Ноябрь 2017 / Хешван 5778

ИШУВ ААРЕЦ: ЗАПОВЕДЬ ПОСЕЛИТЬСЯ В ЭРЕЦ ИСРАЭЛЬ

ИШУВ ААРЕЦ: ЗАПОВЕДЬ ПОСЕЛИТЬСЯ В ЭРЕЦ ИСРАЭЛЬ

Тяга к земле

«О Сионе скажут: этот человек и тот человек родились там...» (Теилим 87:5). «Этот человек» относится к уроженцам Израиля, а «тот человек» к тому, кто стремится увидеть свое святое отечество. Он получает такое же благословение, как и те, кто родился там.»

Кетубот 75а.

Независимо от того, является ли ишув аарец обязательной заповедью для еврея или нет (этот вопрос будет рассмотрен ниже), само пребывание в Эрец Исраэль приносит большую радость. Но вместе с тем оно накладывает на человека определенные обязанноети и требует определенных жертв. Святость Земли оказывает на людей глубокое воздействие, придавая дополнительное значение каждой мысли, каждому поступку. Даже самые простые будничные дела приобретают важный смысл благодаря особой атмосфере святости. Поэтому жители Эрец Исраэль должны очень серьезно и ответственно относиться к каждому своему поступку, к какой бы сфере он ни относился — светской или религиозной. В конечном счете, Святая Земля — это сад Всевышнего, а Иерусалим — Его крепость. А от подданных, которые живут во дворце, царь требует безупречного поведения и особой преданности.

Заповедь ишув аарец уникальна во всех отношениях: тот, кто исполняет эту мицву, целиком погружается в нее. Когда еврей приезжает в Израиль, его тело, душа, все его имущество, религиозные и светские обязанности, мысли и действия, мечты и реальность — все это сразу становится частью мицвы. При погружении в микву мы чувствуем, как воды омывают тело, давая духовное очищение всему организму и душе. Такое же действие на человека оказывает пребывание в Израиле. И даже больше: в микву погружаются лишь на несколько мгновений, в то время как живущий в Израиле постоянно испытывает на себе его влияние... даже во сне... и даже после смерти.

Хроника 250-летней давности

Одно из самых печальных последствий нашего двухтысячелетнего изгнания состоит в утрате связи с нашей древней родиной и в отсутствии стремления к возвращению. Еще в начале восемнадцатого века рабби Яаков Эмден писал:

«Мы почти забыли Святую Землю — источник постоянной надежды в нашем тягостном и горестном скитании по чужим краям. Перенесенные потери и страдания не могут не сказываться на нашем поведении. Мы так заняты борьбой за существование, что забываем о необходимости вернуться в Эрец Исраэль. Сегодня мы с трудом найдем из тысячи евреев хотя бы одного, который захотел бы переехать в Святую Землю. А может, их еще меньше? Один — в целом государстве, двое — в поколении?.. Никто не жаждет увидеть Землю и прикоснуться к ней. Устроив себе тихое и безопасное гнездышко за пределами Земли, мы забываем, что это лишь временная наша обитель. Или того хуже: воображаем, будто обрели для себя «свою» Эрец Исраэль, «свой» Иерусалим. Именно поэтому несчастья не покидают нас. Мы селимся в чужих землях, к нам поначалу хорошо относятся, и самодовольство одолевает нас. Нам бы тосковать по Эрец Исраэль, а мы высокомерно и бездумно отвергаем ее. Но вот политические тенденции меняются, и снова нас изгоняют, и снова мы рассеяны по всему свету. Так случается всякий раз, когда мы перестаем слышать зов Земли нашего наследия, колыбели еврейского народа, святого места, где покоятся наши великие праотцы и праматери».

Начало возвращения

И все же на протяжении долгих веков изгнания истинные евреи по одиночке и небольшими группами приезжали в Святую Землю, чтобы выполнить мицву ишув аарец и соблюдать заповеди, связанные с пребыванием в Эрец Исраэль. Среди них были известные раввины и простые люди, выходцы из самых разных стран. Все они услышали зов родной земли и пошли на этот зов, не побоявшись тягот пути и трудностей вживания в новую среду. Среди ранних переселенцев было много выдающихся людей:

Триста Баалей Тосефот — талмудистов из средневековой Франции и Германии во главе с рабби Ионатаном Акоэном, прибывших в Эрец Исраэль в 1210 г.;

Рабби Иштори Апархи (ок. 1300 г.) — автор первого топографического исследования Святой Земли, ставшего классическим, — Кафтор ееФерах\

Рабби Овадия из Бартеноры, автор до сих пор пользующегося популярностью комментария на Мишну;

Рабби Иосеф Каро, составитель и кодификатор Шулхан Аруха и ряда других алахических комментариев;

Рабби Ицхак Лурия, святой каббалист, известный также под именем Аризаль׳,

Рав Моше Альших;

Рав Моше Хаим Луцатто,автор классических трудов по еврейскому мировоззрению Месилат Ешарим и Дэрех Ашем.

В восемнадцатом веке началось переселение хасидов и учеников Виленского Гаона, положившее начало первым волнам репатриации, которые продолжают нарастать вплоть до наших дней.

Благодаря этим отважным людям, их убежденноети и готовности к самопожертвованию, еврейское присутствие в Эрец Исраэль никогда не прекращалось. Этот факт очень важен по целому ряду причин. Вопервых, право евреев на Землю Израиля как на законную родину в большой степени обосновано именно тем, что они практически никогда не уступали эту землю целиком другим народам. Во-вторых, еврейский календарь и другие установленные раввинами мицвот остаются обязательными для евреев, живущих в хуц лаарец, лишь до тех пор, пока в самом Израиле есть еврейское население. И, наконец, мицвот, которые исполняют религиозные евреи, служат залогом существования не только всего еврейского народа, но и всех остальных народов мира. Но поскольку некоторые мицвот могут исполняться только в Израиле, там обязательно должна присутствовать хотя бы горстка евреев, соблюдающих законы Торы; иначе может пострадать весь мир.

Почему мы стремимся к Эрец Исраэль

Присущее каждому еврею стремление к Израилю — часть наследия, полученного от Авраама. Б-г повелел ему пройти по Эрец Исраэль, а затем вернуться в Месопотамию и ждать там разрешения на возвращение в Землю Обетованную. Все эти годы вынужденного изгнания Авраам тосковал по Израилю и молил Всевышнего, чтобы Он позволил ему вернуться и поселиться там. «Кто даст мне крылья, как у голубя! Улетел бы я и успокоился» (Теилим 55:7). И вот долгожданный момент настал. «И пошел Авраам, как сказал ему Ашем» (Берешит 12:4). Мудрецы говорят, что он, горя нетерпением исполнить мицву, отправился в путь в тот же день, когда получил разрешение, и не успел даже как следует подготовиться к путешествию.

Жизнь Ицхака сложилась необычно. Когда в Эрец Исраэль установилась долгая засуха и условия жизни резко ухудшились, Ицхак собрался в Египет. Он хотел последовать примеру своего отца, который при схожих обстоятельствах прожил там некоторое время. Но Всевышний остановил Ицхака, лишь только тот дошел до Герара. «Живи в этой земле, — сказал ему Б-г, — и не выходи из нее. Отдав тебя Мне в жертву, Авраам освятил тебя, и теперь тебе нельзя покидать пределы Святой Земли, ибо нечистота идолопоклонников осквернит тебя, даже если душа твоя сохранит Мне верность. Поэтому останься здесь.» Так Ицхак провел всю жизнь в Эрец Исраэль, не покидая ее ни на один день; он преданно любил эту землю и верно служил Б-гу.

Яаков продолжил традицию отца и деда. Когда он вернулся в Эрец Исраэль из Арама, где скрывался от своего брата Эсава, в его жизни начался новый этап, отмеченный еще более тесной связью с Б-гом. Сказал ему Ашем: «Возвратись в землю отцов твоих и на родину твою, и буду Я с тобой» (Берешит 31:3). В этой фразе содержится одновременно и приказ, и обещание. Яаков долго размышлял над ее смыслом. Почему во все годы, проведенные в Арам Наараим, я ни разу не удостоился Б-жественного Присутствия? Наверное, потому, что жил в хуц лаарец. Теперь, когда Б-г велит мне вернуться в Святую Землю, обещая сопровождать меня, я смогу вновь приблизиться к Нему.

Теперь Яаков понял, какая прочная связь существует между пребыванием в Эрец Исраэль и близостью к Б-гу. Но когда он вместе со всей семьей и имуществом собирался перейти границу Святой Земли, перед ними во главе большого войска возник жаждавший мести Эсав. Яаков не на шутку испугался. Здесь некоторые комментаторы задают вопрос: не проявил ли Яаков неверие в силу Творца, испугавшись Эсава? Ведь брат его был обыкновенным смертным из плоти и крови. Одно из объяснений состоит в том, что Яаков боялся не самого Эсава, а его заслуг, накопленных им за годы жизни в Эрец Исраэль. У самого Яакова таких заслуг перед Б-гом не было, поэтому он всерьез опасался, что месть Эсава приобретет такую духовную силу, которая превзойдет его физические силы. Опасения Яакова подтвердились той же ночью, когда ему пришлось вступить в схватку с ангелом Эсава. Следовательно, страх Яакова был совсем не беспочвенным.

Но ничьи чувства нельзя сравнить со страстной любовью к Эрец Исраэль, которая переполняла душу Моше Рабейну. Он просил Ашема разрешить ему хотя бы «перейти и посмотреть на эту землю» (если уж он не заслужил поселиться на ней — Дварим 3:25). Им овладела такая сильная тоска, что, по словам мидраша, он «истаял, как моль» (Теилим 39:12). Почему Моше так жаждал войти в Израиль? Потому что он прекрасно понимал: именно там Б-жественное Присутствие проявляется наиболее полно и ощутимо, и ему, преданно любившему Б-га, очень хотелось испытать Его близость. Кроме того, он стремился исполнять заповеди, относящиеся к Эрец Исраэль.

