Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Освяти праздник

глава 2

ОСВЯТИ ПРАЗДНИК

Над бокалом вина произносится “Кидуш” (молитва освящения).

Только по субботам

Тихо: И был вечер, и было утро.

Громко: …День шестой. И завершены были небо, земля и все их воинство. И закончил Б-г ко дню седьмому Свою работу, которую делал, и почил в день седьмой от всей работы, которую делал. И благословил Б-г день седьмой и освятил его, ибо в этот день почил от всей работы Своей, которую совершил Б-г, созидая.

В другие дни Кидуш начинают отсюда:

Над вином. Внимайте, господа, наставники и учителя мои! Благословен Ты, Г-споди, Б-же наш, Царь вселенной, сотворившей плод виноградной лозы.

Благословен Ты, Г-споди, Б-же наш, Царь вселенной, избравший нас из всех народов и возвысивший нас над всеми языками и освятивший нас Своими заповедями. По любви своей Ты даровал нам, Г-споди, Б-же наш, (Субботы для покоя и) праздники для веселия, торжественные дни и времена — на радость нам, (настоящую субботу и) день этого праздника опресноков, время нашего освобождения. Это (по любви Твоей) — священное торжество в память об исходе из Египта (2). Ибо нас избрал Ты и нас освятил из всех народов и дал нам (Субботу и) священные праздники с любовью и благоволением, для радости и веселия. Благословен Ты, Г-споди, освятивший (Субботу и) Израиль и праздники.

На исходе Субботы добавляют:

Благословен Ты, Г-споди, Б-же наш, Царь вселенной, сотворивший свет огня.

Благословен Ты, Г-споди, Б-же наш, Царь вселенной, отделяющий святое от будничного, свет от тьмы, Израиль от других народов, день седьмой от шести дней творения. Ты различил между святостью Субботы и святостью праздника и освятил седьмой день больше шести дней творения, Ты отличил и освятил народ Свой Израиль Своей святостью. Благословен Ты, Г-споди, различающий между святым и святым.

В первые два пасхальных вечера произносят следующую бенедикцию:

Благословен Ты, Г-споди, Б-же наш, Царь вселенной, который дал нам дожить, просуществовать и достичь этого времени.

Каждый должен опорожнить свой бокал или выпить из него больше половины.

УМОЙ РУКИ

Глава семьи умывает руки, не произнося при этом рукоомовении бенедикции.

ВКУСИ САЛАТ

Глава семьи, обмакнув в соленую воду ломтик салата (сельдерея, лука или другого из упомянутого выше овощей), съедает его, предварительно произнеся следующую бенедикцию

Благословен Ты, Г-сподь, Б-же наш, Царь вселенной, сотворивший плоды земли.

РАЗДВОЙ СРЕДНЮЮ МАЦУ

Глава семьи переламывает пополам средний из лежащих перед ним трех опресноков, большую часть откладывает в сторону и прячет, Отложенная часть носит название “афикоман” (десерт).

ЧИТАЙ АГАДУ

Начинается коллективное чтение Агады — сказания об Исходе из Египта. Глава семьи, совершающий пасхальный обряд, приподымает тарелку с опресноками и торжественно провозглашает:

Вот скудный хлеб (4), который ели отцы наши в земле египетской. Каждый, кто голоден, пусть придет и ест. Каждый, кто нуждается, пусть придет и участвует в пасхальной трапезе. В этом году — здесь, в будущем году — на земле Израиля. В этом году — рабы, в будущем году — свободные люди (3).

Наливают вторые бокалы, Самый младший из участников Севера спрашивает:

Почему отличается эта ночь от всех других ночей? Ведь во все ночи мы едим квашеное и опресноки, а в эту ночь -только опресноки.

Ведь во все ночи мы едим разную зелень, а в эту ночь — лишь горькую.

Ведь во все ночи мы ни разу не макаем (нашей пищи), а в эту ночь — дважды.

