Ноябрь 2017 / Кислев 5778

15. Мелахот, связанные с изготовлением одежды

15. Мелахот, связанные с изготовлением одежды

КОШЕР УМАТИР - ЗАВЯЗЫВАТЬ УЗЕЛ И РАЗВЯЗЫВАТЬ ЕГО

Вязание и развязывание узлов - две операции, которые во время сооружения Мишкана использовались при изготовлении сетей для ловли, а также в производстве пряжи и тканей. Эти две мелахи симметричны, и их следует рассматривать в паре, а именно: только тот узел, который Тора запрещает завязывать в Субботу, нельзя по закону Торы в Субботу и развязывать. То же самое можно сказать и об узлах, запрещенных мудрецами (о них речь чуть ниже).

Конечно, узел узлу рознь, так что должны существовать некие отличия между созидательной работой, что делалась при строительстве Мишкана, и бытовыми действиями, вроде завязывания шнурков на ботинках. Талмуд определяет мелаху завязывания узлов как создание устойчивого узла (кешер шелъ кайма). Только такой узел запрещен Торой.

Но как отличить устойчивый узел от неустойчивого, непостоянного? Есть, как минимум, два определения. Первое: устойчивым называется профессионально завязанный, крепкий и надежный узел, способный продержаться долгое время. Второе определение, более "гибкое": устойчивым называется такой узел, который завязывают на долгое время, в отличие от неустойчивого, завязываемого на короткий срок.

Комментаторы Талмуда разошлись во мнениях по поводу этих определений, какое из них правильное; а поскольку разговор идет о законе Торы, нам придется учесть оба. В результате, любой, даже слабый узел, который завязан надолго, без ограничения времени, будем считать подозрительным с точки зрения Торы.

До сих пор разговор шел о законе мидеорайта. Теперь поговорим об узлах, запрещенных мудрецами. Последние запретили завязывать любой узел, если он хоть в какой-то степени напоминает устойчивый. Под это правило попадают:

1. узлы, которые принято завязывать на срок, превышающий сутки, даже если они завязаны слабо

2. крепкие узлы - даже в тех случаях, когда их собираются развязать в тот же день. Здесь имеется в виду не только профессиональный узел, вроде "морского", но любой двойной узел (узел на узле), поскольку последний достаточно прочен и не развязывается без вмешательства человека. Его запрещено завязывать и развязывать в Субботу. Что касается "бантика", то он не считается двойным узлом, и поэтому в Субботу можно завязывать шнурки на ботинках.

Все же шарфы, пояса халатов, плащей и женских пальто принято завязывать в Субботу двойным узлом, т.е. абсолютно так же, как это делают в будни. Очевидно, эти узлы не считаются похожими на "устойчивые", поскольку на широком и толстом поясе даже двойной узел не выглядит надежным, а раз так, то вроде бы можно сказать, что к нему не относится запрещение мудрецов. Тем не менее, лучше эти пояса завязывать "на бантик".

Еще один распространенный обычай: замужние женщины завязывают в Субботу головные платки двойным узлом. Впрочем, действие этого разрешения ограничено; а именно, им могут воспользоваться только те женщины, которые имеют обыкновение развязывать платки в тот же день; что касается тех, которые снимают платки, не развязывая узла, то им так поступать не следует.

Кстати, почему "бантик" не считается двойным узлом? Потому что снизу - узел, сверху - петля, а петля, по алахе, не считается узлом, ее можно делать в Субботу (даже на долгое время). Стало быть, завязывая ремешок или пояс "на бантик", мы делаем только один простой узел. Впрочем, и один узел разрешен только там, где принято завязывать его не надолго. Но там, где узел оставляют на долгое время, его нельзя завязывать мидерабанан. То же самое и с "бантиком"!

Поэтому, нельзя, например, завязать декоративный бант на платье, если платье можно снять, не развязывая его3. Даже намерение сегодня же развязать бант не сделает действие допустимым, так как узел является запрещенным или разрешенным в соответствии с принятым у людей порядком, а не с субъективными желаниями отдельного человека.

