Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Истории про Яакова

История про то, как Эсав продал Яакову свое первородство

У Ицхака и Ривки родились два сына-близнеца. Первый родился весь красный и волосатый, и его назвали Эсавом. А второго назвали Яаковом. И выросли дети. Эсав стал разбойником, и только родителей своих он умел почитать, как никто другой. Тору Эсав совсем не учил, но зато он здорово умел говорить со своим отцом Ицхаком о разных ученых вещах и задавать Ицхаку всякие умные вопросы. Например, он спрашивал: "Какую браху нужно говорить, если хочешь подержать кусочек еды во рту, а потом вынуть его?" Вот поэтому Ицхак и думал, что Эсав честно хочет соблюдать мицвот - заповеди haШема. А еще Эсав был отличным охотником и часто приносил он разную вкусную еду своему отцу Ицхаку. И Ицхак любил Эсава.

Яаков же хитрых речей вести не умел, но зато он учил Тору. Он учил Тору и у своего отца Ицхака, и у своего деда Авраама, и у Эвера, прадеда Авраама, и даже у его прадеда Шема, сына Ноаха, который все еще был жив в то время. И все сидел Яаков у них в шатрах и учил Тору.

И вот, когда Эсаву и Яакову было по пятнадцать лет, умер их дед Авраам. И Ицхак ушел, чтобы похоронить своего отца в пещере Махпела, а Яаков стал варить еду, чтобы накормить Ицхака, когда он вернется домой. И сварил Яаков большой котел красной чечевичной похлебки, какую обычно едят люди, у которых большое горе. (Чечевица - это вроде бобов.)

И тут пришел Эсав. Он целый день бродил по полям и грабил людей. И очень устал Эсав от этого. А еще в этот день Эсав убил царя Нимрода и забрал себе его волшебную одежду.

И вот увидел Эсав, что Яаков варит похлебку, и говорит ему:

- hалитэни-на мин-ha-адом, hа-адом hа-зе. - Дай-ка мне хлебнуть вот этого красного, красного этого, потому что я очень устал. - Ки айеф анохи.

А Яаков говорит:

- А ты продай мне свое первородство.

- Первородство? А что это такое? - спросил Эсав.

И Яаков ему рассказал, что раз он, Эсав, первый сын, то отец даст ему больше денег в наследство. И что раз Эсав старший, то ему придется служить haШему.

- Больше денег - это хорошо. А что значит - "служить haШему"? спросил Эсав, который не учил Тору.

И Яаков стал честно ему рассказывать:

Во-первых, это значит, что ты должен будешь приносить жертвы hа-Шему. Это очень трудная и важная работа, в ней нельзя ошибаться. Если, например, ты придешь к жертвеннику пьяный и без шапки, то haШем рассердится на тебя, и ты можешь умереть...

- Я могу умереть? - сказал Эсав. - Так зачем же мне это первородство? Зачем мне считаться первым, если служба haШему - вещь такая опасная? Плати мне мои деньги и забирай свое первородство!

И Эсав продал свое первородство Яакову, и Яаков заплатил за это большие деньги. А после этого он накормил Эсава и дал ему красной чечевичной похлебки. Эсав поел, встал и пошел своей дорогой.

И Яаков был очень рад, что теперь он сможет приносить жертвы. Он уже давно не мог себе представить, как это такой разбойник, как Эсав, будет служить haШему. А для Яакова служба haШему всегда была самым главным делом.

 

История про Ицхака и колодцы

Много лет жила семья Ицхака в земле Ханаанской. И вот опять, как и в дни Авраама, начался голод. И Ицхак со всей семьей своей переехал в Герар, к филистимскому царю Авимэлэху. Филистимская земля была совсем рядом с Ханаанской, и еды там было не намного больше, но Ицхак не стал спускаться в богатый Египет, как его отец Авраам, потому что haШем сказал ему:

- Аль тэрэд Мицрайма. - Не спускайся в Египет, и Я буду с тобой, и благословлю тебя.

И Ицхак стал сеять пшеницу в земле филистимлян. И хотя это были голодные годы, земля была плохая и дождей было совсем мало, Ицхак собрал очень большой урожай. Это потому, что Ицхак любил землю и любил работать на ней, и еще потому, что haШем помогал ему.

И стал Ицхак самым богатым человеком в Гераре. И филистимляне начали ему завидовать. Они думали так: "Когда Ицхак к нам пришел, у него ничего не было, а сейчас у него вон сколько богатств! Значит, он все эти богатства отобрал у нас!" (Как ты думаешь, правильно рассуждали филистимляне?)

И вот филистимляне от зависти стали засыпать все те колодцы, которые выкопал около Герара Авраам, отец Ицхака. И сровняли они эти колодцы с землей, чтобы даже места того, где они были, никто не смог найти. Это было очень глупое занятие - ведь и их стране пришлось плохо без колодцев. Но они так сильно ненавидели Ицхака, что готовы были даже себе сделать хуже, лишь бы ему навредить. И сказал Авимэлэх Ицхаку:

- Уходи отсюда, потому что ты ограбил нас.

И тогда Ицхак ушел и поселился неподалеку от Герара и стал откапывать те колодцы, которые когда-то выкопал его отец Авраам, а филистимляне засыпали. А ты, конечно, понимаешь, что копать колодцы, искать воду - дело очень трудное.

Но Ицхак все равно откапывал эти колодцы и называл теми же именами, которыми когда-то их называл Авраам, чтобы напоминать людям про haШема.

И вот однажды пастухи Ицхака откопали замечательный новый колодец с живой водой. И сказала пастухи Ицхака: "Наша вода!", а герарские пастухи тоже сказали: "Наша вода! " И стали они спорить и драться из-за этого колодца и чуть не поубивали друг друга. И этот колодец был засыпан, и Ицхак назвал его "Эсэк", что значит "раздор". И выкопал он другой колодец, но и из-за него было много шума и ругани, поэтому Ицхак назвал его "Ситна", что значит "злые речи". Этот колодец тоже был заброшен.

