Ноябрь 2017 / Кислев 5778

16. Мелахот, связанные с изготовлением кож

16. Мелахот, связанные с изготовлением кож

ЦАД - ОХОТИТЬСЯ

При сооружении Мишкана строителям требовались шкуры, которые шли на покрытие Переносного храма, и красители для шерсти - в частности, голубая краска, которую делали из особого моллюска. Но животных для получения шкур, и моллюска для получения краски требовалось сначала поймать. Отсюда - новая мелаха, суть которой - в поимке животного, т.е. в охоте, лишении его свободы.

Причем законом Торы запрещено ловить лишь те виды животных, на которых принято охотиться; остальных (например, комаров) нельзя ловить по постановлению мудрецов.

Уже упоминалось, что Тора запретила мелахот исключительно в тех случаях, когда преследуется цель, которая была у строителей Мишкана. В противном случае она называется мелаха шеэйна цриха легуфа и запрещена только мидерабанан.

В эпоху работы над Мишканом животных ловили для прямого их использования - например, ради шкур или получения красящей жидкости. Стало быть, и сегодня человек, изловивший в Субботу карася на уху, нарушил запрет Торы. Но если само животное человеку не нужно, а ловит он его, чтобы избавиться от его присутствия, то это мелаха шеэйна цриха легуфа, работа, запрещенная только мудрецами; причем иногда они такое действие разрешают.

Почему разрешают? Потому что любое постановление мудрецов не распространяется на случаи, при которых человеку может быть нанесено повреждение или физическая боль. Следовательно, применительно к нашей теме, неопасных созданий, но все же способных причинить боль, можно ловить при условии, что на них не принято охотиться. А опасных животных разрешено ловить в любом случае.

Перейдем к примерам. Представьте себе, что в квартиру заползла змея. Даже если ее укус не опасен для жизни, она может нанести вред (не смертельно укусить). Так что, несмотря на принадлежность к разряду животных, являющихся объектами охоты, змею можно поймать в Субботу: ведь она сама нам не нужна, и все, в чем мы заинтересованы, - избавиться от нее. По этой причине Тора не запрещает поймать в Субботу змею (мелаха шеэйна цриха легуфа), залезшую в наш дом. Но и запрет мудрецов на этот случай тоже не распространяется, поскольку змея может нанести вред.

Аналогично, можно ловить пчел и ос. Вошь, укус которой не причиняет вреда, но безусловно неприятен, тоже можно поймать, ибо она не относится к разряду животных, за которыми охотятся.

Замечание: разрешение ловить животных, способных укусить, еще не дает нам права их убивать. Поэтому не стоит пытаться прихлопнуть комара в теплый субботний вечер, как бы ни досаждало это вредное насекомое своим жужжанием и намерением отведать нашей крови. Впрочем, есть случаи, когда разрешено убивать животных, от которых исходить угроза в наш адрес; об этом речь пойдет ниже, в разделе ШОХЕТ.

В Субботу нельзя ставить ловушки и капканы. Если в нашем доме завелись мыши, то мышеловки расставим еще с пятницы.

Мы помним, что алаха позволяет производить разрешенные в Субботу действия, которые непреднамеренно могут привести к совершению мелахи. Но действие, неизбежно приводящее к мелахе (псик-рейша), запрещено даже в том случае, когда у нас нет никакого намерения эту мелаху совершать. Вывод: нельзя делать то, что неизбежно приведет к ловле животного, даже если мы об этом не помышляем. Например, если муха залетела в банку, не стоит банку прикрывать сверху ладонью, блюдцем или просто салфеткой. Если в дом зашел зверь, то закрытие двери будет равносильно его поимке, поэтому в этом случае нельзя закрыть дверь даже для охраны имущества[1]. Аналогично, если в комнату залетел воробей, не будем закрывать окно; ведь этим действием мы неизбежно лишим его свободы. А что надо делать? Сначала выгоним его и лишь затем прикроем окно. Но если выгнать птицу не удается, а нам очень холодно, окно можно закрыть сразу. Почему? Потому что на воробьев охотиться не принято; так что ловить их в Субботу нельзя только мидерабанан, а мудрецы, как мы только что отметили, не устанавливают свои запреты, если в результате человеку будут причинены физические страдания (в данном случае от холода).

