Ноябрь 2017 / Хешван 5778

11. Мевашель - варить

11. Мевашель - варить

При сооружении Мишкана пользовались краской, для этого надо было варить красители. Суть этой мелахи - термическая обработка пищевого сырья для того, чтобы сделать его в достаточной мере съедобным. Во время термической обработки оно размягчается или, наоборот, становится более твердым. Так, мясо мы размягчаем варкой, а яйцо делаем более твердым.

С точки зрения Торы, нет существенной разницы между приготовлением пищи на открытом огне, электроплитке или предметах, разогретых на огне, например, сковороде[1]. Запрещено не только варить, но также жарить и печь. Поскольку все названные виды работ отличаются друг от друга только способом передачи тепла: варят в кипящей воде, жарят на углях или в гриле, пекут в печке или духовке, - и все эти различия не столь существенные, то принято объединять их в один класс, ав мелаха, из которого можно получить другие производные работы.

Пример такой производной работы, толада, - термическая обработка материалов, не являющихся пищевыми продуктами: плавка металла, размягчение воска и т.п.

Так как в процессе варки взаимодействуют два компонента - пища и источник тепла, сначала рассмотрим каждый из них по отдельности.

Алаха различает между невареной, частично сваренной и полностью сваренной пищей. Объяснять, что такое невареная пища не надо. Что касается продукта, частично сваренного, то им Талмуд считает еду, готовую ровно на столько, что ее может съесть человек, у которого нет времени ждать, когда пища хорошо проварится. В Талмуде такая стадия называется "пища Бен-Друсая" - по имени знаменитого в ту эпоху разбойника, настолько нетерпеливого, что ему приходилось постоянно питаться плохо проваренной пищей. (Существует спор между комментаторами Талмуда о том, какая степень готовности имеется в виду, когда мы говорим о недоваренной пище: она стояла на огне треть необходимого времени или половину. И алаха учитывает оба мнения лехумра.)

Различия между вареной и недоваренной пищей учитываются при рассмотрении ряда важных вопросов. Например, можно ли варить в Субботу уже сваренную, готовую пищу? Иными словами, считается ли подогревание уже сваренной пищи мелахой? Если вспомнить основной принцип, заложенный в определении мелахи, ответ становится понятным: когда пища полностью готова (т.е. прошла все необходимые стадии разогрева и варки), нельзя сказать, что ее дальнейшее пребывание на огне представляет собой некое созидание. Ничего принципиально нового в этой пище уже не появится. Размягчившись, она приобрела вкусовые качества в достаточной степени, чтобы попасть на субботний стол, так что все дальнейшие в ней изменения, даже в лучшую сторону, уже не столь существенны. Действия же, в которых отсутствует созидательный элемент преобразования мира, мелахой не считаются. Следовательно, подогрев вареной пищи не может рассматриваться как варка.

Однако, если еда сварена только частично, т.е. доведена до стадии "пищи Бен-Друсая", ее дальнейшая термическая обработка в Субботу запрещена Торой. И хотя встречаются люди, способные довольствоваться таким полуготовым блюдом, для большинства оно все же слишком сырое и несъедобное. Поэтому дальнейшее его размягчение - до тех пор пока еда не станет пригодной для всех - считается варкой.

Отсюда выводим важное следствие: варить жареную пищу в Субботу нельзя, даже если она прожарилась до полной готовности. Ибо варка в воде или тушение приведет к существенным изменениям в любом виде еды, даже прожаренном[2]. Поэтому варка любой пищи, кроме уже сваренной, - это мелаха: запрещено варить то, что уже испечено. Также нельзя жарить вареное или печеное блюдо.

Все сказанное верно по отношению к твердой пище. Но для жидкости Талмуд ввел другое определение: она считается "сваренной", если доведена до температуры, когда, дотронувшись до нее пальцами, мы инстинктивно их отдернем; в иврите такое состояние называется - яд-соледет ("рука отдергивается" назад). Не проводите опытов над собственной рукой: комментаторы Талмуда указали, что имеется в виду определенная температура, которая соответствует принятым ныне 43 градусам. Поэтому, несмотря на то, что многие предпочитают пить более горячие напитки[3], жидкость, нагретая до этой температуры, считается "сваренной" - и лишь по той причине, что для многих это вполне приемлемая температура для чая или кофе.

Теперь вернемся к нашему вопросу: запрещена ли повторная варка жидкой пищи в Субботу? На первый взгляд, разогревая уже сваренный суп, мы не способствуем появлению у него никаких кардинально новых качеств, а значит, как и в случае с твердыми продуктами, мелахи здесь нет. И все же ряд комментаторов Талмуда утверждает, что разогревание - это интегральная часть варки жидкостей, чего нельзя сказать о твердой пище. И действительно, охлажденный суп сохраняет все вкусовые качества, полученные им в результате варки; единственное, что он потерял, - это свое тепло. Но тепло - важный компонент (не едим же мы холодный мясной суп). Поэтому повторный нагрев жидкости до критической, 43-градусной температуры может рассматриваться как варка, пусть даже эта варка будет повторной.

Но так считает только ряд комментаторов. Крупнейшие авторитеты ашкеназского еврейства традиционно придерживаются первого взгляда на варку пищи, при котором нет различий между твердой едой и жидкой. И все же, "устрожая" (лехумра), принято брать в расчет также и второе мнение - не допускать повторного нагрева уже сваренной жидкой пищи, - правда, так ведут себя только с остывшей жидкостью. Другими словами, если сваренный суп еще не окончательно остыл, то его можно разогреть в Субботу! Это не будет считаться запрещенной варкой. Но что понимается под термином "не окончательно остывший"? Так говорят о супе, от которого не откажется даже тот, кто обычно предпочитает более горячую пищу, но сейчас "сойдет и этот". Впрочем, и в этом случае разрешен далеко не всякий способ подогрева; об этом поговорим ниже.

До сих пор речь шла о разных видах пищи. Теперь перейдем ко второму компоненту, участвующему в процессе варки, - источнику тепла. Уже упоминалось, что таким источником может быть не только огонь, но и предметы, разогретые на огне, и в первую очередь - горячая вода. Когда можно сказать, что в горячей воде происходит варка, а не простое нагревание? Алаха дает следующую классификацию степени нагрева (говоря, впрочем, не о воде, а о сосуде, в который вода налита):

- Первый сосуд[4], стоящий на огне. ("Первый сосуд" - на иврите кли-ришон.) Вода в таком сосуде, безусловно, обладает способностью варить любой продукт, в нее помещенный.

- Первый сосуд, только что снятый с огня. (Иногда его называют просто первым сосудом, кли-ришон). Несмотря на то, что тепло от источника уже не поступает, в таком сосуде тоже может происходить процесс варки, поскольку его нагретые стенки не позволяют содержимому быстро охладиться. И только при температуре ниже 43° считается, что варка прекращена.

- Струя из первого сосуда. Горячая жидкость (не ниже 43°), выливаемая из кли-ришон, даже снятого с огня, обладает ограниченной способностью варить тот пищевой предмет, на который она льется. Слово "ограниченность" означает, что процессом варки затронута только поверхность продукта.

- Второй сосуд. (На иврите - кли-шени). Это такой сосуд, куда перелили жидкость из кли-ришон. Пока температура воды в нем не упала ниже 43°, она в состоянии варить легковаримые продукты. Есть мнение, что при температуре обжигающего тепла (яд-нихвет) второй сосуд способен варить любые продукты; однако, в отличие от яд-соледет, мы не знаем точно, какая температура по шкале Цельсия здесь имеется в виду. (Некоторые авторитеты утверждают, что, если можно удержать руку хотя бы несколько секунд, такое тепло нельзя назвать "обжигающим".)

- Струя из второго сосуда имеет тот же статус, что и сам кли-шени.