«Пребывающий в Эрец Исраэль как будто обрел Б-га», — учит нас Талмуд. Это на первый взгляд чересчур категоричное суждение основано на стихе из книги Ваикра: «Я дам вам землю Ханаанскую, чтобы быть вам Б-гом» (25:38). Отсюда мудрецы делают вывод: еврею предпочтительнее жить в Эрец Исраэль в окружении неевреев, чем в хуц лаарец среди евреев.

Заповедь ишув аарец

Как рабби Зейра отправился из Вавилона в Землю Израиля

Мудрецы указывают на ряд условий, которые должны сопутствовать выполнению мицвы ишув аарец. В качестве примера они приводят историю рабби Зейры, великого еврейского мудреца, жившего в Вавилоне в четвертом веке. В то время Вавилон был центром еврейской учености, там действовали лучшие академии по изучению Торы. Но чем больше рабби Зейра постигал глубины Учения, тем сильнее он жаждал Переселиться в Эрец Исраэль, чтобы иметь возможность учиться у таких выдающихся знатоков Торы, как рабби Йоханан и рабби Абау. Его наставник рабби Иеуда из Пумбедиты отговаривал его, утверждая, что переезд будет нарушением пророчества Ирмияу (27:22): «В Вавилон они (изгнанные из Эрец Исраэль евреи) будут приведены и там останутся до того дня, как Я вспомню о них». Однако рабби Зейра толковал этот стих не так, как его учитель. По его мнению, слово «они» относилось к священным сосудам, о которых шла речь в предыдущем стихе. Следовательно, Ирмияу ничего не говорил о возвращении евреев в Эрец Исраэль.

Между учителем и учеником разгорелся жаркий спор: в подтверждение своей точки зрения каждый приводил отрывки из Писания, стараясь опровергнуть доводы оппонента. Наиболее серьезные разногласия вызвал стих, который трижды встречается в Песни Песней: «Я заклинаю вас... не будите и не пробуждайте Мою любовь, пока она не будет желанна» (2:7, 3:5, 8:4). Поскольку в Торе нет ничего лишнего, в каждом контексте эта фраза имеет особый смысл, хотя во всех трех случаях речь идет о союзе, заключенном Б-гом с еврейским народом. Предметом спора стало содержание каждого из пунктов союза.

Талмуд дает следующее толкование: в этих трех стихах изложено требование Б-га к евреям дать клятву в том, что:

1. они не вернутся в Эрец Исраэль как народ, пока Б-г не пришлет Машиаха;

2. они не восстанут против нееврейских властей, которые будут ими управлять на протяжении всего периода изгнания.

В третьем стихе говорится об обязательстве других народов не угнетать евреев с чрезмерной жестокостью.

По мнению рава Зейры, первое обязательство не исключает права евреев на алию по одному или небольшими группами, поскольку запрет распространяется лишь на массовую репатриацию.

Вещий сон

Так они продолжали спор, и конца ему не было видно. Рабби Зейра не спешил покидать Вавилон, но не потому, что согласился с мнением рабби Иеуды. Он сомневался в своем праве жить в Святой Земле, поскольку в Талмуде ясно сказано: «Живущий в Эрец Исраэль, пребывает там без греха.» Рабби Зейра считал, что это обязательное условие для алии, и, поскольку он еще не достиг такого уровня духовного совершенства, на котором он был бы совершенно свободен от греха, то предпочитал оставаться в Пумбедите и молиться Всевышнему, чтобы Он удостоил его права на алию. И вот однажды ночью ему приснились ячменные зерна — символ очищения от грехов. Рав Зейра решил, что это знак Небес, и сразу начал готовиться к путешествию в Святую Землю.

Накануне отъезда он пришел к своему наставнику раву Иеуде, чтобы в последний раз услышать от него комментарии к словам Торы. До последней минуты он не сообщал учителю о своем отъезде из опасений, что тот обратится к властям, чтобы воспрепятствовать отъезду ученика. Когда рабби Зейра вошел в дом учителя, рав Иеуда находился в бане. Зайдя туда, рабби Зейра услышал, как его учитель сказал слуге на иврите: «Дай мне мыло и принеси гребень...». Из этой фразы рабби Зейра сделал важный вывод: поскольку иврит является святым языком — лашон акодеш, а святыми предметами и словами из Торы нельзя пользоваться в бане, где люди ходят без одежды, напрашивается вывод, что в бане запрещено говорить на иврите. Отсюда следует, решил рабби Зейра, что ивритом можно пользоваться при разговоре об обычных предметах, даже находясь в бане. Трудно представить, какое наслаждение испытывает мудрец, когда узнает новую алаху. Рабби Зейра улыбнулся и воскликнул: «Даже если бы я не поговорил с учителем, а только услышал бы эту фразу, все равно мой приход был бы не напрасным».

Чтобы понять, какая радость охватила рабби Зейру, когда он достиг Эрец Исраэль, надо вспомнить, как он переходил Иордан по шаткому пешеходному мостику (эта история описана во 2-й части книги). Пребывание в Святой Земле еще больше укрепило его любовь к Торе и заповедям. Он увидел, что все познания, полученные им за пределами Израиля, какими бы глубокими и мудрыми они ни были, несут в себе едва различимый отпечаток нечистоты, присущей хуц лаарец. Стремясь забыть вавилонскую систему изучения Торы, рабби Зейра много дней провел, соблюдая строжайший пост. И после этого начал все сначала на Святой Земле. Он любил повторять, что «воздух Эрец Исраэль делает человека мудрее».

Он умер в Тверии. Его оплакивали такими словами: Земля Шинар зачала и выносила его; Земля Газелей вырастила своего любимого сына. «Горе мне, — безутешно стенала Ракат (Тверия), — я потеряла свой драгоценнейший сосуд».

Четыре стороны одной монеты

Среди мудрецов прошлого существуют четыре мнения относительно исполнения заповеди ишув аарец.

Мнение 1: речь идет о заповеди Торы

Рамбан включает эту заповедь в число 613 мицвот Торы и считает, что ее надо соблюдать и в наши дни. Свое мнение он выводит в результате следующего пространного рассуждения:

«Нам заповедано владеть землей, которую Б-г дал нашим праотцам — Аврааму, Ицхаку и Яакову, и мы не можем ни уступить ее другим народам, ни просто уйти из нее. Всевышний сказал: «Овладейте землею и поселитесь на ней, ибо вам даю Я землю эту, чтобы владеть ею. И унаследуете землю» (Бемидбар 33:53). Кроме того, Б-г указывает точные границы той территории, которой мы должны владеть; Писание несколько раз уточняет их.

В книге Дварим подробно анализируется эпизод с разведчиками, который дает еще одно подтверждение заповеди ишув аарец. Моше говорит: «Взойди, наследуй ее, как сказал тебе Б-г» (1:21). И когда разведчики отошли от первоначального плана, отказавшись немедленно вступить в землю, Писание осуждает их: «Воепротивились вы повелению Б-га» (1:26). Тем самым Писание прямо указывает, что речь идет о мицве, которая требовала от них войти в Эрец Исраэль. Это было не предупреждение и не обещание, а прямой приказ Б-га...

Раз мудрецы так настойчиво подчеркивают важность пребывания в Эрец Исраэль, указывая, что покинувший ее без достаточных оснований и поселившийся в хуц лаарец как бы совершает акт идолопоклонства, значит, речь идет о заповеди Торы. Сам Ашем приказывает нам жить на этой земле. Эта мицва является обязательной для всех евреев в каждом пколении, даже в эпоху изгнания, и Талмуд это неоднократно подтверждает.

В одном мидраше рассказывается о нескольких мудрецах, которые по разным причинам покинули Эрец Исраэль и отправились в дальние страны. Уже находясь в пути, они вдруг осознали, как много потеряли и как они любят Эрец Исраэль. Обратили они взоры к небу и безутешно зарыдали, разрывая на себе одежды в знак скорби. Каждый из них произнес вслух стих: «...вы овладеете ею (Эрец Исраэль) и поселитесь на ней. Соблюдайте же строго все уставы...» (Дварим 11:31-32). Только теперь они по-настоящему осознали, что «пребывание в Эрец Исраэль приравнивается ко всем другим заповедям», и решили немедленно вернуться в Иерусалим...».

Мнение Рамбана поддержали более поздние авторитеты, включая авторов Шла, Сэфер Харедим, Хатам Софэр, Пеат Ашулхан и других.

Вывод Рамбана приложим только к отдельным лицам. Великий ученый не призывает всех без исключения евреев покинуть страны своего проживания и дружно устремиться в Святую Землю. Он также признает, что пророческая фраза из Песни Песней остается в силе до тех пор, пока не придет Машиах и не соберет рассеянных. Некоторые комментаторы утверждают даже, что Рамбан говорил только о тех, кто уже живет в Эрец Исраэль, и вовсе не считал, что каждый еврей обязан репатриироваться. По их словам, он лишь предостерегал евреев, живущих в Израиле, не покидать землю без уважительной причины, ибо каждая минута пребывания в Эрец Исраэль, даже в качестве гостя, дает возможность выполнить мицву ишув аарец. Лишь понастоящему серьезная причина дает право на отъезд, поскольку в таком случае прекращается соблюдение одной из важнейших заповедей Торы.

Мнение 2: речь идет о постановлении раввинов

Другой известный еврейский мудрец, Рамбам, не включает эту мицву в число 613 заповедей Торы. Он утверждает, что указание ишув аарец никогда не было обязательной заповедью, даже во времена Храма, когда большинство евреев действительно жили в Израиле. В доказательство он приводит два раввинские постановления, в одном из которых пребывание в Эрец Исраэль называется достойным делом, а во втором содержится запрет на эмиграцию из Святой Земли без достаточных оснований. С этим мнением согласны Раши, Рош и Ор Ахаим.

