Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Запрет на сплетни глава 9

ЗАПРЕТ НА СПЛЕТНИ ГЛАВА 9

1. Предостережение от вступления в опасное партнерство

Человек собирается вступить в какое-либо партнерство - будь то бизнес, сватовство или поступление на работу. Будучи с ним знакомы, вы уверены, что его одолевает не очень умная идея, т.е. что данный поступок не принесет ему ничего, кроме вреда. В таком случае вам не просто разрешено предостеречь его - вы обязаны это сделать! Однако вести себя надо хладнокровно и спокойно. Прежде чем что-либо предпринимать, вы должны проверить, соблюдены ли в данном случае следующие пять условий:
а) вы должны серьезно обдумать этот вопрос, прежде чем прийти к заключению, что предполагаемое партнерство действительно вредно для вашего ближнего;
б) вы не должны преувеличивать его вредность;
в) вами должна руководить любовь к человеку, которого вы хотите предостеречь и уберечь от неприятностей, а не неприязнь к предполагаемому партнеру;
(Важное замечание: даже если ваши помыслы не кристально чисты и вы испытываете предубеждение к предполагаемому партнеру, это не снимает с вас обязанности предостеречь ближнего. Просто постарайтесь руководствоваться исключительно любовью к людям и ничем другим. И только если вы уверены, что человек, которого вы собираетесь предупредить, проигнорирует ваш совет и все равно поступит так, как задумал, вам следует промолчать. В противном случае он впоследствии может вспомнить о том, как вы дурно отзывались о его партнере (а подобные вещи часто всплывают в разгаре ссоры между партнерами), и, возможно, скажет ему, что зря не послушался в свое время вашего совета. Таким образом, вы будете инициатором произнесенной им сплетни... Очень важно помнить об этом условии, когда вы собираетесь предостеречь человека от сватовства, по вашему мнению, неудачного. Выскажитесь, если твердо уверены, что к вашему мнению прислушаются, или, по крайней мере, знаете, что ваши слова не будут высказаны будущему супругу.)
г) если есть некоторая возможность предотвратить неудачное партнерство, не прибегая к злословию, вы обязаны поступить именно так;
д) ваше предостережение не должно причинить вред другому партнеру, - вред, выходящий за рамки допустимого законом Торы; например, все в порядке, если у него не будет другой обиды, кроме несостоявшегося партнерства. Если же вы, вмешиваясь, навредите ему в большей степени, вмешиваться запрещено.
Сказанное проиллюстрируем на таком примере. Реувен хочет взять Шимона на службу. Мы были свидетелями нечестного поступка Шимона, о чем можем предупредить Реувена, выполнив пять условий, указанных выше. Реувен, несмотря на запрет принимать эту информацию в качестве истины, может не просто проявить осторожность (что разрешено), но и не взять Шимона на работу. Но, если мы при этом знаем, что информация о нечестном поступке Шимона будет обнародована или опубликована и многие начнут несправедливо оскорблять Шимона, мы обязаны промолчать.

2. Сообщение о нечестности, о которой мы знаем понаслышке

Допустим, мы слышали от других о нечестности Реувена, но сами не были свидетелями его неблаговидных поступков. Хафец-Хаим не дает ответа на вопрос, имеем ли мы право предупредить кого-либо о нечестности Реувена. Правда, мы обязаны защищать своих ближних от потенциальных потерь, но надо подумать и о Реувене - чтобы ему не был причинен непоправимый урон. Даже если нам и было бы разрешено сообщить кому-то о нечестности Реувена (только в качестве предостережения!), при этом мы все равно обязаны прибавить, что слышали эту информацию от других.

3. Предупредить одну из сторон, после того как партнерство было заключено

Все, что говорилось ранее о предупреждении одного из партнеров о возможных потерях, применимо только в том случае, когда партнерство еще не заключено.
Но если все решено, мы имеем право предостеречь одну из сторон только в том случае, когда уверены, что он способен проявить известную осторожность по отношению к партнеру. Если же перед нами человек импульсивный, который, приняв все, что мы ему сказали, за чистую монету, расторгнет свое соглашение, не проконсультировавшись предварительно со знатоком еврейских законов, - нам запрещено говорить что-либо дурное о его партнере. Нельзя причинять человеку вред, не разрешенный Торой.

4. Предостеречь о возможных потерях или вреде

Ситуация: вы слышите своими ушами, что некто собирается причинить вред другому человеку, и уверены, что это не пустая угроза. В таком случае вы обязаны предупредить жертву. Но, прежде чем сообщить эти сведения, вы должны быть уверены, что пять перечисленных выше условий соблюдены.
Кроме того, перед тем как вы расскажете о неблаговидном поведении человека, необходимо поговорить с ним самим, упрекнуть его, попытаться отговорить от дурного поступка, - пока вы не убедитесь, что ваши слова либо дошли до него и он принял их к сведению (тогда никого не надо предупреждать), либо он совершенно "закрыт" и не собирается принимать во внимание ваш упрек (тогда предупредить можно).

