши дни может только помешать современному духовному подъему.

Мы больше не считаем себя народом, а религиозной общиной, поэтому никогда не собираемся возвращаться в Палестину, приносить жертвы под руководством потомков Аарона и восстанавливать какиелибо законы, касающиеся еврейского государства.1

Эта конференция также утвердила воскресные службы вместо субботних молитв «в местах, где в них есть необходимость». И наконец, отменила требование об обрезании для тех, кто переходит в иудаизм. Так Реформа переопределила свою роль и извратила уроки еврейской истории для множества своих последователей в Америке.

1 Получил звание раввина от рава Соломона Рапопорта, известного ученого раввина и маскиля, бывшего раввином Праги в середине девятнадцатого века.

2 И все это в 1850 году!

3 Ортодоксальное еврейство никогда не любило организации и союзы.

Консервативный иудаизм

В начале девятисотых стал популярным консервативный иудаизм. Его истоки связаны со школами Аскалы Восточной Европы, но сформировался он как типичный продукт американского общества и условий. Группа основателей, включая Саббато Мораиса, основала в НьюЙорке в 1886 году Еврейскую теологическую семинарию. Они надеялись, что раввины, которые получат там образование и звание - все с образованием и знанием английского языка - окажут положительное влияние на иммигрантов и их детей. И были убеждены в том, что традиционная еврейская жизнь европейского образца не укоренится в Америке, поэтому необходима перемена.

Эта школа получила поддержку таких лидеров, как Александр Когут,1 Маркус Ястров2 и Беньямин Сцольд3 все они не соблюдали традиции, но находились в оппозиции к реформизму. В первое десятилетие эта школа испытывала очень большие финансовые трудности, но к 1902 году она была реорганизована на солидной финансовой основе.

Возглавить семинарию пригласили из Кембриджского университета профессора Соломона Шехтера4, который превратил ее в престижную организацию5 с одной из крупнейших в мире библиотек по иудаике. Он популяризировал теорию «исторической школы», согласно которой иудаизм - творение человека, а не Всевышнего, меняющееся согласно воле и нуждам евреев в различных обстоятельствах. Так он порвал с традиционной еврейской верой в то, что Тора и галаха даны Свыше, и поставил консервативный иудаизм на скользкий путь сохранения еврейских идеалов, традиций и действий, отрицая при этом их Божественное происхождение.

1 1842-1894. Когут, получив звание в Раввинской школе Бреслау, стал раввином конгрегации Ахават хесед в Нью-Йорке. Автор Арух ашалем, известного лексикона к Талмуду.

2 1829-1903. Ястров был раввином в реформистской общине, хотя не был реформистом. Автор замечательного арамейско-английского словаря Талмуда. Не соблюдал традиции.

3 1829-1902. Сцольд учился в ешиве Прессбурга, потом выехал в Бреслау, затем стал раввином конгрегации Охев шалом в Балтиморе, где вводил новшества в ритуал.

4 1847-1915. Шехтер был истинным основателем и создателем системы образования в семинарии, которая до сих пор называется Семинария Шехтера. Талмудический ученый восточноевропейской выучки, он был последователем Аскалы и находился под большим влиянием европейских ценностей и верований девятнадцатого века. Международную славу приобрел благодаря открытию в 1890 году и изучению древних еврейских документов в Каирской генизе (месте многовекового захоронения священных текстов).

5 Среди приглашенных им в семинарию ученых были Луис Гинзбург, Исраэль Давидсон, Исраэль Фридлендер, Александр Маркс.

Поиск лидеров

В 1886 году иммигранты Нью-Йорка попросили религиозных лидеров Европы найти рава коллеля - главного раввина города. Они имели в виду, что он станет раввином общины еврейских иммигрантов из России, поскольку без сомнения не будет принят как лидер ассимилированной американской общины старого образца. В 1888 году знаменитый Магид из Вильно, рав Яаков Йосеф, приехал по этому призыву.

Избранный ученик рава Исраэля Салантера, он был талантливым, энергичным человеком выдающейся учености и благородства. Но его сокрушили проблемы и хаос еврейской общины того времени. Он старался наладить контроль над кошерностью мяса в Нью-Йорке, что привело его к конфликту с недобросовестными мясниками, жадными торговцами, подкупными политиканами и самозванными «религиозными руководителями». Его попытки организовать религиозную еврейскую жизнь потерпели неудачу из-за активной оппозиции немногих людей и общей апатии большинства. Эта борьба подорвала его здоровье, и в 1894 году его разбил паралич, в результате которого он отошел от общественной жизни.

В 1902 году он умер. На его похороны собралось множество людей, что было необычно для Нью-Йорка. Его смерть похоронила и пост главного раввина города.