Пункт за пунктом опровергают они доводы Рамбана. Когда Б-г предлагает евреям «занять землю и поселиться на ней», Он лишь обещает, что Эрец Исраэль будет унаследована ими и станет их собственностью. Но Он вовсе не приказывает им овладеть ею. Сторонники второго мнения по-своему объясняют поведение мудрецов, которые плакали после отъезда из Эрец Исраэль. Они считают, что мудрецы оплакивали разрушение Храма, а не призывали соблюдать ишув аарец. Кроме того, под произнесенной ими фразой, что «пребывание в Эрец Исраэль приравнивается ко всем другим заповедям», имелась в виду та высокая награда, которую получают праведники, исполняющие заповеди в Эрец Исраэль, ибо служение Б-гу в Израиле оценивается выше, чем исполнение тех же мицвот в хуц лаарец. К тому же некоторые заповеди могут быть соблюдены только в Эрец Исраэль. И, наконец, объявленный рабби Иеудой и основанный на пророчестве Ирмияу запрет на эмиграцию из Вавилона в Эрец Исраэль прямо указывает, что в период галута евреи не обязаны селиться в Святой Земле.

Правда, здесь сторонники позиции Рамбана приводят новые доводы в пользу идеи, что ишув аарец — это заповедь Торы. Даже если, говорят они, алахические выводы из упомянутого стиха в книге Бемидбар кажутся двусмысленными и неубедительными, в другой части Пятикнижия — книге Дварим — есть отрывки, подтверждающие мнение, что жизнь в Израиле является обязанностью. Например, «Взойди, наследуй ее, как сказал тебе Б-г... Воспротивились вы повелению Б-га» (Дварим). Далее, если мудрецы оплакивали только разрушение Храма, почему они затем вернулись в страну, заявив, что «ишув аарец приравнивается ко всем другим мицвот»? И, наконец, отмечают сторонники мнения Рамбана, запрет рабби Иеуды распространяется только на эмиграцию из Вавилона, но отнюдь не из других стран. Поэтому его нельзя обобщать на весь период галута. Более того, Талмуд не подтверждает этот запрет, как показывает случай с рабби Зейрой, отправившимся из Вавилона в Израиль. А мы знаем, что рабби Зейра был далеко не единственным репатриантом из Вавилона в тот период.

Перечисленные доводы опровергаются, в свою очередь, сторонниками второго мнения; и так каждая сторона выдвигает все новые доказательства, отстаивая свою позицию. Спор продолжается до сего дня.

Мнение 3: пятьдесят на пятьдесят

Сторонники третьего мнения делают различие между периодами Первого и Второго Храма и периодом «чистого» галута. Они утверждают, что со времени вступления евреев в Эрец Исраэль под предводительством Иеошуа и до разрушения Первого Храма 850 лет спустя обязанность ишув аарец касалась каждого еврея. Когда Храм был разрушен и большая часть еврейского народа оказалась в изгнании, эта заповедь Торы перестала действовать. В эпоху Машиаха, когда весь народ вернется в Эрец Исраэль, заповедь ишув аарец снова войдет в силу. Таково мнение Рамбама, говорит комментатор Мегилат Эстер.

Мнение 4: заповедь аннулирована

И, наконец, существует мнение рабби Хаима Акоэна, снискавшее наименьшее число сторонников. Он утверждает, что ни Тора, ни раввины не рассматривают ишув аарец в качестве обязательной заповеди. Намеренное или случайное нарушение мицвот, относящееся к Эрец Исраэль, приводит к суровым наказаниям. Поскольку почти невозможно избежать этих нарушений, то получается, что едва ли не каждый еврей должен быть наказан; таким образом, само пребывание в Святой Земле становится сопряженным с большим риском, и, следовательно, заповедь ишув аарец аннулируется.

Большинство авторитетов решительно не согласны с этой точкой зрения.

Точка соприкосновения

Несмотря на столь серьезные расхождения во мнениях, все согласны с тем, что, в силу святости Эрец Исраэль, исполнение мицвот на ее земле приобретает особую важность. Чем ближе человек к Храму, обители Б-жественного Присутствия, тем большей духовностью пронизаны все его поступки, и, особенно, исполняемые им мицвот.

Однако степень использования этой духовной силы, заложенной в каждом еврее, зависит от того, какое значение придают мудрецы заповеди ишув аарец. В этом свете спор между рабби Зейрой и рабби Иеудой приобретает особый смысл. Рабби Зейра приводил аргументы Рамбана; он утверждал, что каждому человеку (во всяком случае, безгрешному) следует поселиться в Эрец Исраэль, ибо этого требует Тора. Единственное, что останавливало его самого, — это страх перед, собственным несовершенством, перед собственными грехами, которые не позволят ему выполнить эту заповедь. Как только рабби Зейра получил знак, что его грехи ему прощены, он тут же отправился в путь. Рабби Иеуда придерживался третьего мнения, согласно которому со времени первого галута Тора перестала требовать от евреев селиться в Эрец Исраэль. Но до вавилонского изгнания такая заповедь действительно существовала; и в будущем, когда Машиах вернет всех рассеянных из изгнания, заповедь ишув аарец снова вступит в силу.

Эта разница во мнениях приобретает практическое значение в одном-единственном случае. Допустим, человек дал клятву, что никогда не переедет в Израиль, но потом обстоятельства изменились и он решил отменить свою клятву и поселиться в Святой Земле. Если ишув аарец — всего лишь постановление раввинов, которое может иметь или не иметь силу закона, то клятва этого человека действительна. Если же встать на позицию Рамбана и считать ишув аарец настоящей заповедью Торы, которая действует сегодня и во все времена, значит, данная клятва недействительна, — бессмысленно и даже незаконно давать клятву, противоречащую заповеди Торы. В этом случае человеку можно и нужно без промедления отправляться в Эрец Исраэль.

Предпосылки для репатриации

Соблюдение законов Торы

Важнейшее условие для переезда в Израиль — исполнение законов Торы. Хотя полное очищение от грехов, к которому так стремился рабби Зейра, вовсе не обязательно, закон Торы должен лежать в основании жизни репатрианта. Особое внимание надо уделить изучению законов, относящихся к пребыванию в Эрец Исраэль: отделение трумот и маасрот, соблюдение субботнего года, разрывание одежд у Западной Стены и т.д. 195 из 613 заповедей Торы можно соблюдать только в Эрец Исраэль; еще 78 мицвот имеют непосредственное отношение к Земле.

Некоторые считают, что не соблюдающим мицвот евреям вообще лучше не приезжать в Эрец Исраэль. Присутствие «мятежников» в царском «дворце» может пробудеть Его гнев и привести, не дай Б-г, к еще одному трагическому изгнанию. Автор книги Сэфер Харедим приводит в связи с этим такой исторический пример. Самаритяне были, как известно, идолопоклонниками, но пока они жили у себя на родине, их прегрешения сходили им с рук. Стоило им, однако, перебраться в Святую Землю и возобновить там свои языческие ритуалы, Ашем послал на них львов, и они все погибли. Поэтому, вступая на землю Израиля, каждый человек должен испытывать священный трепет. Ему надо пересмотреть свое прежнее поведение и четко осознать, что теперь он находится во дворце царя Вселенной.

Правда, теперь большинство раввинов смягчили это требование, исходя из того, что все большее число евреев начинают соблюдать законы Торы именно благодаря своему пребыванию в Эрец Исраэль. Духовная сила, заложенная в Западной Стене и других священных местах, раздувает пламя веры из той крохотной искорки, которая заложена в душе каждого еврея. Эта искра может неожиданно разгореться и пробудить в человеке любовь и преданность Торе.

Мера заслуг и мера греха

Мидраш рассказывает о царе, который часто ездил в соседний город и всегда брал с собой детей. Во время одной из поездок дети вели себя настолько непочтительно, что он разгневался и поклялся больше никогда не брать их в этот город. В следующий раз он отправился один, но вдруг почувствовал, что очень скучает по детям. «Ах, как бы мне хотелось, чтобы мои дети были со мной», — воскликнул он. Эта история, говорит мидраш, показывает нам отношение Б-га к еврейскому народу. Живя в Эрец Исраэль рядом со Всевышним, евреи бунтовали и нарушали Его заповеди. Тогда Ашем разгневался и изгнал их в другие страны. Но теперь Он скучает по своим детям, и, хотя они по-прежнему несовершенны, ему грустно и тоскливо без них. «Ах, как Мне хочется, чтобы Мои дети были сейчас со Мною в Эрец Исраэль, пусть даже они пока не научились уважать эту Землю».

Хотя этот мидраш можно понять буквально, некоторые комментаторы предпочитают видеть в нем указание для религиозных евреев; они не должны подходить к себе слишком критически, ибо такая заниженная самооценка может удерживать их от алии. Даже если они недостаточно хорошо исполняют мицвот, Б-г все равно ждет их возвращения в Израиль.

Среди нас нет безгрешных

Рамбан пишет, что в своем обращении к поколению пустыни, составляющем книгу Дварим, Моше передает им обещание Всевышнего проявлять к ним милосердие. Поэтому, как бы ни были велики их прегрешения и несовершенство, они не должны отказываться от Эрец Исраэль, ибо «нет человека, который полностью свободен от греха» (Мишлей 7:20). Такая ложная скромность может привести к суровому наказанию. Лучше покаяться, довериться милосердию Всевышнего и приехать в Израиль, исполнив тем самым свою религиозную обязанность.

Как мы уже знаем, Талмуд учит нас, что проживание в Эрец Исраэль искупает грехи. Но рабби Моше Кордоверо уточняет, что речь идет только о непреднамеренно совершенных проступках. Другие прегрешения искупаются только путем страданий, терпения, сострадания к людям и трепета перед Б-гом, смиряющих человеческую гордыню. Кроме того, для искупления преднамеренно совершенных грехов необходимо глубокое раскаяние и изучение Торы.