- Третий сосуд. (На иврите - кли-шлиши.) Так называется сосуд, куда перелили жидкость из кли-шени. Мнения относительно способности воды, в него заключенной, разделились. Одни утверждают, что она варить не может. Другие говорят, что нет принципиальной разницы между кли-шени и кли-шлиши; т.е. пища, которую, несмотря на свои холодные стенки, способен варить второй сосуд, сварится и в третьем. Впрочем, принято считать, что в одном пункте третий сосуд все же уступает второму: для него не "работает" правило обжигающего тепла, поскольку обычно температура в нем опускается ниже этого уровня.

Теперь мы можем, соединив оба компонента - виды пищи и степень ее нагрева, вывести практические законы варки в Субботу.

Очевидно, что не только сырую, но и частично сваренную пищу нельзя ставить в Субботу на огонь, ибо это равносильно варке! Более того, даже горячую и полностью готовую пищу нельзя ставить на огонь, хотя процесса варки в этом случае и не произойдет. Причина: мудрецы запретили действия, походящие на варку, а потому способные ввести несведущих людей в заблуждение.

В самом деле, представьте себе, что на первой стадии вашего знакомства с законами иудаизма вы приглашены в семью, соблюдающую Субботу. И вот на ваших глазах хозяйка достает из холодильника котлеты и ставит их на зажженную плиту. Скажите, вы отметили бы различия между варкой и подогревом уже готовой пищи? Конечно, нет. Скорее всего вы бы опрометчиво решили, что в Субботу разрешено варить или, по крайней мере, жарить. По этой причине мудрецы и запретили ставить на огонь в Субботу любые виды пищи.

Можно подогреть твердую или жидкую вареную пищу - но не остывшую - на радиаторе домашнего отопления (остывшую нельзя даже на радиаторе): опасаться чужого непонимания здесь не надо, поскольку на радиаторах обычно никто не варит.

Употребляя ту же логику, можно было бы предположить, что на специальную плату, предназначенную не для варки, а для поддержания тепла, разрешено в Субботу положить готовую пищу. Тем не менее, большинство авторитетов такого разрешения не дает.

Можно подогреть твердую вареную пищу, положив ее на крышку кастрюли, которая стоит на огне или плате - ведь на варку это не похоже.

Разрешается поставить любую пищу, даже невареную, около огня (не на огонь, а именно около него) - для того чтобы подогреть ее или разморозить. Единственное требование - ставить надо на достаточном расстоянии, чтобы она не смогла нагреться до критической температуры.

Но вблизи источника тепла, при котором температура может достичь критической, разрешено ставить только вареную пищу; причем твердую пищу - даже в холодном виде, или жидкую - только если она еще не остыла. Все другие продукты нельзя ставить рядом с огнем или нагревателем даже на короткое время - из-за вполне обоснованного опасения, что мы забудем убрать их вовремя и они нагреются до температуры варки. Это правило верно и для рассмотренного случая, когда твердую пищу кладут на крышку кастрюли, стоящей на огне.

При серьезной необходимости можно поставить сосуд с холодной вареной жидкостью вблизи огня при условии, что его отставят в сторону раньше, чем вода нагреется до 43° (например, когда нет другой возможности подогреть молоко для младенца). Но вот сырое молоко подогревать таким образом нельзя. (О пастеризованном молоке речь пойдет ниже.)

В кли-ришон, стоящий на огне, нельзя класть ничего, в том числе уже сваренную до полной готовности пищу. Такое действие подобно тому, как если бы мы поставили эту пищу прямо на огонь. А значит, оно вполне напоминает варку и может ввести в заблуждение несведущих людей.

Тора запретила в Субботу любые действия, если они убыстряют процесс варки или способствуют качественному улучшению этого процесса. По той же причине, если мы сняли крышку с кастрюли с недоваренной пищей, стоящей на огне, нельзя будет накрыть ее снова. Нельзя помешивать недоваренную пищу, находящуюся в первом сосуде, даже если он не стоит на огне (пока температура не упала ниже 43°), поскольку это убыстряет варку. Мудрецы, возводя ограду вокруг закона, запретили помешивать содержимое кастрюли, даже если пища полностью готова, так как иногда мы можем ошибиться и принять неготовую пищу за готовую. Кроме того, они запретили вынимать пищу ложкой или половником из стоящей на огне кастрюли. Поэтому, для того чтобы разложить жаркое по тарелкам, надо снять кастрюлю с огня. (Можно ли затем вернуть ее на плиту, выясним ниже.)

В кли-ришон, снятый с огня, температура которого выше критической, нельзя помещать сырую или недоваренную пищу, а также вареную жидкость, если она совсем остыла. Однако можно положить в него готовую еду: жидкую - в теплом виде, а твердую - даже в холодном. Как мы уже выяснили, разогревание таких продуктов не считается варкой. Заметьте, что "ограды" мудрецов здесь тоже нет, так как они запретили только те действия, что напоминают варку, а в кастрюле, снятой с огня, согласитесь, варить не принято. (Хотя с алахической точки зрения в ней, безусловно, может происходить процесс, определяемой Талмудом как варка.)

Теперь о струе, текущей из кли-ришон: она, безусловно, способна обварить любую пищу, на которую льется. Поэтому правила, к ней относящиеся, полностью совпадают с правилами, рассмотренными нами для пищи в кли-ришон, снятого с огня.

Желательно не лить горячую воду из первого сосуда на продукты, легко растворяемые в воде, такие как соль, сахар, суповой концентрат, растворимый кофе, порошок какао. Причем ограничение работает, несмотря на то что перечисленные продукты подверглись термической обработке в процессе производства, т.е. к ним, казалось бы, запрет варки не относится, по крайней мере, согласно изложенным выше правилам. Объяснение состоит в том, что, по ряду мнений, эти продукты, растворяясь в воде, приобретают статус жидкостей, а нагрев вареных жидкостей, как мы знаем, запрещен после того как они совершенно остыли. Правда, по мнению других авторитетов - и их большинство - растворимые продукты типа соли и сахара никогда не теряют статус твердой вареной пищи. Поэтому в начале абзаца мы и воспользовались словом "желательно". И еще одна деталь: желательно не добавлять кипяток из первого сосуда в чашку, в которой уже растворены кофе и сахар[5].

Обратите внимание. Среди примеров растворимых продуктов мы назвали кофе растворимый, но не молотый. Для последнего слово "желательно" не подходит. Нерастворимый кофе в процессе производства не варится, а обжаривается. Поэтому на него распространяется запрет варки в Субботу. Вывод: обдавать его кипятком нельзя ни в коем случае!

В алахической литературе обсуждается вопрос: каков статус половника, которым зачерпнули жидкость из первого сосуда? Считается ли он уже вторым сосудом или приравнивается к первому? Очевидно, что, если половник продержали в кастрюле достаточно времени для того, чтобы он сам нагрелся, его следует рассматривать как кли-ришон, главное свойство которого состоит в том, что его нагретые стенки не дают содержимому быстро остыть. В таком случае статус такого половника - кли-ришон, первый сосуд. Но если половник пробыл в кастрюле недолго, то ответ весьма спорен. Все же, "устрожая", мы рассматриваем его и в этом случае как первый сосуд. Резюмируем: те виды пищи, которые нельзя обдавать кипятком из первого сосуда, нельзя обливать и из половника, которым черпают из первого сосуда.

Можно налить немного кипятка из первого сосуда в большое количество холодной воды так, чтобы она не нагрелась до критической температуры. Разрешен и обратный процесс: смело наливаем большое количество холодной воды в кли-ришон, снятый с огня. Правда, воду при этом надо лить не понемногу, а сразу всю, чтобы первые капли холодной воды не успели нагреться до 43°.

