Ноябрь 2017 / Кислев 5778

18. Боне и сотер - строить и разрушать

18. Боне и сотер - строить и разрушать

Две эти работы (мелахот) - строить (боне) и разрушать (сотер) - мы будем рассматривать вместе, поскольку они в некотором роде симметричны, а именно: лишь те строения, которые нельзя строить в Субботу, нельзя и разрушать. Верно и обратное: строения, которые можно сооружать в Субботу, можно и разрушать.

АВ МЕЛАХА

Ав мелаха - строительство прикрепленного к земле сооружения. Цель мелахи - создание пространства, защищенного от внешней среды, например, от непогоды или солнечных лучей. Чтобы построить, нужно скрепить отдельные части в единое целое, - это, так сказать, форма мелахи.

По закону Торы, нельзя ни строить заново, ни добавлять что-либо к уже готовому строению. Закон Торы можно нарушить, всего лишь закрыв в Субботу маленькую дырку в стене или забив в нее гвоздь. Соответственно, любое разрушение прикрепленного к земле здания или деконструкция любой его части запрещены как сотер. Важно еще раз подчеркнуть, что действия, приводящие к порче (мекалъкелъ), даже если внешне они напоминают одну из мелахот, запрещены не Торой, а мудрецами. Стало быть, тот, кто разрушает стену просто так, от нечего делать, нарушает лишь запрет мидерабанан. И только разрушение, носящее конструктивный характер (для перестройки, переноса строения или очистки места), попадает под запрет Торы.

ЗЕМЛЯНЫЕ РАБОТЫ

Кроме строительства как такового, в категорию боне входит работа по рытью и засыпанию ям. Земляные работы - рытье котлованов, выравнивание стройплощадки и пр. - неотъемлемая часть строительства. Если землю роют ради получения грунта, а не для того чтобы вырыть яму, то это мелаха шеэйна цриха легуфа[1], а потому запрещена она только мудрецами. Следует отметить, что рытье земли и заравнивание ям на полях и в других сельскохозяйственных угодьях запрещены как вспашка (хореш), но не как боне.

Нельзя мести в Субботу двор или земляной пол, так как при этом будут неизбежно засыпаны ямки и выровнена поверхность пола. Однако деревянные или каменные полы можно подметать щеткой или веником из синтетических волос, но не соломенным веником, который с легкостью может сломаться. Мыть полы не принято как тряпкой (из-за запрета мелабен: замачивание и выжимание тряпки), так и резиновой шваброй. Впрочем, в случае необходимости, многие современные авторитеты разрешают собрать пролившуюся на пол воду резиновой шваброй.

ДОБАВЛЕНИЯ К СТРОЕНИЮ

К уже построенному сооружению нельзя ничего добавлять (пристраивать) в Субботу, но это только в том случае, если добавленная деталь просуществует на этом месте в течение продолжительного времени, став неотъемлемой частью строения. Иными слова, временные пристройки разрешены, поэтому их можно также удалять в Субботу. На практике это означает, что в Субботу нельзя снимать дверь с петель или навешивать ее. То же самое касается окон, включая и раздвижные, которые не имеют петель: нельзя вставлять их в пазы или вынимать. Дверную ручку запрещено вынимать из двери, а если она упала, не стоит возвращать ее на место. В этом случае для открытия двери можно воспользоваться отверткой или чем-нибудь подобным. Главное - ничего не чинить и ничего не ломать! (О дверцах шкафа разговор впереди). Вышедшие из пазов жалюзи нельзя возвращать на место. В Субботу не прикрепляют к стенкам крючки с вакуумными присосками.

До сих пор приводились примеры постоянных или долговременных добавлений. Пример разрешенного временного добавления: можно заткнуть оконный проем подушкой или каким-нибудь другим предметом домашнего обихода, поскольку изначально ясно, что надолго он здесь не останется, а значит, не превратится в часть строения.

ТОЛАДОТ

Производная от боне - скрепление досок и других стройматериалов при помощи гвоздей или клея. Хотя цель мелахи (создание убежища от непогоды) здесь не присутствует, сама внешняя форма скрепления частей воедино рассматривается как толада от боне.

Еще одна толада - оэлъ кавуа, натягивание палатки или сооружение навеса на долгое время, даже если их не крепят к земле. Оэлъ араи - создание временного шатра или навеса, эта работа запрещена только мидерабанан. Остается выяснить, чем отличаются друг от друга постоянный и временный шатры. Используем логику мудрецов: у нас есть заповедь строительства сукки; по требованиям алахи она -временное строение; поскольку Сукот длится неделю, получаем, что всякое строение, стоящее больше семи дней, может рассматриваться как постоянное.

