Ноябрь 2017 / Хешван 5778

8. Лаш - месить

8. Лаш - месить

Для того чтобы получить краски для работы над Мишканом, надо было порошок, полученный после перемалывания растений, замесить на воде до состояния однородной кашицы, которую потом варили. Отсюда следует, что замешивание - это ав мелаха. Суть операции состоит в том, чтобы при смешении двух или более ингредиентов частички твердых веществ слиплись в единое целое при помощи жидкости (не обязательно воды). Классический пример - изготовление теста. Каждый, кто хоть раз проделывал эту операцию, знает, что она состоит из двух стадий: сначала в муку наливают воду, затем замешивают тесто. Поскольку стадий две, то хотелось бы знать, с какой именно начинается мелаха. По этому поводу в талмудической литературе находим два мнения. По одному из них Тора запрещает только замешивание теста; что касается добавления воды в муку, то в Торе на это запрета нет; правда, есть запрет мудрецов. Согласно второму мнению, мелаха начинается уже с внесения воды в сухую муку. И, хотя второе мнение принадлежит меньшинству авторитетов, мы на практике руководствуемся именно им - что называется, лехумра (для "устрожения"), и лишь в стесненных обстоятельствах полагаемся на мнение большинства.

Размятый банан тоже представляет собой гомогенную (однородную) кашицу, но процесс ее приготовления не считается лаш, так как отсутствует непременное условие: наличие смеси двух или более ингредиентов. Поэтому операция по превращению плода банана в своего рода пасту может быть запрещена как помол (см. Шестую главу), но не как замешивание, лаш.

То же самое можно сказать о смешивании жидкости с крупно нарезанными кусками пищи: операция не подпадает под указанный запрет, поскольку отдельные части в совокупности не составляют единое целое - куски остаются кусками, а жидкость - жидкостью. Поэтому салат из крупно нарезанных овощей можно смело заправлять маслом, уксусом или майонезом.

Можно смешивать два или более сыпучих вещества, например, сахар и ваниль. В отсутствии жидкости частицы обоих веществ не слипаются и не образуют единое целое. Однако делать крем из какао со сливочным маслом или маргарином нельзя.

Очевидно, что запрет лаш не распространяется на приготовление напитков, таких как кофе, какао или порошковое молоко для детей, несмотря на то что в них присутствуют все условия операции лаш, замеса: несколько сыпучих ингредиентов и жидкость. Что касается приготовления густой смеси, по консистенции напоминающей тесто или кашу, то оно запрещено Торой. Промежуточной областью между густой смесью и напитками является жидкая смесь (ее можно было перелить из одного сосуда в другой). По Торе она разрешена. Но мудрецы усмотрели здесь опасность: как бы несведущий человек, зная, что готовить такие смеси обычным образом можно, не разрешил бы себе по аналогии все смеси, в том числе и густые. Поэтому приготовление жидких смесей ограничено двумя условиями:

1. Готовя жидкую смесь в Субботу, следует изменить принятый порядок смешивания ингредиентов: если в будни мы обычно наливаем жидкость в находящиеся внутри посуды сухие вещества, то в Субботу надо поступать наоборот - сначала наливаем жидкость, потом сыпем вещества. Но если кто-то в будни делает наоборот, то в Субботу пусть льет жидкость в сухие продукты. Тем же способом "жидкость - в сухие продукты" рекомендуется поступать, если у человека нет устоявшихся будничных кухонных привычек.

2. Размешивать получившийся раствор тоже следует измененным образом - например, покачивая миску вместе с содержимым или переливая его из одной тарелки в другую. Если жидкую смесь, согласно рецепту, надо помешивать ложкой, то вместо привычных круговых движений будем делать линейно-поступательные или иной формы. Самое главное - не размешивать, прилагая усилия!

Именно так готовят в Субботу растворимые каши для детей. Так, в частности, должен поступить и тот, кто забыл приготовить харосет[1] перед пасхальным Седером, который выпал на Субботу.