В кли-шени[6] можно помещать любую пищу, сваренную до полной готовности (в том числе и остывшую жидкость), несмотря на то что она может нагреться до критической температуры. Мы помним, что, исходя исключительно из "устрожения", мудрецы запретили нагрев такой жидкости в кли-ришон. Так вот, в случае с кли-шени, вторым сосудом, который обладает ограниченной способностью варить, оснований для "устрожения" нет. И тем более у нас нет повода вести себя "строго", когда речь идет о продуктах, упомянутых выше: сахар, кофе, какао, соль. Что касается любимого напитка миллионов, то доливать молоко в кофе разрешается, поскольку сегодня мы пьем пастеризованное молоко, а оно считается сваренным, хотя на молочной фабрике его и не доводили до кипения.

С сырой пищей дело сложнее, так как второй сосуд, как мы отметили, вполне способен варить многие виды продуктов, пока температура в нем не упала ниже 43°. Проблема в том, что мы не можем дать точного определения видам пищи, входящим в эту группу, а поэтому разрешено помещать во второй сосуд только те виды пищи, о которых достоверно известно, что они там не варятся; их упоминает Талмуд: вода, растительное масло и некоторые специи, прибавляемые для вкуса. Впрочем, есть продукты, о которых, наоборот, достоверно известно, что они варятся во втором сосуде. Так Талмуд упоминает очень соленую рыбу, которая становится съедобной только после промывания в теплой воде. Комментаторы на основе практического опыта добавляют к списку "легко варящихся" продуктов сырые яйца и чайные листья. Важное замечание: поскольку существует мнение, что нет принципиальной разницы между вторым сосудом и третьим (между кли-шени и кли-шлиши), не следует помещать названные продукты -яйца и чай - в третий сосуд до тех пор, пока температура не упадет ниже 43°. Тем более нельзя обливать их горячей водой из кли-шени.

Известно, что пища, состоящая из кусков (таких как шницель или цельный картофель), способна хранить тепло долгое время. И не исключено, что она может вызвать варку соприкасающихся с ней продуктов. Поэтому некоторые авторитеты склонны рассматривать пищу, состоящую из кусков, как кли-ришон, даже если ее переложили в кли-шени или кли-шлиши. И хотя с ними не все согласны, принято, "устрожая", считаться с их мнением. На практике это означает, что не следует выкладывать кусок горячего мяса на влажную тарелку из горячей кастрюли или класть совсем рядом с этим куском салат из свежих овощей.

Но вот кетчупом горячее мясо полить можно, поскольку этот вид приправы подвергается варке в процессе производства. Правда, кетчуп - он холодный, а мы уже знаем, что нагрев охлажденной вареной жидкости рассматривается как варка. Но это только хумра, "устрожение" закона. А теперь вспомним: то, что мы рассматриваем кусок мяса как первый сосуд, - это тоже хумра. Так вот, как правило, в алахе не принято учитывать два "устрожения" по одному поводу. Отсюда - нам разрешено поливать горячее мясо холодным кетчупом.

По той же причине можно положить кусок горячего мяса или картошки в остывший суп.

Многие авторитеты разрешают положить сливочное масло, сбитое из пастеризованного молока, на горячий картофель, но с этим не все согласны. И вне всякого сомнения, не запрещено солить горячие куски, так как используемая нами столовая соль варится в процессе изготовления.

Теперь давайте проделаем сложное практическое упражнение - приготовим стакан чая в Субботу. Кажется, что может быть проще! Но не будем торопиться.

Начнем по порядку. Очевидно, что нельзя использовать для заварки чайные листья или готовые пакетики расфасованного чая. Причина: их нельзя положить в кли-шени. Правда, некоторые авторитеты разрешают положить их в кли-шлиши, в третий сосуд, но здесь стоит придерживаться более строгого мнения (к тому же, в третьем сосуде настоящий чай вряд ли получится: вода краску приобретет, но не будет ни вкуса, ни запаха). Стало быть, остается готовить заварку заранее, в канун Субботы. Но это еще не все. Заварка, по определению, вещь уже сваренная; правда, как правило, она охлаждена. А на холодную вареную жидкость, мы об этом уже знаем, нельзя лить горячую воду из первого сосуда; правда, ее можно налить во второй сосуд.

Вот мы и получили вполне приемлемый способ приготовления чая в Субботу. Сначала наливаем горячую воду из чайника, стоящего на плите, в сухой стакан, а затем добавляем готовую заварку и сахар. Некоторые авторитеты разрешают добавить и лимон, так как по их мнению он входит в разряд специй, упомянутых в Талмуде, но так как с этим не все согласны, следует посоветоваться с раввином.

Выведенный нами способ приготовления чая вполне удовлетворителен с точки зрения буквы закона. Но только буквы, поскольку, как мы уже упоминали, согласно некоторым законоучителям, второй сосуд, нагретый до температуры обжигающего тепла (яд-нихвет), способен варить. Следовательно, когда в чашке крутой кипяток, добавление холодной заварки становится проблематичным[7]. Поэтому для тех, кто хочет избежать любых сомнений, можно было бы посоветовать добавлять холодную заварку в кли-шлиши либо держать ее весь день на субботнем баке, чтобы она постоянно оставалась горячей[8], - тогда можно делать чай и во втором сосуде.

Еще один практический вопрос. Можно ли, приготовив чай, обмакнуть в него кусочек печенья? Здесь тоже возникает проблема: говоря выше о различных видах пищи, мы подчеркнули, что нельзя варить жареное. Тот же запрет, очевидно, относится и к печеному. Вывод: как нельзя помещать во второй сосуд сырую пищу, так нельзя помещать в него ничего печеного, поскольку последнее может считаться варкой. Так что придется подождать, пока чай остынет. Только после этого можно будет обмакнуть в него наше печенье.

Понятно, что можно класть лапшу и вермишель в суп, так как они уже сварены. Но что будет с традиционными суповыми сухариками (на иврите шкедей-марак)? Как правило, они зажарены в большом количестве масла, что, по мнению многих авторитетов, приравнивается к варке, поэтому можно разрешить класть их в тарелку с горячим супом[9].

Некоторые люди любят класть в суп кусочки хлеба или мацы. Что в Субботу? Вопрос сложнее, чем в случае с жареными сухариками. Потому что хлеб и маца - печеные, их нельзя варить. Получается, вроде бы, что класть их в субботний суп нельзя. Но есть одно обстоятельство - использование половника. Если суп налит в тарелку при помощи половника, то, только "устрожая", мы говорим, что половник - первый сосуд, а тарелка, в которую налит горячий суп, - второй. Однако есть и другое мнение, по которому половник считается кли-шени, а тарелка - кли-шлиши[10]. В результате, так как запрет варки печеных продуктов не настолько строг, можно принять облегчающее решение этого спора и посчитать тарелку третьим сосудом.

Резюме: те авторитеты, которые отрицают возможность варки в третьем сосуде, разрешают класть хлеб и мацу в суп, налитый в тарелку половником. Но другие законоучители, те, что не видят никакого различия между вторым и третьим сосудом, такого разрешения не дадут. По их мнению, запрещено класть хлеб в горячий суп; и тем, кто считаются с ними, остается заправлять суп лапшей или сухариками, жареными в масле, но никак ни хлебом или мацой.

Кстати о половнике. Погружая его в кастрюлю с супом, проследите, чтобы на нем не было воды, ведь холодную жидкость нельзя вносить в кли-ришон! При повторном погружении желательно, чтобы остатки супа на половнике не остыли окончательно.

Так как нельзя жарить вареное, Мишна-Брура запрещает класть сваренное мясо на крышку кастрюли, стоящей на огне, поскольку вареное мясо обладает способностью поджариваться при сухом нагревании. Однако Хазон-Иш утверждает, что сухой нагрев, при котором мясо только подсушивается, но не получает вкуса жареного мяса, не считается жаркой; поэтому нет запрета на то, чтобы положить вареное мясо (без подливы) на кастрюлю.