И Ицхак не стал разбираться с филистимлянами, а просто ушел от них подальше и выкопал еще один замечательный колодец. И не было о нем споров. И назвал Ицхак этот колодец "Реховот", "простор", и сказал людям Ицхак:

- Вот теперь устроил нам haШем простор, можно жить со всеми в мире. И поднялся Ицхак в Беэр-Шеву.

И тогда пришел к нему Авимэлэх со своей свитой заключать союз, мириться. И сказал им Ицхак:

- Почему пришли вы ко мне? Вы же меня ненавидите, прогнали меня от себя. Вы нарушили союз с моим отцом Авраамом - ведь вы ему обещали жить в мире, а сами засыпали его колодцы.

Но Авимэлэх сказал:

- Видим мы, что с тобой haШем. Давай же поклянемся друг другу в дружбе - ведь мы делали тебе только хорошее.

И хотя это была не совсем правда-ведь филистимляне все время мешали Ицхаку порядочно - но все же Ицхак простил Авимэлэха и заключил с ним союз, потому что очень просил Авимэлэх Ицхака помириться с ним. А когда тебя искренне просят - нужно прощать.

...Через много-много лет у евреев появился Храм haШема, подобного которому на земле никогда не было. Но евреи нарушали мицвот - заповеди haШема. Дошло до того, что евреи даже убивали друг друга! Среди них было много эсэка, раздоров. И haШем наказал евреев: пришли враги и разрушили Храм.

И еще через много лет евреи построили новый Храм haШема на месте первого. Но они не любили друг друга безо всякой на то причины и говорили друг о друге плохо. Это была ситна, злые речи. И haШем наказал евреев еще больше: пришли новые враги, разрушили второй Храм, распахали то место, на котором он стоял, многих евреев убили, а тех, кто остался в живых, разогнали по всему свету.

И вот теперь многие из нас до сих пор живут в галуте, в изгнании, по всему свету, не в своем доме. Но мы знаем, что когда-нибудь haШем снова соберет нас всех вместе в нашей земле, в Эрец Исраэль. И хотя нас там будет очень много, как звезд на небе, нам совсем не будет тесно. Мы будем жить в мире, и в стране будет реховот, простор.

И мы снова построим Храм haШема. И этот Храм разрушен уже не будет никогда, как и третий колодец Ицхака, "Реховот", который никем не был засыпан.

 

История про то, как Ицхак благословил своих сыновей

Состарился Ицхак, и стал он плохо видеть. И подумал он, что, может быть, скоро умрет, и решил он разделить все, что у него было, между своими сыновьями Эсавом и Яаковом.

А самое ценное, что было у Ицхака, - это два благословения. Одно из них было благословение, которое haШем дал Аврааму, а после смерти Авраама дал Ицхаку: обещание того, что дети детей Авраама будут жить в земле Израиля и будут соблюдать Тору. А другое благословение было благословение силы: кто его получит, у того всего будет вдоволь, и другие люди будут его слушаться. И знал Ицхак, что Яаков, его младший сын - человек праведный; и не сомневался Ицхак, что благословение Авраама он должен отдать Яакову.

Но очень трудно было Ицхаку решить, которому из сыновей отдать благословение силы. И решил он так: "Яаков, конечно, человек праведный, он все время сидит в шатрах и учит Тору. Зато ничего другого в жизни он делать не умеет. Он не умеет доставать еду, не умеет шить одежду, не умеет защищаться от врагов. Так жить на свете невозможно. С другой стороны, Эсав Тору не учит, а все больше ходит по разным землям. Но делать умеет многое. Если ему отдать благословение силы, то он сможет очень хорошо позаботиться и о себе, и о Яакове, а Яаков сможет хорошо учить Тору и учить Торе Эсава".

И решил Яаков отдать благословение силы Эсаву. И сказал Ицхак Эсаву:

- Вот я уже состарился и хочу благословить тебя перед своей смертью. Пойди же в поле и налови мне дичи. Приготовь ее, как я люблю, и принеси мне. Я поем и благословлю тебя.

И взял Эсав меч, лук и стрелы и пошел за добычей. А Ривка догадалась, о чем Ицхак говорил с Эсавом - haШем ей подсказал. И Ривка понимала, что Ицхак слишком хорошо думает про Эсава, и что зря надеется, что Эсав будет давать хлеб и одежду Яакову, и Яаков сможет сидеть и учить Тору. Обманщик Эсав все заберет себе, и Яакову ничего не отдаст. И поэтому Ривка сказала Яакову:

- Вот я слышала, что отец твой говорил с братом твоим Эсавом и сказал ему: "Принеси мне дичи, я поем и благословлю тебя". Теперь же послушай меня! Пойди-ка ты к стаду и возьми двух козлят. Я приготовлю кушанье, которое любит твой отец, и ты принесешь ему эту еду. Отец твой плохо видит и тебя не узнает. Он поест и благословит тебя вместо Эсава.

И сказал Яаков Ривке:

- Но ведь у моего брата Эсава все руки покрыты волосами, а у меня нет волос ни на руках, ни на шее. И, может быть, отец мой дотронется до меня и поймет, что это я, а не Эсав, и я буду в глазах его обманщиком. И не даст мне отец благословения, а проклянет меня.

Но Ривка сказала ему:

- Слушайся меня и делай так, как я тебе говорю.

И Яаков послушался свою мать. Он пошел к стаду, взял двух козлят, привел их к Ривке, и она приготовила еду, какую любил Ицхак. И взяла Ривка одежду, которую Эсав отобрал у Нимрода, и одела в нее Яакова. И взяла она шкурки козлят и замотала ими руки Яакова и шею его. И дала ему кушанье, которое приготовила, и хлеб, и вино, и так послала она Яакова к Ицхаку.

И пришел Яаков к Ицхаку и сказал ему:

- Ави! - Отец мой!

И Ицхак не понял - Эсав это или Яаков, потому что голоса у них были очень похожи. И он сказал:

- Вот я, сын мой. Ты кто?

И Яаков ответил:

- Я Эсав, я сделал все, как ты мне велел. Поешь, пожалуйста, и благослови меня.

