Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Об изучении Торы

Об изучении Торы

(«Путь Всевышнего», часть четвертая, глава вторая)

1.    Прежде всего, изучение Торы необходимо потому, что, минуя его, невозможно придти к действию, ведь если человек не знает заповедей, которые он должен исполнять, как он их исполнит?! Но кроме этого, изучение Торы имеет огромное значение для достижения человеком совершенства. Мы уже упомянули об этом кратко в четвёртой главе первой части, но теперь поговорим подробнее.

2.    Среди всех влияний, оказываемых Им, благословен Он, для нужд Творения, есть одно, наиболее возвышенное, суть которого самое важное и совершенное явление из всего того, что создано. Другими словами, это влияние обладает сущностью наиболее приближённой к истинной сущности Создателя, благословенно имя Его, и достоинством, максимально подобным Его достоинству. Это именно то, что дал Господь благословенно имя Его, созданиям от славы Своей и достоинства Своего. Однако, Создатель, благословенно имя Его, связал это влияние с особенным созданием, сотворённым Им ради этого — Торой. И полнота упомянутого влияния достигается двумя способами — произнесением1 и осмыслением [слов Торы]. Именно это объяснялось там, ведь Господь, благословен Он, соединил слова и фразы, составляющие Пятикнижие, а затем, книги Пророков и Писания, и связал с ними (словами) упомянутое влияние так, что когда эти слова произносятся в установленном порядке, то это влияние распространяется на произносящего, как с Б-жей помощью, будет объяснено далее. Также и при осмыслении этих слов, в соответствии с их истинным значением, на человека снисходит то же самое влияние.

Однако у этого влияния, как и у всех существующих влияний и явлений, есть несколько ступеней. И разные ступени этого влияния разделены между произнесением и осмыслением разных частей Торы, в соответствии с тем, как посчитала необходимым высшая мудрость. Произнесение одной части вызывает одну ступень влияния, а произнесение другой — другую. И то же самое в осмыслении. Однако нет ни одной части учения, которое, при соблюдении необходимых условий, не вызывало бы одной из ступеней влияния.

3.   Очевидно, что чем глубже осмысление, тем выше ступень влияния, которое она вызывает, и не сравнить того, кто понимает просто язык Писания, с тем, кто понимает его смысл, а также не сравнить того, кто понимает лишь поверхностный смысл, с тем, кто углубляется в него. И не сравнить того, кто углубляется немного, с тем, кто углубляется много. Вместе с тем, по милости Всевышнего, благословен Он, любое осмысление вызывает какую-нибудь из ступеней влияния, так, что любой понимающий удостоится получить соответствующую долю от этого великого влияния. А тот, кто вообще не достигнет понимания, а будет только читать, также обретет средство для получения небольшой дали этого влияния, и таким образом большинство евреев удостаиваются этого, одни больше, другие меньше.

4.    Но кроме этой иерархии, существующей для вознаграждения человеческих стараний в истинном размере, существует другая, в соответствии с необходимостью исправления Творения вообще, так что нет такой доли в этом влиянии, которая бы не исправляла и не восполняла какую-то часть всего Творения. Выходит, что тот, кто хочет исполнять перед лицом Всевышнего совершенную работу, должен заниматься по мере своих сил всеми частями Торы, дабы его исправление затрагивало все части Творения. И поэтому сказали мудрецы, благословенной памяти (Кидушин 30, А вода зара 19): «Всякий человек [должен] разделить дни свои2 на три части — треть для Писания, треть для Мишны и треть для Геморы». Здесь включены все части Торы, между которыми человек должен разделить своё время так, чтобы заниматься всеми и не оставлять ни одну из них. Однако объём занятий каждой из частей следует отмерять в соответствии с тем, что представляет собой каждый человек, и в соответствии с тем, что с ним происходит.