В это время ортодоксальное еврейство Америки не было организовано. В синагогах были свои раввины или светское руководство, но это были отдельные островки. Общественные структуры европейских и сефардских евреев, которые обеспечивали бы образование, кошерное питание и общие нужды, не были созданы в аморфной иммигрантской среде США.

Традиционное еврейство Америки начало формировать свою структуру только в начале двадцатого века. В 1898 году был основан Союз ортодоксальных еврейских общин Америки1 под руководством раввинов Перейры Мендеса2 и Бернарда Драхмана3. В 1902 году раввины Бернард Левенталь4 и Моше Звулун Марголис (Рамаз)5 помогли основать Союз ортодоксальных еврейских раввинов США и Канады, который принято называть Агудат арабаним. Эти организации пытались навести порядок в хаосе религиозной жизни Америки. Гетерогенная природа новоприбывших еврейских общин подрывала эти усилия, но они послужили началом ортодоксальной раввинской инфраструктуры США.

1 Его принято называть просто OU (до сих пор, среди прочего, он дает надежное свидетельство о кошерности американских продуктов, этот знак можно увидеть на многих упаковках. - Г.С.).

2 1852-1937. Духовный лидер престижной испано-португальской конгрегации Шеерит Исраэль в Нью-Йорке.

3 1861-1945. Ортодокс, рожденный в Америке, раввин общины Зихрон Эфраим в Верхнем Ист-Сайде Нью-Йорка. Первым перевел на английский язык 19 писем рава Шимшона Рафаэля Гирша.

4 1865-1952. Ведущий ортодоксальный раввин Филадельфии, он был тогда самым «американизированным» из восточноевропейских раввинов США. Как раввин обладал большим влиянием, которое выходило далеко за пределы его синагоги и общины.

5 1851-1936. Первый раввин и основатель конгрегации Кеилат Йешурун в Нью-Йорке. Муж его внучки, рав Иосиф Лукштейн, и его правнук рав Хэскель Лукштейн наследовали ему в руководстве этой общиной.

Рождение американской ешивы

Aмериканское еврейство того времени было враждебно традиции. К 1906 году больше девяти десятых еврейских иммигрантов из Восточной Европы перестали строго соблюдать заповеди. Кошерность питания была дезорганизована, шарлатаны представляли себя раввинами и уважаемыми людьми, не было серьезного еврейского образования, а атаки радикальных левых с успехом продолжались.1 Но главным движителем отхода от религиозного соблюдения была трудность соблюдения субботы и свобода, предоставленная евреям в США, которые растворялись в ее культуре.

Еврейское образование в США часто было в руках незаинтересованных и малограмотных частных учителей (меламдим), а всякое стремление к улучшению подрывали еврейские школы (Талмуд Тора), которые после целого дня обучения в светской школе казались детям непосильным и неоправданным бременем в современном обществе. Эти школы были открыты четыре-пять дней в неделю по два-три часа, там молились, изучали Библию с комментарием Раши, Мишну и даже Талмуд. Они также готовили мальчиков к церемонии бар мицвы (в тринадцать лет). В большинстве преподавали на идиш, но в двадцатых годах стал преобладать английский язык.

Наставления обычно не годились для неортодоксального общества, качество обучения было слабое. Хотя меламеды (учителя начальных школ) были не такими, как их высмеивали в рассказах американских евреев, новеллистов и социальных историков, изображая глупцами или садистами, или тем и другим вместе. Но очень немногие еврейские ученики продолжали еврейское образование после бар мицвы, и большинство «выпускников» еврейских школ скоро забывали, что учили, и становились частью ассимиляционного движения.

Несмотря на эту атмосферу, несколько ортодоксальных раввинов и светских людей основали первую американскую ешиву для продвинутого изучения Талмуда. Рав Моше Майер Матлин2 организовал частные классы по Талмуду для подростков, сначала у себя дома, а потом для новой школы приобрели здание.

В 1886 году была основана школа «Эц Хаим», ее поддерживал главный раввин и посылал из нее учеников раву Матлину. В 1896 году, когда умер великий раввин из Ковно (Литва) рав Ицхак Эльханан Спектор, «Эц Хаим» и академия рава Матлина объединились, создав в память о нем ешиву под именем рава Ицхака Эльханана, где большинство студентов были молодые люди, которые прежде учились в европейских ешивах. А учебная программа и атмосфера там очень напоминала ешивы Восточной Европы.

В это время стали возникать и другие ортодоксальные учебные заведения, включая Школу рава Яакова Иосефа, основанную в 1903 году через год после его кончины и названную по имени главного раввина Нью-Йорка. В 1906 году открыла свои двери Метивта Тиферет Йерушалаим. В том же году рав Марголис стал президентом ешивы рава Ицхака Эльханана. В это время в ешиву пришел молодой рав Бернард Дов Ревель3 и скоро стал ее президентом. Он сделал ее американской организацией, а не копией традиционной литовской ешивы, и подготовил путь для роста учености в Торе и восстановления ортодоксии в Америке.