И сказал Ицхак:

- Как же это ты так быстро наловил дичи?

И Яаков ответил:

- haШем послал мне ее в руки.

И Ицхак подумал, что ведь Эсав редко вспоминал про haШема. Он очень удивился и сказал:

- Подойди ко мне, и я пощупаю твои руки, ты ли это, сын мой Эсав. И Яаков подошел к Ицхаку, отцу своему, и Ицхак потрогал его руки, которые были обмотаны козлиными шкурками, и сказал:

- hа-коль - коль Яаков, вэ-hа-ядаим – йедей Эсав. - Голос - голос Яакова, а руки - руки Эсава. Он говорит так, как обычно говорит Яаков, а действует хитростью -так обычно поступает Эсав.

И Ицхак увидел, что Яаков умеет не только сидеть и учить Тору, но может еще и действовать решительно и умело. И решил Ицхак, что можно отдать благословение Яакову. И тогда взял он кушанье и ел; и поднес ему Яаков вина, и он пил. И благословил Ицхак Яакова. И сказал Ицхак:

- Вейитен леха hа-Элоким ми-таль hа-шамаим!- Пусть даст тебе haШем от росы небесной и от самой лучшей земли. Будь главным над братом твоим. Проклинающие тебя - прокляты, а благословляющие тебя - благословенны.

И когда Ицхак дал Яакову свое благословение и Яаков вышел из шатра Ицхака, тут же пришел Эсав. Он вошел к Ицхаку с едой, которую приготовил, и сказал:

- Вставай, отец мой, поешь и благослови меня.

И Ицхак спросил:

- Ми ата? - Кто ты?

И Эсав ответил:

- Я сын твой, первенец твой, Эсав.

И очень заволновался Ицхак, потому что благословение уже досталось Яакову. И тогда сказал Ицхак так:

- Кто же был тот, кто принес мне еду раньше тебя, и я благословил его? Должно быть, это был Яаков. Что ж, будет он благословен, пусть благословение останется у него.

Как услышал это Эсав, закричал он воплем громким и горьким. И повалился он на пол и стал плакать:

- Мало того, что Яаков забрал себе мое первородство, теперь еще и благословение он у меня отобрал!!! Но неужели же только одно благословение у тебя, отец мой? Я тоже хочу, благослови и меня!

И зарыдал Эсав во весь голос.

И тогда сказал Ицхак Эсаву:

- Вот твое благословение. Ты будешь жить своим мечом и будешь ты служить брату твоему. Но если Яаков забудет про Тору и перестанет соблюдать мицвот, заповеди haШема, то ты одолеешь его и сможешь делать с ним все что захочешь.

И Эсав возненавидел Яакова черной ненавистью за благословение, которое ему не досталось. И сказал Эсав в сердце своем:

- Пока отец жив, я ничего не смогу сделать с Яаковом, потому что отец будет страдать и убиваться. Но как только отец умрет, я убью Яакова, брата моего!

 

История про то, как Яаков пошел жить к Лавану

И поняла Ривка, что Эсав замышляет недоброе. И тогда позвала она Яакова и сказала ему:

- Вот Эсав хочет убить тебя. Встань же и беги к брату моему Лавану в Харан. Поживи у него, пока не утихнет гнев брата твоего Эсава, а после этого ты сможешь вернуться домой.

Ицхаку же Ривка сказала так:

- Посмотри, взял Эсав себе двух жен из ханаанских женщин, и вот они постоянно огорчают нас, эти идолопоклонницы, совсем не слушаются они нас, и не считаются с нами, и обижают нас. Кацти бэ-хайяй! - Совсем извели меня жены Эсава! Если еще и Яаков возьмет себе жену из женщин ханаанских, зачем мне жить?! Пошли же Яакова в Харан к моему брату Лавану. Пусть возьмет себе жену из его дочерей.

И позвал Ицхак к себе Яакова и сказал ему:

Не бери себе жену из девушек ханаанских. Пойди к брату твоей матери Лавану в город Харан и возьми себе жену из его дочерей. И haШем благословит тебя, и произойдут от тебя все колена еврейского народа. И пусть даст тебе haШем благословение Авраама, тебе и детям твоим, чтобы владеть землей Ханаанской, как обещал haШем Аврааму.

И вышел Яаков из Беэр-Шевы и пошел в Харан.

А Эсав наконец понял, что его жены-ханаанеянки совсем не нравятся Ицхаку и Ривке. И тогда он взял себе новую жену, которая была дочерью Ишмаэля. Но и она была не лучше первых его двух жен, она тоже огорчала его отца и мать.

И Эсав больше не смог сдерживать свою обиду на Яакова. И хотя он и пообещал расправиться с ним только после смерти Ицхака, чтобы отец их Ицхак не переживал, но все же не выдержал и решил убить Яакова немедленно. И послал он в погоню за Яаковом своего старшего сына, которого звали Элифаз. (Видишь, Ривка оказалась права, что Яакову нужно было быстро уходить из дома!)

И вот нагнал Элифаз Яакова и хотел убить его. Но Яаков обернулся и посмотрел Элифазу прямо в глаза. Тогда Элифаз понял, что он не сможет убить своего родного дядю Яакова, ведь Яаков всегда заботился об Элифазе и воспитывал его. И сказал Элифаз:

- Что мне делать? Что я скажу своему отцу, когда вернусь домой?

А Яаков ответил ему:

- А ты забери все богатства, которые я несу с собой. Ведь что я смогу сделать, оставшись бедным? Бедный – все равно что мертвый.

И Элифаз забрал все, что было у Яакова, и повернул обратно домой, а Яаков пошел дальше. Но прежде чем идти к Лавану, он пошел в ешиву Эвера, правнука Шема, сына Ноаха, чтобы учить там Тору.

Яаков, конечно же, и дома учил Тору - он учил ее у своего деда Авраама и у своего отца Ицхака. Но дома он учил, как правильно жить в земле Израиля, а теперь, когда Яаков уходил из своей страны в чужие земли, к Лавану, он должен был научиться правильно жить там, в изгнании. И прожил он в ешиве у Эвера четырнадцать лет.

