Ноябрь 2017 / Кислев 5778

О четырёх сыновьях

Глава 3

Вот что случилось однажды с рабби Эльазаром и рабби Иегошуа и рабби Эльазаром, сыном Азарьи, и рабби Акивой и рабби Тарфоном. Восседая (на Седере) в Бней-Браке, они рассказывали об Исходе из Египта всю ночь, пока не пришли их ученики и не сказали им: учителя наши, настало время утренней молитвы “Шма”.

Рабби Эльазар, сын Азарьи, заметил: мне уже почти семьдесят лет, но я не сподобился, чтобы по вечерам рассказывалось об Исходе из Египта, пока Бен-Зома не растолковал этого. Ведь сказано: “дабы помнил ты день Исхода твоего из земли египетской во все дни жизни твоей”. “Дни жизни твоей” — это только дни, “все дни жизни твоей” -также и ночи. Мудрецы толкуют так: “Дни жизни твоей” — в мире сущем, “все дни жизни твоей” — и после прихода Мессии.

Благословен Предвечный, благословен Он. Благословен, давший учение (Тору) народу Своему. О четырех сыновьях толкует Тора: об умном, нечестивом, несмышленом и неспособном задавать вопросы.

Умный о чем спрашивает?

“Что это за свидетельства, уставы и законы, которые заповедал вам Г-сподь, Б-г наш?” Объясни ему все пасхальные предписания и скажи также, что после “афикомана” ничего более не едят.

Нечестивый о чем спрашивает?

“Что это за служба у вас?”. “У вас”, а не у него! Исключая себя из общины, он отвергает основы веры. Притупи ему зубы (дай ему резкий отпор) и растолкуй: “Это ради того, что Г-сподь совершил для меня при выходе моем из Египта”. “Для меня”, но не для него. Будь он там — не был бы вызволен.

Несмышленый о чем спрашивает?

“Что это?” Ему ты скажи: “Сильной рукой вывел нас Г-сподь из Египта, из дома рабов”.

А неспособному задавать вопросы сам объясни, ибо сказано в Торе:

“И скажи сыну твоему в тот день так — это ради того, что Г-сподь совершил для меня при выходе моем из Египта” (7).

Можно было подумать, что рассказ об Исходе следует начинать в начале месяца нисана. Но в Торе разъяснено: “В тот день”. Если “в тот день”, то не в течение дня ли? Но ведь там добавлено “ради того”, то есть, когда перед тобою лежат маца и горькая зелень (в пасхальную ночь) (8).

Сначала предки наши были идолопоклонниками, а теперь Вс-вышний приблизил нас к служению Себе, ибо сказано в книге Иегошуа: “И молвил Иегошуа всему народу: Так говорил Г-сподь, Б-г Израиля: по ту сторону реки (Евфрат) жили отцы ваши издревле, Терах, отец Авраама и отец Нахора, и служили другим богам (9).

Но Я взял отца вашего Авраама из-за реки той и водил его по всей земле Ханаанской, и умножил потомство его, и дал ему Ицхака. Ицхаку Я дал Яакова и Эйсава. И Я отдал в наследие Эйсаву гору Сеир, Яаков же и сыны его спустились в Египет”.

Благословен хранящий Свое обетование Израилю, благословен Он. Всесвятой высчитал, когда придет конец (рабству), как Он и предрек Аврааму, отцу нашему, в завете между рассеченными жертвенными животными, ибо сказано: “И сказал он Аврааму: знай, пришельцами будут потомки твои в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет. Но и над народом, который их поработил, свершу Я суд, а потом они выйдут с большим достоянием”.

Закрывают опресноки, поднимают бокалы и продолжают:

Оно (это древнее обетование) и крепило отцов наших и нас (10), ибо не один только (фараон) хотел погубить нас, но в каждом поколении встают желающие нас погубить, но Святой, благословен Он, спасает нас от руки их.

Опускают бокалы на стол, открывают опресноки и продолжают:

Поди поучись, что хотел сделать Лаван арамеец Яакову, отцу нашему. Фараон повелел истребить только мужчин, а Лаван стремился искоренить все, ибо сказано: “Арамейцем скитальцем был отец мой, и спустился он в Египет и проживал там с горсткой людей, и стал там народом большим, сильным и многочисленным”.

