Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Истории про Ицхака

История про рождение Ицхака и про то, как Сара прогнала Агарь и Ишмаэля

И сделал hаШем то, что обещал Саре, и родился у Сары сын. Он родился в праздник Песах, ровно через год после того, как к Аврааму приходили ангелы. И на восьмой день Авраам сделал своему сыну обрезание и назвал его Ицхаком. "Ицхак" означает "он будет смеяться и радоваться". И вот почему Авраам назвал своего сына так.

Все люди того места смеялись и не верили, что у Авраама и Сары действительно родился сын, ведь Аврааму в то время было уже целых сто лет, а Саре -девяносто. Глупые люди посмеивались:

- Нашли мальчика на улице, а говорят, что это их ребенок.

Авраам же знал, что от Ицхака произойдут евреи, которым hаШем даст Тору, и что в конце концов Ицхак будет смеяться над теми, кто раньше над ним насмехался.

И сделал hаШем так, что Ицхак лицом был очень похож на Авраама. И когда Ицхак немножко подрос и ему исполнилось два года, устроил Авраам большой пир. И пришли к Аврааму Шем, сын Ноаха, и Эвер, правнук Шема, и Авимэлэх, царь Герара, и много-много других гостей. И все они увидели, как Ицхак похож на Авраама. И все, кто смеялся, наконец поверили, что, действительно, Ицхак - сын Авраама.

А Ишмаэль, сын Агари, тоже насмехался над Ицхаком. Когда Ицхак подрос, Ишмаэль стал ему говорить:

Я служу hаШему лучше, чем ты. Когда hаШем велел отцу сделать обрезание всем мужчинам в нашем доме, мне было уже тринадцать лет, я понимал, что мне будет больно, и мог бы отказаться. Но я согласился из любви к hаШему. А когда тебе делали обрезание, тебе было восемь дней и ты ничего не понимал.

На это Ицхак ему ответил:

- Что - обрезание! Если hаШем попросит, я отдам Ему и мою жизнь.

ОднакоИшмаэль постоянно задирал Ицхака и обижал его.

И тогда Сара сказала Аврааму:

- Прогони эту служанку Агарь и сына ее Ишмаэля.

Горько было Аврааму слышать это, он не хотел прогонять Агарь и сына своего Ишмаэля, которого очень любил. Но hаШем сказал Аврааму:

- Слушайся голоса Сары и делай то, что сказала она тебе. А об Агари и Ишмаэле не беспокойся, потому что с ним все будет благополучно.

И встал Авраам рано утром, и взял хлеб и воду, и дал Агари. И привел к ней Ишмаэля, сына своего, и сказал, чтобы они уходили.

И пошла Агарь в Египет к отцу своему, ведь она была дочь фараона, и заблудилась Агарь в пустыне Беэр-Шева. И кончилась у нее вода, потому что Ишмаэль в это время заболел, у него был сильный жар и он очень много пил. И испугалась Агарь, что умрет Ишмаэль в пустыне без воды. И села она около куста, горько заплакала и стала молиться hаШему. И Ишмаэль тоже плакал, молился и раскаивался в том, что обижал Ицхака. И увидел это hаШем, и послал ангела, и ангел сказал Агари:

- Аль тир'и! - Не бойся, Агарь! hаШем услышал голос Ишмаэля, Он всегда помогает тем, кому плохо. Встань, и ты увидишь колодец.

И встала Агарь, и увидела прямо перед собой колодец, полный воды. И пошла она, и взяла воды из колодца, и напоила Ишмаэля. И Ишмаэль выздоровел.

И стали Агарь и Ишмаэль жить в пустыне Паран. Ишмаэль вырос и научился метко стрелять из лука и охотиться. И Агарь взяла для Ишмаэля жену из египетских женщин.

 

Страшная история "Акедат Ицхак"

И было, однажды hаШем позвал Авраама:

- Авраам!

И Авраам ответил:

- hинэни. - Вот я перед Тобой.

И hаШем сказал:

- Ках-на эт-бинха... - Возьми сына своего...

- Которого? - спросил Авраам. - У меня ведь два сына, Ишмаэль и Ицхак.

- Единственного твоего, - сказал hаШем.

- Каждый из моих сыновей один у своей матери, - сказал Авраам. - У Сары один Ицхак, а у Агари - один Ишмаэль.

- Которого ты любишь, - сказал hаШем.

- Да я обоих сыновей очень-очень люблю, - ответил Авраам.