А теперь сконцентрируйте свое внимание. У нас есть два положения: 1) запрет лаш начинается с внесения жидкости внутрь сухого вещества и 2) в случае, когда мы готовим густую смесь, а не жидкую, он следует из Торы (мидеорайта), а не из постановления мудрецов. В силу этих двух положений любое изменение "технологии" приготовления густой смеси запрета отменить не может[2]. Поэтому, если возникла необходимость, такую смесь следует готовить с пятницы. Но если и это сделать невозможно, то поступают так: с пятницы наливают жидкость сверху и совсем немного помешивают, а в Субботу уже размешивают измененным образом. В самых стесненных обстоятельствах можно положиться на мнение большинства авторитетов, утверждающих, что вливать жидкость в твердый материал запрещено только мудрецами, а, следовательно, разрешено смешать жидкость с твердыми веществами - но в порядке, отличающимся от будничного. Полученную густую смесь надо будет и размешать необычным образом - как мы описали выше. На практике это означает, что для маленьких детей можно смешать размятые бананы с фруктовым соком, если соблюдаются оговоренные условия.

Следует заметить, что для класса работ лаш не действует разрешение дерех-ахила. Этим перемешивание отличается

от помола. Иными словами, приготовить густую смесь запрещено даже непосредственно перед едой. Но почему? Дело в том, что в процессе принятия пищи мы постоянно размельчаем продукты, сначала режем их на куски или разламываем, потом откусываем и пережевываем зубами. Понятно, что Тора не запрещает есть в Субботу, отрезая или откусывая маленькие кусочки от огурца или помидора. Проводя аналогию, мы устанавливаем, что должно быть разрешено заранее нарезать из них салат, но только при условии, что это будет сделано непосредственно перед едой. Однако нельзя применить ту же логику с запретом лаш: кто сможет утверждать, что в процессе еды мы постоянно месим нечто тестообразное? Верно, так происходит у нас в животе с уже пережеванной пищей, - но это уже не процесс еды, а процесс переваривания пищи.

Продолжим список примеров. Нельзя смешивать с водой порошки, превращающиеся в твердую пищу, такие как пудинг, желе и т.п., даже если сразу после смешения полученный субстрат будет жидким, ведь в конечном итоге он непременно затвердеет. Для израильтян: нельзя взбивать "тхину", потому что она густеет по мере того, как ее взбивают.

Вопрос: можно ли для детского завтрака смешать творог со сметаной или кефиром? На первый взгляд, такое действие не имеет никакого отношения к запрету лаш. Если суть работы перемешивания состоит в том, чтобы жидкость способствовала соединению частичек твердого вещества, то здесь - в случае творога и сметаны - нет твердого вещества; ведь и творог, и сметана - это готовые смеси. Так считают некоторые авторитеты. Другие утверждают, что неважно, с какими ингредиентами мы имеем дело - с простыми или составными, сухими или пастообразными. Поэтому делать густую смесь нельзя, а жидкую - можно. Применительно к нашему кефиру: если конечным результатом будет густая паста, то тем самым нами нарушен запрет лаш. Что касается жидкой смеси, то ее можно приготовить только изменив привычный образ действий. Так же разрешено сделать жидкую смесь творога с вареньем. Но если варенье изначально было жидким, а из-за творога конечный продукт может стать густым, то следует есть их по отдельности, но никак не в смеси.

Сделаем еще один шаг вперед в наших логических построениях. Согласно определению категории лаш, работа замешивание включает в себя только те случаи, когда жидкость скрепляет или, по крайней мере, хоть сколько-нибудь связывает между собой, приближает одна к другой разрозненные до сих пор частицы. Но иногда, если долить жидкость в уже готовую смесь, происходит прямо противоположное - добавляемая жидкость разбавляет, разжижает смесь, при этом соседние друг к другу частицы отдаляются, становятся несвязанными. Очевидно, на такой процесс, согласно определению мелахи, запрета нет. А поэтому, исходя из наших рассуждений, разрешается добавлять и размешать сахар в кефире, поскольку сахар его разжижает, а не сгущает.

Выше упоминалось, что запрет помола не распространяется на сваренные и очень мягкие[3] продукты по той причине, что размельчить их - не составляет никакого труда, а поэтому такое размельчение не может рассматриваться как мелаха. Точно так же не распространяется на них и запрет месить. Поэтому, разминая пюре из разварившегося картофеля, можно добавить в него соус или молоко и размешать смесь самым обычным образом. Упомянув пюре, добавим, что, тем не менее, нельзя делать его из растворимого картофельного порошка.

