Ноябрь 2017 / Кислев 5778

ВТОРАЯ ВОЛНА: ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ВАВИЛОНА

ВТОРАЯ ВОЛНА: ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ВАВИЛОНА

Вавилонское изгнание

Царь Шломо значительно расширил границы Израиля, включив в его состав обширные области. Под его властью страна достигла зенита славы. В Иерусалиме был возведен Храм — постоянная обитель Б-жественного Присутствия. Народ так бурно радовался завершению строительства и освящению Храма, что раббаним пошли на беспрецедентный шаг, отменив пост в Иом Кипур, который пришелся как раз на это время. То была эпоха духовного и материального изобилия: еврейское государство пользовалось почетом и уважением всего мира. Из дальних и ближних земель приходили люди, чтобы обратиться в еврейскую веру, принципы которой воплощал добродетельный и мудрый царь Шломо. На законах этой веры он основал государство, отличавшееся беспримерной справедливостью и гуманностью.

Шломо остался величайшим царем в еврейской истории. По мере того как корона передавалась от одного наследника к другому, границы государства сужались, его мощь убывала, слабела вера, а вместе с нею и значимость Израиля. Народ все больше отходил от Торы, пока, наконец, Всевышний не решил наказать евреев изгнанием — только таким образом можно было вернуть их на путь истины. В 422 г. до н.э. через 410 лет после завершения строительства Храм был разрушен, а евреи оказались в вавилонском плену.

Семьдесят лет Земля Израиля терпела позор угнетения. Храм лежал в руинах, поля и сады опустели и заросли колючками. Слава некогда могущественного еврейского царства померкла, и, казалось, воспоминанию о нем суждено было навсегда исчезнуть из памяти народов.

И все-таки небольшая горстка людей осталась в стране; в страданиях и лишениях они продолжили непрерывное еврейское присутствие в Эрец Исраэль, начатое переходом Иеошуа через Иордан. Несмотря на горькое, унизительное поражение, еврейский народ не отказался от своей земли. Во тьме изгнания людские сердца упрямо хранили искорку надежды. Пророк, предсказавший изгнание, предрек и скорое избавление: «Когда минет семьдесят лет, Я вспомню о вас...и позволю вам вернуться» (Ирмеяу 29:10). Оба пророчества сбылись: вслед за позором изгнания и угнетения пришло освобождение и возвращение.

В 352 г. до н.э. персидский царь Кореш (Кир) разрешил евреям вернуться в Эрец Исраэль и восстановить Храм. Не теряя времени, Зерубавель отправился в путь с группой первопроходцев, чтобы подготовить страну к приему основной массы репатриантов, ведомых Эзрой.

Различия между двумя волнами возвращения евреев в Эрец Исраэль

Первоначальное заселение евреями Израиля во многих отношениях отличается от возвращения из вавилонского плена. Вместе с Иеошуа в Эрец Исраэль пришел свободный и независимый народ, и этот народ являл собою целую нацию. Во времена Эзры возвращенцы были слабой маленькой группой, входившей в состав могучей Персидской империи; на приход в Святую Землю и строительство Храма требовалось разрешение иностранного правителя — персидского царя.

К тому же только малая часть вавилонских пленников, получив возможность вернуться в Израиль, решила воспользоваться ею. Существенная «количественная» разница является еще одним отличием второй волны от первой; объясняется она различиями между бесправным положением рабов-евреев в Египте и относительно безбедной жизнью изгнанников-евреев в Вавилоне. Кроме того, Израиль был тогда пустынной и заброшенной провинцией, а Вавилон — сложным конгломератом больших и малых городов, обладавшим всеми материальными и культурными благами цивилизации того времени. В Вавилоне евреи могли также свободно исповедовать свою религию и поэтому не испытывали особого желания обрекать себя на заведомые трудности и лишения, связанные с восстановлением своей страны из развалин. Только те, кто до конца были преданы идее возвращения на родину, заставили себя пренебречь соблазнительным, хотя и обманчивым комфортом и пустились в нелегкий путь к священной цели. Кроме того, каждый из возвращавшихся должен был проявить мужествои выдержку, ибо условия жизни в Эрец Исраэль были тяжелые: страна обнищала, и приходилось много и упорно работать.

Моше предвидел, что лишь часть изгнанных в Вавилон евреев откликнется на призыв Эзры и последует за ним. В «Песне моря» Моше восхваляет Всевышнего за милосердное могущество, которым Он, избавляя евреев от преследования египтян, рассек морские воды. Далее Моше поет (Шмот 15:1-19): «Величием Твоей десницы... Народ Твой переходит, Г-споди... они переходят — народ, который Ты взял Себе». «Народ твой переходит» относится ко времени первого заселения Эрец Исраэль, когда евреи во главе с Иеошуа перешли реку Иордан. Поскольку с ними была Шехина (Б-жественное Присутствие), которая никогда не покидает еврейский народ во времена его единения, Моше называет их «Твой (принадлежащий Ашему) народ». «Они переходят» относится к периоду возвращения евреев из вавилонского плена. Далеко не все евреи вернулись, поэтому не было с ними Шехины, и Моше называет их просто «народом», ибо они не были связаны в тот период прочными узами со Всевышним. Если бы с Эзрой шло все еврейское население Вавилона, Шехина сопровождала бы их, и, как во времена Иеошуа, их исходу сопутствовали бы чудеса и знамения. Но за Эзрой пошли немногие. Участие Б-га в этом событии было менее очевидным, и поэтому евреям пришлось заручиться поддержкой земного царя. Без разрешения персидского монарха они не смогли бы вернуться в Эрец Исраэль и начать строительство Храма.