И hаШем сказал Аврааму:

- Так вот, возьми, пожалуйста, сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Ицхака, пойди в землю Мория и на одной из гор, которую Я покажу тебе, вознеси Ицхака Мне в жертву.

Это было непостижимо. Ведь hаШем всегда учил Авраама, что людей убивать нельзя. Кроме того, он много раз обещал Аврааму, что от Ицхака произойдут евреи. И вот теперь Он просил Авраама убить Ицхака собственными руками! Авраам совершенно не понимал, зачем это нужно. Но он любил hаШема и верил, что все, что hаШем говорит, делать надо, и что это правильно.

И встал Авраам рано утром, наколол дрова, чтобы развести огонь на жертвеннике, погрузил их на осла, позвал Ицхака, и они отправились в путь А еще взял Авраам с собой Ишмаэля и своего верного слугу Элиэзэра.

И пошел Авраам в землю Мория, как сказал ему hаШем. И встал у Авраама на дороге злой ангел Сатан, который всегда старается сбить человека с правильного пути. И Сатан стал шептать Аврааму:

- Куда ты идешь, Авраам?

- Я иду служить hаШему.

- Ты идешь убивать Ицхака, и ты это сам хорошо понимаешь. А ведь всю свою жизнь ты всех учил, что нельзя приносить людей в жертву. Люди скажут: "Авраам - убийца, он зарезал своего собственного сына, а все, что он нам нарассказал про hаШема, - все неправда".

Но Авраам молчал. И хотя он не знал, что ответить Сатану, он шел вперед.

- Подумай, что станет с Сарой?

Но Авраам молчал и шел вперед. Тогда Сатан сказал:

- Ведь я для тебя же стараюсь! Вот сделаю сейчас так, что ты все равно не сможешь идти дальше. И тебе придется вернуться домой, и Ицхак останется жив.

С этими словами Сатан разлился глубокой рекой на пути Авраама. Но Авраам пошел прямо в реку. Он заходил все глубже и глубже, и вот вода поднялась ему уже до рта, и дальше идти было некуда. И тогда Авраам поднял голову к hаШему и заплакал:

- Владыка Мира! Вот я иду возносить моего сына, как Ты просил меня. Но воды дошли до души моей, и я не могу идти дальше. Как мне выполнить Твою волю, если я погибну сейчас?

И hаШем убрал Сатана, и стало сухо. А Авраам вместе с Ицхаком, Ишмаэлем и Элиэзэром продолжали идти вперед.

И вот на третий день пути поднял Авраам глаза свои и увидел странное облако над одной из гор. И указал Авраам Ишмаэлю и Элиэзэру на эту гору и спросил их: "Что вы видите?" И ответил они: "Просто гора". И спросил Авраам Ицхака: "Что ты видишь?", и Ицхак сказал:

- Я вижу гору, над этой горой повисло облако - это Шхина, присутствие hаШема. Здесь будет город Иерушалаим, а на вершине этой самой горы встанет Бэйт hа-Микдаш, Храм hаШема.

И тут Авраам понял, что они с Ицхаком видят то, что скрыто от других даже от его сына Ишмаэля. Он понял, что это значит, что евреи - особый, избранный народ. Когда вчетвером шли они к этой горе, они все делали вместе. Но вот пришло время служить hаШему - и, оказывается, что Авраам и Ицхак способны на это, а Ишмаэль и Элиэзэр - нет. И потому Авраам сказал Ишмаэлю и Элиэзэру:

- Шву лахем по им-hа-хамор.- Оставайтесь себе здесь с ослом, а мы с Ицхаком поднимемся на гору служить hаШему. А потом мы вернемся к вам.

Авраам сказал "мы вернемся", а не "я вернусь", потому что до самой последней минуты он надеялся, что каким-то невероятным чудом Ицхах все-таки останется целым и невредимым. И так и нужно жить - верить и надеяться на лучшее до самого конца.

И взял Авраам дрова, которые он приготовил, и дал нести их Ицхаку, и взял нож, чтобы зарезать жертву, и взял огниво, чтобы высечь огонь и сжечь жертву, и пошли они вместе - ва-йелху шнейhем яхдав. И сказал Ицхак Аврааму:

- Ави!- Отец мой!

И ответил Авраам:

- hинэни, бни. - Вот я, сын мой.

И сказал Ицхак:

- Вот я вижу огниво и дрова, но где же животное, которое мы будем приносить в жертву?