1 «В их билете на бал, устроенный в Йом-Кипур, было написано: Большой Иом-Кипурский бал с театром. Бал устроен по согласию всех новых свободных раввинов. Кол Нидрей исполняет Джон Мост. Музыка, танцы, буфет, Марсельеза и другие гимны против сатаны». Аарон Роткофф, Бернард Ревел (Иерусалим), стр. 6.

2 Был до эмиграции в США раввином Слуцка (Белоруссия), а в Америке членом раввинского суда Главного раввина Яакова Йосефа в Нью-Йорке.

3 1885-1940. Он был гениальным человеком, учился в ешиве Тельше, в Литве. Потом его привлекла Аскала, он стал самостоятельно изучать светские науки, а затем увлекся революционным радикализмом.

В 1905 году он участвовал в революции против царя, был арестован и попал в заключение. В тюрьме пересмотрел свои позиции и решил посвятить жизнь Торе и еврейскому народу. В Америке он женился на дочери нефтяного магната из Оклахомы и переехал в Тульсу, где вошел в семейный нефтяной бизнес, но скоро бизнес ему надоел. В 1915 году за его светское образование и степени, эрудицию в Талмуде и любовь к Торе, а также харизматическую личность, его выбрали главой ешивы рава Ицхака Эльханана.

Достижение серебряного кольца

В десятилетие перед первой мировой войной многие американские евреи разбогатели, добились известности и положения в обществе. Оскара Страуса (1845-1912)1 назначили послом в Турцию, а потом секретарем по коммерции в администрации Теодора Рузвельта. Его старший брат Исидор стал конгрессменом от НьюЙорка, известным филантропом и еврейским общественным деятелем. Их брат Натан2 возглавил другое успешное дело. Джулиус Розенвальд3 создал крупнейшую американскую компанию розничной торговли и стал филантропом, особенно жертвуя на образование негров.

Луис Маршалл (1856-1929) основал Американский еврейский комитет и вместе с Яковом Шифом4 боролся за права евреев во всем мире. Беньямин Кардозо (18701938) и Луис Брандайз5 стали судьями Верховного суда, оставив след в законодательной теории и практике, как и судья Майер Сульцбергер6 из Филадельфии. А его кузен Кирус Сульцбергер7 стал одним из виднейших американских промышленников и возглавил еврейское сельскохозяйственное общество.

В это беспокойное десятилетие начала века американское еврейство стало подниматься и обретать форму. Оно доминировало потом в еврейском мире в течение века, но к 1914 году об этом еще никто не знал. Столетие начиналось большими надеждами на мира для еврейского народа. Мир не видел тогда скрытый взгляд ангела смерти, который был рядом, за полем зрения. Но фатальное время приближалось, необъявленное и неожиданное.

1 1845-1912. Он был партнером известной фирмы продажи квартир, Авраам и Страус. В апреле 1912 года он утонул на Титанике вместе с женой.

2 1848-1931. Также был известным филантропом и жертвовал на разные цели в Иерусалиме, где его именем названа улица.

3 1862-1932. Резко выступал против сионизма и поддерживал Реформу.

4 1847-1920. Один из ведущих финансистов Уолл-стрита - традиционный, если не полностью соблюдающий еврей. Он очень поддерживал Еврейскую теологическую семинарию.

5 1856-1941. Стал потом лидером американского сионизма.

6 1843-1923. Вместе с Маршаллом он был одним из основателей Американского еврейского комитета.

7 Его компании производили самую совершенную сельскохозяйственную технику; он революционизировал американское и мировое сельское хозяйство.

МИРОВАЯ ВОЙНА 1914-1918 - Разрушение и поражение

Убийство эрцгерцога австрийского Фердинанда и его жены в Сараево (Босния, Югославия) в июне 1914 года стало катализатором величайшего кровопролития в истории человечества. Оглядываясь назад, понятно, что неизбежность войны в Европе была очевидна еще в 1910 году. Она была обусловлена сочетанием ряда факторов: личности кайзера, слабости Австрии, нестабильности России, сумбура на Балканах, коррупции Турции, а также британских и французских империалистических интересов. Но никто не мог представить, какую цену за нее придется заплатить.1 Германия помнила свою блестящую победу над Францией в 1870 году.2 Франция вынашивала месть. Британия, как и царь, с жадностью смотрели на территории Оттоманской империи. Каждый участник войны надеялся быстро и легко добиться своих целей.3 Но реально все участники этой войны потерпели страшное поражение.