Материальная обеспеченность

Второе условие для алии состоит в наличии средств к существованию. Человек, приезжающий в Израиль, должен быть в состоянии обеспечивать себя и свою семью. Вовсе не обязательно стремиться к такому же уровню жизни, что и в стране исхода, но и впадать в нищету нельзя. Экономическая «ненадежность» порождает отчаяние, которое может подорвать религиозные убеждения, поскольку человек склонен к компромиссам в алахических вопросах, если речь идет о заработке. К тому же материальные трудности могут вынудить его поселиться в нерелигиозном районе или послать своих детей в такую школу, которая не будет прививать им мировоззрение Торы. И, наконец, неудобно входить в царский дворец с протянутой рукой. Это просто непочтительно по отношению к Царю. В Коль Бо сказано, что велика заслуга того, кто приезжает в Эрец Исраэль, но при условии, что у него есть средства к существованию.

С другой стороны, существуют различные благотворительные организации наподобие Рабби Меир Бааль Анес, которые помогают изучающим Тору и их семьям, живущим в Эрец Исраэль. Рабби Хаим Давид Азулай, известный под именем Хида, учил, что тот, кто помогает нуждающимся евреям Эрец Исраэль, как будто сам находится там. Например, рабби Исраэль из Шклова, опекавший учеников Виленского Гаона в Израиле, провел несколько лет в Европе, где организовал благотворительный фонд для ашкеназских евреев Израиля.

Фактор безопасности

Третье условие для алии заключается в уверенноети, что поездка в Святую землю закончится благополучно. Еще в прошлом веке путешествие из Европы было сопряжено с большим риском. Ребе Нахману из Брацлава, поселившемуся в Израиле в 1801 году, пришлось преодолеть множество опасностей на долгом пути из России в Святую Землю. Если бы Всевышний не оберегал его, кто знает, чем закончилось бы это путешествие. Скорее всего, именно эта алаха побудила Виленского Гаона вернуться домой с середины пути, так и не увидав Святой Земли.

Обращаясь к своему поколению (1740 год!), рабби Яаков Эмден так прокомментировал это трудное условие алии: «Что можем сделать мы, духовно обнищавшие? Мы как будто находимся на северном полюсе, куда не проникает свет Б-жественного Присутствия — так далеки от нас Святая Земля и наш святой язык! Как много препятствий надо преодолеть, чтобы вернуться! Ехать на телеге, пересекать реки на паромах... Но ни снег, ни дождь не должны нас останавливать. Возможные опасности ни в коем случае не оправдывают наше бездействие, ибо в мирные времена трудности и невзгоды минимальны. Ради исполнения столь великой мицвы нужно пойти на риск — пересечь пустыни и переплыть моря.

Опасности подстерегают нас везде — даже в будничной жизни. Как можно сравнивать духовные преимущества пребывания в Эрец Исраэль — удовольствие, испытываемое Всевышним, когда еврей поселяется в Святой Земле, и искупление грехов, даруемое этой Землей живущим на ней — с мелкими дорожными передрягами? Ведь точно так же можно отказаться от поездки в Израиль из-за какой-нибудь занозы, застрявшей в ноге, или из-за боязни конфликта с таможенниками. Так не хватит ли предаваться лени? Пусть же каждый из нас разработает свой собственный план преодоления этих пустячных преград, и тогда мы все вместе, не медля ни дня, отправимся в Эрец Исраэль, единственное место в мире, где можно ощутить могущество Всевышнего, обрести покой и безопасность под сенью Его Шехины».

Нынешние трудности

Когда-то дальние путешествия были связаны для религиозного еврея с большими лишениями и не доставляли ему никакого удовольствия. Плохие дороги, трудности, связанные с соблюдением Шабата и кашрута, трудности ухода за детьми, — все это отбивало у многих евреев охоту к перемене мест. В наше время технические достижения и удобства помогли избавиться от большинства этих проблем. Тем не менее далеко не все религиозные евреи пользуются новыми возможностями. Многие до сих пор предпочитают оставаться в хуц лаарец. Изобилие материальных благ и свободного времени, а также развитая система авиасообщений превратили путешествия в большой бизнес, внушив человеку мысль, кто «каждый, кто хоть чего-нибудь стоит, должен объездить весь мир». Экзотика далеких стран притягивает к себе евреев, и они забывают о своей исконной связи с Эрец Исраэль. Святая Земля становится для них всего лишь туристическим объектом, одним из сотен живописных мест, которые стоит посетить, чтобы сделать несколько фотографий на память и сказать потом друзьям: «Я побывал и там». Но для тех, кто видит глубже, ни одна страна в мире не может сравниться со Святой Землей, с ее особым, ни с чем не сравнимым очарованием.

Образование

Мы рассмотрели три главных условия, выполнение которых дает человеку право начать подготовку к переезду в Израиль. Существует, однако, еще ряд факторов, которые надо учитывать потенциальному оле. Например, очень важно дать детям хорошее еврейское образование, и не только ради них самих, но и для укрепления всей еврейской общины. Здесь никакие компромиссы недопустимы. Поэтому высокий у ровень религиозного образования в хуц лаарец может уравновесить предложение хорошо оплачиваемой и перепективной работы в каком-нибудь израильском «городе развития», где не будет возможности изучать Тору.

Подходящее окружение

Кроме того, может случиться так, что человек нашел работу в таком месте Эрец Исраэль, где под влиянием нерелигиозного или даже антирелигиозного населения он не сможет в достаточной мере исполнять мицвот. В этом случае разумнее остаться в хуц лаарец в здоровой религиозной среде. При оценке такого рода неблагоприятного влияния надо учитывать следующие факторы: наличие синагоги с более или менее постоянным миньяном, миквы для женщин, доступность кашерной пищи, соблюдающие Шабат соседи и т.д.

Решиться на переезд в Эрец Исраэль нелегко. Человек должен взвесить, с одной стороны, обязанность еврея жить на своей родине и мощный духовный подъем,который вызывает такое переселение; но с другой стороны, каждый человек несет ответственность за физическое, материальное и психологическое благополучие своей семьи. Поэтому нет единого рецепта для всех, так же как не существует двух одинаковых семей. Прежде чем принять решение об алие, просто необходимо посоветоваться с равом.

Уважение к стране и ее народу

Независимо от того, живет ли еврей в Эрец Исраэль или вне ее, он никогда не должен оскорбительно высказываться о стране и о ее народе. Тот, кто неуважительно отзывается об Израиле, не только нарушает запрет Торы, касающийся лашон ара (злоречия), но и демонстрирует недостаточную веру в Б-га, ибо пренебрегает его драгоценным достоянием и важнейшим наследием. Пример этому — история с разведчиками, которые отправились в Эрец Исраэль, чтобы рассказать о ней евреям, готовившимся войти в нее. Несмотря на то, что Б-г назвал землю «хорошей», они пренебрегли Его даром, назвав ее «землей, которая пожирает своих жителей»; в результате энтузиазм евреев улетучился, сменившись бунтом против воли Всевышнего. За это им пришлось скитаться по пустыне еще сорок лет, и все, кто поверил клеветническим измышлениям разведчиков, умерли, так и не вступив в Святую Землю.

Кроме того, в Талмуде рассказывается, что на протяжении всего вавилонского изгнания евреи позволяли себе неуважительно отзываться о своей родине, хотя даже царь Вавилона Санхерив никогда не утверждал, что его страна лучше Эрец Исраэль. Тем самым он заслужил уважение наших мудрецов. Этот пример позволяет нам сделать еще один вывод: если Санхерив удостоился уважения за то, что не стремился превозносить свою страну, хуля Эрец Исраэль, насколько же больше заслуга того, кто не только воздерживается от несправедливой критики в адрес своей родины, но, наоборот, всячески восхваляет ее!

Почему многие еврейские мудрецы не приехали в Израиль

Хотя многие известные еврейские мудрецы и знатоки Торы переселились в Эрец Исраэль, большинство ученых мужей предпочли остаться за ее пределами. Неужели их не влекло в Святую Землю? Ведь они, как никто другой, старались исполнить каждую мицву, всеми возможными путями служить Б-гу. Что заставило их пренебречь заповедью ишув аарец?

Существует несколько объяснений. Во-первых, причина нежелания мудрецов жить в Эрец Исраэль вовсе не отражает их отношения к заповеди ишув аарец, независимо от того, является ли эта заповедь указанием Торы или постановлением раввинов.

Еще со времен вавилонского изгнания многие мудрецы и руководители еврейских общин по разным причинам избегали выполнения этой мицвы. Именно поэтому ведущие академии по изучению Торы оставались в Вавилоне вплоть до X века. По мере того как большие массы еврейского населения постепенно переселялись в Европу, вслед за ними переместились туда и центры еврейской учености. До XVII века позиции Торы были самыми прочными именно в Европе, в то время как в Святой Земле едва мерцали редкие искры талмудической мудрости.

Распространение Торы предпочтительнее

Один из ранних авторитетов, рабби Меир из Ротенберга, объяснял нежелание еврейских мудрецов переехать в Эрец Исраэль тем, что тогда им пришлось бы пожертвовать временем на изучение Торы ради заработка, поскольку добывание средств к существованию в Святой Земле требует несравненно больших усилий, чем в хуц лаарец. Поскольку Талмуд позволяет еврею при необходимости даже покинуть Эрец Исраэль ради изучения Торы, то тем более позволительно не приезжать в Святую Землю, если пребывание в хуц лаарец дает еврею больше возможностей в приобретении религиозных знаний. В заключение рабби Меир делает вывод, что изучение Торы и распространение ее мудрости ценятся выше, чем заповедь ишув аарец.