И спустился он в Египет принужденный Божьим словом; слова “и проживал там” указывают, что Яков, отец наш, не отправился в Египет, дабы укорениться там, а только пожить, ибо сказано: “И молвили они фараону — “Мы пришли пожить в этой стране, так как нет пастбища для мелкого скота рабов твоих, ибо тяжел голод в земле Ханаанской. А теперь да поселятся рабы твои в земле Гошен”.

С горсткой людей ибо сказано: “Числом в семьдесят душ сошли отцы твои в Египет, а ныне Г-сподь, Б-г твой, сделал их, как звезды небесные по многочисленности”. “И стал там народом..”. Видно, что израильтяне были там отличены (стали нацией).

Большим и сильным.., ибо сказано: “И сыны Израиля расплодились, и размножились, и возросли, и усилились чрезвычайно, и наполнилась ими Земля та”. “…И многочисленным”, ибо сказано: “Быстрый рост, как полевому растению, Я даровал тебе. И ты множилась, росла и явилась в драгоценных украшениях; груди твои пополнели, волосы отросли, но ты была нага и непокрыта”.

И худо поступили с нами египтяне, и изнуряли нас, и возлагали на нас работу тяжкую” (11). “И худо поступили с нами египтяне..”., как сказано: “Давай перехитрим его, чтобы он не умножался, иначе, когда вспыхнет война, присоединится он к нашим врагам и будет воевать против нас и выйдет из этой страны”. “И изнуряли нас..”., как сказано: “И поставили над ним податных начальников, чтобы изнурять его тяжкими работами. И он построил фараону города запасов, Питом и Рамсес”. “И возлагали на нас работу тяжкую”, как сказано: “И поработили египтяне сынов Израиля каторжными работами”.

И возопил и мы к Г-споду Б-гу отцов наших, и Г-сподь услышал голос наш, и увидел бедствие наше, и страдания наши, и угнетение наше”. “И возопили мы к Г-споду Б-гу отцов наших”, как сказано: “И было спустя долгое время: умер царь египетский. И стенали сыны Израилевы от работы и вопили; и вопль их от работы поднялся к Б-гу” (12).

И Г-сподь услышал голос наш”, как сказано: “И услышал Б-г стенания их, и вспомнил Б-г завет Свой с Авраамом, Ицхаком и с Яаковом”.


Комментарии

 (7) А неспособному .задавать вопросы сам объясни, ибо сказано в Торе: “И скажи сыну твоему в тот день так — это ради того, что Г-сподь совершил для меня при выходе моем на Египта”.

Главная заповедь этой ночи — рассказать нашим детям о формировании еврейского народа и чуде выхода из земли Египетской. Сегодня мир как бы перевернулся: дети учат своих родителей иудаизму, показывают, как правильно проводить пасхальный Седер. Может, на это намекает Агада, говоря “Ты объясни ему” -о возможности получения еврейского образования нашими детьми и экзамене в день Седера, когда они расскажут нам, родителям, как надо правильно его проводить.

(8) Можно было подумать, что рассказ об Исходе следует начинать в начале месяца Нисана? Но в Торе разъяснено: “В тот день”. Если “в тот день”, то не в течение дня ля? Но ведь там добавлено “ради того”, то есть, когда перед тобою лежат маца и горькая зелень (в пасхальную ночь).

Седер, который мы готовим, чтобы освятить пасхальную ночь для того и существует, чтобы выполнить заповедь “И расскажи сыну твоему”. Нет никакого смысла, если мы будем только сидеть в кругу семьи в креслах и читать рассказ о выходе из Египта. Таким Седер и останется в памяти наших детей, когда они вырастут, как детская Агада , которая пробуждает приятные воспоминания о доме отца, но нет в ней ничего связанного с жизнью. Совсем не об этом говорит Тора в словах: “И расскажи сыну твоему”. О выходе из Египта не требуется вспоминать и рассказывать. Выход из Египта мы должны глубоко переживать, вкушая мацу. И с этой точки зрения нет в Седере никакого смысла, “кроме часа, когда маца и марор лежат перед тобой”. По правде говоря, в настоящее время демографическое положение еврейского народа в диаспоре критическое. И большинство родителей спрашивают самих себя, что надо сделать, чтобы передать ценности иудаизма нашим детям, чтобы они не рассеялись среди других народов, не ассимилировались с ними. Ответ есть в Агаде: “В час, когда маца и марор лежат перед нами”. Семьи, которые постоянно придерживаются традиций иудаизма благодаря старшему поколению, заслуженно оставляют после себя молодежь, продолжающую эти традиции. А семьи, в которых иудаизм — лишь только интеллектуальная привычка, не смогут передать традиции еврейского народа будущим поколениям. К сожалению, шумная жизнь улицы и чужеродное окружение “проникают” в дом, и целые поколения молодежи оказываются потерянными для еврейского народа навсегда.