Сушить сухари на огне в Субботу, на первый взгляд, можно. Почему бы и нет, раз хлеб уже испечен и испечь его дважды невозможно! Ведь, как мы помним, вторая варка уже сваренной пищи - это всего лишь нагрев... Хороший аргумент, однако, такое разрешение вызывает сомнения у некоторых авторитетов. Поэтому, если мы захотим насушить сухарей в Субботу, надо проконсультироваться с раввином. 

ВОДЯНЫЕ НАГРЕВАТЕЛИ

Завершив субботний ужин, мы убираем посуду со стола, чтобы ее вымыть. Можно ли воспользоваться горячей водой из бойлера?

Вопрос не прост, потому что внутрь обычного бытового бойлера при вытекании горячей воды автоматически поступает холодная. Смешиваясь с горячей водой, она может нагреться до температуры 43°, что равносильно варке. (Чуть выше мы говорили, что сырую воду нельзя нагревать не только на огне, но и при помощи любого теплового элемента, нагретого от огня. В данном случае роль элемента играет горячая вода, нагретая посредством электрической энергии или газа. И хотя, открывая кран, человек, скорее всего, не намерен греть поступающую в бойлер воду, такой нагрев произойдет неизбежно, а потому отрывать кран запрещено, как псик-рейша.) Вывод: из-за притока в бойлер холодной воды, пользоваться горячей водой в Субботу нельзя, до тех пор, пока температура в бойлере не упадет ниже 43°. Только тогда можно будет использовать теплую воду - да и то при условии, что нагревательный прибор не просто выключен, но и не включится автоматически при открывании крана (как это принято в некоторых газовых нагревателях).

Если мы по ошибке открыли в Субботу кран горячей воды, то теперь его нельзя закрыть, пока вода в бойлере не остынет. Жалеть о перерасходе воды не будем: ведь соблюдение Субботы намного дороже, чем материальные утраты, не правда ли?

Во многих домах в Израиле установлен солнечный бойлер. Можно ли пользоваться им в Субботу? Прежде всего, необходимо выяснить, как он работает. Холодная вода сначала поступает в бак, а оттуда - в плоскую солнечную батарею, где, перемещаясь по системе узких трубочек, расположенной на черном экране под стеклом, она нагревается на солнце и возвращается в бак. Когда мы в доме открываем кран, из него вытекает горячая вода, а на ее место, там наверху, приходит холодная, которая повторяет весь путь - через бак в батарею и обратно. В результате происходит кипячение воды, т.е. ее варка. Причем эта варка, что важно, происходит на солнце.

Осталось выяснить, запрещено ли варить на солнце[11]. Мы уже упоминали, что Тора запретила в Субботу только те мелахот, которые использовались при сооружении Мишкана, и только если они делаются принятым у людей способом. Известно, что строители Мишкана ничего не варили на солнце (хотя раскаленное солнце Синая как нельзя лучше подходит для этой цели), да и сегодня это не принято. Поэтому, с точки зрения Торы, нет никакого запрета варить на солнце. Т.е. разрешено печь яйца, скажем, в тарелке, выставленной на подоконнике, и есть их в Субботу.

Мудрецы тоже не сочли нужным возводить здесь ограду вокруг закона. Но вот варить при помощи толдот хама (так называются "производные от солнца", т.е. предметы, раскаленные под его лучами) Талмуд запрещает. Не правда ли, странно: на солнце можно, а на сковороде, нагретой солнцем, - нельзя! Почему?

Дело в том, что по закону Торы нельзя варить посредством толдот ур - "производных от огня", под которыми понимаются нагретые на огне предметы, такие как сковорода, горячая вода и т.п. Но мудрецы опасались, что возникнут заблуждения; например, несведущий человек, увидев, как в Субботу разбивают яйца на шипящую сковородку и не зная, что она накалилась на солнце, может опрометчиво заключить, что можно жарить яичницу и на сковороде, нагретой на огне, и единственное, что запрещено, так это готовить на прямом огне!

Теперь понятно, откуда следует запрет мудрецов на использование толдот хама - чтобы не создавать путаницу. Так и получилось, что варить на солнцепеке можно, а на толдот хама - "производных от солнца" - нельзя. Причем среди "производных от солнца" фигурирует и нагретый песок!

Нам осталось выяснить, относится ли солнечная батарея к категории толдот хама. Согласно некоторым авторитетам, воду, согретую в солнечной батарее, можно считать согретой на прямом солнце (хама). А значит, пользоваться солнечным бойлером можно. Правда, возникает возражение: разве не от нагретых трубочек бойлера нагревается наша вода? Тогда, как же мы говорим "на прямом солнце"? Чистейший случай толдот хама.

Ответ на это возражение звучит так: даже если мы назовем эти трубочки толдот хама, все же они отличаются от подобных предметов тем, что не могут привести несведущих людей к ошибке. Другими словами, когда каждому ясно, что нагрев происходит непосредственно от солнца, мудрецы, скорее всего, такой нагрев не запретили. И действительно, никто не спутает солнечную батарею с толдот ур, нагретыми на огне предметами.

Верно, - возражают их оппоненты, - никто не спутает, но ведь запретили же выпекать яйца в песке, хотя никому не придет в голову, что песок нагревали на огне! Отсюда следует почти однозначный вывод: наложив запрет на нагретые солнцем предметы, которые можно принять за нагретые на огне, мудрецы распространили его и на те ситуации, в которых вероятность ошибки ничтожна. Такое расширение действия запрета соответствует талмудическому принципу "ло плуг рабанан", т.е. мудрецы стремились к тому, чтобы закон был прост и не дробился на пункты и подпункты, когда каждое изменение ситуации влечет за собой изменение закона. Стало быть, и солнечный бойлер подпадает под расширенный запрет толдот хама.

У запрета есть еще одна причина, та же самая, что и в обычном, не солнечном бойлере, о чем мы говорили выше: с открытием крана в бак поступает холодная вода, которая тут же согревается от соприкосновения с горячей. А мы знаем, что варить в горячей воде, нагретой на солнце, нельзя. И хотя у нас нет никакого намерения нагревать таким образом поступающую в бак воду, открывать кран надо запретить из-за псик-рейша.

На что разрешающие возражают, что в данном случае можно положиться на комментаторов Талмуда, разрешивших псик-рейша в запретах мудрецов (т.е. варить в воде, нагретой на солнце, нельзя только мидерабанан). Однако вопрос остается спорным, причем большинство современных авторитетов склоняются к запрету. Практический вывод: пользоваться солнечным бойлером в Субботу все же не следует.

Нельзя открывать краны батарей центрального или квартирного отопления, так как поступающая в батарею горячая вода из системы варит находящуюся в ней холодную воду. Более того, нельзя закрывать краны батарей, когда отопление работает, - правда, уже по другой причине, а именно: термостат, установленный в системе, реагируя на изменения, преждевременно выключит или включит нагревательное устройство. Хотя наши действия в данном случае служат только косвенной причиной совершения мелахи, тем, что в Талмуде называется грома, все же они запрещены мидерабанан.

Электробак, в котором вскипятили воду в пятницу и в котором нет автоматического притока холодной воды, можно использовать в Субботу. Причем разрешение действует и для такого бака, в котором кран расположен ниже нагревательного устройства, потому что мудрецы не опасались, что, когда бак опорожнится, человек, забывшись, подольет в него воды, желая спасти нагревательный элемент. Но вот уже для электробаков с термостатами, возникает проблема: выливая воду, мы тем самым меняем температуру нагревательного устройства, а значит, влияем на режим работы термостата. Поэтому, прежде чем пользоваться таким баком, стоит посоветоваться с раввином. 

