Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Законы Лашон Ара глава 5

ЗАКОНЫ ЛАШОН АРА ГЛАВА 5

1 . Сообщение о том, что кто-то небрежно выполняет заповеди, касающиеся отношений между людьми

Говорить о человеке, что он небрежен в исполнении заповедей, касающихся отношения человека к Создателю, считается лашон-ара. То же самое - упрекать человека в небрежном исполнении заповедей по отношению к ближнему. Даже если рассказчик крайне осторожен в выборе слов и выражений, все равно он произносит лашон-ара.
Предположим, кто-то попросил у другого человека оказать ему услугу или дать денег взаймы. Ему отказывают. Вы являетесь свидетелем сцены, но вам запрещено рассказывать о ней другим. Никакой пользы ваш рассказ не принесет, положения не исправит, так что ваш поступок будет считаться лашон-ара.
Важно знать, что рассказ об этой сцене запрещен не только, когда мы сомневаемся в возможностях человека помочь просителю, но даже когда мы уверены, что у него такая возможность безусловно есть. Поэтому, даже если мы расскажем об этом не из желания оклеветать человека, а чтобы сообщить другим правду, мы все равно произнесем лашон-ара
Господин Гинзбург попросил у господина Фейгина небольшую сумму взаймы. Господин Фейгин ответил: "Извините, но у меня нет денег".
Господин Айзенштадт, присутствовавший при этом, прекрасно осведомлен, что Фейгин вполне в состоянии одолжить Гинзбургу эту небольшую сумму. Тем не менее, ему категорически запрещено рассказывать об этом случае другим.
"Поступок Фейгина отвратителен. Когда он наконец поймет, что это очень важно - помогать другим?" Здесь нет ни одного слова неправды. Тем не менее, перед нами - лашон-ара.

2. Кто-то отказал вам в услуге

Предположим, наш знакомый по имени Реувен отказался нам помочь. Рассказывая об этом, мы допускаем еще более серьезное нарушение, чем то, когда сообщаем, что он отказался помочь кому-то другому. Даже если нами не движет желание отомстить, мы виновны в том, что нарушили запрет таить зло против кого-то. Сетуя на неотзывчивость и черствость Реувена, мы тем самим показываем свою злопамятность, поскольку прекрасно помним о причиненной нам обиде, а ведь следовало давно о ней забыть. Но если наша цель - отомстить Реувену, опорочив его в глазах общих знакомых, то мы нарушили запрет на месть.
Моше не любит одалживать людям свои книги, поэтому отказывает в этом абсолютно всем. Возможно, если бы он понимал, что лишает себя возможности выполнить заповедь каждый раз, когда кто-то изучает Тору по его книгам, он поступал бы иначе. Но еще до того, как Моше осознал, что поступает неправильно, Йеуда обратился к нему с просьбой одолжить книгу "Хафец Хаим". Как всегда, Моше категорически отказал ему. Йеуда несколько расстроился, поскольку до этого он всегда с готовностью одалживал свои книги Моше. Если Йеуда расскажет об этом, тем самым он лишний раз подтвердит, что ему остро необходима книга Хафец-Хаима, поскольку он не знаком с законами о лашон-ара. Как же должен поступить Йеуда? Во-первых, не распространять порочащих сведений о Моше. Во-вторых, продолжать как ни в чем не бывало одалживать книги Моше, не упрекая того, что тот поступает по-другому. Короче говоря, Йеуда обязан срочно забыть об отказе Моше.
Если же Йеуда решил рассказать об этом с целью вывести неблагодарного и скупого Моше на чистую воду, он ко всему прочему нарушит запрет на месть.
Расстройству Мирьям нет границ. Через три дня - свадьба у Тойвы. Все девушки их круга месяц назад получили приглашения. Но Мирьям, ее лучшую подругу, почему-то обошли! Забыли или нарочно? Взвинчивая себя, Мирьям сидит и перебирает в памяти все мелкие и крупные услуги, в прошлом оказанные ею в адрес Тойвы. И сердится все сильнее... Приходит Бат-Шева и пытается успокоить подружку: может, приглашение затерялось на почте? Но та не унимается. Нет, тут что-то неслучайно.
Даже если Тойва, готовясь к свадьбе, действительно забыла ее пригласить, Мирьям не имеет права сообщать кому бы то ни было о ее неблагодарности. В свое горе не надо было посвящать даже Бат-Шеву.