(9) Сначала предки наши были идолопоклонниками, а теперь Вс-вышний приблизил нас к служению Себе.

От составителя Агады можно было бы ожидать несколько большей чуткости. Вообще говоря, нам даже неизвестно его имя. Почему же этот человек взялся рассказывать всему миру, нашим детям и внукам, о нашем великолепном происхождении: что дедушка наш — благословенна его память — был уважаемым идолопоклонником. Интересно! Аналогичное явление мы встречаем во время Скукота в Иерусалиме, когда когены, левиты и мудрецы Израиля собирались и веселились на празднике черпания воды. В Мишне, в трактате “Суккот” (51:72) рассказывается, что когда заканчивались танцы и веселье, когены приходили к воротам Храма, обращенным на восток, и в радости праздника черпания воды обращали они свои лица с востока на запад и говорили: “Предки наши, которые стояли на этом месте затылками к Храму и лицами к востоку, и поклонялись на восток, солнцу… А мы… Наши глаза обращены к Б-гу”. Раби Иегуда говорит: “Повторяли и говорили: мы для Б-га и для Б-га глаза наши”. Иными словами, песня, которую пели во время веселья праздника черпания воды, упоминала мрачный период в истории еврейского народа. Как рассказано у Йехезкеля, во время Первого Храма было неверующее поколение, и в Иерусалимском Храме когены поклонялись солнцу, и затылки их (когенов) были обращены к Храму и к Святая Святых. И хочется задать вопрос, зачем нам вспоминать из поколения в поколение об этих споткнувшихся, и именно во время наивысшей радости в Храме, о которой говорили наши мудрецы: “тот, кто не радовался на празднике черпания воды, не видел никогда праздника”. Когда в прошлом году в Суккот я был в Иерусалиме, около остатков нашего Храма — Стены Плача, открыл мне Вс-вышний глаза и нашел я ответ на этот важный вопрос. Представьте себе Храм в праздник Суккот. Десятки тысяч израильтян и пленников Галута пешком поднимаются к Храму. Все идут целыми семьями, дедушка, сын и внук, жены и дети. Наступает наивысший момент праздника — радость черпания воды. В Талмуде, в трактате “Суккот” (53:71) приводится описание этого веселья в конце периода Второго Храма. Хасиды начинают петь — “Счастливо наше детство, которое не осрамило нашу старость”. А сделавшие тшуву поют: “Счастлива наша старость, которая искупила наше детство”. О старом Гилеле рассказывали, что когда он веселился на празднике возлияния, он говорил: “Если я здесь, то все здесь. Если нет меня здесь, то кто здесь”. И так все слои общества и все семьи гордятся своим величием и своей духовной исключительностью. И вдруг откуда-то со стороны прорывается новый репатриант, впервые пришедший на праздник в Иерусалим. Он недавно приехал из государства тьмы. Он с трудом осознает, что он еврей, с трудом понимает, что такое Суккот и с трудом проталкивается в Храм. Он — однн-одинешенек, без семьи и родственников. Он спрашивает сам себя: как я вообще могу войти в Храм? Посмотрите, что такое еврейская семья! Посмотрите на этих хасидов, и посмотрите на меня! Этот человек в разочаровании и замешательстве, он почти готов уйти, чтобы никогда больше не вернуться к Храму. Мудрецы Израиля в мудрости своей предвидели возможность такого неприятного положения и поэтому постановили, что после окончания радости по поводу черпания воды, когда весь цвет Иерусалима радуется в Храме, и каждый, считавший ступени своего духовного подъема, получал народ и Вселенную, вспомнят все уважаемые хасиды и праведники, что предки их со спокойной душой занимались идолопоклонством на этом празднике. Они поклонялись идолам не под нажимом инквизиции или под давлением церкви, и оставили свои заповеди не из-за давления коммунистов. Наши многоуважаемые предки по своей собственной инициативе поклонялись солнцу в Храме, в самом сердце святого Иерусалима. Сразу же после оглашения этого факта наш одинокий евреи, естественно, почувствует себя уже не столь одиноким и не таким плохим и подумает, что он отнюдь не самый падший по сравнению со всеми остальными хорошими евреями, и у него тоже есть свой удел в Б-ге Израиля.