Эта война необратимо изменила еврейский мир. Если вторая мировая война (которая возникла в результате конфликта 1914-1918 годов) положила конец европейскому еврейству, то первая была началом конца. Поразительно, что она была объявлена 9 ава, в день, который исторически ассоциировался с еврейской трагедией и трауром.4 Деструктивные перемены, вызванные войной, были такими глубокими, что уже не было сил адекватно реагировать на еще более угрожающую послевоенную ситуацию. Очевидное разрушение установленной общинной структуры, вызванное перемещениями и перипетиями войны, сделало еврейский народ совершенно беззащитным в период беспрецедентного террора и насилия.

Все главные участники войны - Германия, Россия, Австрия, Франция и Англия - пытались добиться победы в первые месяцы сражений. Но ничего кроме крупнейшего в мире кровопролития из этого не вышло.5 Насчитывались уже миллионы убитых, и простой пехотинец чувствовал то, что не сознавали генералы - вместо «маленькой быстрой и решительной войны» была бесконечная, ничего не решающая катастрофа.

Наступление Германии на Париж было остановлено в Марне, англо-французская контратака провалилась в Айзне и Ипре, австрийское вторжение в русскую Польшу смято, русское наступление в Пруссии остановлено в Танненберге, турецкие попытки прорваться на Кавказ и Южную Россию закончились неудачей. Никто из участников нигде не видел победы. К середине 1915 года, через год после начала, война на истощение развернулась в полной мере. Беды, болезни, отчаяние и смерть стали общим уделом в Европе.

Сотни тысяч евреев участвовали в войне в составе различных армий. Приходилось убивать друг друга. Больше всего евреев было в русской армии (около 350 000), 100 000 - в австрийской армии и порядка 40 000 - в германской армии. В британской и французской армии тоже был немалый процент евреев, но их численность в этих союзных странах была небольшой, поэтому в их войсках служили 20 000 евреев. В отличие от второй мировой войны, евреи тогда не были в центре внимания, но эта война кардинально изменила еврейский мир.

После поражения России в Танненберге Германия вторглась в Польшу, густо населенную евреями. Большинство русских евреев встречали войска кайзера как освободителей. Да и мировое еврейство в основном вначале симпатизировало Германии, ее целям в первой мировой войне, надеясь на смещение царя и его антисемитского правительства. Но русские знали о еврейских склонностях и соответственно реагировали.

Хотя сотни тысяч евреев служили в русской армии, правительство и значительная часть населения считали евреев активно нелояльными. Поэтому вслед за каждым поражением русской армии на поле боя следовал погром. Бранная кличка «жид» стала самым распространенным объяснением всех неудач русского правительства и военных. В начале войны русское правительство изгнало сотни тысяч евреев из домов в черте оседлости вглубь России. Бедные, бездомные, беззащитные люди тысячами умирали от болезней, голода, холода и насилия на грязных дорогах России. Их грабили преступники, дезертиры, казаки и крестьяне. Из изгнанников, которые переселились на восток России, умерли во время войны еще десятки тысяч. Были разрушены великие и древние еврейские общины. Ешивы Литвы силой были закрыты и вынуждены перемещаться в Россию. Многие из них вернулись после войны,6 а многие нет. Великие раввины, главы ешив, хасидские ребе все потеряли свои возможности и поддержку.

1 Лорд Эдуард Грэй, британский министр иностранных дел, чувствовал надвигающуюся трагедию: «Над Европой погасли огни, при нашей жизни мы уже не увидим, как они снова зажгутся», - это был его провидческий отзыв.

2 Кайзер сказал своим солдатам в августе 1914 года: «Вы вернетесь домой, когда листья еще не опадут с деревьев».

3 Генерал Франц Конрад фон Хотцендорф, глава австрийских войск, открыто агитировал за «быструю маленькую войну».

4 Тиша бе-ав, девятое ава, стал, как предсказано в Торе, траурным днем для еврейского народа, когда были разрушены Первый и Второй Храмы в Иерусалиме, еврее изгнаны из Испании и т. д. -Г.С.

5 Артур Конан Дойль, автор Шерлока Холмса, писал: «Это самый страшный август в истории мира. Одна мысль - Божье проклятие нависло над вырождающимся миром».

6 Например, Хафец Хаим разделил ешиву на три части, и все, пройдя изгнания, вернулись в Радин в 1921 году.

Конфликты

Духовные потери европейского еврейства были не меньше. Все стало зыбким, мобильным, неустойчивым, необходимую инфраструктуру религиозной системы стерла война. Она усилила крен к светской жизни и радикализму в еврейском обществе, который наметился еще в конце 19 века.

Нигилистическая, насильственная природа войны заставила многих евреев резко пересматривать планы на будущее, если они выживут. Оставаться ли в новой Европе или эмигрировать в новое место - короче, бежать из общества, которое предшествовало войне. К несчастью, многие евреи «выплеснули ребенка вместе с водой» и решили, что традиционные формы иудаизма и еврейской жизни для них не несут больше никакого смысла. Разрушение мира восточноевропейских евреев, которое началось с наполеоновского похода на Москву, намного ускорилось вторжением германской армии в Россию.