ПИЩА, СВАРЕННАЯ В СУББОТУ

Тому, кто хотя бы однажды нарушил любой из законов варки в Субботу, надо знать, что мудрецы наложили штраф на нарушителя, запретив ему пользоваться плодами своего труда. Штраф касается и других мелахот, но с варкой это случается чаще всего, поэтому мы решили коснуться этой проблемы именно здесь. Изложим несколько общих правил:

1. Штраф налагается не только на сознательно нарушившего, но и на того, кто допустил ошибку, например, потому что не знал закона или забыл, что сегодня Суббота.

2. Тому, кто умышленно что-либо сварил, запрещено есть сваренную им пищу. Более того, кастрюлю, которую он использовал, следует откашеровать, так как она впитала вкус запрещенной еды. Но запрет касается только его, - другие люди могут есть сваренное им уже на исходе Субботы (моцаэй Шабат).

3. Пищу, сваренную по ошибке, никому нельзя есть до исхода Субботы. В моцаэй Шабат она разрешена всем, в том числе и тому, кто по оплошности ее сварил.

4. Аналогичным образом наказуема любая работа, входящая в список тридцати девяти мелахот Торы, а также злоумышленное нарушение любого постановления мудрецов. Что касается неумышленного нарушения законов мудрецов, то тут мнения разошлись.

Мы упомянули только общие правила. Однако существует множество тонких деталей, способных повлиять на запрет или разрешение. А поэтому, если с кем-то, не дай Б-г, случилась неприятность, подобная той, что описана выше, надо срочно обратиться к раввину, не пытаясь решить вопрос самостоятельно. 

УСТАНОВКА КАСТРЮЛИ НА ОГОНЬ ДО НАСТУПЛЕНИЯ СУББОТЫ

Познакомившись с законами варки, мы выяснили, что в Субботу нельзя ставить на огонь кастрюлю с невареной пищей. Теперь зададим следующий вопрос: а можно ли сделать это за минуту до наступления Субботы, так чтобы пища варилась уже в Субботу без нашего вмешательства? Ответ: законом Торы это разрешено. Другими словами, человеку запрещено производить мелахот именно в Субботу, но не в будни, даже если они совершаются для нужд Субботы. Обратите внимание - запрещено человеку, но не предметам (агрегатам или приборам), принадлежащим человеку.

Логика понятна: Суббота дана человеку, а не кастрюлям и газовым плитам. Поэтому последние не обязаны соблюдать субботний покой[12]. Итак, мы получили первое следствие: по закону Торы, можно поставить кастрюлю на огонь даже за несколько минут до захода солнца в пятницу вечером.

Однако уже древние мудрецы, устанавливая ограду вокруг закона, высказали следующее опасение: если человек поставит недоваренную пищу на огонь буквально перед наступлением Субботы, он, весьма вероятно, будет охвачен некоторым беспокойством - успеет ли еда свариться? Представьте себе, как хозяйка дома замечает, что суп в кастрюле все еще не закипел. Что она делает? Скорее всего, заглядывает в печь и, если обнаружится, что огонь притух, машинально раздувает пламя или поворачивает кочергой потухающие поленья. Такова естественная реакция человека, погруженного в работу. Понятно, что хозяйка тут же вспоминает, что уже наступила Суббота, но - поздно, запрет зажигания огня нарушен! Согласитесь, вся эта картина вполне реальна, а значит, опасение мудрецов вполне обосновано.

Во избежание подобных неприятностей мудрецы постановили, что недоваренную пищу можно ставить на плиту только в одном из двух случаев: либо предварительно убрав из печи все угли, чтобы нечего было раздувать, либо еще до Субботы присыпав угли золой, - само это действие, направленное на уменьшение огня, запечатлеется в памяти человека, так что он, скорее всего, не станет машинально раздувать угли. Более того, присыпанные угли послужат ему опознавательным знаком, своего рода "узелком на память", как бы сообщающим: осторожно, ты видишь, что угли присыпаны золой, чего не бывает по будням. Увидев этот знак, человек сразу вспоминает, что сегодня Суббота.

По поводу рамок этого древнего постановления в Талмуде ведется спор. По одному мнению, оно касается только недоваренной пищи, но то, что сварено хотя бы наполовину ("пища Бен-Друсая", см. начало нашей главы), можно оставлять на плите, не выгребая и не засыпая углей. В последнем случае человек ведет себя спокойно, поскольку уверен, что к назначенному времени все будет готово. Внутреннего беспокойства он не испытывает, о Субботе не забывает, а поэтому вряд ли ему придет в голову раздувать огонь.

Но есть и другое мнение, более строгое. Согласно ему, следует выгребать или засыпать угли при варке любой пищи, кроме той, что уже сварена до полной готовности и дальнейшая варка ей повредит. Во всех остальных случаях следует опасаться машинального раздувания огня.

И оба мнения сходятся в том, что, если кастрюля снята с плиты, ее нельзя вернуть обратно, если угли из печи предварительно не выгребли или не присыпали золой. При возвращении опасность машинального раздувания огня возрастает, поэтому даже кастрюлю с пищей, сваренной до полной готовности, нельзя возвращать на плиту, если печь под ней не подготовлена накануне Субботы надлежащим образом. И еще одно общее согласие: непосредственно перед началом Субботы можно ставить на огонь совершенно сырую пищу - ту, что все равно не поспеет к вечерней трапезе, а к утренней сварится в любом случае, так что хозяйка, не испытывая никакого беспокойства, не будет каждые полчаса поглядывать в печку.

До сих пор, пока разговор шел о печах с углями, мы предавались воспоминаниям об эпохе наших прабабушек. Но что по поводу принятых у нас газовых и электрических плит? По мнению раби Моше Файнштейна, накрывая газовую плиту листом жести или латуни, мы достигаем того же эффекта, что и наши предки, присыпавшие угли золой. Во-первых, кастрюля получает меньше тепла, чем на открытом огне. Во-вторых, в наше время не принято варить на газовой плите, накрытой жестью; так что можно быть уверенным, что, увидев покрытие, даже забывчивый человек вспомнит, что сегодня Суббота. И, хотя не все авторитеты согласились в свое время с равом Файнштейном, обычай накрывать горящую газовую плиту широко распространился в народе.

Электроплитка имеет тот же статус, что и печка с не присыпанными углями, даже если спираль нагревателя покрыта металлическим кожухом: ведь таким образом варят на ней каждый день, и никакого опознавательного знака здесь нет. Зато специальная субботняя плата, предназначенная только для поддержания тепла, безусловно дает эффект присыпанных углей: в будни на ней никто не варит, да и прибавить в ней жару даже при желании невозможно, поскольку у нее постоянная температура. В дальнейшем, для простоты изложения, газовую плиту, покрытую жестью, и субботнюю электрическую плату мы будем называть "накрытым огнем".

Теперь перейдем от теории к практике. Принято в упомянутом талмудическом споре придерживаться более строгого мнения и ставить на "накрытый огонь" накануне Субботы только сваренную до полной готовности пищу. Если мы пользуемся газовой плитой, нет необходимости закрывать вентили плиты, регулирующие приток газа, так как покрытие огня само по себе достаточный опознавательный знак. Тем не менее, предпочтительно использовать жестяной лист с изгибом, затрудняющим доступ к вентилям.

В стесненных обстоятельствах, например, когда накануне Субботы выясняется, что скоро нагрянут дорогие, но неожиданные гости, можно принять облегчающее решение и поставить на плиту пищу, которая успеет свариться хотя бы наполовину еще до наступления Субботы. В этом случае накрывать огонь нет нужды, но надо помнить, что придется снять кастрюлю с огня, если возникнет необходимость вынуть из нее часть содержимого (поскольку сделать это, пока она стоит на плите, запрещено). В этом случае вернуть кастрюлю с оставшейся пищей на огонь будет уже нельзя (ведь огонь-то не накрытый!).