Более того. В Мишне, которую мы уже упоминали, написано, что предки наши говорили: “Мы для Б-га и для Б-га глаза наши”. Они затылками к Храму, зато мы обращаемся к Б-гу. По моему мнению, здесь есть еще информация для нашего еврея. Не Вс-вышний пришел с претензией к своим творениям. Не похож тот, кто родился в святом городе и получил еврейское воспитание в соответствии с принципами Торы, ради великолепия и процветания семьи, блистающей под сенью благословений традиций и веры, на того, кто рос на чужбине, под властью атеистов, который только и знает, что существует такое географическое название — Израиль — и больше ничего. Это очень важный отправной момент. Но гораздо более важно, куда идет сам человек. Предположим, что человек родился в самой святой среде, но по сути — затылком к Храму. Он идет в направлении, отдаляющем его от Храма. И есть тот, кто воспитывался в нищете, и знает очень немного, но глаза его — к Б-гу, и он стремится приблизиться к Нему и учится. И Вс-вышний в ответ смотрит на него с большой любовью, потому что “глаза в глаза увидятся они, когда вернется Г-сподь в Сион”. Также в пасхальной Агаде ее составитель не пренебрегает воспоминаниями, а напротив, говорит всем, собравшимся на Седер: не важно, откуда пришел еврей, что он знает и чего он не знает. Потому что всем нам известно, что идолопоклонниками были предки наши, но затем приблизил нас Вс-вышний, чтобы мы могли служить Ему.

(10) И это то, что поддерживало нас.

И вот, мы поднимаем здесь бокал вина и говорим: “И это то, что поддерживало нас”. Что “это”? Много комментариев есть но этому вопросу. Имеется безусловная связь между подниманием бокала вина и тем, что говорится. В некоторых комментариях сказано, что здесь имеется в виду кошерное вино и кошерная пища — то, что сохранялось на протяжении всего периода существования народа Израиля сотнями поколений евреев, не смешавшихся с другими народами и не ассимилировавшимися. Соблюдение законов кашрута создало добровольную стену между евреями и остальными. Это то, что помогло сохранить народ. Соблюдение Шаббата стало еще одним решающим фактором для осознания еврейской самоидентификации на протяжении тысячелетий изгнания. Задумайтесь на минутку: приближается Шаббат, и еврей должен непременно пойти в синагогу. И при этом, чтобы прибыть па молитву, нельзя воспользоваться ни пролеткой, ни лошадьми, ни машиной. Тогда что же делают? Очень просто: живут недалеко от центра общины, от синагоги. И так постепенно создается еврейская улица, еврейский квартал и еврейский мир. Сегодня, к сожалению, ассимиляция растет и усиливается, потому что подавляющее большинство еврейского народа не придерживается этой замечательной традиции соблюдения Шаббата и кашрута. Всевозможные замены, способные, по мнению еврейских руководителей, помочь сохранить народ Израиля в современном мире, как, например, визиты молодежи в Израиль, создание web-страниц в Интернете — все это даже в малой мере не может заменить влияния Шаббата и кашрута на еврейский дом, потому что “это то, что поддерживало нас”.

(11) И худо поступили с нами египтяне, и изнуряли нас, и возлагали на нас работу тяжкую.

Мудрецы, благословенна их память, учат нас, как понимать выражение “работа тяжкая”. Это означает, что египтяне давали мужскую работу женщинам, а женскую — мужчинам. Иными словами, они изменяли порядок мира для недостижимой и эфемерной цели — равноправия полов. На примере еврейских рабов египтяне воспитывали мир. Они хотели перестроить всю мировую культуру и изменить место мужчины и женщины в обществе. Это напоминает мне то, с чем я впервые встретился, приехав в Советский Союз в 1989 году. Одним из первых неизгладимых впечатлений был для меня тот перевернутый мир, который я здесь увидел. Сначала я заметил женщин, карабкающихся по строительным лесам. Они выполняли тяжелую физическую работу на строительстве зданий. С другой стороны, за рулем немногочисленных машин можно было видеть только мужчин. И здесь я вспомнил, про что говорилось в Агаде: “и возлагали на нас работу тяжелую”.

(12) И возопили мы к Г-споду, Б-гу отцов наших, как сказано: “И было спустя долгое время, умер царь египетский. И стенали сыны Израилевы от работы и вопили; и вопль их от работы поднялся к Б-гу”.

Евреям было запрещено жаловаться и молиться, и поэтому только со смертью фараона смогли они дать выход своим чувствам, воздавая дань траура умершему царю.