И Иеошуа, и Эзра после прихода в Израиль стали отсчитывать семь лет субботнего цикла. Иеошуа начал отсчет лишь через четырнадцать лет, после завоевания страны и ее заселения, а Эзра начал отсчет сразу по прибытии. Иеошуа начал также отсчет первого пятидесятилетнего юбилейного цикла. Но поскольку, согласно Торе, для провозглашения юбилейного года в стране должны находиться все евреи, соблюдение этого закона прекратилось после того, как Десять Колен были взяты в плен и сосланы.

Рассказ о Реш Лакише и вавилонском мудреце

Известный знаток Торы Реш Лакиш, живший в третьем веке н.э., купался однажды в Иордане. К нему подошел вавилонский еврей и протянул руку, чтобы помочь ему выйти из воды. Реш Лакиш вспомнил об отказе вавилонского еврейства вернуться в Эрец Исраэль, когда им предоставилась такая возможность. Он отклонил помощь этого еврея и начал его упрекать: «Если бы все твои предки ушли вместе с Эзрой в Эрец Исраэль, Б-жественное Присутствие оставалось бы и во Втором Храме, как это было во времена Первого Храма. Мои слова основываются на стихе из Песни Песней (8:9)».

Когда Реш Лакиш рассказал об этой встрече своему наставнику Рабби Иоханану, тот не согласился с ним. «Даже если б все вавилонские евреи пришли вместе с Эзрой, Б-жественное Присутствие все равно не освятило бы Второй Храм. Ибо сказано в Писании: «Б-г даст простор Яфету, и будет он о битать в шатрах Шема» (Берешит 9:27). Поскольку Второй Храм построен потомками Яфета, очевидно, что Б-жественное Присутствие не может пребывать в нем. Только Первый Храм, построенный царем Шломо, потомком Шема, мог быть обителью Шехины во всей ее славе».

Два результата одного явления

Отказ большинства вавилонских евреев вернуться вместе с Эзрой в Эрец Исраэль имел как положительные, так и отрицательные последствия. Высокомерное безразличие к призыву вернуться на родину не раз становилось причиной тяжких наказаний, обрушивавшихся впоследствии на весь народ. Еврейская община города Вормса ответила на настойчивые призывы из Иерусалима вернуться в Эрец Исраэль такими горделивыми словами: «Живите себе в большом Иерусалиме, мы же останемся здесь, в нашем маленьком Иерусалиме!» Вскоре, однако, положение этих богатых и преуспевающих людей стало ухудшаться. Власти постепенно ограничивали их права, до тех пор, пока они не разорились и не утратили вес в местном обществе.

В то же время вавилонские ешивы процветали. Их миновали все невзгоды, связанные с войнами и иноетранными вторжениями, которые пережили евреи всех других стран, и особенно евреи Святой Земли. Все правители Вавилона, поочередно приходившие к власти, благосклонно относились к религиозной деятельности ешив; обучавшиеся в них евреи могли целиком посвятить себя Торе.

Историческая канва вавилонской иммиграции

Евреи, возглавляемые Эзрой, покинули Вавилон в 347 г.до н.э., через пять лет после того, как персидский царь издал указ о восстановлении Святого Храма. Эзра намеревался вначале отправиться в Эрец Исраэль сразу же после объявления этого указа, но затем отложил отъезд, чтобы оттянуть расставание со своим наставником Барухом бен-Нерией, который был слишком стар для столь долгого и трудного путешествия. Лишь после смерти учителя Эзра, которому тогда было уже восемьдесят лет, отправился в Эрец Исраэль. Пять месяцев спустя он достиг цели.

Эзра вышел из Вавилона в сопровождении небольшой группы мужчин, женщин и детей. При нем было письмо персидского царя, в котором тот наделял Эзру полномочиями назначать наместников и судей с целью введения в Земле Израиля законов Торы. В письме содержался также указ местному губернатору выделить материалы для строительства Храма. Эзра постеснялся просить у царя вооруженную охрану, т.к. незадолго до того в беседе с царем он сказал: «Рука Б-га нашего надо всеми , кто ищет Его для добра, и Его могущество и гнев на всех, кто оставляет Его» (Эзра 8:22). Поэтому у Эзры не было другого выбора, кроме как положиться на защиту Всевышнего. Провозгласив могущество Б-жественного Провидения, он не мог действовать вопреки собственным словам. Если бы он попросил у царя охрану, то продемонстрировал бы тем самым пренебрежение к силе Б-га, неверие в Его способность защитить и поддержать их. Напротив, Эзра объявил день поста, чтобы добиться милости Всевышнего и обеспечить тем самым безопасность всего предприятия. Речь шла не только об их личной безопасности. Путники несли с собой большую денежную сумму, за которую отвечали перед царской казной. Тем не менее за все пять месяцев путешествия не было ни одного происшествия. Эзра и его спутники ни разу не подверглись нападению.