5.    Но изучение Торы должно сопровождаться следующими условиями: трепетом во время самого изучения и постоянным исправлением поступков. Так происходит потому, что вся сила Торы заключена именно в том, что Господь благословенный связал с ней Своё важнейшее влияние таким образом, что оно вызывается посредством произнесения слов и их осмысления. Не будь этого, высказывания связанные с Торой ничем не отличались бы от высказываний, связанных с любыми другими занятиями или высказываний в книгах о разных областях знаний, а осмысление [слов Торы ничем не отличалось бы] от осмысления разного рода реалий, существующих в природе, в которых нет ничего, кроме знаний о рассматриваемом предмете и посредством которых не происходит усиления достоинства и возвышенности в душе читающего — произносящего слова и понимающего их. И так же не происходит никого исправления Творения в целом. А суть влияния, о котором мы говорим — Б-жественна, более того, как мы говорили, оно — наиболее возвышенное из всего, что нисходит от Всевышнего — да будет Он благословен! — и достигает нас. И поскольку это так, очевидно, что человек должен бояться и трепетать, занимаясь Торой, ведь он предстаёт перед Господом Всевышним и вызывает великий свет, нисходящий на него от Всевышнего. Таким образом, он должен стыдиться своей человеческой низости, и дрожать из-за возвышенности Создателя. Он будет счастлив той долей, которой удостоился, но в трепете! Это значит, что он не будет легкомыслен, и будет относиться с почтением как к словам Торы, так и к книгам, он должен знать, пред Кем он стоит и пред Кем исполняет свою работу. Если человек ведёт себя таким образом, то значит, изучение его именно таково, каким ему следует быть, и с его помощью снизойдёт упомянутое влияние и усилится в нём Б-жественное достоинство, и последует исправление и свет всему Творению. Но если это условие не будет соблюдено, то оно не повлечёт за собой свет и будут его слова подобны всем остальным словам человеческим: его чтение, будет подобно чтению обычного письма, а мысли будут подобны обыденным размышлениям. Такое учение будет ему обвинением, ведь он приблизился к святому без страха и был легкомыслен перед лицом Создателя, когда говорил в Его присутствии и занимался святостью Его, благословен Он. Таким образом, важность учения и степень влияния, вызываемая им, будет соответствовать степени трепета и уважения ему оказываемого.

6.   Второе условие — это исправление поступков. Тому, кто хочет вызвать влияние, следует быть достойным и готовым для его низведения. Поэтому, если он оскверняет себя грехами и преступлениями, удаляя себя от Создателя и следуя в блуде за силами нечистоты, то будет о нём сказано: «А злодею сказал Б-г Всесильный — что [пользы] рассказывать тебе законы мои?» И так же сказали мудрецы, благословенной памяти (Хулин 133а): «Всякий, обучающий недостойного ученика, как будто бросает камень маркулису3». Очевидно, что изучение Торы таким человеком не вызовет ничего из упомянутого влияния.

Но тем не менее, мудрецы, благословенной памяти, открыли нам великую тайну — если бы злодеи не оставляли изучения Торы, они, в конце концов, возвращались бы к добру. Ведь несмотря на то, что они не в силах вызвать проявления чего-либо от Всевышнего, благословен Он, слова Торы сами по себе обладают святостью и занимающийся ими постоянно получает раз за разом какое-то пробуждение, подобное слабому сиянию. Но, в конце концов, это сияние возобладает над ним и вернёт его к добру. Именно об этом говорили мудрецы, благословенной памяти (Мидраш Эйха, птихта 2): «Лучше бы Меня оставили, а Тору Мою берегли, ведь свет, который в ней, возвращает к добру». Однако ясно, что это не сказано о том, кто занимается Торой ради насмешки или ради того, чтобы «выучить» нечто, противоречащее закону. Необходимо, чтобы человек занимался ею, по меньшей мере, с той же серьезностью, как занимаются науками.

7. Тот же, кто просветляет и освящает себя [добрыми] поступками, тот вызовет своим учением влияние, соразмерное той мудрости, которой он обладает, и чем больше будет его готовность к этому, тем больше будет значимость его учения. Тора древних мудрецов, в силу превосходства их готовности по сравнению с последующими поколенияими, венчала их великой силой и приносила им достоинство и значимость, какие мы не встречаем в последующих поколениях. Рассказывают о раби Йонатане бен Узиэле, что когда тот занимался Торой, птицы, пролетающие над ним, сгорали (Сука 28, Баба батра 134), а происходило это из-за невиданной силы Шхины, снисходящей на него благодаря его учению.

1 В оригинале - игайон, что обычно значит речь» мысли, произнесение. Но в более глубоком смысле это может означить логика, логический анализ. Автор, посвятивший первичному логическому анализу отдельные труды, такие как «Дерех твуна» («Путь понимания», см. настоящий сборник), а также «Сефер а-игайон» («Книга логики»), имеет ввиду, что изучение Торы включает в себя, прежде всего, тщательный логический анализ текста, а затем его глубокое осмысление, выходящее за пределы обычных способов логического анализа.

2 То есть время.

3 Маркулис-древний божок, служение которому производилось посредством бросания в него камней. Человек, бросающий в маркулис камень, может считать, что тем самым он выражает протест или пренебрежение, однако, на самом деле, таким действием он служит этому идолу. То же самое относится к учителю, обучающему недостойного ученика: он полагает, что исполняет заповедь, хотя на самом деле совершает преступление.