 

История про то, как Яаков увидел во сне лестницу

И вот кончились четырнадцать лет учебы Яакова в ешиве Эвера, и Яаков шел в Харан. Шел он, шел по холмам и равнинам, и вдруг ни с того ни с сего зашло солнце и наступила ночь. И темно было идти дальше, и Яаков лег спать. Он заснул, а вся-вся земля Израиля свернулась в один комок и собралась как раз в том месте, где спал Яаков.

И снится Яакову сон, и видит он во сне лестницу. Стоит себе лестница на земле, но земли не касается, а вершиной своей уходит в небо. И по этой лестнице поднимаются и спускаются ангелы haШема.

И вот haШем над Яаковом, и говорит Он:

- Я haШем. Всю землю, на которой ты сейчас лежишь, Я отдам тебе и твоим детям. И буду Я с тобою, буду охранять тебя, куда бы ты ни пошел. И не оставлю Я тебя, пока не верну в эту землю снова.

И проснулся Яаков от своего сна, и испугался он очень - ведь он уснул на горе Мория, на той самой горе, где через много лет евреи построят Бэйт hа-Микдаш - Храм haШема.

И сказал Яаков:

- Ма-нора hа-маком hа-зэ! - Как страшно место это! – Эйн зэ ки им бэйт Элоким. - Ведь здесь дом haШема. - Вэ-зэ шаар hа-шамаим! -И это ворота в небо!

И молился Яаков haШему и просил Его:

- Сохрани меня на моем пути в чужих землях и помоги мне. Сделай так, чтобы мне было что есть, чтобы я не умер с голоду в изгнании. И сделай так, чтобы у меня была теплая одежда, чтобы я не умер от холода по дороге. И если я буду достоин, я вернусь в эту землю, как Ты говоришь, и тогда смогу я Тебе служить, как Ты этого хочешь.

 

История про то, как Яаков встретил Рахель и захотел на ней жениться

И вот, наконец, подошел Яаков к Харану. И увидел он неподалеку от города колодец, а вокруг него много пастухов и овец, но пастухи чего-то ждут и не поят овец из колодца. И видит Яаков - закрыт колодец сверху большущим камнем. И спросил Яаков пастухов:

- Почему вы не даете воды овцам?

И ответили они ему:

- Мы еще не все собрались, а пока все пастухи не соберутся, не хватит у нас силы снять камень с колодца.

- А зачем же вы закрыли колодец? - спросил Яаков.

А пастухи ответили:

- Воды очень мало. Поэтому мы ее делим только тогда, когда все собираются. А камнем мы закрыли колодец для того, чтобы никто не брал воду, пока другие не видят.

Тогда Яаков спросил:

- А не знаете ли вы в городе Харане человека по имени Лаван?

И сказали пастухи:

- Знаем, конечно. А вот и его дочь Рахель идет поить своих овец. И действительно, Рахель, дочь Лавана, пришла к колодцу поить овец своего отца. И увидел Яаков Рахель, и понял он, что очень подходит она, чтобы быть его женой, и полюбил ее.

И подошел Яаков к тяжелому камню, который закрывал колодец, и один отвалил этот камень и швырнул его в сторону. Вот какой Яаков был сильный!

И тут же вода в колодце стала подниматься. И полилась вода из колодца, и все овцы напились вдоволь. И вода потекла дальше и залила все окрестные поля, так что все вокруг стало очень быстро расти. А воды было так много потому, что всегда, когда кто-нибудь из детей Авраама находил себе жену, вода в колодце поднималась.

И подошел Яаков к Рахели и сказал ей, что он Яаков, сын Ривки, сестры Лавана. И заплакал Яаков, потому что он захотел жениться на Рахели, а ведь все его имущество отобрал Элифаз, сын Эсава, и с одним лишь посохом в руке пришел Яаков в Харан. Разве отдаст Лаван свою дочь замуж за бедного?!

И Рахель побежала домой и рассказала про Яакова своему отцу. Лаван, как услышал, что пришел Яаков, тут же побежал ему навстречу. Он бежал и думал: "Когда много лет назад в наш дом приходил всего лишь Элиэзэр, слуга из дома Авраама, он привел с собой целых десять верблюдов, нагруженных разным добром. Сколько же верблюдов и богатств должно быть у Яакова, внука Авраама! Скорей-скорей! Надо посмотреть!"

Но вот и Яаков, а никаких верблюдов с ним и не видно. "Какая досада, - подумал Лаван, - где же Яаков спрятал подарки? Прямо так спрашивать неприлично... А-а! Наверное, подарки у Яакова под одеждой и в карманах". И Лаван подбежал к Яакову и стал здороваться с ним, обнимать его и приглашать в дом. Обнимает, а сам щупает, где подарки. Но не нащупал он подарков! И очень удивился Лаван.

А Яаков сказал Лавану, что он спасается от Эсава, и рассказал про то, как его обобрал Элифаз. И Лаван сказал Яакову:

- Что ж, раз ты мой племянник - живи у меня. Но это не значит, что ты можешь жить задаром и не работать. Ты работай, а я буду тебе платить. Что же ты хочешь получить от меня за свою работу?

И Яаков сказал:

- Я полюбил Рахель, дочь твою младшую. Я буду работать на тебя семь лет за то, чтобы ты отдал ее мне в жены.

А у Лавана было две дочери. Рахель - младшая, и Лея - старшая. Люди говорили:

- У Лавана две дочери, а у Ицхака два сына. Старшую дочь. Лею, надо отдать в жены старшему сыну, Эсаву, а младшую, Рахель - в жены младшему, Яакову.

Но Лея не хотела выходить замуж за злодея Эсава. Целыми днями плакала Лея горькими слезами, и проплакала она свои прекрасные глаза и стала плохо видеть. А вообще-то Лея и Рахель были очень похожи: обе красивые, умные и добрые.

Яаков же хотел жениться на Рахели, а не на Лее. Яаков тогда еще не понимал, что Лея тоже ему предназначена.

И вот Яаков стал работать на Лавана, пасти его овец, ради того, чтобы через семь лет Лаван отдал ему в жены Рахель.