Теперь о домашних животных - их лишить свободы невозможно по определению, поскольку, будучи прирученными, они ею не обладают. Так что запрет охоты на них не распространяется. И все же мудрецы не разрешают ловить животных, которые, даже живя взаперти (в клетках, стойлах и пр.), обычно стараются увернуться от хозяйских рук. И уж тем более нельзя ловить домашнее животное, которое, "взбунтовавшись", рвется наружу. Параллельно заметим, что в любом случае нельзя брать животное в руки - даже любимого котенка, ибо оно - мукце, объект, запрещенный в Субботу[2].

Несколько практических правил. Если в Субботу открылась дверка клетки с канарейками, не надо ее закрывать - это ловля птиц! Нельзя доставать рыбок из аквариума - это рыбная ловля! Но, уходя из дома, можно закрыть за собой дверь, оставляя собаку или кошку взаперти.

В Субботу можно кормить домашних животных, которые находятся на попечении человека, но нельзя кормить диких животных и птиц, живущих на воле; например, голубей на площади. В праздник (Йом-Тов) правила становятся более строгими: некоторых домашних животных тоже нельзя кормить. При этом животные, которые у нас живут, делятся на две группы - те, на кого не распространяется запрет охоты (кошки, собаки и пр.), их можно кормить обычным образом; и те, кого нельзя ловить (куры, утки и пр.), им корм дают не в привычном месте, а на некотором удалении от него - чтобы напомнить себе и другим, что их ловить сегодня нельзя. Эти правила установлены только для праздников, когда можно резать животных и варить их мясо. В Субботу - когда мы не режем и не варим - нет опасения, что, забывшись, человек примется кого-то ловить на своем скотном дворе.

Разрешено выпускать на волю любое животное в Субботу - здесь нет отличий от будней.

ШОХЕТ- УБИВАТЬ[3]

Мишкан был сооружен из материалов, которые жертвовались людьми. Но среди прочего требовались кожи; а животные, как известно, добровольно свои шкуры не приносят. Поэтому их надо было зарезать[4]. Суть мелахи - в умерщвлении живого существа (в том числе насекомых) любым способом.

Но мы знаем, что иногда приходится убивать представителей фауны отнюдь не из-за утилитарных целей, а например, защищаясь. Вот случаи, когда мудрецы разрешили убивать животных, представляющих опасность:

1) даже если в данную минуту они ничем не угрожают, но могут напасть (ядовитые змеи, скорпионы, бешеные собаки и т.п.)

2) если за человеком гонится не опасное для его жизни животное, которое все же способно причинить вред или сильную боль, причем нет возможности обезвредить его, не убив.

Это общие правила; о деталях следует расспросить сведущего раввина.

Нельзя распылять в Субботу аэрозоль с ядом, убивающим комаров, тараканов и прочих насекомых. Нельзя раскладывать яды для мышей и крыс по той причине, что, несмотря на то что мы их не убиваем своими руками, все же наши действия являются косвенной причиной их смерти. Подобного рода действия (грома) Торой не запрещены, но мудрецы наложили на них запрет[5].

Можно смело ступать по земле, не опасаясь раздавить муравья или другое насекомое: непреднамеренное действие (это миткавен) в Субботу не запрещено. Но в местах, кишащих насекомыми или, допустим, дождевыми червями, где мы наверняка кого-то раздавим, ходить нельзя. Потому что псик-рейша запрещено делать даже непреднамеренно.

Нельзя смывать попавших в раковину или унитаз насекомых. Но если нет другого выхода (например, надо спустить воду в туалете), это можно сделать.

Мы рассматриваем мелаху убоя, а еще проще убийства. Толада этой работы - пускание крови при помощи укола, удара, разреза и т.д. В Торе сказано: "Ибо кровь - это душа". Под словом "душа" здесь имеется в виду жизнь, животворная сила организма, которую Тора связывает с кровью. Из этого стиха следует, что способствовать даже самой незначительной потере крови - это значит совершить своего рода акт лишения жизни. Убийство в миниатюре. Причем запрет Торы нарушается, даже если в результате удара кровь не вышла наружу, а собралась под кожей, образовав гематому, синяк.