С этим мнением согласен рабби Яаков Эмден. Он объясняет, что вавилонские мудрецы оставались в хуц лаарец, потому что их академии стали центрами еврейской учености и юридических знаний. Несмотря на то, что многие мудрецы жили в то время в Эрец Исраэль, их вклад в сокровищницу еврейских знаний не шел ни в какое сравнение в количественном и качественном отношении с теми достижениями, которых добились евреи Вавилона. Здесь кроется, по всей видимости, главная причина их нежелания переселиться из «изгнания» в Святую Землю.

Личные причины

Были, конечно, и такие, кто вынужден был оставаться в Вавилоне из-за болезней, нищеты, политической обстановки и по другим причинам. Если бы в Святой Земле их ждало изобилие, многие мудрецы отправились бы туда даже несмотря на безусловное превосходство еврейских академий Вавилона, а также вопреки тому очевидному факту, что приход Машиаха, который ознаменует собой и избавление, и необходимость возвращения всех евреев в Эрец Исраэль, был еще очень далек.

Эти смягчающие обстоятельства приобретают другой смысл для людей, решившихся на переезд. Многие из них не хотели делать себе никаких поблажек. Например, рабби Эмден пишет, что, взвесив все «за» и «против», он решил приложить все усилия, чтобы, с Б-жьей помощью, расстаться со страной, где он родился, и отправиться в Эрец Исраэль. «Когда придет время двинуться в путь, я не испугаюсь никаких дорожных тягот и приключений. Не остановит меня и моя физическая слабость (следствие моих грехов и тяжелых испытаний, выпадавших на мою долю всю жизнь, начиная с ранней юности, — благословен Г-сподь, чья милость и доброта всегда сопровождали меня). Я отправлюсь в Его Землю Обетованную, где смогу достигнуть духовного совершенства».

Только Г-сподь знает, сколь смиренно мое сердце, и понимает мое состояние. Хотя в хуц лаарец меня окружает материальное благополучие, и дом мой наполнен Торой и молитвой, я все равно тоскую по Святой Земле и взглядываюсь в небеса в надежде... увидеть гору Мориа. Но вокруг ведутся бесконечные войны, и все пути в Израиль — и сухопутные, и морские — полны серьезных опасностей. Пока мои дети не подрастут, я не могу переправиться через пустыню. И наконец, я еще не накопил достаточно материальных и духовных ресурсов, чтобы войти в Царский Дворец не с пустыми руками. Если бы не все это, я бы немедленно приступил к выполнению Его воли и тотчас отправился в путь.

И все же я продолжаю надеяться на Г-спода и буду терпеливо ждать того момента, когда смогу взойти на и надеялся провести там последние годы жизни. Для него построили дом в Петах-Тикве. Но к тому времени, когда Хофец Хаим был готов «покинуть свой пост», физические его силы были на исходе, и он не смог осуществить свою давнюю мечту.

Несколько лет тому назад главный раввин одной из крупнейших американских еврейских общин приехал в Израиль и спросил Стайплера (рабби Й.И. Каневского, благословенна память праведника, одного из крупнейших авторитетов нашего поколения) можно ли ему осуществить мечту всей жизни и переехать жить в Эрец Исраэль. Стайплер задал ему один-единственный вопрос: «Не поставит ли Ваш отъезд под угрозу духовную жизнь Вашей общины?»

«Да, думаю, что так оно и будет», — честно ответил американский раввин.

«Тогда Вы должны остаться в Америке, ибо главная и единственная цель Вашей жизни — служить еврейскому народу. Вы обязаны вернуться к своей общине и продолжать руководить ею.»

Приговор галута

Еще одна причина, вынуждающая духовных лидеров еврейства оставаться в хуц лаарец, заключается в их вере в то, что изгнание является Б-жественным приговором, тем горьким лекарством, которое надо испить до конца, а не выплеснуть поспешно, вернувшись в Израиль прежде, чем Б-г позволит это сделать. Сторонники этой позиции утверждают, что только с приходом Машиаха евреи удостоятся вернуться на свою родину. Эта мысль убедительно выражена в мидраше, где галут еврейского народа сравнивается с изгнанием Адама и Хавы из райского сада.

Сказал Б-г: «Я привел Адама в сад Эдена и повелел ему делать одно и воздерживаться от другого. Он нарушил мои указания, и Я изгнал его. Так же поступил Я с его потомками, еврейским народом. Я привел их в Эрец Исраэль и дал им особые заповеди для исполнения там. Они нарушили Мою волю, и Я наказал их, как предупреждал через пророка Ошеа: “...изгоню Я их из дома Моего”» (Ошеа 9:15).

Отправленный в ссылку еврейский народ рассеялся по всей земле, и лишь ничтожная его часть осталась в Эрец Исраэль. Приезд отдельных евреев, жаждущих поселиться на своей родине, не нарушает Б-жественного указа. Но массовый исход означал бы бунт против Б-га. Если известные духовные лидеры современности переселятся из хуц лаарец в Эрец Исраэль, руководимые ими общины потянутся за ними. Таким образом, переезд нескольких раввинов может повлечь за собой массовую алию, что приведет к искусственному приближению мессианской эры, к которой мир пока не готов и которой еще не удостоился, а это грозит неисчислимыми и ненужными страданиями. Поэтому Б-г предостерегает Свой народ не возвращаться в Святую Землю преждевременно и предупреждает, что нарушение Его воли приведет к тяжелым последствиям. Вот почему многие еврейские мудрецы и авторитеты и в наши дни живут в хуц лаарец, мечтая о том дне, когда Машиах возвестит, что час Исхода настал.

«Иммиграция» духа

Найти свою «Эрец Исраэль»

«Где правят мудрость и боязнь греха, там и находится Эрец Исраэль.» Так сказал Меири, известный мудрец и комментатор Талмуда, живший в XII веке. Два отмеченных качества поддерживали евреев на протяжении всего долгого и тяжкого галута и позволили им сохранить связь со своей землей. «Высшая ступень мудрости и боязнь греха, — продолжает Меири, — могут быть достигнуты только в стране Израиля. Тот, кто развивает в себе эти качества, где бы он ни жил, приближается к Творцу и ощущает великолепие его Б-жественного Присутствия. Как раз в этом и состоит сущность Эрец Исраэль».

Ту же мысль высказывал Хазой Иш. «Польша известна многочисленными ешивами, здесь живет благочестивый Хофец Хаим и множество других мудрецов Торы. Ее можно уподобить Эрец Исраэль, в то время как другие страны по-прежнему считаются хуц лаарец».

В своей книге об Эрец Исраэль рабби Натан Шапиро доводит мысль Меири до логического конца. Он пишет, что Земля Израиля является символом святости и добрых побуждений, в то время как хуц лаарец являет собой ее противоположность. Поэтому тот, кто живет в Израиле и дает волю своим порочным побуждениям, отдаляясь от Торы и мицвот, пребывает, фактически, вне Эрец Исраэль. И, наоборот, живущий в хуц лаарец и стремящийся к святости и праведности как бы становится жителем Эрец Исраэль. Он удостаивается такой же награды, как и совершивший алию.

Клятва, данная после несчастья

«Бывает так, — пишет рабби Яаков Эмден в заключение своей книги об Эрец Исраэль, — что человек принимает решение переселиться в Святую Землю, как только представится возможность. И вдруг возникают обстоятельства, препятствующие осуществлению этих планов. Тем не менее само побуждение весьма похвально, и молитвы потенциального оле будут приняты Всевышним, как если бы они были произнесены в реальной Эрец Исраэль у врат небесных».

Случалось, что человек, уже приготовившийся к дороге, по не зависящим от него обстоятельствам вынужден был отказаться от своей давней мечты. Именно так произошло с известным виленским знатоком Торы, автором книги Хаей Адам рабби Авраамом Данцигом.

В месяце кислеве 1804 года загорелся квартал, где он жил. Рабби не успел опомниться, как в доме рухнули балки, едва не убив его вместе с женой и дочерью. Все они были ранены, но все же сумели выбраться живыми из горящего дома. «Б-г в Своей милости принял нашу пролитую кровь, как кровь жертвенного животного, и простил нам грехи наши», — сказал рабби Данциг. В ту ночь в их квартале погибло тридцать человек, многие были ранены. Рабби объявил всеобщий пост и велел читать особые молитвы. Кроме того, он поклялся, что, как только его дети обзаведутся собственными семями, он, с Б-жьей помощью, отправится в Эрец Исраэль. «Я поднимусь в святой град Иерусалим, чтобы провести остаток моей жизни в этом благословенном месте и служить там Б-гу...».

В то время ему было пятьдесят шесть лет. Он был одним из крупнейших знатоков Торы и особое внимание уделял детальному изучению практической алахи. Готовясь к предстоящему пути и не желая терять ни минуты, рабби Данциг приступил к тщательному изучению и кодификации всех законов, относящихся к Эрец Исраэль. В конце концов у него получилось нечто вроде справочника, который он назвал Шаарей Цэдек. Свою книгу он снабдил следующим предостережением:

«Тот, кто входит в царский дворец и не знает, как подобает вести себя там, может ненароком оскорбить царя и заслужить, тем самым, суровое наказание. Ответственность неизмеримо больше, когда Царем является Сам Ашем. Поэтому всякий, кто хочет поселиться в Эрец Исраэль, должен хорошо усвоить законы пребывания в Святой Земле, чтобы не обидеть Творца и не навлечь на себя Его гнев. Так говорил Иешаяу: «Когда вы приходите, чтобы предстать предо Мною, кто просит вас топтать дворы Мои?» (Иешаяу 1:12).

Если я не смогу, не дай Б-г, увидеть мою желанную родину, я выполню заповеди Эрец Исраэль тем, что продолжу их изучение и завершу свой труд. С чистыми намерениями и искренними побуждениями я воздеваю руки к небесам. Как мне хочется взойти в Его святой дворец и исполнить все мицвот, относящиеся к Святой Земле!»