И Авраам ответил:

- hаШем решит, что нам принести в жертву для Него.

И Ицхак понял, что если hаШем не передумает, то Авраам принесет в жертву его, Ицхака. Но Ицхак не просто так говорил когда-то Ишмаэлю, что если hаШем его попросит, то он отдаст Ему свою жизнь. И сейчас Ицхак видел, что hаШем попросил. И вот он поднялся вместе с Авраамом вверх на гору.

И пришли они на место, и сделал Авраам жертвенник, и разложил дрова, и Ицхак лег на жертвенник, поверх дров, и Авраам связал его. И вот Авраам взял в руку нож и занес его, чтобы принести в жертву сына своего Ицхака.

И тут ангел hаШема схватил его за руку и сказал:

- Авраам!

Но Авраам ответил ангелу:

- Не ты просил меня сделать все это, и не тебе останавливать меня.

И тогда hаШем сказал тоже:

- Авраам!

И Авраам ответил:

- hинэни. - Вот я.

И hаШем сказал:

- Не трогай Ицхака, потому, что теперь Я знаю, что ради Меня ты готов пожертвовать даже своим единственным сыном.

И поднял Авраам глаза свои и увидел барана, который запутался рогами в кустах. И взял Авраам этого барана и принес его в жертву hаШему вместо своего сына Ицхака.

После этого Авраам и Ицхак спустились с горы, а потом вместе с Ишмаэлем и Элиэзэром вернулся в Беэр-Шеву.

А баран тот был не простой. Он ждал Авраама на горе Мория больше двух тысяч лет. hаШем специально создал его в сумерки Шестого Дня Творения, перед наступлением первой в мире Субботы, для того, чтобы Авраам через две тысячи лет смог принести его в жертву вместо своего сына Ицхака.

Вся эта история произошла в Рош hа-Шана, в Новый год, и называется она "Акедат Ицхак", "связывание Ицхака", потому что Авраам связал своего сына Ицхака на жертвеннике. И это очень страшная история, потому что Авраам не знал, чем все это кончится. Он не знал, что hаШему, конечно, не нужно было, чтобы он убивал Ицхака. hаШем хотел, чтобы Авраам, наконец, понял, что для евреев значит быть избранными. Это значит суметь увидеть то, чего не замечают другие, и сделать то, на что нет у других людей сил. hаШем хотел убедиться, что Авраам действительно заслуживает, чтобы евреи произошли от него.

А если бы тогда Авраам не поднялся с Ицхаком на гору Мория служить hаШему, то от него не могли бы произойти евреи, потому что для евреев самым главным должно быть служение hаШему. Иначе евреев вообще бы не было.

И все годы и до наших дней, в Рош hа-Шана, когда hаШем решает, что с нами будет в наступающем году, мы трубим в шофар, в рог барана, и просим hаШема: "Будь милостив к нам, детям Авраама. Вспомни, как Авраам из любви к Тебе был готов принести в жертву своего сына Ицхака. Вспомни, что Ты обещал ему сделать евреев многочисленными, как звезды на небе и как песок на берегу моря".

 

История про то, как Авраам купил пещеру Махпела у Эфрона-хитийца

В то время, как Авраам и Ицхак служили hаШему на горе Мория, Сара умерла. И было Саре, когда она умерла, сто двадцать семь лет. И пришел Авраам оплакивать Сару - ведь когда человек умирает, его душа остается и слышит все, что люди про него скажут.

И все вокруг тоже оплакивали Сару. Все вспоминали, какая Сара была праведная и добрая, и какой чудесный был у нее дом, как замечательно она принимала гостей, как вкусно их кормила и как тесто всегда оставалось свежим в ее доме, сколько бы оно ни хранилось. Когда в Эрев Шабат Сара зажигала субботние свечи, они горели всю неделю и не гасли до следующего Шабата. И над шатром ее всегда висело облако Шхины и защищало от жаркого солнца.

И вот, Аврааму нужно было похоронить Сару. Он очень хотел похоронить ее в пещере Махпела, в той самой, где уже были похоронены Адам и Хава.

А пещера Махпела была на краю большущего поля, и принадлежало это поле одному богатому хитийцу из города Хеврона, звали хитийца этого Эфрон. И вот пришел Авраам просить Эфрона-хитийца продать ему пещеру Махпела. И все жители бросили работу и собрались на площади послушать Авраама. Авраам поклонился жителям Хеврона и сказал им:

- Прошу вас, помогите мне уговорить Эфрона продать мне пещеру Махпела, чтобы я мог похоронить в ней Сару.