5. Предостережение вызывает спор

Еще одна гипотетическая ситуация: вы слышите, как Реувен признается, что собирается оскорбить Шимона или причинить ему вред. Вы можете предупредить Шимона - но только в том случае, если уверены, что ваше действие предотвратит ссору между ними. Иными словами, если вы осознаете, что Шимон, узнав о планах Реувена, будет просто избегать встречи с ним и вести себя благоразумно, вы можете сообщить ему об этом. Но если вам известно, что Шимон, выслушав вас, придет в ярость и будет намеренно разыскивать Реувена, чтобы отомстить ему, - молчите, ибо ваше предостережение принесет больше вреда, чем пользы.
Вообще всегда необходимо тщательно и спокойно обдумать ситуацию, прежде чем решить, как следует действовать, прежде чем действие было наиболее благотворным.

6. Когда вред уже причинен

Перечисленные выше пять условий должны быть выполнены и в том случае, если вы скажете Шимону, что Реувен уже причинил ему вред (кража, порча имущества и т.д.). Конечно, предварительно надо поговорить с Реувеном, чтобы он сам, мирно и добровольно, исправил все зло, что причинил другому (вернул украденное, заплатил за порчу и т.д.).
Марк Лурье прогуливал своего пуделя. Вдруг тот вырвался и забежал во двор соседнего коттеджа, где принялся гоняться за кошкой. И коттедж, и кошка принадлежат Яакову Магазинеру. В результате погони пуделя за указанной кошкой были поломаны все дорогие гиацинты, растущие на грядке. Невольным свидетелем сцены был Дмитрий Айзенштадт. Он понимает, что Марк Лурье понятия не имеет о законах Торы, согласно которым человек несет ответственность за ущерб, нанесенный принадлежащими ему животными. Но Айзенштадт знаком с Лурье и знает, что, стоит тому познакомиться с этими законами, как он тут же с готовностью возместит убытки владельцу гиацинтов. Дмитрию Айзенштадту рекомендуется стать посредником между ними, чтобы обеспечить возмещение убытков. Но если вместо этого он расскажет о случившемся Яакову Магазинеру, не попытавшись поговорить с Лурье, то будет виновен в произнесении сплетни, так как его слова станут причиной бессмысленной вражды.

7. Добровольная информация

Для всех перечисленных выше случаев (предотвращение партнерства, возмещение убытков и пр.) не имеет значения, - просят ли у нас сообщить информацию или мы делаем это добровольно. В случаях, когда разрешено рассказать о случившемся и поделиться своими соображениями, мы делаем это даже тогда, когда нас никто о том не просит. Но если нельзя соблюсти пять условий, мы обязаны молчать, даже если нас умоляют рассказать.
Перечисленные выше условия должны быть соблюдены также тогда, когда мы хотим поделиться информацией с третьей стороной. Отсутствие какого-либо из этих условий приведет к нарушению запрета на рехилут (См. ч. 2, гл. 3, п.З.).

8. Предостерегать от нечестного бизнесмена

Если человек собирается заниматься совместной торговлей с бизнесменом или владельцем магазина, который известен нам своей нечестностью, мы должны его предостеречь. Это наша обязанность! И мы тем более должны выполнить ее в том случае, когда велика вероятность того, что человек будет обманут, - и тем более - если мы знаем об этом наверняка. Но повторяем еще раз: будем крайне внимательны и осторожны! Пять условий должны быть соблюдены во что бы то ни стало.
Акива поделился с Лазарем, что собирается купить в магазине Симона "дипломат" из натуральной кожи. Лазарь знает, что изделия, которыми торгует Симон, часто содержат пластмассу вместо кожи, хотя он выдает их за кожаные. Лазарь обязан предупредить Акиву, чтобы тот был осторожен, совершая покупку.
Биренбойм хочет приобрести дом, но ему не хватает опыта в подобных делах. Он собирается обратиться в контору агента по продаже недвижимости, господина Марголиса, и сообщает об этом Гольдштейну. Гольдштейн очень зол на Марголиса, поскольку однажды тот его обманул. И вот наконец пришел долгожданный миг - он может отомстить!
"Как?! Ты собираешься купить что-то через этого Марголиса? Он же мошенник! И обдерет тебя как липку! Не верь ни единому его слову! Ущерб, причиненный им мне, оценивается в сотни долларов!"
На самом деле Гольдштейном движет не столько обида за понесенную потерю, сколько желание отомстить. Отсюда вся резкость и несправедливость его замечаний в адрес агента. Поэтому его высказывания содержат рехилут, а значит, запрещены.