Со шнурками на ботинках проблем вообще нет, так как их развязывают каждый день. Но если шнурки слишком длинные, то не надо завязывать уже созданный "бантик" на второй узел, потому что тогда мы получаем конструкцию по схеме узел - петля - узел, то есть по сути двойной узел, между двумя частями которого находится петля; а, как мы уже отметили, двойные узлы в Субботу нельзя ни завязывать, ни развязывать. И только если шнурки на ботинке запутались так, что на них образовался двойной узел, его можно развязать. Дело в том, что запрет вязать двойной узел на короткое время - это "устрожение" закона, вызванное нашим сомнением, что конкретно имели в виду мудрецы под термином "устойчивый узел". И поскольку в нашем случае (запутанные шнурки на ботинке) узел никто не вязал, а он получился сам, то запрет в строгой форме не применяется.

Разрешено развязывать двойной узел в тех случаях, когда он причиняет серьезные неудобства, потому что мудрецы не устанавливали своих запретов для того, чтобы человеку стало неприятно или больно. Например, можно развязать шнурки, если накануне Субботы мы завязали их двойным узлом и теперь не можем снять ботинки. Если рана на теле перевязана бинтом и бинт без двойного узла не держится, его можно завязать в Субботу.

В принципе, узел, который разрешено развязывать, при желании разрешено и разрезать; только не следует делать это в присутствии несведущего человека, который, глядя на нас, может прийти к ложным выводам.

В некоторых случаях нельзя завязывать даже одинарный узел, например, узел на конце нитки или шнурка, чтобы шнурок не выскочил из дырочки на ботинках. Такой узел достаточно прочен для того, чтобы считаться "устойчивым". Аналогично, нельзя завязывать в Субботу узел на концах нитей цицит. Напоследок заметим, что ординарный узел запрещено завязывать не только на одной нитке, но и на сдвоенной.

А теперь о завязывании галстука в Субботу. Известно, что завязать галстук можно как минимум двумя способами. Первый: на одном из концов делается узел, в который продевается другой конец; если при снимании галстука проделать все операции в обратной последовательности, то второй конец будет вытянут из первоначального узла на первом конце - и этот узел останется. Следовательно, завязывать галстук подобным способом в Субботу нельзя. (Еще один пример запрещенного одинарного узла.) Второй способ: один конец галстука обматывается вокруг второго, но так, что, если его вытянут, узла на первом конце не останется. Скорее всего, обматывание одного конца вокруг другого можно считать вязанием узла, а не петли. И все же, поскольку некоторые крупные авторитеты5 рассматривают данный случай как "петля на узле", таким образом следует завязывать галстук только тому, кто имеет обыкновение развязывать его в течение суток.

Рамбам писал, что в Субботу нельзя вить веревки, - это тоже своего рода завязывание узлов. Уже в наше время его утверждение вызвало споры между знатоками алахи по поводу полиэтиленовых пакетов с хлебом и другими пищевыми продуктами. Иногда эти пакеты скрепляют проволокой, скручивая ее наподобие косички. Можно ли так делать в Субботу? Одни усматривают здесь запрещенную операцию, похожую на витье веревки. Другие высказывают сомнение по поводу аналогии: веревку делают, сплетая волокна друг с другом, а в данном случае проволоку обвивают вокруг пакета, и, только для того чтобы он не раскрылся, сплетают два конца проволоки друг с другом. Как видим, цель и форма действий другие, а значит, аналогия не проходит; вывод: скреплять пакеты проволокой можно. Третьи тоже разрешают, говоря, что подобное скрепление, не имеющее формы узла, вообще не может входить в категорию кошер.

Но вернемся к шнуркам. Возводя ограду вокруг закона, мудрецы запретили вдевать шнурки в ботинки в двух случаях:

1. если принято завязывать узел на концах шнурков, как, например, на солдатских ботинках. Запрет вызван опасением, что, вдевая шнурки, человек машинально завяжет узел на их концах.

2. если дырочки узки настолько, что трудно продеть шнурки. Запрет вызван опасением, что на концах шнурков будет сделан узел, чтобы они не выскочили и их не пришлось снова вдевать.

Эта гзера - оградительный закон - распространяется не только на ботинки, но и на все шнурованные одежды. К шнуркам с металлическими или пластмассовыми "кончиками", облегчающим процесс вдевания, запрет, конечно же, не относится.

