Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Часть четвертая

Часть четвертая

До сих пор мы объясняли, как понимать каждое высказывание в отдельности. Теперь объясним то, что можно понять из сочетания одних высказываний с другими. С точки зрения сочетания и отношения высказываний они делятся на шесть видов: «подобные», «альтернативные», «противоположные», «зеркальные», «перевёрнутые» и «удалённые».

Подобные, это два высказывания, которые сообщают некое свойство одному и тому же предмету, но различаются способом высказывания и порядком речи, или сообщают одно и то же или два подобных свойства двум подобным предметам или два подобных свойства одному предмету. Например, когда сказано (Ктубот 36б): «Раби Йегуда и раби Доса сказали одно и то же. Раби Йегуда, то, что сказано [выше], раби Доса — там, где учат: “Пленённая [ест] труму”»24. Как видишь, хотя они произносят разные слова, мысль, которую они выражают — одинакова. И так же, когда сказано (Псахим 82б): «Раби Йоханан бен Брока и раби Нехемия сказали одно и то же...», и завершается там [высказывание словами]: «Траур подобен “после возлияния”»25. Как видишь, хотя два этих закона не одно и то же, тем не менее, они подобны.

«Альтернативные», это два высказывания, сообщающие одному предмету два альтернативных свойства», или одну свойство двум альтернативным предметам. Например (Ктубот57а): «Раби Тарфон говорит: “Дают ей всё трумой”, раби Акива говорит — “Половина обычными (плодами), половина трумой”26».

«Противоположные» высказывания подтверждают или отрицают одно из свойств предмета. Например (Явамот 50а): «Рабан Гамлиель говорит: “Нет гета после гета, но есть маамар после маамара». Однако для того, чтобы высказывания можно было назвать противоположными, необходимо, чтобы речь шла об одном свойстве одного предмета и оба должны иметь отношение к одному и тому же времени, одному и тому же месту, в самом простом понимании без каких-либо добавок и переносных смыслов. Пояснение, например, высказывания (Шабат 57а): «Не выйдет женщина ни в тотефет, ни в санбутин27» и высказывания «выходит женщина в тотефет и в санбутин» не являются противоположными, поскольку в одном из них речь идёт о том, когда эти украшения не пришиты, а другом, когда они пришиты. И так же там (Шабат 57а), высказывания «и не в кобуле» и «выходит в кобуле» не являются противоположными, поскольку они не относятся к одному и тому же месту: одно о ргиут а-рабим (владении многих), а другое — о дворе. И так же во всех остальных упомянутых условиях. Таким же образом высказывание (Эрувин 102б): «И если так — обязан принести хатат (повинную жертву)» не является противоположным по отношению к высказыванию (Рош а-шана 29б): «Ткия в шофар и извлечение хлеба (из печи) не являются работой», поскольку в первом случае ткия — это установка оси (штыря дверной петли) в предназначенное для него отверстие, а во втором — трубление28 в шофар.

Также необходимо знать, что среди противоположных высказываний встречаются абсолютно противоположные, то есть диаметрально противоположные, а есть не совсем противоположные, но, тем не менее, исключающие друг друга, они называются «противоречащими». Два общих или частных высказывания, одно из которых утверждает, а другое — отрицает некое свойство в каком-то предмете, абсолютно противоположны. Например (Шабат 124а): «Все инструменты29 можно брать, как в случае необходимости, так и без неё. Раби Нехемия говорит: “только в случае необходимости”»30. Два приведённых высказывания абсолютно противоположны31, поскольку оба они общие. Высказывания «Раби Элиезер говорит: “(Фитиль из ткани, который скручен, но не обожжён), - нечист32, и его не зажигают”. Раби Акива говорит: “Он чист, и его зажигают”» (Шабат 28б) — так же абсолютно противоположны, поскольку оба — частные. Однако высказывание (там 766): «И присоединяются друг к другу, поскольку размеры их одинаковы, за исключением кожуры» и высказывание «раби Йегуда говорит: “кроме кожуры чечевицы”», являются не абсолютно противоположными, а лишь противоречащими. Поскольку первый мудрец говорил обо всех видах кожуры, что они не присоединяются к еде33, а раби Йегуда говорил только о кожуре чечевицы, что она присоединяется к еде. Таким образом, высказывание первого мудреца — общее, а раби Иегуды — частное, и раби Йегуда согласен с первым мудрецом в отношении всех остальных частных случаев, входящих в его обобщение.