Вывод: драться в Субботу строжайшим образом запрещено. Нельзя также выдавливать кровь из раны или высасывать ее из кровоточащей десны. Нельзя чесать раздражения на коже, если очевидно, что при этом они будут расчесаны до крови (псик-рейша). Можно вынуть занозу иглой, но осторожно, чтобы не вышла кровь; хотя кровопускание в этом случае - мелаха шеэйна цриха легуфа, все же мидерабанан оно запрещено. Если, пытаясь вынуть занозу, мы видим, что не избежать выделения крови, можно вынуть занозу только в том случае, когда она причиняет боль или может привести к заболеванию. Здесь действует выше разобранное правило: в случае физического страдания мелаха шеэйна цриха легуфа не запрещена мудрецами.

И еще несколько замечаний на "медицинскую" тему. В Субботу нельзя вскрывать гнойный нарыв принятым у врачей способом, т.е. проделав в коже аккуратное отверстие, через которое в течение некоторого времени будет выходить гной. Делать любое отверстие, через которое можно что-либо извлечь, запрещено как маке бепатиш (см. Восемнадцатую главу). Однако разрешено проколоть или выдавить нарыв, не заботясь о сохранении аккуратного отверстия, так как образованное отверстие само по себе не нужно - это мелаха шеэйна цриха легуфа, а поскольку гнойник причиняет боль, такое действие не попадает под запрет мудрецов. Кровь, которая, возможно, выйдет вместе с гноем, ничего не меняет: она уже выделилась из капилляров и скопилась в гнойнике, поэтому ее выход наружу не связан с запретом кровопускания. Все же не следует нажимать на нарыв после того, как гной вышел, чтобы не выдавить свежую кровь. 

МЕАБЕД - ДУБИТЬ ШКУРУ

После забоя животных с них снимают шкуру, затем приступают к ее обработке для выделывания кожи. Тот же порядок работ соблюдался при сооружении Мишкана: забой, снятие шкуры, обработка. В последнюю мелаху включаются все действия, представляющие собой этапы дубления (обработка известью, солью или другими химикатами) или, наоборот, размягчения кожи. Поэтому в Субботу нельзя смазывать не обработанную кожу жиром, так как это приводит к ее размягчению. На уже обработанную кожу жир не так действует, - и все же мудрецы запретили ее смазывать - из опасения, что люди по ошибке распространят разрешение и на те кожи, которые не обработаны.

Отсюда следует, что нельзя смазывать туфли даже маслом. Использование гуталина и ваксы относится к другой работе - мемареах[6] (см. ниже). Добавим, что нельзя начищать щеткой и другими "сапожными" предметами уже смазанные гуталином туфли, но можно смахнуть пыль рукой; некоторые авторитеты разрешают и тряпочкой - только осторожно, чтобы не начистить. 

ОБРАБОТКА ПИЩИ

Законом Торы не запрещена обработка пищи в Субботу. Однако во избежание ошибок мудрецы запретили некоторые виды работ с пищей, напоминающих технологию дубления кожи. В первую очередь, это касается засаливания, широко используемого кожевниками. Конечно, мудрецы не намеревались убрать соль с нашего субботнего стола. Можно добавлять к различным блюдам соль для вкуса. Запрещено лишь то, что напоминает дубление кож, то есть обработка продуктов, которые под влиянием соли меняют свои физические качества: размягчаются, твердеют, консервируются или теряют горечь.

Конкретные примеры: нельзя засаливать в Субботу огурцы, делать кислую капусту или маринады. Нельзя солить горькую редьку, чтобы снять ее горечь. Все же в салат с протертой редькой можно добавить соли: поскольку уксус, масло и другие приправы ослабляют воздействие соли - ее добавка уже не похожа на дубление.

Мудрецы запретили делать в Субботу насыщенный раствор соли, так как это похоже на приготовление рассола. Ненасыщенный раствор можно приготовить в весьма ограниченных количествах. Об этом следует помнить, готовясь к пасхальному Седеру, выпавшему на Субботу. 