На все остальные продукты, не размягчающиеся при варке, распространяется запрет лаш. Следовательно, традиционный яичный паштет (растертые яйцо и лук) нужно готовить в Субботу измененным, не принятым в будни образом. Тем не менее, обратите внимание, что во многих вполне ортодоксальных семьях принято крошить такой паштет обычным способом, ничего не меняя, - поэтому некоторые авторитеты в своих книгах старались найти объяснение и оправдание этому странному обычаю. Быть может, говорят они, тут можно положиться на ряд простых соображений: у человека, рубящего яйцо с луком, отсутствует намерение превратить смесь в однородную массу; рубленые яйца можно считать крупно нарезанными кусками. Так или иначе, если вы настаиваете на традиционном способе приготовления паштета, вам есть на кого сослаться. Но все же лучше готовить яичный паштет измененным образом. В праздники (Йом-тов) замес во всех его формах разрешен.

"Пусть соблюдают сыны Израиля Субботу... ибо шесть дней созидал Всевышний небо и землю, а на седьмой день прекратил (Творение) и отдыхал". Знаменитый мыслитель прошлого Маараль из Праги писал, что каждый материальный объект (существующий в трехмерном пространстве) характеризуется числом шесть: четыре стороны (горизонтальная плоскость), верх и низ[4]. Седьмая компонента — само тело - его центральная точка, не имеющая параметров пространства.

Объекты заполняют пространство. Другими словами, созданный Творцом мир распространяется, расширяется, расходится во всех шести направлениях. Разветвляясь, его области переплетаются друг с другом, образуя новые, все более сложные сочетания. Отдаление от центра - это всегда центробежное движение к краю, к динамическим границам, отход от корня, начальной точки. Центробежное движение, будучи последовательно проведенным, что называется до конца, приводит к завершению, настоящему концу или, если хотите, уничтожению. Т.е. отрыв от корня неминуемо ведет к небытию. И, поскольку, диалектика развития неизбежно приводит к смерти, для существования мира необходимо сохранить возможность возвращения к корню, к исходной точке, к объединяющему началу. Нужно, чтобы всегда оставался путь возвращения к Творцу, Источнику жизни.

Созданный в шесть дней мир отдаляется от Всевышнего. В результате каждое из созданий может восприниматься само по себе, вне связи с Началом. (Примером могут послужить дети: чем старше они становятся, чем больше развиваются, тем дальше отдаляются от родителей, тем меньше проявляются в них черты отца и матери.) Но крайне необходимо, чтобы каждый из элементов Творения представлял собой не только себя самого, но и тот Корень, из которого он вырос: "отец" должен проявляться в "детях".

Суббота возвращает нас к Исходной точке. В седьмой день Творения приостановилось созидание, прекратилось преобразование мира. Однако Шабат означает не только прекращение, но и возвращение (от корня шав, вернуться). Суббота указывает на Источник, на Начало, в ней все существующее обретает связь с Корнем. С появлением Субботы даже неделя стала выглядеть иначе: первые три дня - удаление от Начала; начиная с четвертого, начинает действовать центростремительная сила, мир возвращаться к Истоку. "И были завершены небо и земля со всем их воинством. И закончил Всевышний в седьмой день Свой труд, которым занимался, и прекратил в седьмой день всю работу, которую делал" (Берешит 2:1-3). Из стиха "И закончил Всевышний в седьмой день Свой труд" мы делаем вывод, что Всевышний в Субботу все же что-то делал[5]. Но ведь все уже было завершено в шесть дней творения, в Субботу ничего не создавалось! Мидраш, комментируя эту фразу, говорит, что до наступления Субботы мир был подобен царскому кольцу без печатки. Такое кольцо само по себе может быть очень красивым, только нельзя понять, чье оно. Суббота, не прибавив новых элементов к тому, что уже было создано, как бы обновила все существующее. В результате все части мира, разрозненные до сих пор, объединились в единую картину.

Так Седьмой день Творения изменил шесть предыдущих.

[1] Обязательное блюдо на столе Седера: смесь вина и растертых фруктов, обычно яблок.

[2] Делать мелаху измененным образом не запрещено Торой, но мудрецы так поступать не разрешают. Причем лишь в некоторых случаях позволено "нарушать" запреты мидерабанан, меняя привычный образ действий.

[3] Например, спелые фрукты или овощи.

[4] Это то, что мы называем ориентированными координатами: из точки выходят шесть векторов.

[5] Ибо иначе было бы написано "закончил к седьмому дню".