Что касается "накрытого огня", то в некоторых случаях кастрюлю на него возвращать можно. Однако для этого необходимо соблюсти ряд дополнительных условий, так как мы можем столкнуться с запретами варки и действий, напоминающих варку. Прежде всего необходимо, чтобы пища была сварена до полной готовности, иначе, возвращая кастрюлю на плиту, мы по сути ставим на огонь недоваренную пищу, чем вызываем ее варку в Субботу.

Поскольку разрешено возвращать только пищу, сваренную до полной готовности, следует помнить, что есть продукты (например, фасоль), которые варятся часами после того, как остальные ингредиенты уже дошли до полной готовности. Существует еще одна проблема - чолнт. Это традиционное субботнее блюдо, стоящее на огне всю ночь вплоть до утренней трапезы, разваривается до такой степени, что куриные кости в нем становятся мягкими, и многие люди с удовольствием их грызут. Для них это еда, и, возможно, пока кости не разварились, чолнт в целом надо считать недоваренным. По этому вопросу ученые не пришли к общему согласию.

Напомним, что в Субботу нельзя ставить на плиту даже сваренную до полной готовности пищу - из-за постановления мудрецов, запретивших действия, напоминающие варку. Однако возвратить кастрюлю на "накрытый огонь" можно, так как это не похоже на варку. Но что можно сказать о пограничных случаях? К примеру, жареную курицу в Субботу сняли с плиты и поставили на время в холодильник, а теперь хотят снова ее разогреть. Можно ли назвать это возвращением, поскольку с началом Субботы курица уже стояла на огне? Или следует признать, что если пищу вынимают из холодильника и ставят на плиту, то это слишком напоминает варку? И как быть в случае, когда снятая с плиты курица не попала в холодильник, а простояла, остывая, полчаса на кухонном столе? Понятно, что должны быть четкие границы между тем, что называется "поставить еду на плиту" (запрещенная операция), и тем, что мы определили как "возвращение на огонь".

Мудрецы указали на три критерия разрешенного возвращения:

- В момент снятия кастрюли у человека должно быть изначальное намерение вернуть ее на плиту.

- Извлекая часть содержимого из снятой с огня кастрюли, нельзя выпускать ее из рук, чтобы продемонстрировать желание вернуть ее на плиту. (Если хозяйка поставила кастрюлю на край стола, так что большая ее часть осталась навесу, и поддерживает ее одной рукой, а другой вынимает содержимое, считается, что она не выпускает ее из рук) -

- Пища должна быть теплой. Ибо возврат на плиту кастрюли, которая успела охладиться, трудно назвать "возвращением".

Учитывая предыдущие правила, мы можем подытожить все условия возвращения кастрюли на плиту:

1. "накрытый огонь"

2. пища сварена до полной готовности

3. кастрюля не успела остыть

4. предварительное намерение вернуть на огонь

5. кастрюлю не выпускают из рук

В стесненных обстоятельствах разрешается облегчить два последних условия, а именно - достаточно выполнить одно из них: можно возвратить кастрюлю, поставленную на стол (выпущенную из рук), если изначально мы намеревались вернуть ее; или, наоборот, когда такого намерения не было, но кастрюлю из рук не выпускали. И в любом случае можно вернуть уже сваренную пищу (твердую, даже если она остыла, или жидкую, если она не остыла) не на плиту, а на кастрюлю, стоящую на огне. Если по какой-либо причине сделать так невозможно, существует разрешение сначала положить на горячую плиту пустую кастрюлю, а затем поставить на нее возвращаемую пищу. Этим советом можно воспользоваться и тогда, когда мы хотим подогреть сваренную сухую пищу, извлеченную из холодильника.

Правда, по мнению Хазон-Иш, нельзя нагревать холодные кастрюли в Субботу, потому что термическая обработка металла рассматривается как варка. Но при необходимости можно положиться на мнение его оппонентов, возражающих, что только нагрев до высокой температуры, при которой металл размягчается, входит в категорию варки металлов.

Отметим важную деталь: даже при соблюдении всех пяти перечисленных условий кастрюлю в духовку возвращать нельзя.

Важное замечание. Среди читателей книги, возможно, есть те, что совсем недавно начали знакомиться с иудаизмом и его законами. Возможно также, что, добравшись до этого места, они вдруг решат: поскольку все слишком сложно, то не лучше ли обойтись в Субботу холодной пищей, особенно в жаркие летние дни? Так вот, могу их обрадовать, для них запасен сюрприз.

Мудрецы заповедали нам наслаждаться в Субботу именно горячей пищей! Причем под их постановлением кроется историческая подоплека - борьба с сектой караимов, которая, появившись чуть более тысячи лет назад, выступила с отрицанием Устной Торы. В частности, караимы считали запрещенным любое использование субботнего огня, даже того, что был зажжен в пятницу. А поэтому предлагаю читателям набраться терпения, пока мы не завершим обсуждение всех законов варки. Нам осталось совсем немного.

Можно ли передвигать кастрюли на плите? Понятно, что недоваренную пищу нельзя перемещать на место с более высокой температурой, потому что это ускорит процесс варки. Пищу, сваренную до полной готовности и стоящую на "накрытом огне", можно передвинуть с одной горелки на другую, более сильную (кастрюля при этом должна быть теплой).

Несколько более сложная ситуация возникает, когда зажженная газовая плита накрыта большим листом жести, на котором стоят несколько кастрюль, но только часть из них находится непосредственно над горелками. Можно ли передвигать в Субботу остальные кастрюли так, чтобы и они оказались на огне? Если в том месте, где стояла кастрюля, температура была не ниже 43°, разрешается ее передвинуть; но если температура ниже "критической", вопрос спорный. Можно положиться на большинство авторитетов, разрешающих такое передвижение, но стоит обсудить эту проблему с раввином.

Теперь новое практическое задание. Электроплитка в пятницу подсоединена к сети через реле времени таким образом, чтобы она включилась в Субботу. Очевидно, что в Субботу ставить на нее какую бы то ни было пищу нельзя, - подобное действие запрещено как варка или, если блюдо уже полностью сварено, как действие, напоминающее варку. Но можно ли оставить на электроплитке холодную пищу еще с пятницы, чтобы она согрелась в Субботу, когда плитка окажется включенной? С недоваренной пищей так поступить нельзя: когда плитка нагреется, окажется, что недоваренная пища стоит на открытом огне, а это запрещено. Добавим еще один аргумент: мы учили, что непосредственно перед началом Субботы можно поставить совершенно сырую пищу на уже включенную электроплитку, потому что хозяйка не будет при этом испытывать беспокойства, понимая, что к вечерней трапезе еда все равно не поспеет, а к утру она сварится в любом случае. Но если плитка включится только в Субботу (и в этом все дело!), хозяйка безусловно будет пребывать в напряжении: успеет ли пища свариться? Поэтому здесь действует постановление мудрецов, требующее использование "накрытого огня", а электроплитка таковым не является. Следовательно, не только в Субботу, но и в пятницу нельзя поставить сырую пищу на электроплитку, подключенную к реле времени, так, чтобы она сварилась в Субботу. Но если покрыть электроплитку, например, жестяным листом, - ставить можно.

Однако пищу, уже сваренную до полной готовности, разрешено поставить накануне Субботы на плату, подключенную к реле, так же как на горячую плиту. Некоторые авторитеты позволяют применять не только плату, но и электроплитку, подключенную к реле. Они полагают, что, поскольку пища сварилась до полной готовности, она может находиться на открытом огне. Причем опасность ввести в заблуждение несведущих людей здесь тоже отсутствует, т.к. кастрюля стоит на плите с пятницы, а автоматическое появление тепла под ней вряд ли приведет кого-нибудь к неправильным выводам. Но в Субботу, конечно же, нельзя ставить даже готовую пищу на холодную плату, подключенную к реле (подобно тому как нельзя ее ставить на горячую плату). Такое действие напоминает варку и может ввести несведущих людей в заблуждение.