В целом, германская оккупация Польши и России в этой войне была умеренной. Ассимилированные еврейские офицеры германских войск впервые в жизни встретились с традиционными евреями. Многие приблизились к традиции. Германские власти в Варшаве назначили двух ортодоксальных германских евреев, доктора Пинхаса Кона и раввина доктора ЭмМануэля Карлебаха, для связи с еврейской общиной Польши. Они помогали традиционным евреям Польши, заботились, как могли, об их духовных и физических потребностях и усилили организацию Агудат Исраэль в Польше.

Большинство говорящих по-немецки еврейских интеллектуалов, как и вообще еврейство в мире, поддерживали вначале германские усилия в войне, но постепенно многие стали понимать: победа союзников даст евреям больше, даже если это означает победу нелюбимого ими царя. Особенно это касалось лидеров сионистского движения, для которых английский триумф был надеждой на их успех в Палестине.

Декларация Бальфура

Пока в 1915 году на всех фронтах шла безысходная бойня, Англия отчаянно искала выхода. Винстон Черчилль предложил начать военную кампанию против Османской империи, надеясь, что это будет серьезным ударом по тылу Германии и Австрии, нанесенным «в мягкий подбрюшник Европы». Но наступление потерпело неудачу в Галлиполи, и Британии пришлось отступить с турецкой земли. Однако это привлекло внимание союзников к Ближнему Востоку и его стратегическому значению.

Во время первой мировой войны в Палестине проживали, примерно, 100 000 евреев и 500 000 арабов. Из них 350 000 арабов переселились в Палестину за последние 30 лет, главным образом, чтобы поживиться за счет еврейского развития в стране. Такое явление продолжалось целый век еврейского заселения Палестины. Когда евреи создали сельское хозяйство и индустриальное общество по западному образцу, бедные и притесняемые арабы из соседних районов Османской империи хлынули в Палестину, намного превышая числом еврейских иммигрантов. «Арабское население Палестины было маленьким и ограниченным, пока еврейские поселенцы не сделали пустынные и заболоченные земли плодородными и доступными для использования арабов из соседних стран».7

Евреи в Палестине очень страдали от турецкого правдения в 1915 году. Турки выслали многих лидеров ишува,8 не давали другим вернуться в дома.9 Евреев вешали на стенах Иерусалима, собственность конфисковывали, над телами издевались. Голод, болезни и нищета свирепствовали в стране. Сотни евреев Иерусалима умерли от голода. Враждебность ишува к деспотическому правлению Кемаль-паши, турецкому губернатору, и его когорте, которая правила Палестиной, была глубокой и заслуженной. Маленькая шпионская организация, возглавляемая семьей Аронсон, называемая Нили,10 передавала информацию о турках британской разведывательной службе, но турки раскрыли организацию и казнили ее членов.

Но большинство восстаний против турок поднимали не евреи, а арабы. Под руководством знаменитого британского командира полковника Лоренса" хашемитское племя с Аравийского полуострова начало войну с турками и изгнало их, за что получило грандиозные обещания британцев, когда после окончания войны на Ближнем Востоке произойдет передел.

Главные вехи войны с турками на Ближнем Востоке это вторжение Британии в Синай и Палестину в 1917 году и ее атака на Ирак, когда был взят Багдад. Под руководством генерала сэра Эдмунда Алленби (1861-1936) летом 1917 года британцы вытеснили турок из Газы, Беер-Шевы и Иерусалима, а затем полностью освободили Палестину. В декабре 1917 года Алленби скромно, пешком вошел в Иерусалим.12 Началась новая эпоха еврейской истории.

Хаим Вейцман интенсивно налаживал контакты с английскими друзьями сионизма перед войной и в военные годы. Но правительство того времени, в котором доминировала либеральная партия, было настроено не слишком дружественно по отношению к евреям и в частности к сионизму. С 1906 года Вейцман встречался и беседовал с Артуром Бальфуром13 о евреях, Палестине, Библии и сионизме. И лоббировал сионистскую проблему с Давидом Ллойдом Джорджем (1863-1945), Винстоном Черчиллем, Скоттом,14 лордом Керзоном,15 Марком Сикесом16 и Гербертом Самуэлем.

В конце 1916 года правительство премьер-министра Эскита пало, его заменил Давид Ллойд Джордж, а министром иностранных дел стал Бальфур. Вейцман, талантливый химик, сделал вклад в военную промышленность Британии, разработав новый метод производства важного химиката, что усилило уважение к нему в правительственных кругах. А потом он понял, что военные успехи Британии на Ближнем Востоке открывают перспективы для евреев в Палестине. Ллойд Джордж и Бальфур почувствовали, что от всего побоища этой войны может быть хоть какая-то польза, если дать еврейскому народу землю. Вейцман попросил правительство Британии, чтобы оно заявило о поддержке создания еврейского дома в Палестине.