 

История про то, как Яаков женился на Лее и Рахели

И проработал Яаков за Рахель семь лет у Лавана, но были эти годы для него как несколько дней, так сильно он любил Рахель. И когда семь лет подошли к концу, сказал Яаков Лавану:

- Семь лет кончились. Дай мне в жены Рахель, как мы с тобой договаривались.

Лаван ответил:

- Хорошо. Будем готовить пир и устраивать свадьбу.

А на самом деле Лаван задумал обмануть Яакова. Он видел, что Яакову во всем помогает haШем, и поэтому Лаван хотел выдать замуж за Яакова не только Рахель, но и Лею, причем, сначала Лею, а потом Рахель.

Яаков подозревал, что Лаван хочет его обмануть, и Рахель тоже это чувствовала. Они догадывались, что на свадьбу обманщик Лаван захочет привести вовсе не Рахель, а Лею.

Но разве мог Яаков не видеть, кого он берет в жены? В том-то и дело, что на свадьбе лицо невесты обычно закрывают платком. Во всем же остальном Рахель и Лея были совершенно одинаковые. И потому Яаков и Рахель договорились, что Рахель будет делать Яакову разные незаметные для остальных знаки, чтобы Яаков даже под платком узнал Рахель.

И вот настало время свадьбы. Лаван пригласил много-много гостей со всего города Харана. И смотрит Рахель и видит: вот Лею одевают в свадебное платье и закрывают ей лицо платком. И Рахель подумала: "Лея не знает наших знаков! Сейчас Яаков обнаружит обман и очень рассердится. Моя сестра будет опозорена, а ведь дом полон гостей. Люди скажут: "Лея так нехороша, что Яаков прямо на свадьбе раздумал на ней жениться".

И Рахель пожалела свою сестру. И хотя ей очень хотелось выйти замуж за Яакова, она подошла к Лее и рассказала ей о тех знаках, о которых договаривалась с Яаковом, чтобы он не заподозрил обмана.

И вот привели Лею, а Яаков думал, что это Рахель. И когда Лею посадили рядом с Яаковом, то вдруг потушили свечи.

- Зачем это вы устроили такую темноту? - спросил Яаков.

А Лаван ему на это ответил:

- У вас там в земле Ханаанской, может быть, и полагается выдавать девушку замуж на виду у всего света, а мы люди скромные. Нам неловко видеть, как Рахель выходит за тебя замуж.

И пир продолжался. А Лея вела себя так, как ее научила Рахель, и Яаков не узнал ее в темноте.

Но вот гости разошлись, и Яаков с Леей остались одни. И Яаков спросил: "Ты Рахель?", и Лея ответила: "Рахель".

А утром стало светло, и Яаков увидел, что вот - это Лея! И он закричал:

- Как же так?! Ведь ночью я спрашивал у тебя: "Ты Рахель?", и ты говорила: "Рахель"

И Лея сказала Яакову:

- Тебя твой отец тоже спрашивал: "Ты Эсав?", и ты отвечал: "Эсав".

И Яаков пришел к Лавану и сказал ему:.

- Что же ты сделал мне? Ведь за Рахель работал я на тебя, зачем же ты обманул меня?

А Лаван ему и говорит:

- Я не знаю, как это делается там у вас в земле Ханаанской (у вас ведь бывает и так, что отцовское благословение дается сперва младшему), а у нас нельзя выдать замуж младшую дочь раньше старшей. Но ты не расстраивайся: я ведь специально выдал Лею за тебя замуж, чтобы потом сразу отдать тебе и Рахель. Как только кончится свадебная неделя Леи - нельзя же, в самом деле, устраивать две свадьбы сразу, - бери и Рахель себе в жены. Но это при условии, что ты проработаешь у меня еще семь лет.

Делать было нечего, и Яаков согласился. И через неделю Лаван отдал Рахель в жены Яакову. И Яаков остался работать на Лавана еще на семь лет, чему Лаван, конечно же, был очень рад.

Вот так и получилось, что у Яакова стало сразу две жены: Лея и Рахель.

 

История про рождение детей Яакова и про то, как он работал у Лавана

После того, как Яаков женился на Лее и Рахели, ему пришлось остаться работать у Лавана еще на семь лет.

А тем временем у Яакова стали рождаться дети. Сначала у Леи родились четыре сына: Реувен, Шимон, Леви и Йеhуда. А у Рахели детей все не было, и она дала в жены Яакову свою служанку, которую звали Билhа. И у Билhи родились два сына: Дан и Нафтали. Лея тоже дала в жены Яакову свою служанку, ее звали Зилпа. У Зилпы тоже родились два сына: Гад и Ашер. У Рахели же детей все не было и не было. А тут у Леи родились еще два сына, Иссахар и Звулун, но у Рахели детей все еще не было.

И Рахель очень переживала. Но зато Яаков любил ее больше, чем Лею ведь на Лее Яаков сначала и вовсе не хотел жениться. И Лея тоже очень горевала из-за этого. Поэтому haШем специально сделал так, чтобы у Леи родились целых шесть сыновей: Яаков очень радовался им, а вместе с этим радовался и Лее.

И вот услышал haШем молитвы Рахели, и у нее тоже наконец родился сын, и Рахель назвала его Йосэфом. А у Леи родилась дочь Дина.

И когда родился Йосэф, кончились вторые семь лет, что Яаков должен был отработать на Лавана за его дочерей. И Яаков сказал Лавану:

- Шалхэни - отпусти меня домой вместе с моими женами и детьми; ты же знаешь, что я честно отслужил тебе за них четырнадцать лет.

Но Лаван не хотел отпускать Яакова: за те годы, что Яаков пас овец у Лавана и ухаживал за ними, стада Лавана стали гораздо больше, и Лаван очень разбогател от этого. И Лаван сказал Яакову:

- Вижу я, что haШем благословил меня ради тебя. Оставайся у меня еще, а я буду теперь платить за твою работу. Чего ты хочешь?