Алаха, похожая на только что рассмотренную, связана с категорией "завершающего удара" (маке бепатиш), о которой разговор ниже[1]. В указанную категорию входят операции, суть которых заключается в том, чтобы сделать новый предмет окончательно пригодным для использования[2]. В применении к шнуркам, тесемкам и подобным вещам алаха говорит, что нельзя вдевать новые шнурки даже в старые ботинки. Более того, нельзя перенести бывшие в употреблении шнурки с одних ботинок на другие. Скорее всего, этот запрет - только мидерабанан, но и им не следует пренебрегать.

Подведем итоги. Разрешено вдевать в дырочки лишь такие шнурки, которые были хотя бы частично вдеты уже до наступления Субботы, - и то при условии, что отверстия достаточно широки и нет привычки завязывать узел на конце шнурка. Впрочем, если нет другого выхода, можно вдеть новые шнурки, но так чтобы было ясно, что после Субботы их собираются вынуть, для чего вдевают их, скажем, только в две верхние дырочки.

Нельзя вставлять резинку в белье вместо лопнувшей, ибо это требует значительных усилий.

С точки зрения законов об узлах, пояс, являющийся частью платья, подобен шнурку на ботинке, и к нему относятся перечисленные ограничения. Другими словами, можно вдеть только старый пояс, да и то при условии, что петли не узкие. Но если пояс автономен от платьев и его носят на разной одежде, то можно вдевать его в петли в любом случае. 

ТОФЕР-ШИТЬ

Суть мелахи шитья - соединение частей одежды или отрезков ткани в единое целое с помощью скрепляющего материала, чаще всего ниток. В качестве толады сюда входит склеивание бумаги и других материалов.

Напомним, что один из принципов млехет махшевет - устойчивость результатов труда. Следовательно, Торой запрещен только такой шов, который сам не разойдется. Дадим определение. "Устойчивое" шитье - это как минимум: или два стежка ниткой - при условии, что нитка завязана на конце, чтобы шов не разошелся; или три стежка - даже без узла на конце нити. А теперь определение стежка: проткнув иголкой с ниткой ткань в одном месте, мы сделали один стежок, проткнув во втором месте - второй стежок; теперь, если мы завяжем на конце нитки узелок, нами завершена операция шитья, запрещенная Торой в Субботу. Сделать два стежка, не завязывая узелка на конце нитки, тоже нельзя, но уже по постановлению мудрецов.

В категорию тофер входит не только создание новых швов, соединяющих куски ткани, но и укрепление швов старых. Поэтому надо быть осторожным в Субботу, чтобы машинально не подтянуть нитку расходящегося шва. То же самое относится к пуговицам, висящим "на честном слове": их ни в коем случае нельзя подтягивать. Правда, можно затянуть шнуровку на одежде, поскольку этим действием две части платья не соединяются в одно. Собственно говоря, шнуровка для того и предназначена, чтобы затягивать ее и распускать, ибо она замещает пуговицы; так что процесса шитья здесь нет. Хотя, во избежание ошибок, мудрецы потребовали, чтобы отверстия для шнура были достаточно широкими.

Выше, говоря о категории кошер, мы заметили, что запрещен только устойчивый узел, но можно завязывать временный, как например, на шнурках ботинок. Однако то была работа завязывания узлов. Относительно категории тофер большинство авторитетов сходится на том, что она запрещена, даже если сшитые швы через короткое время собираются распарывать.

Входит ли использование английской булавки в категорию шитья? С одной стороны, цель, вроде бы, та же - скрепление частей одежды. Налицо и технологическое подобие: ткань прокалывается булавкой в двух местах (как и ниткой при стежке), а головка булавки может считаться держащим узлом; что касается различия между ниткой из хлопка и металлической проволокой, то оно не настолько существенно. С другой стороны, ясно, что не всякое скрепление может рассматриваться как шитье, например - застегивание жакета на пуговицы или молнию. Так каков же ответ? В ряде публикаций высказывается мысль, что использование булавок не входит в категорию тофер по очень простой причине: пришивая, мы заинтересованы в полном объединении двух кусков ткани в одно целое таким образом, чтобы, если снова возникнет нужда отделить их друг от друга, придется либо распороть шов, либо разорвать одежду. Но, прикалывая булавкой края одежды, мы не объединяем их в единое целое; каждый из них остается сам по себе, даже если булавку долгое время не вытаскивать из ткани. Другие добавляют, что сам внешний вид булавки и ее предназначение свидетельствуют о том, что она служит для временного соединения. Правда, и нитками нельзя шить в Субботу даже на самое короткое время; поэтому "временность" скрепления булавкой еще не причина для разрешения. На это отвечают: соединение булавкой больше напоминает не создание временного шва, а застегивание на пуговицы, что безусловно разрешено.