Несколько слов о разных "кухонных авариях". В подгорающее жаркое можно добавить горячей воды из чайника или бака, стоящего на плите, но только если жаркое полностью сварилось. Налить предварительно воду в стакан, а потом в жаркое, может быть, удобнее, но, с точки зрения алахи, несколько проблематично: разрешено возвращать пищу на плиту в том сосуде, в котором она стояла на плите, но не ясно, можно ли возвращать в жаркое, стоящее на плите, воду не непосредственно из бака, а при помощи стакана. Впрочем, так разрешает поступать большинство авторитетов, и при необходимости можно на них положиться. Зато половником в данном случае можно воспользоваться по всем мнениям.

Еще одна неприятность: погас огонь под субботней пищей. Исправить ситуацию можно следующим образом. Прежде всего выключаем подачу газа - он все равно не горит. (По мнению некоторых авторитетов следует сделать это измененным образом, поскольку газовый вентиль -мукце). А что с пищей? Недоваренную, а также жидкую пищу, успевшую остыть, ставим в холодильник, "спасти для Субботы" ее невозможно. Но готовую и еще не остывшую пищу можно, в соответствии с правилами возвращения, перенести на другой "накрытый огонь". Если такового нет, можно обратиться к соседям, чтобы они согласились поставить нашу кастрюлю на свой огонь - либо поверх собственной кастрюли, стоящей на плите, либо, если это невозможно, пригласили нас к себе на горячий завтрак.

Если в Субботу погасло электричество, и пища начала остывать, не следует снимать ее с платы: когда электричество снова появится в сети и пища нагреется, ее можно будет есть. Правда, в некоторых публикациях такое появление электричества приравнивают к возвращению кастрюли на огонь. Но оппоненты возражают: во-первых, возвращается огонь, а не кастрюля; а во-вторых, даже если рассматривать появление электричества как возвращение кастрюли на огонь, нами соблюдены все выше перечисленные условия: плата считается "накрытым огнем", а намерения снять кастрюлю у нас не было. Добавим, что в Израиле возникает побочная проблема: электричество появилось не само по себе, а скорее всего в результате того, что евреи, работающие в электрокомпании, устранили неполадку, а мы знаем, что нельзя в Субботу пользоваться плодами труда еврея, нарушающего ее запреты. Поэтому некоторые авторитеты запрещают есть блюда, которые успели охладиться за то время, пока в сети не было электричества.

В заключение отметим, что автор сборника "Шмират шабат кеилхата", посвященного субботним законам, пишет, что служащие еврейской электрокомпании имеют право чинить неполадки на линии, поскольку в любом районе могут оказаться опасно больные люди, для которых наличие электричества представляет собой жизненную необходимость. И даже если рабочие трудились не для спасения чьей-то конкретной жизни, а ради заработка, т.к. для них Суббота ничем не отличается от пятницы, все же объективно их действия не являются нарушением, запрещающим другим людям пользоваться плодами их труда. 

УКУТЫВАНИЕ КАСТРЮЛИ ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ ТЕПЛА

До сих пор мы рассматривали вопросы, возникающие в связи с установкой кастрюли на огонь. Однако с древних времен используют еще один метод сохранения тепла: посуду с едой заворачивают в одеяла, подушки и другие теплоизолирующие материалы ("укутывание" на иврите - атмана). Возникают ли здесь алахические проблемы?

Завернуть кастрюлю с недоваренной пищей в Субботу нельзя, так как, сохраняя тепло, мы способствуем процессу варки, который продолжает идти в кастрюле. Однако мудрецы запретили закутывать в Субботу даже полностью сварившуюся пищу, опасаясь, что, снимая кастрюлю с плиты, хозяйка обнаружит, что она вовсе не такая горячая, как хотелось бы, и, забыв, что сегодня Суббота, раздует угли, чтобы ее подогреть. Но накануне Субботы кастрюлю можно заворачивать в любой теплоизолятор, помогающий сохранить тепло. Однако даже в пятницу нельзя закутывать кастрюлю способом, который прибавляет тепло. Причиной тому - опасение, что человек, поступая по аналогии, позволит себе зарыть кастрюлю в золу, накопившуюся в его печи, а здесь уже не избежать раздувания угольков, оставшихся в золе.

Наиболее часто встречающийся на практике способ, прибавляющий тепло, -укутывание кастрюли, стоящей на огне или на электрической плате. Значит ли это, что нельзя накрыть одеялом или полотенцем кастрюлю, стоящую не только на плате, но и на плите? Не будем спешить. Дело в том, что, по мнению большинства авторитетов, укутыванием (атмана) называется только полное заворачивание, при котором материал, в который заворачивается посуда, плотно прилегает к ней со всех сторон. Частичное укутывание не было запрещено мудрецами - прежде всего потому, что на погружение кастрюли в золу такое действие не похоже, так что нет нужды опасаться аналогий. Правда, некоторые законоучители оспаривают сказанное, но на практике можно положиться на мнение большинства и накрыть сверху кастрюлю, стоящую на плите, так чтобы значительная часть стенок осталась открытой. Подобным образом можно поступать не только в пятницу, но и в Субботу, если пища в кастрюле сварена до полной готовности (в случае с жидкой пищей - добавочное условие: если она еще не остыла).

Кастрюлю, которая была полностью укутана в одеяла разрешенным способом (до наступления Субботы и без подвода тепла), разрешено вторично укутать и в Субботу. Более того, можно накрыть ее дополнительными одеялами, раскрыть и снова закутать ее. И, конечно же, можно возвратить на нее упавшее одеяло. Но все это только при условии, что пища в кастрюле сварена до полной готовности и не остыла, если она жидкая.

Запрет на укутывание относится только к "первому сосуду", то есть к той емкости, в которой пища была сварена. Но разрешено закутывать пищу, перелитую во "второй сосуд". Поэтому, если в Субботу погас газ, нельзя полностью закутать снятую кастрюлю в одеяла, но можно перелить ее содержимое в другую кастрюлю, и уже ее укутать.

В связи со сказанным возникает вопрос: можно ли перелить остывающую воду в термос? Т.е. не является ли сохранение в нем тепла разновидностью укутывания? Авторитеты последних поколений разрешают переливать воду в термос, потому что, как они говорят, мудрецы прошлого, запрещая закутывать, имели в виду помещение сосуда в оберточный материал, сохраняющий тепло, но не помещение горячей воды в сосуд, в том числе и тот, что предназначен для сохранения тепла. Разница в том, что в первом случае мы имеем дело с сосудом, в котором находится горячая вода (или еда), а во втором - с самой горячей водой, которую наливают в сосуд (термос) для сохранения тепла. Ведь, согласитесь, любой сосуд хоть немного предохраняет пищу от остывания, а помещать пищу в сосуд в Субботу не запрещено. Иначе, запретив термос, нам придется запретить и обычную чашку...

По такой же причине можно налить горячую воду в грелку.

По мнению большинства авторитетов, атмана - это не только укутывание сосуда в одеяла и полотенца, но и помещение сосуда с пищей в горячую жидкость. Поэтому нельзя подогреть банку консервов, погрузив ее целиком в горячую воду. Так что, когда нам надо будет подогреть бутылку молока для ребенка, не стоит помещать ее целиком в стакан горячей воды (если молоко не спешит согреться, можно сменить воду несколько раз).