3. Недостаток положительных качеств

Очень распространенная форма лашон-ара, которую следует всячески избегать, - говорить о том, что у человека нет какого-либо положительного качества. Вроде ничего страшного, мало ли у кого чего нет. Тем не менее, в иудаизме считается предосудительным и такой вид замечаний. Причем не имеет значения, несет ли человек ответственность за свой недостаток или в этом нет его вины вовсе (например, он не может по какой-то причине себя контролировать в некоторых ситуациях).

4. Дефицит интеллигентности

Многие из нас страдают недостатком интеллигентности. Но сообщать об этом другим людям ("Хаим, знаете ли, далеко не интеллигент") запрещено, даже если это правда. И совсем плохо, когда мы, рассказывая об отсутствии должной культуры и воспитания в каком-то нашем общем знакомом, впадаем в грех преувеличения. Наш рассказ может принести тому человеку непоправимый вред: потерю расположения окружающих, иногда потерю работы и много других неприятностей.
"Посмотрели бы вы, какую глупость вчера совершил Эли!"
Остерегайтесь подобных выражений и эпитетов! Их использование может оказаться непоправимым для вашего духовного здоровья. Вот список слов, разрешенных для обычного использования, но только не в адрес других людей: глупый, неразвитый, идиот, бессмысленный, ненормальный, помешанный, отсталый, неинтеллигентный, тупой, бес-толковый, инфантильный, заторможенный, моченый, скучный, слабоумный, ограниченный, посредственный, невежественный, несообразительный... Перечень можете продолжить сами. Согласитесь, насколько люди изобретательны, когда хотят унизить ближнего!

5. Преуменьшение знаний человека о Торе

Многие любят распространять о людях, посвятивших себя изучению Торы, слухи, согласно которым их знания на самом деле далеко не так глубоки и обширны, как об этом говорят другие. (О человеческая любовь к ниспровержению авторитетов!) Поступать так категорически запрещено, поскольку подобные разговоры могут принести людям реальный вред - например, потерю занимаемого в еврейском мире положения, не говоря о моральном ущербе и пр.
Новый раввин нашей общины не принадлежит к числу людей, знающих Тору в совершенстве, но он благородный, добрый и благочестивый человек, знаток еврейского закона. К тому же он отлично разбирается в любых житейских ситуациях и всегда может предложить лучшее решение проблемы. Среди прихожан нашей синагоги большими знаниями в области Талмуда выделяется Мордехай. Его знания, пожалуй, более глубоки и обширны, чем у нашего раввина. И вот с недавних пор этот Мордехай, возомнивший о себе Б-г знает что, стал раввина критиковать. Причем, к сожалению, не в личной беседе, а в разговоре с другими людьми. Все знают, что Мордехай умен, и поэтому прислушиваются к его словам. В результате кое-кто стал над нашим раввином посмеиваться. Жуткая история! Чего на самом деле стоит пресловутая ученость Мордехая, если он постоянно совершает грех лашон-ара? Ему придется нести ответственность за весь вред, который он причиняет и нашему раввину, и всем прихожанам, которые слушают его высказывания.
Студент ешивы Исраэль недавно женился. Родственники жены счастливы, что породнились со знатоком Торы. Их счастью положило конец ехидное замечание соседа: "Исраэль учится усердно, однако сообразительностью и острым умом не блещет". Сосед, сам того не осознавая, виновен в грехе произнесения лашон-ара. Остерегайтесь следующих комментариев в адрес своих ближних: "Кто вам сказал, что Реувен знаток Талмуда?", "Шимона можно назвать глубоким мыслителем весьма условно", "Леви блестяще знает текст Торы? Не смешите меня!", "Йеуда неглупый человек, но не в состоянии придумать ни одной новой концепции" и т.п.
Казалось бы, человек, комментируя подобным образом знания других людей, просто констатирует факт. Ошибка! Все это далеко не так безобидно, как кажется. Такую унижающую оценку (если она правдива) мы имеем право дать кому-то только в том случае, если нашлись желающие учиться у этих людей. И то крайне осторожно, без преувеличений и излишних эмоций.
Надо каждый раз спрашивать себя: а нужно ли вообще оценивать кого-то вслух? Нельзя ли от оценок воздержаться?
Не стоит спрашивать у других: "Как этот человек учится и учит?" без крайней на то необходимости, поскольку подобный вопрос легко может спровоцировать произнесение лашон-ара.