Самым большим оппонентом Вейцмана в этом вопросе стал ассимилированный британский еврей Эдвин Монтегю (1879-1924), член кабинета и известный либеральный политик. Он выдвигал всевозможные причины, как принято у ассимилированных евреев, против принятия благоприятной для евреев политики своего правительства (и даже назвал эту декларацию антисемитской). Хотя он не достиг успеха, но ослабил формулировку заявления правительства о Палестине. 2 ноября 1917 года в Англии была провозглашена Декларация Бальфура. В ней говорилось:

Правительство Его Величества благосклонно смотрит на установление в Палестине национального дома еврейского народа и приложит все силы, чтобы это реализовалось. При этом ясно понимается, что не следует предпринимать никаких действий, которые могут ущемить гражданские и религиозные права существующих нееврейских общин в Палестине, равно как и права и политический статус евреев в любой стране.

Как разрешить противоречие между первой и второй частями заявления британцы не сообщили, хотя было ясно, что создание еврейского дома в Палестине отразится на других общинах. Несмотря на это Декларация Бальфура получила всеобщее признание, как согласие Англии на создание еврейской Палестины.

Это произвело глубокое впечатление на еврейский народ, даже не сионистов.17 А сионистов побудило к лихорадочным усилиям - политическим, дипломатическим и организационным - и сделало Сион реальной возможностью для многих евреев. Декларация наэлектризовала евреев России и Польши, страдающих от жестокой войны, и усилила их поддержку сионизма. Она также легализовала сионистское движение в США, которое стало мобилизовывать общественное мнение в поддержку еврейского государства.18 Непрактичная мечта стала обретать реальные формы.

7 Так сказал председатель Американского христианского палестинского комитета доктор Карл Герман Восс в 1953 году.

8 Включая Бен-Гуриона и Бен-Цви.

9 Рав Кук, который был в Европе, когда началась война, был вынужден провести годы войны в Швейцарии, а потом Лондоне.

10 Аббревиатура слов пророчества Шмуэля: Нецах Исраэль Ло Ишакер - Превечный Израиля не обманет.

11 Лоренса Аравийского, 1888-1935.

12 В отличие от кайзера, который посетил Иерусалим в 1898 году, «возвышаясь на черном боевом коне, в белой церемониальной униформе и шлеме, на котором возвышался золотой орел». Согласно легенде, кайзер заставил турецкие власти сделать пролом в стене города рядом с Яффскими воротами, чтобы на своем коне и в шлеме с прусским орлом проехать, не склоняя головы!

13 1848-1930. Лидер консервативной партии, бывший премьер-министр Англии и член военного кабинета в правительствах Эскита и Ллойд Джорджа.

14 Издатель самой влиятельной газеты в Англии, Манчестер гардиэн.

15 1859-1925. Бывший вице-король Индии.

16 1879-1919. Главный политический офицер Британской армии на Ближнем Востоке.

17 Хафец Хаим увидел в этой декларации «небесный знак о грядущем освобождении Израиля», но боялся, что светское еврейство может отменить его наступление своим поведением. См. А-Хафец Хаим, его сына рава Арье Лейб А-Коэн Пупко, Варшава, 1937, стр. 178. И так же стр. 143 о том, что еще в 1890 году он чувствовал, что «пришло время, когда слышны шаги Машиаха, и евреи должны готовиться к возвращению в Страну Израиля и организовать изучение тех тем в Торе, которые специфически связаны с проживанием в Израиле».

18 Непрямое влияние на принятие декларации оказал и Луис Брандес.

Еврейский легион

В 1917 году английский военный кабинет утвердил формирование еврейского легиона, составленного из добровольцев ишува в Палестине, чтобы сражаться за дело союзников. Этот план сначала защищал Владимир Жаботинский,19 русский еврей, основатель партии ревизионистов-сионистов, как альтернативу политическому сионизму Герцля и Вейцмана. Он ввел в сионизм новый элемент национальной воинственности, что нашло отзвук в сердцах многих евреев, уставших от пассивного принятия своей несчастной доли. Участие в отдельной боевой единице вместо бывшей разрозненности по разным частям в армиях тех стран, где они проживали, зажгло воображение евреев и стало поворотным пунктом в их отношении к будущему. Ружье стало не только реальной, но и предпочтительной возможностью для многих сионистов.

Служба в легионе воспитала офицеров для последующих еврейских отрядов милиции в Палестине. Но насилие, порожденное первой мировой войной, проникло во внутреннюю еврейскую жизнь. С тех пор историю развития еврейского ишува в Палестине сопровождали вооруженные отряды, акты насилия и постоянная необходимость оборонной бдительности.