Однако со временем его здоровье ухудшилось настолько, что ему даже пришлось согласиться принимать вознаграждение за исполнение обязанностей судьи, хотя всю свою жизнь он делал это бесплатно. Книга Шаарей Цэдек стала авторитетным справочником законов, относящихся к Святой Земле. Ею пользовались многие поколения паломников, отправлявшихся в Эрец Исраэль.

Ежегодный праздник Рамбама

В каждой еврейской душе живет стремление к Эрец Исраэль. Рамбам, проведший совсем немного времени в Иерусалиме и Хевроне перед отъездом в Египет, до самой своей кончины отмечал тот день, когда впервые ступил на Святую Землю. Он просил своих детей продолжить эту традицию после его смерти.

Молитва из хуц лаарец

Рабби Нахман из Брацлава составил несколько молитв для тех, кто, живя в хуц лаарец, мечтает о переезде в Землю Израиля. Вот одна из них: Владыка вселеной, удостой нас поселиться в Эрец Исраэль, нашей святой обители, источнике веры, молитвы и чудес, дающей жизнь всему сущему. Именно там корни привязанности Израиля к их Отцу Небесному. Мы просим об этом не за наши заслуги, а как щедрый подарок в знак Твоей безграничной и чистейшей щедрости. Удостой нас в Своей бесконечной доброте и сострадании приехать вскоре в Эрец Исраэль, чтобы мы могли служить Тебе там в истине, страхе и любви. Выведи нас скорее из бездны галута. Ведь так много лет находились мы в изгнании, вдали от нашей земли. Приведи нас в мире со всех четырех концов света и направь прямо в нашу Святую Землю.

В месяце кислеве 1804 года загорелся квартал, где он жил. Рабби не успел опомниться, как в доме рухнули балки, едва не убив его вместе с женой и дочерью. Все они были ранены, но все же сумели выбраться живыми из горящего дома. «Б-г в Своей милости принял нашу пролитую кровь, как кровь жертвенного животного, и простил нам грехи наши», — сказал рабби Данциг. В ту ночь в их квартале погибло тридцать человек, многие были ранены. Рабби объявил всеобщий пост и велел читать особые молитвы. Кроме того, он поклялся, что, как только его дети обзаведутся собственными семями, он, с Б-жьей помощью, отправится в Эрец Исраэль. «Я поднимусь в святой град Иерусалим, чтобы провести остаток моей жизни в этом благословенном месте и служить там Б-гу...».

В то время ему было пятьдесят шесть лет. Он был одним из крупнейших знатоков Торы и особое внимание уделял детальному изучению практической алахи. Готовясь к предстоящему пути и не желая терять ни минуты, рабби Данциг приступил к тщательному изучению и кодификации всех законов, относящихся к Эрец Исраэль. В конце концов у него получилось нечто вроде справочника, который он назвал Шаарей Цэдек. Свою книгу он снабдил следующим предостережением:

«Тот, кто входит в царский дворец и не знает, как подобает вести себя там, может ненароком оскорбить царя и заслужить, тем самым, суровое наказание. Ответственность неизмеримо больше, когда Царем является Сам Ашем. Поэтому всякий, кто хочет поселиться в Эрец Исраэль, должен хорошо усвоить законы пребывания в Святой Земле, чтобы не обидеть Творца и не навлечь на себя Его гнев. Так говорил Иешаяу: «Когда вы приходите, чтобы предстать предо Мною, кто просит вас топтать дворы Мои?» (Иешаяу 1:12).

Если я не смогу, не дай Б-г, увидеть мою желанную родину, я выполню заповеди Эрец Исраэль тем, что продолжу их изучение и завершу свой труд. С чистыми намерениями и искренними побуждениями я воздеваю руки к небесам. Как мне хочется взойти в Его святой дворец и исполнить все мицвот, относящиеся к Святой Земле!»

Однако со временем его здоровье ухудшилось настолько, что ему даже пришлось согласиться принимать вознаграждение за исполнение обязанностей судьи, хотя всю свою жизнь он делал это бесплатно. Книга Шаарей Цэдек стала авторитетным справочником законов, относящихся к Святой Земле. Ею пользовались многие поколения паломников, отправлявшихся в Эрец Исраэль.

Ежегодный праздник Рамбама

В каждой еврейской душе живет стремление к Эрец Исраэль. Рамбам, проведший совсем немного времени в Иерусалиме и Хевроне перед отъездом в Египет, до самой своей кончины отмечал тот день, когда впервые ступил на Святую Землю. Он просил своих детей продолжить эту традицию после его смерти.

Молитва из хуц лаарец

Рабби Нахман из Брацлава составил несколько молитв для тех, кто, живя в хуц лаарец, мечтает о переезде в Землю Израиля. Вот одна из них: Владыка вселеной, удостой нас поселиться в Эрец Исраэль, нашей святой обители, источнике веры, молитвы и чудес, дающей жизнь всему сущему. Именно там корни привязанности Израиля к их Отцу Небесному. Мы просим об этом не за наши заслуги, а как щедрый подарок в знак Твоей безграничной и чистейшей щедрости. Удостой нас в Своей бесконечной доброте и сострадании приехать вскоре в Эрец Исраэль, чтобы мы могли служить Тебе там в истине, страхе и любви. Выведи нас скорее из бездны галута. Ведь так много лет находились мы в изгнании, вдали от нашей земли. Приведи нас в мире со всех четырех концов света и направь прямо в нашу Святую Землю.

Страдания во имя Эрец Исраэль

Третий дар

Ишув аарец — это привилегия, за которую полагается платить, и плата эта — страдания. Рабби Шимон бар Йохай учит, что Б-г дал Израилю три бесценных дара, но получить их можно только путем жертв и лишений. Дары эти — Тора, Эрец Исраэль и мир грядущий. О том, что полагается страдать за Эрец Исраэль, говорится в стихе: «...как наставляет человек сына своего, так Б-г твой наставляет тебя... (когда) ведет (Он) тебя в землю хорошую» (Дварим 8:5).

Когда еврейский народ платит страданиями за право владеть Святой Землей, он, как утверждает Маарша, вкладывает в нее свои силы. Иначе материальное и духовное изобилие земли избаловало бы людей и толкнуло (Б-же упаси) на бунт против Всевышнего. Дальше в книге Дварим говорится: «Берегись, чтобы ты не забыл Б-га твоего, ... когда будешь есть и насытишься, и дома хорошие построишь... то надменным станет сердце твое, и забудешь Б-га твоего» (Дварим 8:11-14).

Кроме того, Б-г заставляет нас страдать, чтобы испытать нашу искренность и преданность Ему. Какова степень нашей любви к Всевышнему? Какую цену мы готовы заплатить? Сколько трудностей и лишений готовы мы вынести ради возможности жить в Эрец Исраэль? Так Б-г как бы отделяет тех, кто ценит, в первую очередь, святость и духовность, от тех, кто предпочитает материальные удобства и изобилие.

Доказательство наших страданий

Рабби Исраэль из Шклова оставил после себя автобиографический очерк, в котором описал страдания и лишения, выпавшие на долю его семьи в Эрец Исраэль. Его пример показывает силу еврейского духа, способность преодолеть самые тяжелые муки и даже использовать их для укрепления веры и любви к Всевышнему. Не дай нам Б-г подвергнуться таким испытаниям.

«В 1813 году в Галилее разразилась чума, и люди пытались спастись от нее в пустыне и лесах. Я отправился с семьей в Иерусалим. По дороге скончалась моя самоотверженная и добродетельная жена, и мне пришлось похоронить ее в Шефараме. В Иерусалиме каждый сидел в своем доме и дрожал от страха. Первой жертвой стал мой семнадцатилетний зять реб Йоэль. Затем умерла моя старшая восемнадцатилетняя дочь Лея, оставив на мое попечение своего младенца-сына. (Он пережил чуму, и я растил его до двадцатилетнего возраста, пока он также не покинул меня в Суккот 1833 года). На следующий день скончались сразу двое: мой сын Нахман и дочь Эстер. Через два дня — мой четырнадцатилетний сын Зеев-Вольф, очень талантливый юноша. В тот же день мне сообщили, что чума унесла также моих родителей, да упокоит Б-г их души.

Видя, как бушующее пламя смерти пожирает самых дорогих и близких мне людей, я впал в глубокое отчаяние. Если б не мой маленький внук и самая младшая дочь, я бы остался совсем один. Обессиленный, я лежал на крыше и рыдал, взывая к Небесному Отцу. И вдруг мне показалось, что заболела последняя моя дочь Шейндл. Слезы снова потекли у меня из глаз; ко мне вернулись боль и страдания последних нескольких недель. Я был совершенно сломлен. «Б-же, — воскликнул я, — сжалься надо мною и теми из Дома Израиля, кто пережил этот всепожирающий огонь смерти, Ты уже и так призвал к Себе достаточно матерей и детей!»

Затем, подобно нашему патриарху Яакову, я дал торжественную клятву. Я пообещал Всевышнему, что если Он смилостивится надо мной и моя дочь поправится, то я напишу комментарий к законам Иерусалимского Талмуда, относящимся к Эрец Исраэль, опираясь на учение благочестивого рабейну Виленского Гаона, с которым мне посчастливилось вместе учиться.

Так я молился, пока сон не одолел меня. Мне приснилось, что кто-то подошел и коснулся меня, и что я как будто проснулся после долгого освежающего ночного сна. Он сказал мне: «Ты был болен, но исцелился». В эту минуту я почувствовал, как Б-г согревает меня Своим состраданием и добротою. И тогда мне стало ясно, что мы трое — я, моя дочь и внук — будем спасены.