И ещё необходимо знать, что точно так же, как высказывания противоположны, когда они говорят об утверждении и отрицании, они противоположны, когда говорят о двух понятиях, смысл каждого из которых заключается в отрицании другого. Например, слова тоже (нечистый ритуально) и таор (чистый ритуально) — противоположны, поскольку смысл слова тпаме (нечист) — это отрицание понятия таор (чист), а смысл чистоты, это отрицание нечистоты. Однако следует знать, что бывают противоположные понятия, между которыми существует середина, и между которыми нет середины. Например, между понятиями томе и таор, асур (запрещено) и мутар (разрешено) нет середины, а между понятиями ргиут (право) ихова (обязанность), есть середина —мицва (заповедь).34

Ещё бывают высказывания, когда одно из них является просто зеркальным отражением другого. То есть то, что в одном из них является предметом, в другом является свойством, а то, что в первом — свойство, в другом — предмет. Например, когда сказано (Иерусалимский Талмуд, Шабат 13:3): «Раби Иона говорит: “Преступление не может быть заповедью”. Раби Йоси говорит: “Заповедь не может быть преступлением”». В первом случае преступление — предмет, а заповедь — свойство, а во втором — наоборот. Однако эта зеркальность может существовать в трёх вариантах. Первый — когда изменяется порядок, то есть предмет и свойство, но остаётся неизменной «количественная» характеристика высказывания, то есть если оно было общим, то и осталось общим, если было частным, то осталось частным. И так же общий смысл высказывания [остаётся неизменным], то есть, если оно было утверждающим, то остаётся утверждающим, а если отрицающим, то останется отрицающим. Например, два упомянутых высказывания: «преступление не может быть заповедью» и «заповедь не может быть преступлением». Второй, когда меняется порядок и «количественная» характеристика высказывания, но общий смысл сохраняется. Например, высказывание (Явомот 66а): «Всякий, который не ест сам, не может позволить есть другому35» и высказывание «Бывает, такой, что он не позволяет есть и не ест сам» — одно из них общее, а другое частичное. Третий, когда меняется порядок и общий смысл. А количественная характеристика остаётся неизменной. Например, «Всякий, кто ест сам, позволяет есть другому» и «Всякий, кто не позволяет есть другому, не ест сам».

Перевёрнутые, это такие высказывания, предметы и свойства которых противоположны друг другу так, что смысл обоих высказываний оказывается одинаковым. Например, «Всякий, кто ест сам, позволяет есть другому, всякий, кто не ест сам, не позволяет есть другому». А высказывания, не имеющие друг к другу никакого отношения, называются «удалёнными».

24 Раби Йегуда сказал: «Пленница, которая выкуплена, сохраняет свою святость» (мишна в трактате «Ктубот»). Речь идёт о попавшей в плен, а затем выкупленной, девушке: раби Йегуда считает, что за её изнасилование на преступника налагается обычный штраф, как и в аналогичных случаях со всеми остальными девственницами. Следовательно, раби Йегуда считает, что факта пребывания в плену недостаточно для того, чтобы быть уверенным, что эта девушка уже подвергалась насилию. Раби Доса говорит о дочери казна (священника), статус которой позволяет ей есть труму, запрещённую всем, кроме священников и членов их семей, однако, связь с неевреем или кем-либо, за кого ей запрещено выходить замуж, «оскверняет» дочь священника и лишает её права есть труму. Говоря о том, что побывавшая в плену дочь священника сохраняет право есть труму, раби Доса, фактически, сообщает нам то же самое, что и раби Йегуда - одно только пребывание в плену не позволяет нам быть уверенным в том, что девушка подверглась насилию.