МЕМАХЕК- РАЗГЛАЖИВАТЬ

При сооружении Мишкана, для того чтобы использовать кожу, нужно было сделать ее гладкой с двух сторон, то есть сверху снять щетину и соскоблить с внутренней стороны жирный слой. В быту мы можем столкнуться с этой мелахой в дождливый день, когда ботинки измазались глиной: нельзя очищать их ножом или о металлическую скобу у входа, так как помимо грязи в этих случаях иногда соскабливается и тонкий слой подошвы. Можно очистить ботинки о ступени лестницы или предназначенный для этой цели коврик.

Скоблить нельзя не только кожу, но и другие материалы, в том числе металлические изделия. Нельзя шлифовать их наждачной бумагой, натирать металлической мочалкой (цемер плада), чистить песком и т.п. Бокал для кидуша и другую серебряную посуду следует начистить до блеска в пятницу, в Субботу это делать нельзя, поскольку паста снимает тонкий слой с поверхности серебра, что расценивается как мемахек, разглаживание. И даже натирать серебряную посуду до блеска простой тряпкой алаха запрещает.

В Субботу нельзя точить ножи и счищать с них ржавчину.

Толада разглаживания - мемареах, размазывание (натирание) мази или другого материала по поверхности предмета. Из определения следует, что приготовление повязки с мазью в Субботу запрещено Торой. Причем мудрецы запретили накладывать в Субботу компресс с мазью, даже если он был приготовлен в пятницу, поскольку опасались, что, забывшись, человек размажет мазь по повязке. Тот, кому необходимо наложить мазь на больное место или рану, должен выдавить ее из тюбика прямо на тело, а затем, не растирая мазь, перевязать рану бинтом. Но нельзя выдавить мазь на бинт, чтобы потом положить его на рану, - такая операция входит в запрет мудрецов накладывать компресс[7].

Некоторые авторитеты полагают, что в Субботу можно втереть в кожу впитывающийся крем (cream, но не oinment, мазь на вазелиновой основе), так как при этом на поверхности кожи не остается гладкого слоя. Другие не видят различий между мазями. Поскольку спор идет о законе Торы, следует придерживаться более строгого мнения, отказавшись в Субботу от использования кремов. Тем не менее, больным можно разрешить пользоваться впитывающейся мазью - но лишь при условии, что метод лечения предусматривает растирание до полного впитывания, иначе остается опасение, что мазь останется на коже, а это уже мелаха деорайта!

При пользовании кусковым мылом мы смываем с него слой за слоем, что очень напоминает мемахек. Правда, у нас нет намерения сделать мыло гладким, но таков неизбежный результат его использования (псик-рейша). Поэтому твердым мылом в Субботу не моемся. Тем более, что, пользуясь им, мы нарушаем запрет на молид, создание новых вещей[8].

То же самое можно сказать о пасте для мытья посуды.

К жидкостям понятия мемахек и мемареах неприменимы, поэтому раввины разрешают пользоваться жидким мылом. Некоторые авторитеты разрешают врачу перед осмотром больного использовать кусковое мыло, если нет жидкого.

В принципе, не запрещено чистить зубы в Субботу, но только не зубной пастой.

Затронув тему о чистке зубов, приведем несколько правил, не относящихся к запрету размазывать. Щетку для зубов не мочат в воде из-за запрета на выжимание. Прополоскав рот водой, следует воспользоваться сухой щеткой. Кроме того, зубная щетка должна быть мягкой – чтобы избежать кровотечения из десен. Людям с больными и слабыми деснами придется вообще отказаться от употребления щетки. Наконец, желательно пользоваться отдельной зубной щеткой для Субботы, отличающейся внешним видом от той, которую мы используем в будни. Но если кто-то решил, что все это настолько сложно, что лучше ограничиться полосканием рта с помощью специального "эликсира", то сообщаем - именно так поступает абсолютное большинство людей.

Как и многие другие субботние работы, мемареах, по закону Торы, не относится к пищевым продуктам. Поскольку пищу можно есть и не размазывая ее, например, по куску хлеба, то - захоти мы ее все-таки размазать - этой операцией мы не совершим ничего созидательного. Тем не менее, остаются некоторые сомнения относительно тех пастообразных продуктов, которые в эстетических целях принято пригладить перед подачей на стол. Поэтому, хотя прямого запрета здесь нет, тот, кто не будет так поступать, только выиграет. Под это "устрожение" закона попадает смазывание торта кремом и приглаживание картофельного пюре на блюде. Намазывать масло, шоколадную пасту и т.п. на хлеб несомненно можно - ведь мы хотим не разгладить, а покрыть весь кусок хлеба маслом или пастой.