Похоронив своих родных, я вернулся в Галилею вместе с дочерью и маленьким внуком. Там я женился во второй раз и начал новую жизнь. Но через год снова разразилась чума. Моя жена заболела и была на краю гибели, но Всевышний услышал наши молитвы и внял им, да будет Он благословен!

Каждый год на нас сваливались новые несчастья, и угроза смерти неотступно следовала за нами. Через восемь лет, в праздник Рош Ашана скончались мой любимый сын Шмуэль Зеев и его новорожденный брат Менахем.

Но этим дело не кончилось. Нам не давали покоя гои. Последней каплей стала блокада Акко и мой арест. Меня ожидали страшные пытки и смерть. Но Милосердный, да будет Он благословен, спас меня и на этот раз, как сказано в Теилим: «Ибо от каждой беды Он спасал меня» (54:9); «Б-г со мной, не устрашусь; что сделает мне человек?» (Там же 118:6).

Рабби Исраэль из Шклова был примером смирения и стойкости для всего еврейского населения Святой Земли. Всем своим существом прилепился он к Эрец Исраэль — заботился о бедных, нес людям свет Торы и отстаивал их интересы перед властями. Его выдающийся комментарий к законам Эрец Исраэль, названный Пеат Ашулхан, завоевал широкое признание своей глубиной и четкостью.

Причина страданий

История еврейского народа в стране Израиля — это история самопожертвования во имя Б-га и Торы. Если евреи процветали, то только благодаря своей безоглядной преданности Всевышнему; если же страдали, то из-за своей непокорности Ему. Спросил Авраам Ашема: «Откуда узнаю я, что унаследую ее (Эрец Исраэль)?» (Берешит 15:8). Тем самым он просил Всевышнего показать, какая заслуга дает его потомкам право вступить во владение землей. Б-г ответил, что этими заслугами будут жертвы: либо жертвоприношения в Храме, либо готовность евреев к самопожертвованию.

В войне за Эрец Исраэль Иеошуа вместе со всем народом проявил высший патриотизм и самопожертвование. Каждый еврей был готов умереть за землю, данную им Всемогущим. То же самое произошло во время второй волны заселения Израиля. Эзра собрал вавилонских изгнанников и повел их на родину, вопреки опасностям и невзгодам. Но именно готовность вернуться в Эрец Исраэль и одолеть все препятствия пробудили в людях глубокую и прочную любовь к родной земле.

Поэтому всякий, кто стремится жить в Эрец Исраэль, должен быть готов к страданиям. Несмотря ни на что, надо оставаться верным и преданным слугой Творца. Что бы ни случилось с человеком, Б-г не лишит его Своей милости и доброты. Жить в Израиле — большая честь, и тяготы лишь укрепляют любовь к этой земле.

«Пребывание в Израиле — настолько высокая честь, — пишет автор книги Сэфер Харедим, — что даже в тяжелые времена мы обязаны радоваться возможности и праву страдать в Святой Земле. Вот почему Тора соединяет рассказ об Амалеке, главном враге еврейского народа на протяжение всей его истории, с отрывком, говорящем о вступлении в Эрец Исраэль (Дварим, конец 25-ой главы)... Источник страданий как раз и заключается в извечной войне с Амалеком, которую должен вести каждый еврей в каждом поколении. Еще на заре нашей истории Амалек пытался не пустить нас в Святую Землю; он и сегодня не отказался от своих замыслов.

Раздел Торы, рассказывающий о приходе в Эрец Исраэль, начинается со слова вей ей — «и будет» (Дварим 26:1), которое состоит из четырех букв, образующих самое святое и непроизносимое имя Б-га — Тетраграмматон. Это означает, что пребывание в Эрец Исраэль помогает человеку слиться со Всевышним...».

Выездная виза

Чтобы добиться разрешения на вход во дворец земного царя, надо пройти через множество бюрократических формальностей, заручиться поддержкой придворных и преодолеть много других барьеров. В то же время выйти из дворца намного проще, для этого не требуется почти никаких усилий. Что же касается Эрец Исраэль, дворца Всевышнего, здесь все наоборот. Вход открыт любому еврею. Не надо преодолевать никаких бюрократических препятствий, во всяком случае, Тора их не чинит. Но уехать из Святой Земли нелегко. В соответствии с алахой разрешение на выезд может быть выдано только тому, у кого имеются достаточно серьезные основания для эмиграции.

Причины для отъезда

В Талмуде указаны только четыре уважительные причины, позволяющие покинуть Эрец Исраэль. Разрешается отправиться в хуц лаарец, чтобы изучать Тору, жениться, избежать голода (или по другим причинам, связанным с сохранением здоровья), и, наконец, чтобы заработать на пропитание. Мудрецы добавили сюда еще три пункта: уважение родителей, спасение чьей-то жизни (включая собственную жизнь в военное время) и привлечение нееврея к суду за границей. Более поздние авторитеты включили в список еще одну причину: посещение могилы праведника, который похоронен за пределами Святой Земли. Любой из указанных причин достаточно, чтобы получить «выездную визу», но, опятьтаки, при условии, что отъезжающий намеревается вернуться, как только позволят обстоятельства.

Алаха не считает достаточным основанием для отъезда ни проведение отпуска в Греции, ни стремление подышать чистым горным воздухом в швейцарских Альпах, ни намерение заработать побольше в Америке.

Эти ограничения призваны напоминать еврею о его обязанностях по отношению к Эрец Исраэль и о заповедях, которые необходимо соблюдать только в Святой Земле. В то же время, если человек находится в хуц лаарец, он вовсе не обязан переезжать в Эрец Исраэль, поскольку он не брал на себя обязательство выполнить мицву ишув аарец, и, следовательно, не нарушал его.

Изучение Торы

Как уже упоминалось, еврею разрешается покинуть Святую Землю для изучения Торы за границей, хотя в наше время в Эрец Исраэль вполне достаточно высококвалифицированных преподавателей. Алаха признает, что, каким бы блестящим знатоком Торы ни был учитель, человек имеет право найти себе другого. Каждый должен стремиться подобрать себе такого ребе, чей склад ума, темперамент и стиль преподавания больше всего ему подходят. Все эти качества настолько важны для процесса обучения, что мудрецы позволили евреям уезжать из страны с целью поиска наставника. Данное разрешение распространяется даже на коаним (потомков Аарона, священнослужителей в Иерусалимском Храме), для которых существует гораздо более строгий запрет на йериду (эмиграцию из Израиля, буквально — опускание).

Кроме того, разрешается уехать за границу для изучения светских предметов, таких как медицина и естественные науки, но лишь с одним условием: после окончания учебы человек должен вернуться в Эрец Исраэль и использовать там полученные знания, чтобы зарабатывать себе на жизнь.

Вторая душа

Далеко не все согласны с тем, что человек может покинуть Эрец Исраэль для учебы за границей. Например, Талмуд рассказывает нам (см. выше) о рабби Элиезере бен Шамуа и рабби Йоханане, которые отправились в город Нитивим, чтобы учиться Торе у выдающегося мудреца и праведника рабби Иеуды бен Бетейры. Добравшись до Цидона, они вдруг вспомнили Эрец Исраэль, обратили взоры к небу и заплакали. Разорвав на себе одежды, мудрецы громко прочли следующий стих из Писания: «...и вы овладеете ею (Эрец Исраэль) и поселитесь на ней. Соблюдайте же строго все уставы...» (Дварим 11:31-32). Затем они повернули обратно, оправдав свое решение следующей известной фразой: «Пребывание в Эрец Исраэль равно всем другим мицвот Торы».

Эта история ставит перед нами целый ряд вопросов. Почему они разорвали на себе одежды? Ведь это традиционная форма выражения скорби, когда человек получает весть о смерти близкого родственника или видит развалины Храма (вплоть до сегодняшнего дня). Известный каббалист рабби Аарон Берахья, живший в XVII веке, предлагает другое объяснение этому жесту горя и скорби. Традиция учит, что человеку, живущему в Эрец Исраэль, как будто даруется вторая душа (т.е. способность глубже постигнуть Б-га и приблизиться к Нему). Этот качественный скачок в духовном восприятии возможен лишь благодаря пребыванию в Святой Земле. Но как только человек покидает ее, он тут же лишается этого дара. Теперь мы понимаем, что мудрецы оплакивали свою вторую душу, утрату связи со Всевышним после ухода из Эрец Исраэль. Разрывая на себе одежды, они выражали скорбь по поводу своей «полусмерти», как если бы они совсем лишились души. Еще раз взвесив все «за» и «против», мудрецы решили отказаться от учебы за границей и возвратиться в Эрец Исраэль, чтобы вернуть себе свои драгоценные души, счастливыми обладателями которых могут быть только жители Святой Земли.

Когда Яаков лежал на смертном одре в Египте, он заставил Йосефа поклясться, что тот похоронит его в пещере Махпела под Хевроном. Если бы Иосеф отказался выполнить эту просьбу, Яаков тут же лишился бы своей души. Но в чем, собственно, дело? Ведь ему так или иначе суждено было умереть, следовательно, его душа в любой момент могла покинуть тело?

Все дело в том, что Яаков боялся потерять свою вторую душу, которую приобрел в свое время благодаря пребыванию в Эрец Исраэль. Свое отсутствие там он считал лишь временным и твердо намеревался вернуться, как только представится возможность. Поэтому его вторая душа оставалась при нем на протяжении всего периода пребывания в Египте. Если бы он умер, не успев возвратиться в Святую Землю, и был похоронен на чужбине, его первоначальное намерение было бы аннулировано задним числом, и временное отсутствие превратилось бы в вечное изгнание. И тогда та душа, которую он получил на правах постоянного жителя страны Израиля, немедленно покинула бы его, и ее место заняла бы другая душа, душа жителя хуц лаарец, обладающая гораздо меньшей святостью. «Окажи мне истинную милость, — умолял Йосефа Яаков, — не хорони меня в Египте» (Берешит 47:29). Стоило Йосефу обещать, что тело его отца будет возвращено в Эрец Исраэль, и вторая, более «святая» душа осталась с Яаковом до самой смерти.