Спор на этом не закончен. Некоторые авторитеты нашли новое возражение: даже если признать, что назначение английских булавок - временное соединение, оно тем не менее входит в категорию тофер; ведь шить можно не только нитками, но и проволокой, в том числе и той, из которой сделана булавка. Таким образом, застегивание на булавку - пусть временное, но шитье, а последнее, как мы знаем, запрещено в Субботу большинством законоучителей. К тому же, если булавка останется на субботнем костюме до конца дня, то временный характер скрепления уже не так очевиден.

В любом случае, и с этим все согласны, можно застегнуть жакет или порвавшуюся одежду английской булавкой, прокалывая каждый из краев только один раз, так как один стежок даже вместе с узлом не считается швом. Но если мы хотим проколоть каждый из краев дважды - налицо два стежка и замок булавки в качестве узла. И здесь мы снова возвращаемся к тому же спору - является ли использование булавки шитьем[3]. Поэтому на практике (в случае с двумя стежками) следует проконсультироваться у раввина. То же самое можно сказать по поводу прикалывания брошки на платье. В стесненных обстоятельствах можно положиться на мнение авторитетов, разрешающих сделать два стежка при условии, что булавка прикалывается на короткое время.

Одноразовые пеленки, скрепляемые с помощью клейких полос, тоже вызвали в свое время алахический спор. Напомним, что склеивание - толада от шитья, причем по внешнему виду этой операции трудно сказать, какое соединение было сделано - временное или постоянное: надолго приклеивают абсолютно тем же способом, что и на пару минут. Поэтому многие авторитеты запретили пользоваться такими пеленками в Субботу. На что раввины, разрешившие одноразовые пеленки, возразили, выдвинув следующий аргумент: склеивание всего на несколько часов лишено всякой значимости и не может считаться даже временным скреплением. Напряжение в споре несколько спало, когда изготовители перешли к выпуску пеленок со специальным пояском, позволявшим многократно открывать и закрывать пеленку. А появившиеся в последние годы одноразовые пеленки, скрепляемые при помощи "липучек", позволяют вообще этого спора не касаться: этими пеленками можно пользоваться согласно всем мнениям, поскольку они для того и сделаны, чтобы их постоянно открывали и закрывали - наподобие молний и пуговиц. Аналогично, разрешено пользоваться всем, что закрывается при помощи таких "липучек": сумками, футлярами, обувью и пр. 

КОРЭА- РВАТЬ

При сооружении Мишкана приходилось рвать (пороть) или разрезать ткань при шитье покровов Соборного шатра. Напомним, что мелахой называется только созидательное действие, но не порча. Разрушительные по своей сути мелахот (развязывать узлы, рвать, ломать и т.п.) из списка тридцати девяти запрещены только в том случае, когда они имеют созидательный эффект[4]. Чистый вандализм - мекалъкелъ - Тора не запретила[5], однако в большинстве случаев разрушительные действия нельзя делать мидерабанан.

Теперь от теории - к практике. Нельзя рвать туалетную бумагу ни по перфорациям, ни в другом месте. Следует заготовить нарезанную бумагу накануне Субботы.

В Субботу нельзя вскрывать заклеенные письма. Запрещено не только аккуратно надорвать конверт, чтобы было можно в него что-нибудь вложить, но даже безвозвратно его испортить. Даже если в порче конверта нет созидательного элемента, все же мекалъкелъ запрещен мудрецами. Также нельзя вскрывать конверт над паром: поскольку клеить запрещено (это толада от "шить"), значит, совершать обратную операцию, расклеивать, тоже нельзя (это толада от "рвать").

Бумажные или синтетические упаковки пищевых продуктов следует открывать накануне Субботы. Если это сделать забыли, можно вскрыть их в Субботу, но не проделывать аккуратное отверстие, а разорвать, безнадежно испортив (и не повредив надпись на пакете). В этом случае мудрецы разрешили испортить упаковку ради извлечения пищи.