Авраам боялся, что Эфрон откажет ему. А Эфрон-хитиец был человек хитрый. Он подумал так: "Все знают, что haШем защищает Авраама. Вон сколько чудес он сделал для него - спас из печи в Ур Касдиме, поразил язвами фараона в Египте! И все помнят, как Авраам вместе с Элиэзэром победил четырех царей, и как погибал весь дворец Авимэлэха из-за Сары, и как у Сары в девяносто лет родился Ицхак. Да, отказать Аврааму опасно, да и невыгодно - ведь он человек богатый. Продам же я ему не только пещеру, но и все поле". И Эфрон стал торговаться:

- Зачем я буду продавать тебе пещеру Махпела? - сказал он Аврааму. - Считай, что я подарил тебе не только ее, но и все поле. Они твои! Можешь похоронить Сару и не беспокоиться.

- Прошу тебя, послушай меня, - ответил Авраам Эфрону. - Я хочу заплатить тебе серебром, возьми же деньги за твое поле, и я смогу похоронить Сару.

На это Эфрон воскликнул:

- Господин мой, о чем ты говоришь! Неужели мы с тобой будем спорить о каком-то жалком поле, которое и стоит-то не больше четырехсот шекелей? Похорони Сару просто так.

И Авраам понял, что Эфрон хочет получить четыреста шекелей серебром. И это были большие, очень большие деньги! На такие деньги можно было купить не одно, а целых двадцать пять огромных полей. Но Авраам тут же достал весы и отвесил Эфрону четыреста шекелей серебром.

И купил Авраам у Эфрона-хитийца поле и вместе с ним пещеру Махпела. И похоронил Авраам в пещере Махпела Сару, жену свою.

После этого он долго жил один. Но потом Авраам увидел, что Агарь, которую он когда-то прогнал, ни за кого замуж так и не вышла и все еще его любит. И Авраам вернул к себе Агарь, и у них родилось еще шесть сыновей. Но все эти сыновья слушались Ишмаэля, своего старшего брата; и от детей Авраама и Агари произошли все арабы.

Много времени спустя, когда Аврааму было сто семьдесят пять лет и Авраам сделал все, что хотел сделать в жизни, он умер в доброй старости, и его сыновья Ицхак и  Ишмаэль похоронили отца своего рядом с Сарой в той же пещере Махпела.

 

История про то, как Элиэзэр искал жену для Ицхака

Когда Аврааму было сто сорок лет, он позвал своего верного слугу Элиэзэра и сказал ему:

- Я хочу послать тебя найти жену для сына моего Ицхака. Только ни в коем случае не бери для Ицхака жену из женщин народов ханаанских, которые живут вокруг нас, потому что это все очень плохие люди. Пойди в Харан, в город, где живет семья моего брата Нахора, и там возьми жену для сына моего. И поклянись мне, что ты сделаешь все так, как я сказал.

И поклялся Элиэзэр Аврааму. И взял Элиэзэр десять верблюдов, нагрузил их разным добром и отправился из Беэр-Шевы в Харан искать жену для Ицхака. И рассчитывал Элиэзэр пробыть в пути примерно семнадцать дней, потому что Харан был очень далеко. Но haШем сделал чудо, и караван Элиэзэра пришел к воротам Харана к вечеру того же дня, в который он вышел из Беэр-Шевы. И остановился Элиэзэр со своими верблюдами на окраине города около колодца.

И вот из города вышли женщины и направились к колодцу за водой. Тогда помолился Элиэзэр haШему и попросил Его, чтобы haШем помог ему найти жену для Ицхака. И смотрит Элиэзэр и видит: идет красивая девочка с кувшином на плече. И Элиэзэр подумал: "Вот сейчас я попрошу у нее попить воды. Если она напоит не только меня, но и моих верблюдов, то значит, haШем дает мне знак, что эта девочка должна быть женой Ицхака". А девочка зачерпнула полный кувшин воды, поставила его себе на плечо и собралась уходить. И заметил Элиэзэр, что вода в колодце поднимается ей навстречу, и подбежал он к ней и говорит:

- Дай мне попить немного воды из твоего кувшина.

Девочка тут же сняла кувшин с плеча, напоила Элиэзэра, а потом сказала:

- Сейчас я и верблюдам твоим зачерпну воды, чтобы они напились вдоволь.