Ведь во все ночи мы ужинаем сидя или возлегая, а в эту ночь — возлегая.

Открывают мацу и участники Седера отвечают:

Рабами мы были у фараона (5) в Египте, и Г-сподь, Б-г наш, вывел нас оттуда рукою крепкой и мышцей простертой. И если бы Святой, Благословен Он, не вывел наших предков из Египта, то мы с детьми и внуками нашими были бы порабощены фараоном в Египте. И хотя все мы мудры, все мы разумны, все мы в почтенном возрасте, все мы знатоки Торы, на нас лежит обязанность рассказывать об Исходе из Египта. И кто больше расскажет, тому хвала (6).


Комментарии

(2) Память о выходе из Египта

В Кидуше на вино в праздники и в Шаббат мы всегда вспоминаем выход из Египта. Гематрия слова Египет — 380, СССР — также 380. Подобно освобождению из египетского рабства, наше поколение освободилось от ярма Советского Союза с падением железного занавеса. Сходство между Советским Союзом и Египтом не только в их гематрии. Внимательно читающий Агаду, сразу увидит, что параллели между рабством Египта и рабством коммунистическим слишком велики, чтобы быть просто курьезом или случайностью. Мидраш говорит о том, что благодаря трем составляющим, наши отцы были освобождены из египетского рабства: благодаря тому, что не поменяли свои имена, язык и одежду. Но это только внешние культурные признаки. А вообще сыны Израиля ассимилировались в Египте до такой степени, что Тора называет выход из Египта “созданием народа”, как сказано в главе “Ваэтханан” в книге “Дварим”: “Или попыталось ли божество явиться взять себе народ из среды народа””.. А вот что говорят мудрецы наши: “эти грешники, которые поклонялись чужим богам (речь о Египте), и те, которые поклонялись чужим богам” (речь о народе Израиля). На глаз почти не видна разница между Египтом и израильтянами, если бы не внешние национальные различия, которые дали возможность еврейскому народу сохраниться и принять дарованную ему Тору. 210 лет наши отцы были в Египте, и только их еврейская одежда, их иврит и их еврейские имена охраняли их от исчезновения-полной ассимиляции. Рабство коммунистическое составило по длительности 1/3 рабства египетского. Евреи забыли свою религию, свой язык и даже сменили одежды. Осталась у евреев только одна вещь -их еврейское имя, фамилия и то, что записано у каждого в его паспорте в графе “национальность-еврей. Сталинские чистки, стремление выделить евреев в отдельную ото всех нацию и уничтожить — оно собственно и было задумано для того, чтобы остановить естественное продвижение евреев Советского Союза на ключевые позиции в партии, в экономике, во властные структуры — в конце концов явилось спасением для десятков тысяч сынов народа нашего, которые использовали это для доказательства своего еврейства при алие — радостном восхождении на гору Цион. У еврейского народа хорошая память. Поколения евреев помнят очень возвышенные моменты своей истории и периоды, наиболее трудные. В настоящее время, спустя время после ужасной Катастрофы в Европе, которая уничтожила 1/3 нашего народа, в обществе возникло движение с целью ее увековечивания — создания музеев, мемориальных мест, выпуска книг и кассет. Это очень важная и ответственная вещь. Во всем этом мы должны помнить не Египет, а выход из Египта, намять должна быть связана с жизнью, надеждой и будущим народа. Скорбь не должна быть самоцелью, но подготовкой к изменению и новому началу. Даже в самый черный день еврейского календаря 9 Ава, день разрушения двух наших Храмов, когда мы сидим на земле и постимся, оплакивая разрушение, — плачь и скорбь не самоцель. Это средство для пробуждения сердца, как сказано в конце могилы “Эйха”, которую читают ночью 9 Ава: “Обрати нас, Г-споди, к Тебе, и мы обратимся, обнови дни наши как древле”.