9. Сообщение об обмане, сделанное после завершения сделки и не приносящее никакой пользы

Можно предупредить человека о нечестности продавца, к которому он хочет обратиться. Но все это до заключения сделки и когда есть возможность спасти его от убытка. Однако если покупка совершена и обман произошел (по цене, весу, качеству товара), причем, согласно закону, возмещения убытка требовать невозможно (По закону Торы, нельзя требовать возмещения убытка, если одна из сторон - продавец или покупатель - обманула другую сторону меньше, чем на одну шестую рыночной стоимости проданного товара.), то запрещено говорить покупателю о том, что его надули, если помочь уже никак нельзя. Придется молчать - даже в том случае, если покупатель интересуется, получил ли он то, что ему причиталось.
При всех сомнениях, касающихся законности сделки, связанной с мошенничеством, следует посоветоваться со знатоком Торы.
Шура Рапапорт купил в магазине у Фила Луговского дорогой костюм. Ефим Кравиц - эксперт по дорогим костюмам. У него есть желание сказать Шуре, что тот несколько переплатил. Но Шура уже уплатил за костюм и унес его домой - какую пользу принесет сообщение Ефима? Ровно никакой. Поэтому он обязан молчать. Даже если Шура, зная о роде занятий Ефима, поинтересуется его мнением о своей покупке, Ефиму, в лучшем случае, следует похвалить костюм. Однако, если нашему эксперту по костюмам известно, что Рапапорт собирается совершить в магазине Луговского еще ряд покупок, он должен его предупредить, чтобы предотвратить будущие потери.

10. Если есть возможность принести пользу

Мы можем сказать человеку, что его обманули, если он, согласно Торе, имеет право аннулировать свою покупку (Например, переплата была больше, чем на одну шестую истинной стоимости вещи.). Но следует быть очень осторожным, так как здесь должны быть соблюдены следующие пять условий:
а) мы не должны преувеличивать степень обмана;
б) мы руководствуемся единственно желанием предотвратить потерю, а не желанием получить удовольствие, унижая торговца-мошенника;
(Если покупатель, как нам известно, в любом случае не пойдет в раввинский суд, чтобы аннулировать сделку, а вместо этого начнет ненавидеть продавца, то и в этом случае нам нельзя ничего ему рассказывать.)
в) если есть возможность поговорить с продавцом и убедить его вернуть деньги, полученные обманным путем, то мы так и поступим; и только если продавец откажется выполнить наше законное требование, откроем покупателю, что он обманут, - при условии, что у того есть шанс вернуть убытки;
г) постараемся сделать так, чтобы покупатель сам догадался, что явился жертвой обмана - чтобы не произносить лишних слов, поносящих другого еврея;
(Понятно, что такой совет годится только для нашего специфического случая. Во всех остальных случаях запрет на лашон-ара и рехилут не становится слабее оттого, говорим ли мы намеком, апеллируя к догадливости слушателя, или произносим все открытым текстом.)
д) после нашего предупреждения хорошо бы проследить, чтобы наученный нами покупатель, придя к продавцу требовать возмещения убытков, не назвал случайно, кто стал источником его информированности; иначе он нарушит запрет на рехилут; поэтому, если мы знаем, что наш покупатель непременно назовет наше имя в разговоре
с продавцом, не надо говорить ему об этом - поскольку в таком случае мы преступим запрет: "не ставь препятствия перед слепым".
Особо подчеркнем, что даже при выполнении этих пяти условий, слушатель нашего сообщения (обманутый покупатель) не имеет права судить того продавца, - как будто ему уже вынесен приговор раввинского суда. Поэтому он не может, например, отменить свои долги тому продавцу под предлогом восполнения убытка. Все, что он может предпринять в случае с неуступчивым продавцом, - пойти к раввинам. Раз так, то мы не можем рассказать приятелю, что его обманули при покупке, если он известен нам как человек способный к импульсивным действиям, далеким от того, что требует от евреев Тора.

11. Рехилут, чтобы спастись от подозрений

Если некто спрашивает у нас, кто нанес ему известный ущерб, мы не можем назвать имя виновного, даже если мы видим, что спрашивающий подозревает нас. Нельзя обелить себя за счет унижения другого человека! Все, что мы можем сделать, это только заявить, что нас подозревают напрасно.
Это правило действует тогда, когда открытие имени истинного виновника не принесет никакой ощутимой пользы. В противном случае имя назвать можно (чтобы потерпевший мог обратиться в раввинский суд для возмещения убытков.). Но все это, понятно, при соблюдении перечисленных условий (См. также во второй части книги гл. 10, п. 11.).
Броха Розовская увидела в витрине мебельного магазина очаровательную тумбочку с инкрустациями. Она тут же захотела ее купить, но вдруг обнаружила, что не взяла с собой ни кошелька, ни чековой книжки. Пришлось договариваться с продавцом, чтобы оставил для нее тумбочку до вечера. Тот согласился, и радостная Броха побежала домой. Каково же было ее разочарование, когда вечером, придя в магазин с деньгами, она обнаружила, что красивая вещица уже продана. "Почему вы не дождалиеь меня? обратилась она со слезами на глазах к продавцу. - Мы же договорились!" Продавец выглядел виноватым, он сказал: "Видите ли, мадам Розовская. Я не собирался продавать ее никому, но тут вошла мадам Эткина, вы же знаете ее напор, увидела эту тумбочку в углу, где я ее поставил до вашего прихода, и непременно захотела ее приобрести. Я объяснил ей, что товар уже продан, но она ничего не захотела слушать, положила деньги на прилавок и забрала ее. Я сам в ужасе, но что можно было поделать?"
Продавец нарушил запрет на рехилут. Ему не надо было называть имя мадам Эткиной. В лучшем случае он мог привести весь рассказ с насилием со стороны покупательницы, но - без имен!