Упомянутый запрет распространяется только на погружение сосуда в горячую воду. Однако разрешено погружать в горячую воду пищевые продукты, не находящиеся в сосуде. Поэтому можно положить кусок мяса для подогрева в горячий суп - при условии, что он не стоит на плите. Однако, уже положить кугель, обернутый в фольгу или целлофановый пакет, в кастрюлю с чолнтом, как делают некоторые хозяйки, проблематично, - ведь фольгу можно рассматривать как сосуд. Поэтому следует положить кугель так, чтобы чолнт не покрывал его целиком.

Если по ошибке или незнанию кто-то из нас нарушил правила укутывания, никакого наказания на него не накладывается - сохраненную в тепле пищу можно есть. Но в следующий раз давайте будем более внимательными! 

ЗАКОНЫ ВАРКИ В ЙОМ-ТОВ (ПРАЗДНИК, УКАЗАННЫЙ В ТОРЕ)

По поводу праздников в Торе сказано (Шмот 12:16): "Не делайте никакой мелахи, а только то, что служит в пищу (охель нефеш), только это одно можно вам делать".

Отсюда следует, что все мелахот, запрещенные в Субботу, запрещены и в Йом-тов, - кроме тех, что необходимы для приготовления пищи на праздничную трапезу. Получаем, что варка в праздники разрешена.

Но есть одно исключение. Мудрецы Талмуда запретили варить в Йом-тов блюда, которые не теряют вкусовых качеств, если их приготовить накануне. Логика здесь проста: поскольку разрешено варить в праздник, есть опасение, что человек накануне будет заниматься чем угодно кроме подготовки праздничной трапезы. Раз ее можно организовать завтра, когда он будет свободен от других трудов, зачем беспокоиться заранее! Но тогда хозяйка простоит весь праздничный день у плиты; ни веселья, ни духовного возвышения она не почувствует, а в них - главный смысл Йом-това. С другой стороны, запретить в праздники любую варку мудрецы тоже не сочли возможным, так как многие блюда вкуснее, лишь когда они только что сварены. Поэтому, по крайней мере, те блюда, которые не теряют никаких вкусовых качеств, мудрецы повелели готовить накануне, но не в сам праздник. Типичный пример таких блюд - компот из сухофруктов, который, настаиваясь, становится только лучше. Знатоки русской кухни прибавили бы сюда и "вчерашние щи". Впрочем, каждая хозяйка сама знает, что можно приготовить заранее, чтобы не провести весь праздничный день на кухне.

Если по ошибке мы забыли сварить такие блюда заранее, постфактум можно приготовить их и в Йом-тов, - но только несколько измененным образом. Когда к нам приходят неожиданные гости, которым мы рады, можно сварить им компот из сухофруктов обычным способом, ничего не меняя в технологии его приготовления.

Что касается вопроса о зажигании огня на газовой плите для варки в Йом-тов, то об этом мы поговорим в Девятнадцатой главе. По поводу зажигания электричества и использования различных электроприборов в Йом-тов см. Двадцатую главу.

В Йом-тов можно варить только то, что необходимо для праздничных трапез, но запрещено готовить на будущие дни, даже если завтра наступает второй Йом-тов (как это бывает за пределами Израиля) или Суббота[13]. Однако, ставя кастрюлю с мясом на огонь, нам нет необходимости высчитывать минимум необходимых порций, опасаясь, что не съеденное будет использовано назавтра. Можно варить сколько угодно, поскольку чем больше мяса, тем вкуснее. Запрет касается только откровенного намерения приготовить завтрашний обед.

В отличие от мясного блюда, добавление воды не улучшает вкуса чая, - и все же в Йом-тов, когда нам нужен только один стакан чая, можно вскипятить полный чайник, потому что здесь нет никакой дополнительной работы. Однако, когда чайник уже стоит на огне, воду можно в него прибавить только если добавленная вода нужна нам на праздник.

После праздничного ужина можно вымыть посуду горячей водой из бойлера. В отличие от Субботы, тот факт, что на место горячей воды поступает холодная, не должен нас волновать, - ведь варка в Йом-тов разрешена. Но если наш водяной нагреватель работает на газе, который зажигается при открытии крана горячей воды и гаснет при его закрытии, придется вымыть посуду, как и в Субботу, холодной водой[14].

И последнее. Если мы хотим пригласить к праздничному столу нашего знакомого нееврея, надо проконсультироваться у раввина, так как здесь возникают некоторые алахические сложности. Однако пригласить его на субботнюю трапезу можно. 

ЭРУВ ТАВШИЛИН

Выше упоминалось, что в Йом-moe, который выпал на пятницу, нельзя готовить для нужд Субботы. Так постановили мудрецы. Правда, исходя из буквы закона Торы, вроде бы, и в этом случае можно варить, поскольку в конце праздничного дня к нам могут неожиданно нагрянуть гости, и сваренные блюда будут использованы для их угощения. Тем не менее, мудрецы, опасаясь злоупотреблений, разрешили готовить в праздник на Субботу только если это будет выглядеть как часть прямых приготовлений к празднику.

Такое постановление называется на иврите эрув тавшилин, буквально - "смешение блюд". Надо именно "смешать", объединить процесс приготовления пищи на Субботу и на Йом-тов. Для этого начинаем готовить для Субботы еще накануне праздника. Как это делается? Берется хала или хлеб, а также вареное яйцо (или картошка, или кусочек вареного, тушеного или жареного мяса) и после соответствующего благословения произносится следующее: "Благодаря этому да будет нам дозволено печь, варить, укутывать (посуду с едой, чтобы она не остывала), зажигать свечи, готовить и делать все необходимое для Субботы в Йом-тов, - нам и всем сынам Израиля, живущим в этом городе". Два перечисленных вида еды откладывают в сторону и не едят до тех пор, пока не будут закончены все приготовления к Субботе. Если по ошибке их съели раньше срока, следует проконсультироваться с раввином.

Конечно, отменить запрет Торы такое заявление не может. Но, поскольку варить с праздника на Субботу запрещено не Торой, а мудрецами, они удовлетворились подобной декларацией.

Здесь следует учесть одну существенную деталь: запрета Торы нет только в тех случаях, когда пища, приготовляемая на Субботу, будет готова хотя бы наполовину до конца праздника. Лишь тогда можно утверждать, что, если неожиданно придут гости, приготовленные таким способом блюда могут быть использованы еще в праздник. Вывод: когда, полагаясь на эрув тавшилин, мы готовим в праздничный день для Субботы, надо сделать так, чтобы все успело свариться еще засветло как минимум до половины своей готовности.

[1] О других источниках тепла, таких как солнечная энергия, см. чуть ниже.

[2] Кто не верит, может сравнить вкус жаренной на огне печени со вкусом печени, которую отварили после жарки.

[3] Горячие, а не горячительные! 

[4] В том смысле первый, что в нем пища нагревается. Переливая его содержимое в другую посуду, мы получаем второй сосуд и т.д.

[5] Или любой другой растворимый продукт.

[6] Имеется в виду сосуд, температура воды в котором выше 43°, но ниже температуры "обжигающего тепла" (яд-нихвет)

[7] Однако, если палец в стакане можно удержать в течение нескольких секунд, навряд ли это называется "обжигающим теплом".

[8] Впрочем, некоторые говорят, что пить такой чай - не совсем полезно для здоровья.

[9] Если в продажу поступили печеные сухарики, то поступать с ними надо так, как объяснено дальше по тексту.

[10] Об этих двух мнениях мы говорили чуть выше в нашей главе.

[11] В лучах солнца, а не на предметах, которые от солнца нагрелись.

[12] Замечание: а вот животным, принадлежащим евреям, таки надо предоставить отдых в Субботу!

[13] См. чуть ниже про эрув тавшилин.

[14] Из-за проблемы с зажиганием огня в праздник; об этом см. в Девятнадцатой главе.