19 1880-1940. Выдающийся журналист, литератор и политический деятель, создатель отрядов еврейской самообороны.

Русская революция

Семнадцатый год принес революцию в России. Евреи радовались падению ненавистного царя: к династии Романовых они не испытывали симпатии. На переднем краю революции было много евреев. В результате Февральской революции во главе страны встало временное правительство под руководством Александра Керенского, которое пользовалось популярностью у евреев. «Евреи поддерживали временное правительство... По этому поводу в еврейском мире не было разногласий. Классовые интересы исчезли».20

Но Октябрьская революция, проведенная большевиками под руководством Ленина и Троцкого, изменила все. Евреи в большинстве чувствовали: «сутью Февральской революции была свобода, а сутью Октябрьской революции - диктатура... Диктатура меньшинства над большинством».21 И все же евреи занимали высокие посты в большевистской иерархии. Троцкий,22 Яков Свердлов,23 Лев Каменев,24 Григорий Зиновьев25 и Семен Диманштейн26 - лишь несколько примеров евреев, которые пришли к власти в результате переворота.

Еврейская секция коммунистической партии, сокращенно евсекциия,27 фанатично ненавидела и преследовала еврейскую общину и иудаизм. Евреи-большевики ущемляли и карали соблюдающих заповеди евреев, закрывали религиозные школы и синагоги, изгоняли, заключали в лагеря, убивали ведущих раввинов и религиозных руководителей, активистов, учителей, отнимали религиозные книги и реликвии, сделали почти невозможной жизнь по галахе. К 1919 году все религиозные местные кегилы (общины), которые веками организовывали еврейскую жизнь, обладая самоуправлением, устранили, их прерогативы и функции присвоила себе евсекция. Религию объявили «опиумом для народа» - ненужной и вредной.

Позицию евсекции хорошо выражают слова ярой коммунистки Эстер Фрумкиной:28 «Опасность в том, что массы могут подумать: иудаизм - исключение из антирелигиозной пропаганды, поэтому на евреев-коммунистов ложится обязанность относиться к раввинам безжалостнее, чем коммунисты неевреи относятся к священникам».29 Еврейские сельскохозяйственные коммуны и поселения специально выращивали свиней, демонстрируя разрыв с религиозной традицией.

Евсекция преследовала сионизм как смертельного врага. Коммунисты-евреи старались доказать, что они «больше большевики, чем сам Ленин».30 Вся сионистская деятельность в России стала подпольной и постепенно прекратилась. Иврит запретили, а идиш31 какое-то время поддерживали. В глазах коммунистов, иврит был святым религиозным языком, которому не было места в новой утопии России, а идиш - светским, пролетарским, прогрессивным языком, поэтому наряду с русским он был языком «прогрессивных» евреев.32

Особо опасным для евреев России было преследование еврейскими комиссарами русской православной церкви. Евреи чаще относились к ней более жестко, чем комиссары неевреи, хотя и более умеренно, чем преследовали своих единоверцев. Максим Горький, крупнейший пролетарский писатель, который поддерживал революцию, писал, что «коммунисты-евреи намеренно преследуют русскую церковь и священников, чтобы русские крестьяне увидели своими глазами, что евреи оскверняют их святые места».31 Неудивительно, что один из крупных иерархов православной церкви призвал: «Благословляю вас, бейте евреев, уничтожайте народных комиссаров».34

Дремлющий, но постоянно присутствующий антисемитизм русских масс вновь пробудился, главным образом, из-за поведения маленькой коммунистической фракции в еврейской общине. Евреи в Европе опять оказались между молотом и наковальней. Не коммунисты объясняли свою ненависть к ним как к «большевикам», а прокоммунистические массы - как «капиталистическим провокаторам». Древняя религиозная ненависть теперь трансформировалась и легализовалась как политическое и социальное отторжение. Революция, которую приветствовали русские евреи, принесла им десятки лет убийств и кошмаров.

20 Эти слова Бен-Хаима приводит Цви Гиттельман в книге «Век амбивалентности», Нью-Йорк 1988, стр. 89.

21 Там же, стр. 95.

22 1879-1940. Троцкий - партийная кличка Лейба Бронштейна, он был изгнан Сталиным из страны и убит по его приказу в эмиграции. («Устраивают революцию Троцкие, а отвечать за нее приходится Бронштейнам», - сказал один из больших раввинов России, его современник. -Г.С.)

23 1885-1915. Урожденный Нахмантес.

24 1883-1936. Урожденный Розенфельд. Оклеветан, судим и казнен Сталиным.

25 Оклеветан, судим и казнен Сталиным.

26 1888-1938. Первый комиссар по еврейским делам. Он учился в ешивах Тельше и Слободка и получил раввинскую смиху (звание) от знаменитого рава Хаима Озера Гродзинского из Вильно. Неудавшаяся революция 1905 года сделал его радикалом, с этого времени он становится непримиримым противником еврейской религии, хотя и не таким яростным, как многие другие лидеры большевиков.