"Песня на субботний день. Хорошо славить Всевышнего и воспевать Твое имя, о, Всевышний. Провозглашать утром о Твоей милости и о Твоей верности — ночью... Ибо Своим деянием возвеселил Ты меня, Всевышний: радуюсь я делам Твоих рук. Насколько величественны Твои дела, Всевышний, насколько глубоки Твои замыслы! Несведущий человек не признает и глупец этого не поймет. Расцвели злодеи словно трава, распустились совершающие беззаконие, — но лишь для того чтобы исчезнуть навеки"...

Этот псалом Давида пели левиты в Иерусалимском храме каждый Шабат.

Есть в нем одна странность. В первой строке говорится, что перед нами - особый псалом на Субботний день, но почему-то дальше в тексте нет ни слова о Субботе. И еще, речь в нем идет о том, как Творец управляет миром, в частности, почему многие злодеи преуспевают, а праведники страдают. Важная и глубокая тема. Но какое отношение она имеет к Субботе?

Написано в Торе: "И увидел Всевышний все, что Он создал, и вот: очень хорошо. И был вечер, и было утро — день шестой. И были завершены небо и земля со всем их воинством. И закончил Всевышний в седьмой день Свой труд, которым занимался, и прекратил в седьмой день всю работу, которую делал. И благословил Всевышний седьмой день, и освятил его, ибо в этот день прекратил всю Свою работу, которую делал, созидая".

Остановка Творения и освящение седьмого дня (т.е. его выделение и возвышение) неотделимы от сказанного выше: "И увидел Всевышний все, что Он создал, и вот: очень хорошо". Мир завершен, он прекрасен и гармоничен, он именно таков, каким задумал его Творец. Так царь, глядя на только что отстроенный дворец, с удовлетворением замечает: "Хорош! Лишь бы он мне всегда нравился так, как сегодня".

Выполняя заповедь Субботнего покоя, мы должны в некоторой степени уподобиться Творцу. Это означает, что человек тоже должен почувствовать, как ему нравится окружающий мир. Чем больше у нас претензий к справедливости Всевышнего, чем больше мучат нас вопросы о процветающих подлецах, тем дальше мы отходим от правильного ощущения святости Субботы. Но что делать, если процветание негодяев мешает нам наслаждаться миром? Разве можно отстраниться от очевидных проблем, мешающих гармонии? Понятно, что трудно зло величать добром, сладко закатывая глаза к небу.

На наши претензии и недоуменные вопросы о процветании негодяев отвечает автор псалма. Он говорит, что если "распустились совершающие беззаконие", то "лишь для того чтобы исчезнуть навеки".

И в самом деле, наш мир - далеко не вся реальность, созданная Творцом. Более того, наш мир - всего лишь временный и преходящий этап. Вслед за ним приходит грядущий мир - вечный и нескончаемый. Там не будет места злодеям; вечная жизнь - не для них.

Как только мы поймем, что наш мир играет служебную роль, подобно коридору, ведущему в зал, все сразу станет на свои места. Ведь не судят же о доме по одному коридору!

"Песня на Субботний день". Талмуд перефразировал эти слова: "Песня на день нескончаемой Субботы", т.е. песнь о грядущем мире.

Осознав его существование, мы можем с полным сердцем продолжить: "Хорошо славить Всевышнего и воспевать Твое имя, Всевышний. Провозглашать утром о Твоей милости и о Твоей верности — ночью"...

[1] Охраны от воров.

[2] См. Двадцать первую главу.

[3] Строго говоря, на иврите шохет - "резать ножом", но это название работы перешло на всю категорию "убийство".

[4] А затем освежевать - это тоже одна из 39 мелахот.

[5] Впрочем, не исключено, что распыление аэрозоля считается убийством "своими руками".

[6] Кроме прочего, намазывая гуталин, мы совершаем другую запрещенную работу - покраску.

[7] Больным людям (готовым слечь из-за недомогания) можно наложить компресс с мазью, приготовленный в пятницу.

[8] Твердое мыло превратилось в пену.