6. Лишить человека уважения

Представим себе такую ситуацию. Некий человек пользуется уважением в определенном кругу. Там, где он жил и работал раньше, подобным авторитетом он не пользовался. Случилось так, что его встречает некто, знакомый с ним по давним временам. Узнав о новом положении своего знакомого, тот не имеет права пойти и рассказать другим, что раньше все было по- другому. Его рассказ будет содержать лашон- ара, даже если в нем, заметьте, не будет лжи! Но если он хочет передать информацию с конструктивной целью - например, чтобы не был принят на службу неквалифицированный специалист, - это разрешено при соблюдении определенных условий .
Молодой раввин по фамилии Эпштейн недавно приступил к преподаванию Талмуда в местной дневной школе и быстро снискал доверие и уважение родителей и учеников. Однако некто Клугель, старый знакомый Эпштейна по ешиве, решил высказать свое мнение: "Раньше этот Эпштейн ничего выдающегося из себя не представлял". Клугель виновен в грехе произнесения лашон-ара, даже если его высказывание правдиво.

7. Отрицательная оценка специалиста

В общем случае нельзя говорить о каком-то специалисте, что он не сведущ в своей области. Но если вы хотите предостеречь людей от финансовых потерь, вы имеете право высказаться неодобрительно о профессиональном уровне специалиста. Но и здесь надо соблюсти целый ряд необходимых условий (См. последнюю часть книги, гл. 9).

8. Разговоры о чьей-то физической слабости

Физическая слабость или физические недостатки человека, как и его болезни, - не вина, а беда этого человека. Тем не менее, обсуждать физические недостатки окружающих запрещено, поскольку такое обсуждение может их обидеть или принести прямой вред - например, помешать им устроиться на работу или вступить в брак и т.д.

9. Разговоры о чьей-то бедности

Некий человек стеснен в средствах, у него серьезные финансовые проблемы. Говорить об этом, как правило, запрещено, так как может создать этому человеку дополнительные трудности - например, помешать сделать покупку в кредит или получить заем. Впрочем, многое зависит от обстоятельств.
Также запрещено говорить о том, что некто, живущий на помощь других частных лиц или на благотворительные пожертвования, не так уж и беден, как многие думают, а потому помощь получает незаслуженно.