27 Сталин удалил ее из партии к 1931 году.

28 Лидер партии Бунд, затем присоединилась к большевикам. Выросла в традиционной семье, была вначале замужем за раввином. За приверженность большевизму Сталин сослал ее в Сибирь, где она умерла в концлагере в 1943 году.

29 Гиттельман, стр. 120.

30 Там же, стр. 111. А на стр. 112-121 рассказ о преследовании «буржуазно-клерикального сионистского лагеря».

31 Идиш, в отличие от иврита, языка, который открывал доступ к религиозной традиции и учености, был родным языком еврейских масс, миллионов людей, в том числе большевиков. Его запрет показал бы большевиков как преследователей народов и привел бы к отторжению многих евреев. Противопоставление языков и культур было применением маккиавелиевского принципа «разделяй и властвуй». Расчет был верным - на идиш были написаны многие литературные произведения, высмеивающие религиозную, не «соответствующую времени», «местечковую» жизнь, на нем говорили до последнего времени многие гонители еврейской веры. - Г.С.

32 В тридцатые годы, когда с религиозной жизнью было в основном покончено, а идиш сыграл свою роль переходного звена к русскому языку, коммунисты начали кампанию и против него, и этот «пролетарский, прогрессивный» язык также впал в немилость, чтобы быть окончательно замещенным русским языком гегемона. - Г.С.

33 Горький положительно относился к евреям, защищая от преследований в царское время, и, с другой стороны, был очень осведомленным человеком, близким к верхушке власти, поэтому к его словам стоит прислушаться. Возможно, действия коммунистов-евреев, направляемых решениями партийной верхушки, действительно имели эту (скрытую или явную для них самих) цель, чтобы погромы и преследования со стороны местного населения побудили евреев скорее оставить родные места, где их еще держала традиция, и ассимилироваться. Или же они были столь идеалистичными - эгоистичными и так старались выслужиться, что им было наплевать на судьбу их народа, а у Горького, человека сострадательного, это не укладывалось в голове. Но, скорее всего, имели значение обе причины: продуманный план и личный эгоизм. - Г. С.

Перемирие

Истощенное войной, революционное правительство России 3 марта 1918 года подписало невыгодное мирное соглашение с Германией в Брест-Литовске. По условиям договора, Россия потеряла 34% своего населения (среди них 3 500 000 евреев), 32% сельскохозяйственных угодий, половину промышленности и 90% угольных копей. Троцкий сказал: «Этот мир Россия, стиснув зубы, должна была принять».

Россия вернула эти территории через 25 лет, но большая часть еврейского населения Восточной Европы на этих землях была уничтожена. Даже после подписания договора Германия продолжала оккупировать значительные части России. Потом это внесло свой вклад в поражение Германии в мировой войне, поскольку ее солдаты были не на Западе, где отчаянно были нужны, и многих из них распропагандировали большевики, сделав бесполезными для кайзера и его генералов.

В марте 1918 года германская армия начала последнее большое наступление на западном фронте. Но в 1917 году в войне приняли участие США, и ввод Американского экспедиционного корпуса во Францию в 1918 году сделал победу Германии невозможной. Хотя немцы прорвались к Парижу, но лето 1918 года они потеряли. Население в Германии голодало, страдало от войны, было деморализовано и потеряло терпение.

Началась сильнейшая контратака союзников, осенью 1918 года кайзер отрекся от престола, новое правительство Германии35 подписало перемирие, которое положило конец войне. Германия была в неуправляемом хаосе, Россия - в кровопролитной гражданской войне, а Франция, Англия, Австрия и другие антагонисты, потеряв много крови, истощены. «Больше десяти миллионов мужчин и женщин были убиты во время войны. Больше шести миллионов ранены, остались инвалидами на всю жизнь. Странная победа, после 4 лет сражений, где победителем была только смерть. Возникла иллюзия, что это станет большим уроком для всего человечества».36

В начале века один из ведущих британских государственных деятелей сказал Теодору Герцлю: для возникновения еврейского государства в Палестине истории требовалось бы падение Османской, Российской, Германской и Австро-Венгерской империй. Герцль тоже считал, что реального шанса на это нет. Но первая мировая война разрушила все эти империи и изменила мир совершенно непредсказуемым образом. Древние и постоянные правители Европы и мира были сметены. Еврейский мир столкнулся с новой реальностью.

34 Там же, стр. 99. И стр. 153: православные священники «(молились) богу, чтобы спас нас от еврейской мести».

35 В правительстве были и евреи, это дало позднее возможность Гитлеру лгать, что евреи продали Германию в мировой войне.

36 Маршалл, стр. 398,399.