25 Для объяснения этого отрывка потребуется несколько предисловий, прежде всего мишна в трактате Псахим (82а): «Песах (пасхальная жертва), который (после того, как его зарезали) вышел (за пределы стен Иерусалима, что делает его непригодным для еды) или осквернился (потерял ритуальную чистоту, например, из-за того, что коснулся нечистой вещи, что тоже запрещает его принимать в пищу) - сжигается сразу. Если же осквернился его хозяин (человеку в ритуальной нечистоте запрещено есть мясо жертв) или умер - пусть потеряет форму (то есть, в таком случае, нельзя сжигать жертву сразу, а необходимо выждать время, чтобы он «потерялял вид») и сжигается ночью 16-го. Раби Йоханан бен Брока (спорит со вторым законом и) говорит: "И этот тоже будет сожжён сразу"». Мы видим в мишне спор о ситуации, когда пасхальная жертва не может быть съедена не потому, что она сама стала непригодной для еды, а по внешним причинам, например, если умер хозяин этой жертвы (пасхальную жертву может есть только хозяин). Автор первого фрагмента мишны считает, что поскольку в самой жертве нет изъяна, нельзя сжигать её сразу, а следует ждать, пока она не потеряет пригодность. Раби Йоханан бен Брока считает, что нет разницы, и в любом случае жертва сжигается сразу. Затем, в Геморе возникает новое разногласие по поводу этого спора. Говорит Гемора: «Спор, только в том случае, если хозяин осквернился перед возлиянием (крови на жертвенник, основной момент жертвоприношения), когда мясо не стало пригодным для еды (как уже говорилось, есть мясо пасхальной жертвы может только хозяин, таким образом, если хозяин был нечист уже на момент жертвоприношения, то есть возлияния крови на жертвенник, принесённая жертва изначально была не предназначена в еду), что делает это подобным тому, когда сама жертва непригодна. И только в таком случае Раби Йоханан бен Брока разрешает сжигать сразу, поскольку статус жертвы такой же, как если бы она сама была осквернена. А если хозяин осквернился после возлияния, когда мясо стало пригодным для еды, по всем мнениям сама по себе эта жертва пригодна; она стала непригодной по другим (внешним) причинам и требует "потери формы", то есть Раби Йоханан бен Брока не спорит, что перед уничтожением жертвы следует дождаться потери её формы, раби Йоханан - мудрец Геморы, спорящий с предыдущим мнением I сказал: "Так же и после возлияния спор"». Далее Гемора говорит, что в этом споре раби Йоханан продолжает точку зрения, высказанную в другом месте: Сказал раби Йоханан: «Раби Йоханан бен Брока и раби Нехемия сказали одно и то же: раби Йоханан бен Брока то, что уже сказано (то есть имеется ввиду высказывание уже приведенное в процитированной в начале мишне, ведь по мнению раби Йоханана 'так же и после возлияния спор", то есть жертву нужно сжигать сразу, независимо от того, когда осквернились хозяева, до возлияния крови на жертвенник, или после), а какое высказывание раби Нехемии имеется ввиду? - То, которое учили: 'Раби Нехемия говорит: из-за траура она (повинная жертва - хатат) была сожжена, и поэтому сказано: "Как это..." (Ваикра 10:19)"» - речь идёт о повинной жертве, которая была сожжена первосвященником Аароном сразу, не дожидаясь, пока она «потеряет форму». Говорит раби Нехемия, что жертва эта была сожжена из-за смерти сыновей Аарона, так как человек, у которого умер близкий родственник, до его похорон находится в статусе, не позволяющем ему есть мясо жертв. Это объясняет Аарон обращаясь к Моше рабейну: «Случилось со мной как это (такое, то есть смерть сыновей)» (см. там). Мы могли бы подумать, что раби Нехемия считал, будто сыновья Аарона умерли до возлияния, и непонятно, почему раби Йоханан считал, что точки зрения раби Нехемии и раби Йоханана бен Брока совпадают. Объясняет Гемора далее: «А ведь несчастье (смерть близких) подобно [осквернению] "после возлияния"». Поскольку основное предназначение жертвы хатат, в отличие от пасхальной, это не еда, а искупление греха, хатат, который нельзя есть из-за несчастья, подобен пасхальной жертве, хозяева которой осквернились после возлияния. Таким образом, невозможность еды, даже если это случилось до возлияния, является «внешней» причиной непригодности этой жертвы и из-за этого она не может считаться непригодной сама по себе. И, тем не менее, раби Нехемия считал, что именно по этой причине - из-за траура - жертву сожгли сразу. Отсюда мы видим, что по его мнению также пасхальную жертву, хозяева которой осквернились после возлияния следует сжигать сразу, не дожидаясь «потери формы». Это позволяет нам считать, что высказывания раби Нехемии и раби Йоханана бен Брока подобны, так как суть их одна: несмотря на то, что причины непригодности жертвы внешние, её сжигают сразу.

26 Спор идёт о том, каким образом получает положенное ей пропитание невеста коэна, если он не женился на ней в установленный срок. Раби Тарфон считает, что коэн имеет право выплатить ей всё причитающееся пледами трумы, а раби Акива - только половину.

27 Виды женских украшений.

28 Здесь игра слов, поскольку одно и то же слово ткия, может значить и «воткнуть», и «трубить» (в духовой инструмент), однако, очевидно, что по отношению к духовому инструменту это слово употребляется не в простом, а переносном значении, и именно это имеет ввиду автор, когда выше говорит о том, что противоположные высказывания должны быть противоположны «в самом простом понимании без каких-либо добавок и переносных смыслов».

29  Перевод не совсем точный: в оригинале использовано понятие келим, включающее и посуду и одежду, то есть всю совокупность предметов, созданных человеком для определённого использования.

30  Раби Нехемия считает, что в Шабат, разного рода келим можно перемещать только ради использования по их прямому назначению. Например взять молоток для того, чтобы колоть орехи (это разрешённая в Шабат работа) называется «необходимостью», а переместить его ради освобождения места «необходимостью» не является.

32  В отношении допустимости брать предметы без необходимости.

33 То есть принимает ритуальную нечистоту - гпуму.

34 То есть кожура не считается при подсчёте количества еды.

35 Речь идёт о специфическом языке мудрецов. Ясно, что любая хова, то есть обязанность, является таковой, потому что это заповедано, то есть является заповедью - мицвой. Однако, есть три степени обязанности по отношению к какому-либо действию, и на языке мудрецов эти степени разделяются так: рилут (право) имеет отношение к тем действиям, совершать которые человек не обязан, и если он не совершит их, к нему нет претензий, а если совершит, это не является заслугой. Хова (обязанность), имеет отношение к тем действиям, которые человек обязан исполнить. Так что если он не исполнит их, то к нему есть претензия, а если исполнит - это его заслуга. Когда же, по отношению к обязанности совершать какое-либо действие мудрецы говорят, что это мицва, они не имеют в виду что это просто заповедь, ведь обязанность (хова) - тоже заповедь. Более того, большинство заповедей - именно обязанности. Говоря мицва мудрецы сообщают нам, что за неисполнение этого действия к человеку не будет претензий, однако, это и не ршут, поскольку, если человек совершит упомянутое действие, то это будет засчитано ему в заслугу.