В поисках спутника жизни

Еще одна уважительная причина для эмиграции — стремление вступить в брак. Поскольку спутник жизни назначается человеку при рождении, он должен отправиться на его поиски, невзирая на границы и расстояния. Тора рассматривает брак не только как неотъемлемую часть духовной жизни человека, но и как его святую обязанность. «Мир был создан не для пустоты. Он сотворил его для обитания» (Иешаяу 45:18). Эту задачу можно решить только путем вступления в брак и продления рода. Именно поэтому алаха придает столь важное значение поиску спутника жизни. Но и в этом случае разрешается уезжать из Эрец Исраэль только на время.

Здесь возможны дополнительные варианты: например, один из родителей имеет право отправиться в хуц лаарец, чтобы подыскать подходящую партию своему сыну или дочери. Рассказывают, как один ребе удивил своих хасидов тем, что уехал на две недели в Уругвай. Все думали, что он собирает там пожертвования. Лишь позже стало известно, что он договаривался о невесте для своего сына.

Как быть при семейных разногласиях?

Если один супругов настаивает на переездее в хуц лаарец, а другой не возражает против этого, они могут покинуть Эрец Исраэль, особенно тогда, когда это необходимо для улучшения материального положения семьи. Тем не менее, прежде чем принять окончательное решение, супругам надо посоветоваться с авторитетным раввином.

С другой стороны, бывают случаи, когда муж и жена, живущие в хуц лаарец, не могут договориться между собой об алие; один из них настаивает на переезде, а другой отвергает эту возможность. Если конфликт достиг такой остроты, что ставит под угрозу их семейное благополучие, необходимо срочно обратиться за советом к раввину.

Голод

Если в Эрец Исраэль случился голод и цены на продукты питания достигли катастрофического уровня, алаха «выдает выездную визу» без всяких условий. Критерием здесь является не плодородность земли, а рост рыночных цен на фрукты и овощи. Если он превышает все разумные нормы, то даже при наличии денег разрешается уехать за границу. Эмиграция допускается и в том случае, когда личные доходы резко снижаются, хотя цены остаются стабильными. В любом случае, прежде чем принять окончательное решение, надо проконсультироваться с раввином.

Авраам и Яаков покинули в свое время Эрец Исраэль именно из-за голода. Почему же тогда Элимэлех и двое его сыновей были наказаны преждевременной смертью за такой же поступок (Рут:1)? Талмуд объясняет, что они руководствовались совсем другими мотивами. Авраам и Яаков исходили лишь из интересов своих семей. В Эрец Исраэль еще не сложилась тогда постоянная община, за благополучие которой они неели бы ответственность. Элимэлех же был самым богатым человеком в своей округе, и алаха обязывала его жертвовать значительную долю доходов, чтобы не дать другим умереть с голоду. Но ему это настолько претило, что он предпочел уехать из Израиля, лишь бы не давать пожертвования своим землякам, и за это понес наказание.

На пороге смерти, или история любви к Эрец Исраэль

В конце XVII века в турецком городе Измире жил восемнадцатилетний юноша по имени Ицхак Акоэн. Он очень тосковал по своей истинной родине — Эрец Исраэль, и хотя у него не было ни гроша, он отправился однажды с караваном из Измира в Святую Землю.Прибыв в Иерусалим, он испытал такую благодарность к Б-гу, что решил посвятить всю свою жизнь изучению Торы. Вскоре он женился, и слава о его благочестии разнеслась по всей стране.

Несколько лет спустя в Эрец Исраэль случилась засуха, и вскоре начался голод. Положение настолько ухудшилось, что только очень богатый человек мог позволить себе купить кувшин воды. Все, у кого были хоть какие-то деньги, начали спешно покидать страну. А голод усиливался день ото дня и вскоре достиг угрожающих масштабов. Иерусалимские раввины, знавшие о благочестии рабби Ицхака и сочувственно относившиеся к его бедственному материальному положению, предложили дать ему денег на отъезд. Он решительно отказался. «Я хочу умереть здесь, в Святой Земле. Какая разница, умру я от голода или по другой, «естественной», причине?» Он и его семья сумели пережить голод благодаря стручкам рожкового дерева. Эти стручки они получали от одного крестьянина, после того, как его маленькие дети их высасывали. Кроме того, Ицхак собирал мучную пыль на местной мельнице по окончании каждого рабочего дня.

Здесь следует сделать предупреждение. Нет необходимости подражать этому примеру. Алаха обязывает каждого человека беспокоиться о своем физическом благополучии и благополучии своей семьи. Материальный уровень жизни, который должен поддерживать глава семьи, и соотношение между личными нуждами и верой в Б-га у разных людей различны. Поэтому при решении всех вопросов, связанных с пребыванием в Эрец Исраэль, надо обращаться к раввину.

Например, большинство авторитетов согласны в том, что Рамбам покинул Эрец Исраэль и поселился в Египте, потому что нуждался в дополнительных средствах к существованию.

Что посоветовал Хазон Иш

Один молодой американский еврей изучал Тору в Эрец Исраэль. Однажды он спросил Хазон Иша, не лучше ли ему вернуться в Америку и там продолжить занятия.

Хазон Иш ответил ему так: «Пусть ваши американские ешивот во много раз превосходят наши израильские. Но мудрецы настолько высоко ценят возможность изучения Торы в Эрец Исраэль, что я посоветовал бы Вам остаться».

Молодой человек задумался на минуту и затем повторил свой вопрос, но в другой формулировке: «Если я вернусь в Америку, то смогу участвовать в деле своего отца, и мне будет гарантирован высокий доход, который позволит продолжить изучение Торы. Если же я останусь здесь, у меня нет такой гарантии. Вряд ли я смогу найти здесь такой заработок, который даст мне возможность учиться целый день или хотя бы полдня».

«В таком случае, — сказал Хазон Иш, — Вы должны вернуться в Америку».

Почитание родителей

Раввины разрешают нам покидать Эрец Исраэль для посещения родителей, но только при условии, что мы немедленно вернемся, как только позволят обстоятельства. Эта алаха основана на случае, происшедшем с рабби Аси: он просил разрешения перейти границу страны, чтобы встретить свою мать, ехавшую с караваном в Святую Землю. Он хотел сопровождать ее хотя бы часть пути, и ему это было позволено. Но не успел он добраться до матери, как ему сообщили, что она скончалась. Рабби Аси сказал себе: «Если бы я заранее узнал об этом несчастье, я бы не покинул Эрец Исраэль». Из этого случая в книге Тиферет Исраэль делается вывод, что, поскольку заповедь почитания родителей после их смерти установлена раввинами, она не перекрывает запрет на выезд из Эрец Исраэль.

Весьма затруднительно ответить на вопрос, дает ли основание заповедь ишув аарец пойти против воли родителей, если они не хотят, чтобы их сын или дочь совершили алию. Многие мудрецы изучали эту проблему, но не сумели прийти к однозначному выводу. Каждый случай надо рассматривать индивидуально. Поэтому всякий раз надо обращаться к авторитетному раввину.

Поездка на могилы праведников

И, наконец, нам разрешается покидать Святую Землю, чтобы побывать в местах захоронения праведников, особенно в годовщину их смерти — йорцайт. Такое паломничество оказывает благовторное влияние как на живых, так и на умерших. В последнее время появилась возможность совершать организованные поездки в страны Восточной Европы с целью посещения могил известных праведников. Еще одно популярное место паломничества — могила выдающегося сефардского каббалиста Яакова Абухациры, которая находится в Египте. Место погребения рабби Нахмана на Украине также привлекает к себе паломников. Одно время можно было приезжать на могилу пророка Ехезкеля, похороненного вблизи современного Багдада, а также Эзры на юге Ирака. К сожалению, политические конфликты и узаконенный иракским правительством антисемитизм пока закрыли евреям доступ к этим святым местам.

Мечта, ставшая явью

В каждом поколении евреи устремляли свои взоры к Эрец Исраэль, мечтая вернуться в Цион. Для большинства эта мечта так и осталась нереализованной — далеким видением, неотделимым от грядущей мессианской эры. Даже когда они думали о ней как о мицве, то записывали ее в разряд неисполнимых сегодня заповедей. «Когда придет время, тогда уж мы двинемся...» — рассуждали они.

Но из глубин жестокой реальности вдруг возникал образ Эрец Исраэль, и человек начинал ощущать острую необходимость отправиться туда. У одного молодого хасидского ребе из Галиции, проведшего в концлагерях несколько лет, нацисты обнаружили однажды махзор, молитвенник, который читают в святые осенние праздники. Оставалась всего неделя до Рош Ашана, и ребе одолжил его на время, чтобы переписать ключевые слова и фразы, которые помогли бы ему правильно и точно прочесть молитвы в этот один из самых святых дней еврейского года. Лагерный охранник пришел в ярость, когда увидел махзор. Он безжалостно избивал молодого ребе дубинкой, пока тот не потерял сознание. Чудом он выжил, но жестокая расправа не прошла для него бесследно — он оглох.

Когда его избивали, он молил Всевышнего: «Г-споди, избавь меня от этого нациста. Ради имени Твоего спаси меня, чтобы я мог послужить Тебе. Если Ты оставишь меня в живых, я обещаю построить синагогу с миквой в Иерусалиме, Твоем святом городе...»

Прошли годы, ребе начал новую жизнь в хуц лаарец. Через тридцать лет обстоятельства, наконец, позволили ему репатриироваться в Израиль. Теперь он мог исполнить свою клятву, которая стала главной целью его жизни. Мечта его осуществилась: на неприметном холмике в святом граде Иерусалиме появились синагога и миква...