И Яаков сказал:

- Я хочу, чтобы ты отдал мне овец с бурыми пятнами, и чтобы новые овцы, которые будут рождаться с бурыми пятнами, тоже были моими.

Лавану понравился такой договор, потому что овец с бурыми пятнами рождается очень-очень мало, ведь обычно овцы бывают целиком белые или целиком черные.

И Лаван сказал:

- Я согласен, только ты потом не передумай.

А Яаков специально попросил овец с бурыми пятнами; он знал, что Лаван не отдаст ему много овец. Но haШем помогал Яакову, и овец с бурыми пятнами стало рождаться все больше и больше, и доставались они Яакову, а не Лавану.

И тогда сказал Лаван:

- Я передумал. Давай твоими будут только овцы в крапинку.

И Яаков согласился. А когда стало рождаться много овец в крапинку,

Лаван опять сказал Яакову:

- Я передумал! Давай твоими будут только овцы в полосочку.

"Да ведь овец в полосочку не бывает!" - подумал Яаков, но делать было нечего. Яаков понадеялся на помощь haШема и согласился.

За много лет работы пастухом Яаков изменился. Он был уже совсем не такой, как раньше, когда его отец Ицхак волновался, что Яаков не сможет прожить на свете без Эсава. Яаков научился очень хорошо разбираться в овцах и пастбищах, камнях и травах, ветрах и ручьях. И вот, взял Яаков прутья тополя и миндаля и снял с них колечками кору, а под корой прутья были белые. Получились полосатые прутья. Яаков воткнул их в землю у реки, куда он водил овец пить. И хотя вроде бы эти прутики ничему помочь не могли, но haШем увидел, что Яаков делает все что может, и совершил чудо для Яакова: овцы смотрели на полосатые прутья, и ягнята у них тоже рождались полосатые!

И вот, несмотря на все ухищрения Лавана, стадо Яакова становилось все больше и больше: больше чем у самого Лавана! Яаков стал очень богат, у него было много слуг, много ослов и верблюдов. И Яаков все думал и думал, как бы ему уйти домой от Лавана - ведь он не видел своего дома и своих родителей уже тридцать четыре года: четырнадцать лет он учил Тору в ешиве Эвера, семь лет работал за Рахель и семь лет за Лею, а потом еще шесть лет не хотел Лаван отпускать Яакова домой.

 

История про то, как Яаков ушел от Лавана

Как-то раз Яаков услышал, что сыновья Лавана говорят:

- Забрал Яаков всех овец, что были у отца нашего, и поэтому он теперь так богат.

И ходили сыновья Лавана очень недовольные. Тогда Яаков посмотрел на Лавана и увидел, что тот тоже ходит мрачный, угрюмый и смотрит косо. И Яаков понял, что оставаться у Лавана дольше - просто опасно. И haШем сказал Яакову:

- Шув эль-эрец авотейха. - Возвратись в землю отцов твоих, и Я буду помогать тебе.

И рассказал Яаков об этом Рахели и Лее, и приготовились они бежать из Харана.

Однажды Лаван ушел далеко от дома стричь овец. Тут Яаков быстро собрал всю свою семью, посадил всех на верблюдов, взял все, что у него было, забрал все свои стада и двинулся прочь из Харана в землю Ханаанскую. А Рахель украла у Лавана его терафим.

Терафим - это такие идолы, которым служил Лаван: он не просто служил им, он умел при помощи колдовства заставлять их говорить - ведь Лаван, как и многие культурные люди того времени, неплохо знал науку колдовства, И Рахель боялась, что терафим скажут Лавану, что Яаков ушел от него, да еще и объяснят, каким он пошел путем. Вот она и украла эти самые терафим, а Яакову про это ничего не сказала. (Как ты думаешь, Рахель поступила правильно или неправильно?)

Но Лаван все равно узнал, что Яаков убежал от него. Как же он узнал? А очень просто. Как только Яаков ушел, вода перестала выливаться из того колодца, с которого Яаков когда-то, двадцать лет назад, снял камень. И вот, когда воды стало мало, пастухи Лавана поняли, что Яаков навсегда ушел из Харана. Они отправились к Лавану и рассказали ему об этом.

Лаван страшно рассвирепел, узнав, что Яаков все-таки ушел от него, да еще и не простился, и решил Лаван убить Яакова. Он собрал своих родственников, дал им всем оружие и бросился в погоню за Яаковом.

Яаков же не мог идти быстро со своей семьей и со своими стадами, и к вечеру седьмого дня погони Лаван увидел их вдалеке. И Лаван решил, что наутро разделается он с Яаковом, и лег спать довольный.

Но ночью во сне явился к Лавану haШем и сказал:

- Не делай Яакову ничего плохого, Лаван. Берегись!

Испугался Лаван. И когда на следующий день догнал он Яакова, то повел он такой разговор:

- Зачем же ты удрал от меня?! Ты бы вежливо попросил разрешения, и я с радостью отпустил бы тебя и проводил с песнями и плясками. А так ты даже не дал мне проститься с моими дочками и с моими внуками!

И Яаков ответил Лавану:

- Но ведь я не раз говорил тебе, что хочу уйти домой, а ты постоянно менял наш уговор про овец и не хотел меня отпускать.

Тогда Лаван и говорит:

- Ну хорошо. То, что ты хотел домой, - это я понимаю, но зачем же ты украл моих богов, моих терафим?

Тут Яаков вспылил и сказал:

Я украл?! Только идолопоклоннику могли понадобиться твои терафим! Пусть умрет тот, кто их взял! Иди и поищи в моих шатрах сам.

Яаков ведь не мог себе представить, что терафим были у его любимой Рахели! Получилось, что он сам пожелал ей смерти.

И Лаван стал обыскивать шатры Яакова. Тогда Рахель положила терафим в сумку и села на нее сверху. И Лаван перерыл все, что было у Яакова, но не нашел своих терафим. И тогда он сказал:

- Я, конечно, могу тебя наказать. Ведь ты пришел ко мне нищим. Твои жены принадлежат мне, твои сыновья-тоже мне, а твои овцы-это мои овцы. И все, что здесь есть, все это ты получил от меня. Но haШем, Бог твоего отца, сказал мне, чтобы я тебя не трогал. Поэтому я теперь добрый. Давай же мириться и заключать союз.