10. Утверждение, которое становится лашон- ара в определенном контексте

Порой можно только изумиться многозначности человеческого языка. Одно и то же утверждение может выглядеть похвалой, когда его произносят в адрес одного человека, и осуждением, когда говорят о другом. Подчас определить, содержит ли некое замечание лашон-ара, можно лишь в зависимости от контекста высказывания.
Нельзя сказать в свое оправдание: "Лично я ничего бы не имел против, если бы такое сказали обо мне. Пусть говорят сколько угодно! Если бы я учинил то, что сделал такой-то, то пусть говорят обо мне, как я говорю о нем! За что же меня упрекают в злословии?"
Тут значим только один критерий: если человек обижен и унижен нашим замечанием, если своими словами в его адрес мы нанесли ему определенный вред, - на нас лежит вина произнесения лашон-ара.
Боря и Лева - родные братья, но их жизненные пути различны, да и характерами они друг на друга не похожи. Боря тяжело работает с утра до вечера и с трудом сводит концы с концами, однако выкраивает каждый вечер несколько часов на изучение Торы. Лева моложе, у него нет семьи, и он учится в ешиве, где занимается целый день, но каждую свободную минуту он предпочитает тратить на пустые развлечения.
Люди говорят о Боре: "Он изучает Тору три часа в день", - и это очень высокая оценка, так как все знают о его проблемах. Но если кто-то скажет то же самое о Леве, ничего не комментируя и не прибавляя, - он произнесет лашон-ара. Ведь Лева на самом деле обязан посвящать учению намного больше времени.
В американской общине строят новую микву (Еврейский ритуальный бассейн). Мистер Левин и мистер Сегал пожертвовали каждый по триста долларов. При этом мистер Левин учится в колеле (Специальное отделение ешивы для женатых студентов). и с трудом содержит семью. Для него триста долларов - огромная сумма, которую он с трудом выкроил из скудного бюджета.
Мистер Сегал - типичный миллионер и мог бы пожертвовать значительно больше. Безусловно, можно и нужно упомянуть о щедрости и бескорыстии мистера Левина. Но человек, сказавший: "Мистер Сегал пожертвовал триста долларов", - произнесет лашон-ара, так как таким образом он упрекнет состоятельного человека в скупости.

11. Злословие о товарах

Допустим, вам не понравилось качество и ассортимент товаров в неком магазине. Другим людям говорить об этом запрещено, особенно если торговец является вашим конкурентом. Вы можете выразить свое недовольство качеством или ассортиментом лишь с конкретной целью предотвратить обман (В соответствии с особыми условиями, оговоренными в 9 главе последней части).
Этель Львовна покупает яблоки. "Б-же мой, какая дороговизна!" - говорит она. "Да, жизнь становится дороже день ото дня", - соглашается продавец по фамилии Айзман. "Однако в магазине Бейлиса, что напротив, цены гораздо ниже. Почему это?" - "Да что вы сравниваете качество его полусгнившего и залежалого мусора с моими свежими, сочными и отборными фруктами?"
Продавец, безусловно, произнес лашон-ара. Он может сколько душе угодно превозносить качество своего товара, но не критиковать продукцию конкурента.

12. Двое или более людей произносят один и тот же лашон-ара

Как одному человеку нельзя произносить лашон-ара, так нельзя это делать и двум сразу. Более того, двое совершают грех более серьезный, чем один, поскольку слушатели более доверчивы к тому, что исходит от нескольких людей, нежели от одного. Срабатывает механизм убеждения. Причем неважно, говорят оба одновременно или один повторяет за другим через некоторое время. Во всех случаях второй виноват не меньше первого - даже если он не добавляет ни одного слова к рассказу первого нарушителя. Повторение может только углубить и обострить неблагоприятное впечатление у слушателей.
Отметим еще одно обстоятельство. То, что два человека не могут передать другим о третьем человеке, они не могут сделать предметом обсуждения между собой. Пусть они видели одну и ту же сцену. Добавить к тому, что видел каждый из них, они не могут. Но вероятность того, что их обсуждение обернется рядом высказываний, позорящих честь третьего лица, очень велика.
Наш знакомый, которого зовут Леня, известен своим эгоизмом и отсутствием чуткости. Аркадий делится с Ильей: "Леня никогда не думает ни о ком, кроме своей драгоценной персоны". В беседу вступает Григорий, тоже пострадавший от эгоизма Лени. Он говорит Илье, что готов подписаться под словами Аркадия, и добавляет от себя: "Поверь, никогда не встречал более неприятную личность".
Заметьте, Григорий не сообщил Илье ничего нового, но, тем не менее, он виновен в произнесении лашон-ара.
Маленькая Рохл мучается у классной доски. Учительница задала ей вопрос, но она, судя по всему, плохо подготовила урок и не знает, что отвечать. "Ну разве не дура?" - шепчет Наоми своей соседке по парте Мире.
Мира все видит не хуже Наоми. Последняя не имеет права делать подобный комментарий в адрес бедной Рохл.