И она побежала к колодцу, и набрала еще воды и вылила эту воду в поилку для верблюдов, и верблюды стали пить, а она опять побежала к колодцу, и опять зачерпнула полный кувшин, и снова наполнила поилку. И так она бегала от колодца к поилке и обратно, пока не напоила всех верблюдов. А Элиэзэр все молчал и удивлялся.

И понял он, что это очень добрая и хорошая девочка и что haШем дает ему знак, что она будет замечательной женой для Ицхака. И тогда сказал Элиэзэр:

- Барух haШем Элокей адони Авраам! - Благословен haШем, Бог господина моего Авраама! haШем указал мне невесту для Ицхака! И спросил Элиэзер девочку:

- Скажи мне, как тебя зовут? И можно ли мне переночевать в доме твоего отца?

И девочка ответила:

- Меня зовут Ривка, я дочь Бетуэля, сына Нахора. А ночевать тебе у нас, конечно же, можно, и для всего твоего каравана тоже найдется место.

И подарил Элиэзэр Ривке красивое золотое кольцо и два золотых браслета. И Ривка побежала домой рассказывать обо всем случившемся, а Элиэзэр пошел следом за ней.

У Ривки был брат по имени Лаван, человек очень жадный. Как услышал Лаван, что к ним на ночлег просится богатый человек, побежал он навстречу Элиэзэру и тоже стал приглашать его в дом. И пришел к ним Элиэзэр, и накормил своих верблюдов. И пригласили его поесть, но Элиэзэр сказал:

- Позвольте мне, прежде чем сесть за стол, рассказать вам, с чем я пришел.

И рассказал им Элиэзэр, как поклялся он Аврааму взять жену для Ицхака только из Харана, и как нашел он Ривку. И спросил Элиэзэр родственников Ривки, согласны ли они отдать ее в жены Ицхаку. А те очень обрадовались, что Ривку хочет взять в семью такой богатый и важный человек, как Авраам. И начал Бетуэль, отец Ривки, отвечать Элиэзэру, а жадный Лаван так разволновался, что может породниться с самим Авраамом, что даже перебил своего отца, и они сказали хором:

- Конечно! Конечно, забирай Ривку с собой!

Но тут они подумали: "Если Элиэзэр сейчас умрет, то Ривка останется у нас, и верблюды, и богатства, которые он привез, тоже". И они решили отравить Элиэзэра и поставили на стол чашку с ядом.

А Элиэзэр очень обрадовался, что они согласились отдать Ривку замуж за Ицхака, и подарил им Элиэзэр много вещей, которые он привез с собой на верблюдах. А потом все стали есть и пить. И пришел ангел haШема и спас Элиэзэра - он переставил чашки на столе, и из отравленной выпил Бетуэль. Выпил - и тут же умер (и поделом ему!)

И вот наутро начал Элиэзэр собираться в обратный путь. А Лаван и мать Ривки не хотели отпускать ее с Элиэзэром. И сказали они ему:

- Ривка ведь еще совсем молодая. Пусть она поживет с нами еще годик!

Но Элиэзэр очень не хотел возвращаться без Ривки. И тогда решили спросить саму Ривку. Позвали ее и спросили:

- Пойдешь с Элиэзэром?

И Ривка ответила:

- Пойду.

И посадил Элиэзэр Ривку на верблюда, и они отправились обратно в Беэр-Шеву.

Ицхак в это время тоже был в пути: он вез Агарь к своему отцу Аврааму.

И вот как-то к вечеру читал Ицхак в поле минху - говорил с haШемом. И видит он-вот идут верблюды, и пошел Ицхак навстречу каравану. А Ривка тоже увидела Ицхака, увидела, какой он необыкновенный и красивый, и спустилась Ривка с верблюда. И спросила она Элиэзэра:

- Кто это идет по полю нам навстречу?

А Элиэзэр ответил:

- Это господин мой Ицхак.

И подошел к ним Ицхак, и Элиэзэр рассказал ему обо всех своих приключениях.

Вот так Ривка и осталась жить в семье Авраама. А тесто, которое она месила, всегда оставалось свежим, как и у Сары. Субботние свечи, которые зажигала Ривка, как и у Сары, горели всю неделю и не гасли до следующего Шабата. И над шатром ее снова появилось облако Шхины, ушедшее после смерти Сары. И она стала женой Ицхака, и Ицхак ее очень любил.