И они заключили союз. И хотя Яакову было обидно, он не стал ссориться с Лаваном за его грубые и лживые речи, а ведь Яаков был человек очень сильный. И он еще раз показал всем свою силу: он один схватил громадную глыбину и поставил ее стоймя как памятник, в знак своего союза с Лаваном. А сыновья Яакова и люди Лавана в знак этого союза набрали много камней, сложили из них холм и назвали его Галь-эд, Холм-свидетель. И договорились Яаков с Лаваном, что ни один из них не пройдет к другому мимо этого холма с дурными намерениями.

И Лаван пошел к себе домой, а Яаков - к себе, в землю Ханаанскую. И когда Яаков дошел уже почти до самой границы земли Ханаанской, он увидел, что ему навстречу спускаются ангелы - это были те самые ангелы, которые ушли от него вверх по лестнице, когда Яаков бежал от Эсава к Лавану.

И вот теперь Яаков должен был встретиться со своим братом Эсавом снова.

 

История про то, как встретились Яаков и Эсав

И послал Яаков тех ангелов, что встретили его при входе в землю Ханаанскую, к брату своему Эсаву, чтобы ангелы разузнали, что у Эсава на уме. Ведь после тридцати четырех лет разлуки с братом Яаков совершенно не знал, хочет ли все еще Эсав его убить или он готов помириться. И вот вернулись ангелы к Яакову и сказали:

Эсав идет к тебе навстречу воевать с тобой, и ведет он с собой четыреста человек.

Яаков сначала очень испугался, что могут они с Эсавом друг друга убить. Но потом он преодолел страх и начал готовиться к встрече с братом.

Яаков сделал три вещи. Во-первых, он приготовился к войне. Он разделил всех своих людей и все свои стада на два лагеря. Яаков думал так: "Если Эсав нападет на один лагерь, то, пока я буду воевать с ним, другой лагерь, может быть, спасется".

Во-вторых, Яаков решил попробовать помириться с Эсавом, и для этого он отправил Эсаву навстречу много подарков - коз, овец, коров, верблюдов и ослов. И слугам своим, которые повели стада, приказал Яаков так: "Когда встретит вас Эсав и спросит: "Чьи это стада и куда вы их гоните?", вы отвечайте: "Это стада раба твоего Яакова и все они для тебя в подарок, а сам Яаков идет за нами".

И в-третьих, Яаков стал молиться haШему:

- Элокей ави Авраам! - Бог отца моего Авраама и Бог отца моего Ицхака! – Катонти ми-коль hа-хасадим. - Ты сделал для меня так много хорошего - разве я заслужил столько? Ведь с одним только посохом пришел я к Лавану, а теперь у меня целых два лагеря всякого добра. Прошу Тебя, спаси меня от рук брата моего Эсава, потому что я боюсь его, и если он победит меня, то некому будет служить Тебе.

И вот наступила ночь. И тут появился злой ангел, который хотел погубить Яакова. Это был ангел Эсава. Он то боролся с Яаковом, то пытался уговорить его подчиниться Эсаву. Но Яаков не поддавался ангелу, и так продолжалось всю ночь.

А когда небо засветилось зарей, ангел увидел, что не смог он одолеть Яакова. И тогда он ударил его по бедру, и Яаков стал хромать. И ангел сказал:

- Отпусти меня, ведь уже утро, и я должен уйти к haШему.

Но Яаков ответил:

- Я тебя отпущу, только если ты согласишься, что я правильно получил благословение моего отца Ицхака.

Яаков думал, что если ангел Эсава согласится с этим, то незачем тогда и Эсаву воевать с ним.

И ангел сказал Яакову:

- Да, ты правильно получил благословение.

И исчез.

И взошло солнце, и его лучи коснулись больной ноги Яакова, и он перестал хромать.

И вот видит Яаков: идет Эсав, и с ним его войско, четыреста человек. И пошел Яаков навстречу Эсаву, и пока шел, поклонился Эсаву до земли семь раз. И Эсав побежал... побежал навстречу Яакову и обнял его, и упал ему на грудь, и целовал его, и оба они заплакали. И увидел Эсав жен и детей Яакова и спросил:

- Кто это?

И ответил Яаков:

- Это жены мои и дети, которых дал мне haШем.

И подошли жены Яакова и дети его и поклонились Эсаву. И сказал Яакову Эсав:

- Пойдем теперь вместе, рядом.

Но Яакову, хотя они и помирились, очень не хотелось идти с Эсавом, потому что ведь никогда не знаешь, что Эсав придумает, и идти с ним рядом опасно. И Яаков сказал:

- Я не могу двигаться так быстро, как ты. Ведь у меня дети и стада. А поэтому ты иди вперед, а я пойду медленно и потом догоню тебя.

И Эсав ушел вперед, а Яаков пошел совсем медленно, и в другую сторону, потому что он вовсе не хотел встретиться с Эсавом еще раз. И пошел Яаков к городу Шхем в земле Ханаанской, и купил там кусок земли, и поставил там свои шатры.

 

История про Дину и город Шхем

Царя города Шхема тоже звали Шхем. И вот этот Шхем услышал, что у Яакова есть дочь Дина и что она очень красивая. И захотел Шхем жениться на Дине. Тогда он стал думать, как выманить Дину из дома. И придумал Шхем вот что.

Устроил он у себя в городе праздник. Это был, конечно же, идолопоклоннический праздник, и не следовало детям Яакова ходить смотреть его. Но Дина была очень любопытной девочкой. Она надела всякие украшения, вышла из дома и пошла на праздник, на людей посмотреть - себя показать.

Тут Шхем увидел, какая Дина красивая, и понравилась она ему - ну просто очень. Шхем схватил Дину, притащил ее к себе во дворец, запер там, а сам сказал своему отцу, которого звали Хамор:

- Пойдем к Яакову. Попроси у него Дину мне в жены.