(3) Вот скудный хлеб, который ели отцы наши в земле египетской. Каждый, кто голоден, пусть придет и ест. Каждый, кто нуждается, пусть придет и участвует в пасхальной трапезе. В этом году — здесь, в будущем году — на земле Израиля. В этом году — рабы, в будущем году — свободные люди.

Предисловие к Агаде написано на арамейском языке. Это приглашение к столу всех голодных и слова о том, что в следующем году мы будем в земле Израиля. Эти слова написаны тысячи лет назад, в период Вавилонского изгнания, когда разговорным языком евреев был арамейский. Но интересно то, что каждое слово этого предисловия не только ни утратило своей актуальности, но написано как будто бы для евреев России, освободившихся от коммунистического рабства. Маца была символом принадлежности к еврейскому народу в Советском Союзе. Это была единственная форма исполнения существующей заповеди, которая врезалась в память народную. Маца — хлеб бедности, который ели наши отцы в земле Египетской. Празднование Песаха начинается с просьбы дать мацу всем, кто придет, неважно, как он ест мацу, и с чем он ее ест. Главное, что он придет есть мацу и вспомнит, что он был евреем. Затем следует приглашение, нуждающееся в толковании: “Всякий, кто нуждается в праздновании Песаха” — всякий, кто действительно хочет, пусть придет и празднует Песах как следует. Предисловие к Агаде завершается словами, что в этом году мы здесь, а в следующем году — в земле Израиля, в этом году мы — рабы, а в следующем — свободные люди. В каждом еврейском доме была надежда, что придет день и откроются ворота в землю Израиля и станет возможным исполнить Седер как следует, как свободные люди в России.

(4) Вот скудный хлеб...

У мацы есть много названий. В начале Пасхальной Агады мы называем ее хлебом бедности, который приготовили только из муки и воды без закваски и соли. Маца — символ свободы. Свободный народ тоже вначале был бедным. Посмотрите, сколько государств Африки требовали освобождения от власти других народов, и в конце концов, когда провозгласили свободу, резко упал их жизненный уровень. Также и рабы, которые вышли на свободу, сначала страдают от нищеты. Поэтому господин должен дать освобожденному рабу субсидию, чтобы он не голодал. Бедность — цена свободы.

(5) Рабами мы были у фараона

Рабство тем больше, чем в большей степени раб не понимает, что он раб, а не свободный человек.

(6) И кто больше расскажет, тому хвала

Заповеди иудаизма очень точны. Существует специальное время для чтения “Шма”, определенная глава в Торе, рассказывающая о выходе из Египта определенными словами. В процедуре Кадиша —поразительно точное количество слов. Трубление в шофар на Рош а-Шана ограничено тремя видами звуков. И нет у нас возможности осовременить это звучание, создав симфонию шофара. Но когда мы имеем дело с рассказом о выходе из Египта, у нас есть простор для творчества, нет никаких ограничении. “Всякий умножающий рассказ достоин похвалы”. Рав Йосеф Дов Соловейчик, благословенна его память, так объяснил это: “У прошлого нет права голося, и даже когда раб осмеливается говорить, нет его словам ценности. Человек свободный имеет право говорить, что он хочет, и тому, кому хочет, и с его словами считаются”. Функция пасхальной ночи не только вспоминать о выходе из Египта, отмечая это минутой молчания или просмотром кинофильма. Необходимо нам самим и детям нашим проживать заново Исход. Большая разница между заповедью памяти о выходе из Египта, о чем мы должны помнить каждый день, и заповедью рассказывать об Исходе, которую мы должны исполнять точно во время пасхальной трапезы. Просто напомнить об Исходе можно, читая текст. Но во время пасхальной трапезы мы хотим не только вспоминать, но переживать с особой силой наше участие в чуде формирования еврейского народа. Поэтому каждый преумножающий рассказ в большей степени это переживает и показывает себе и другим, что он человек свободный и есть ему что сказать и рассказать, и таким образом он выполняет заповедь в высшей степени и достоин похвалы.