Нельзя разрезать страницы еще не разрезанной книги. Но можно разделить страницы, слипшиеся в типографии. Обоснование: раз они склеены ненамеренно, то нарушение этого случайного скрепления (оно к тому же еще и временное) не входит в категорию корэа (рвать)[6]. Надо только быть осторожным, чтобы нечаянно не оторвать часть страницы.

Нельзя снимать защитную бумагу с лейкопластыря: в отличие от слипшихся книжных страниц она приклеена намеренно и надолго - чтобы защитить слой клея до его использования. Если заранее известно, что лейкопластырь понадобится в Субботу, то в пятницу надо снять защитную бумагу и наклеить ее снова, - теперь она приклеена на короткое время, и ее удаление не будет рассматриваться как корэа. Аналогичное замечание - для тех, кто использует в Субботу одноразовые пеленки с наклейками.

"Шесть дней трудись и делай всю свою работу, а в седьмой день — Суббота Всевышнему".

Почему сказано "Шесть дней трудись" в повелительном наклонении? Ведь, вроде бы, тот, у кого есть средства к существованию, не обязан - во исполнение заповеди Торы — ежедневно сидеть по восемь часов в конторе.

Комментаторы связывают этот стих Торы с тем, что сказано в книге Мишлей (Притчи Соломона): "На всех своих путях познавай Его", - и повторено в Пиркей-Авот (гл. 2): "Пусть все твои поступки будут во имя Неба".

Согласно иудаизму, любой поступок человека должен подчиняться одной цели — служению Творцу. У каждой цели, как известно, есть свои средства, прямые и косвенные. В данном случае прямые средства — это заповеди Торы, ее запреты и повеления, исполняя которые, человек служит Создателю. Косвенные средства относятся к поступкам, которые не являются исполнением конкретных формальных заповедей, но, совершая их, человек должен подчинить эти действия конечной цели Торы. В этом свете обычная работа - не средство для обогащения, а способ приобрести еду, питье и все необходимое для существования. В свою очередь, цель потребления пищи и питья — не в чревоугодии, а в поддержании здоровья и тех условий, которые помогают нам стать исправными инструментами для исполнения заповедей и учения Торы...

Итак, "Шесть дней трудись" - и зарабатывай на жизнь "во имя Неба".

Но как это связано с продолжением — "а в седьмой день

- Суббота Всевышнему"?

Рав Гутнер в книге "Пахад Ицхак" объясняет:

Выполняя заповедь Субботнего покоя, мы должны стараться в некоторой степени уподобиться Самому Творцу, — это ясно из текста Торы. Однако Всевышний приостановил в седьмой день работу по созданию мира, поэтому и мы отстраняемся от тех действий, которые совершались при сооружении Мишкана.

Впрочем, пока не понятно, в чем подобны друг другу создание мира и сооружение Мишкана?

Творя мир, Всевышний создавал для нас особое место — место, где мы будем Ему служить. Что такое мир сам по себе, мы не знаем, для нас он и есть место служения Творцу. Но для этой цели и создавался Мишкан, Переносной храм в Синайской пустыне. Он должен был стать местом, особо предназначенным для служения Всевышнему. Т.е. Мишкан — это как бы весь мир в миниатюре.

Только тогда Субботний покой приобретает смысл, когда мы воспринимаем мир исключительно как место служения Всевышнему. А это возможно, если в жизни не остается "нейтральных" поступков, когда всё в действиях человека - и то, как он работает, и то, как ест и чем занимает свой досуг, - рассматривается через призму служения Творцу мира.

Лишь тогда наш седьмой день становится настоящей Субботой.

[1] См. Восемнадцатую главу.

[2] Например, настроить музыкальный инструмент.

[3] Если английской булавкой еще можно проколоть каждый из кусков ткани по одному разу, то швейная булавка вряд ли удержится, если не проколоть ею на каждой стороне дважды.

[4] Например, ломать - чтобы затем построить на том же месте.

[5] "Работа" вандала не приветствуется в любой день недели. Просто Тора не считает разрушение работой!

[6] В книге "Кицур Илхот Шабат" приводится мнение рава Файнштейна, согласно которому это действие попадает под категорию маке бепатиш - "завершающий удар", т.к. не годная прежде к употреблению книга становится годной к чтению.