И пришли они к Яакову и его сыновьям, братьям Дины. И Хамор сказал так:

- Дорогие Яаков и братья Дины! Вот моему сыну Шхему очень понравилась ваша Дина. Отдайте ее, пожалуйста, за него замуж. И породнимся мы с вами и будем жить дружно - вот как славно!

И Шхем тоже сказал:

- Я так полюбил Дину, что отдам вам все, что бы вы ни попросили, и сделаю что угодно, чего бы вы ни пожелали - только отдайте мне Дину в жены.

Понятно, что сыновья Яакова не хотели оставлять свою сестру Дину идолопоклоннику и вору. Они сказали друг другу так:

- Украл этот Шхем бедную нашу Дину, запер ее у себя, а при этом делает вид, будто так и должно быть и будто совершенно ничего не произошло. Как же спасти нам нашу сестру? Ведь Шхем ее так просто не отдаст! Да и воевать мы с ним не можем: нас только одиннадцать братьев, а у него - целый город людей.

И братья решили обмануть Шхема. Они сказали ему:

- Как же мы можем породниться с вами, когда у нас всем мужчинам сделано обрезание, а у вас обрезание не делают? Но ты, кажется, говоришь, что ради Дины ты сделаешь что угодно? Что ж, если ты и все мужчины в твоем городе сделают себе обрезание, то тогда мы, пожалуй, отдадим Дину за тебя замуж и породнимся с вами.

И Шхем обрадовался, что братья хотят такой пустяк - он-то думал, что они попросят за Дину большие деньги. Он немедленно вернулся в свой город, сделал себе обрезание и всем горожанам велел сделать то же самое. И все мужчины в городе Шхеме послушались своего царя и тоже сделали себе обрезание.

И вот на третий день, когда все люди Шхема были еще больные и слабые после этого, взяли Шимон и Леви, сыновья Яакова, каждый свой меч и пошли в Шхем забирать Дину, сестру свою.

Они вошли в город и пошли ко дворцу, но ворота дворца были заперты, Тогда Шимон и Леви застучали мечами в ворота и закричали:

-А ну!!! Отдавайте нам Дину!!!

Но ворота не открылись. Тут люди Шхема услышали этот шум, стуки крик. И тогда все вышли из своих домов и пошли защищать своего любимого царя Шхема. Они ведь всегда делали все, что Шхем хотел. Нужно устроить праздник, чтобы выманить Дину из дома для своего царя? С удовольствием! Сделать себе обрезание, чтобы любимый царь мог жениться? Пожалуйста! И вот теперь пошли все они выгонять Шимона и Леви из города, хотя на третий день после обрезания держались они на ногах с трудом.

Тут Шимон и Леви рассердились не на шутку, и пошли они крушить все вокруг. И перебили Шимон и Леви всех мужчин города Шхема, которые вышли воевать с ними, весь город. После этого ворвались они во дворец, нашли там царя Шхема и его тоже убили своими мечами. И взяли они Дину и ушли.

И Яаков сказал:

- Люди Шхема делали обрезание, чтобы породниться с нами, а вы их всех перебили. Очень плохо, что вы дали обещание, зная, что не выполните его. Ведь с самого начала было ясно, что мы не оставим Дину у Шхема.

На это сердитые Шимон и Леви ответили ему:

- Пусть все знают, что бывает с теми, кто обидит хоть одного еврея. Через много-много лет, когда Яаков перед смертью прощался со своими сыновьями, он сказал:

- Шимон вэ-Леви, ахим. - Шимон и Леви, братья; проклят гнев их и ярость их жестокая.

 

История про то, как haШем дал Яакову имя Исраэль и Яаков вернулся домой

После того, как Шимон и Леви перебили весь город Шхем, haШем сказал Яакову:

- Встань, пойди в Бэйт-Эль, туда, где ты видел лестницу во сне, когда бежал ты к Лавану от брата своего Эсава. И сделай Мне там жертвенник, как ты тогда поклялся.

И Яаков пришел в Бэйт-Эль и принес там жертвы ХаШему, потому что, как haШем и обещал, Яаков вернулся в землю Ханаанскую целым и невредимым. И сказал haШем Яакову:

- Ани Эль Шаддай. - Я Бог всесильный. Раньше у тебя было только имя, Яаков, а теперь у тебя будет еще и другое имя, Исраэль - это тот, кто победил и людей - Лавана и Эсава, и ангела. Это тот, кто умеет правильно служить haШему.

И двинулся Яаков из Бэйт-Эля домой, в Хеврон, к своему отцу Ицхаку. И вот, родила Рахель в дороге сына, и Яаков назвал его Биньямином. И как только Биньямин родился, Рахель умерла. (Помнишь, как Яаков сказал, что пусть умрет тот, кто украл терафим Лавана?) И похоронил Яаков свою любимую жену около дороги, и до сегодняшнего дня могилу ее почитают в Израиле.

И вот, наконец, вернулся Яаков к отцу своему Ицхаку в Хеврон и стал со всей своей семьей жить там вместе с Ицхаком.

И дожил Ицхак до ста восьмидесяти лет, и тогда умер. И пришел к Яакову его брат Эсав, и они вместе похоронили Ицхака рядом с Ривкой в пещере Махпела. И разделили Яаков и Эсав наследство своего отца: Эсав взял все имущество Ицхака, все стада и все золото и серебро. Яаков же взял землю Ханаанскую. А Эсав из земли Ханаанской ушел и поселился неподалеку от нее, на горе Сэир. И еще много сотен лет дети Эсава жили вокруг этой горы.

Но все это было позже. А пока Яаков жил в Хевроне вместе с Ицхаком. Вайешэв Яаков -и поселился Яаков в земле Ханаанской в мире и спокойствии. И решил Яаков, что не будет больше у него в жизни трудностей и испытаний. Ведь теперь у него было двенадцать сыновей. И его брат Эсав согласился, что он правильно получил благословение отца их Ицхака. И Яаков выучил не только Тору земли Израиля, но и Тору изгнания.

Но совсем неправильно, когда еврей думает, что у него больше не будет в жизни ничего трудного. haШем этого очень не любит и всегда наказывает за это.