Эзра происходил из семьи коэнов и по праву мог стать Первосвященником в новом Храме. Но он назначил на эту почетную и для многих столь желанную должность, которую занимали, как правило, пожизненно, своего племянника. Эзра отказался от Первосвященства по двум причинам. Во-первых, он отложил возвращение в Эрец Исраэль и предпочел остаться со своим учителем до последнего дня его жизни, в то время как назначение Первосвященника не терпело отлагательства. И, во-вторых, он решил, что, раз кто-то другой может заменить его на этом посту, ему лучше всего использовать свою энергию и способности в руководстве Великим Собранием, помогать бедным членам общины и заботиться об устройстве иммигрантов.

Влияние мужей Великого Собрания

Эзре и мужам Великого Собрания предстояла огромная работа. Им было поручено продумать эффективный экономический план, который обеспечил бы устойчивость и процветание новой, пока еще очень слабой общины. Они участвовали в разработке проекта Храма и следили за его строительством. Под руководством Эзры началась подготовка коэнов и левитов к выполнению возложенных на них сложных и ответственных обязанностей. Каждый вопрос требовал скрупулезного рассмотрения. Поскольку речь шла о законах, данных Б-гом, малейшее отступление было недопустимым. Населению, большинство которого составляли крестьяне, предстояло изучить многочисленные законы, относящиеся к земледелию. Им не разрешалось смешивать семена разных злаков (килаим) и собирать плоды с дерева, посаженного менее трех лет назад (орла). Запрещалось собирать урожай на краю поля (пеа), чтобы бедняки могли подкормиться, и, кроме того, надо было отделять десятину (трума и маасер) для коэнов, левитов и бедных. Далее, мужи Великого Собрания упорядочили содержание и последовательность молитвенного служения. Тем самым они узаконили порядок чтения молитв, существовавший еще со времен Моше; единство традиции в молитве призвано было стать могучим средством объединения людей одной веры. Пользуясь пророческим откровением, которое по-прежнему проявлялось, хотя и на более низком уровне, чем прежде, они разработали литургию, каждая часть которой была наполнена глубоким смыслом. Несмотря на стандартную форму, молитвы позволяли каждому молящемуся в полной мере выразить свои чувства. Миллионы людей произносят ежедневно «Воеемнадцать благословений», составленных Мужами Beликого Собрания, но каждый читает их по-своему. Ведь молитва — это одновременно и декламация, и чувство, и размышление.

Все упомянутые нововведения были осуществлены Великим Собранием в гораздо более сложных по сравнению с периодом Первого Храма условиях. Эпоха пророчеств закончилась. Люди не могли больше рассчитывать на прямые указания от Б-га, как поступать согласно Его воле. Им приходилось теперь полагаться на собственный здравый смысл и умение понимать и толковать Тору с помощью Устной традиции. Кроме того, в самом Храме отсутствовали многие важнейшие атрибуты и в первую очередь Ковчег Завета со скрижалями, а также урим и тумим (детали нагрудника Первосвященника, использовавшиеся для получения пророчеств по важным государственным вопросам). Наконец, на царском троне уже не восседал царь из дома Давида, а большая часть народа находилась за пределами страны. Такое положение существует и сейчас; оно сохранится до конца наших дней, пока не придет Машиах, не провозгласит свое царство и не построит Третий Храм, а евреи не соберутся на своей родине, чтобы соблюдать законы Торы в чистоте и совершенстве.

Предание

Эзра умер в Персии в возрасте ста двадцати лет, находясь при дворе царя Артахшаста с дипломатической миссией. Он был похоронен на территории нынешнего Ирана на берегу реки Сумара, рядом с городом Керманшахом. Шли годы, за его могилой никто не ухаживал, и она пришла в запустение. Однажды рядом с надгробием прилег отдохнуть мальчик-пастух. Он заснул, и ему приснился страшный сон: пред ним предстал почтенный старец и сказал: «Я Эзра-книжник, это моя могила. Пойди к местным евреям и скажи им, чтобы они перезахоронили мои останки на берегу реки Тигр, возле города Аль-Азаир. И предупреди от моего имени правителя: если он вздумает помешать — погибнут все жители Керманшаха».

Пастух проснулся, поспешил в синагогу и рассказал свой сон раввинам. Те немедленно отправились к правителю и передали ему волю пророка. Передали они и угрозу Эзры. Но правитель был упрям и отказал им. Даже иноверцы почитали великого еврейского пророка и не хотели, чтобы его останки были перенесены на чужую территорию. В городе разразилась чума. От эпидемии умерла половина жителей, но ни один еврей не пострадал. В конце концов, правитель вынужден был уступить. Он отменил свой запрет, и как только с могилы Эзры сдвинули первый камень, чума прекратилась. В память об этом на месте прежней могилы возведена величественная синагога.