Отсюда следует, что обычная палатка, возведенная нами не более чем на 7 дней, - временное сооружение, более чем на 7 дней - постоянное. Это определения Торы.

Запрет мудрецов сооружать временные шатры объясняется опасением, что человек опрометчиво позволит себе строительство постоянного шатра, что явится нарушением запрета Торы. Из этого объяснения следует, что под запрет попадают только те сооружения, которые напоминают постоянные и могут ввести людей в заблуждение. Причем надо различать между временной крышей-навесом и временными перегородками. Мудрецами запрещено сооружать навес, тент и тому подобные временные крыши. Ибо временный навес защищает от зноя не хуже, чем постоянная крыша; поэтому, если разрешить натягивать тент, люди могут по ошибке позволить себе сооружение долговременных строений.

Что касается перегородок (стенок), то постоянные перегородки запрещены Торой. А вот временные разрешены и Торой, и мудрецами, - за исключением тех, что имеют алахическое значение (с их помощью можно избежать нарушения запрета). Пример: третья стенка в сукке. Без нее сукка не считается кашерной. Такую перегородку нельзя ставить в Субботу даже на один час. Но уже четвертую перегородку поставить можно, - если, конечно, не прикреплять ее гвоздями, клеем[2] и другими материалами. Точно также можно расставлять ширмы, открывать раздвижные перегородки и т. д., потому что их установка не напоминает строительство.

В Субботу можно повесить временные занавески - например, в проеме разбившегося окна[3] или в проходе. Некоторые авторитеты разрешают вешать их даже на длительное время. Свое решение они мотивируют тем, что занавес раскачивается (на сквозняке) и фактически не закрывает проход, поэтому считается элементом временным, а не постоянным. Но с этим не все согласны; оппоненты говорят, что сама дверь - это простейший аналог занавеси, а навешивать дверь, с этим все согласны, в Субботу нельзя. Действительно, несмотря на то что дверь вращается на петлях и не составляет серьезной преграды, она является неотъемлемой частью строения. Точно такое же рассуждение можно провести и по поводу занавески.

ДОБАВЛЕНИЯ К ВРЕМЕННОМУ ШАТРУ

Мудрецы запретили сооружать временный навес в Субботу, но не запретили делать временные добавления к уже существующему навесу. Поэтому, если временный навес шириной хотя бы в 10 см существовал до наступления Субботы, его можно расширить. То же самое касается запрещенных перегородок (тех, что имеют алахическое значение): если они уже существовали в пятницу, их можно расширить (в любую сторону, вверх или вниз). Развернув такой навес в Субботу, мы можем вернуть его в прежнее состояние, - но не следует убирать навес, который был полностью раскрыт с пятницы.

Складывающиеся гармошкой навесы и козырьки можно раскрывать в Субботу, если в пятницу они были закреплены на нужном месте[4]. Это разрешение обосновывается тем, что навес уже существовал как единое целое. Раскрывая его в Субботу, мы не создаем ничего качественно нового, а только удаляем его элементы друг от друга. Более всего такое действие напоминает открывание окон и дверей, вращающихся на петлях. Отсюда следует, что можно раскрывать и закрывать складные козырьки на балконах, на детских колясках и т.п. Но вот прикреплять навесы в Субботу запрещено; и, если это сделано по ошибке, их нельзя раскрывать.

Из последнего правила вытекает, что следовало бы разрешить пользоваться в Субботу зонтиком (конечно, там, где есть эрув). Однако крупнейшие авторитеты прежних поколений запретили пользоваться в Субботу зонтами. С тех пор этот запрет широко распространился и стал общепринятым обычаем, нарушать который нельзя. Поэтому не следует ни раскрывать, ни складывать зонт. И даже если он был раскрыт с пятницы, нельзя выходить с ним на улицу. Как видим, один день в неделю придется обойтись без зонта.

ДЕЙСТВИЯ, НАПОМИНАЮЩИЕ СООРУЖЕНИЕ НАВЕСА

Ряд предметов обихода - такие как столы и кровати - имеют внешнюю форму, напоминающую шатер или навес. Понятно, что они не предназначены для защиты от плохой погоды, а потому шатрами не считаются. Но все же их сооружение или сборка может навести человека на мысль, будто в Субботу разрешено сооружать шатры. Причем Талмуд полагает, что ошибка может возникнуть в том случае, когда мы видим не только форму шатра (есть нечто, напоминающее стенки и крышу), но у "строителей" явно присутствует желание каким-то образом использовать получившееся пространство между "стенками" и "крышей". Во избежание ошибок мудрецы постановили, чтобы сборка подобных предметов делалась измененным образом: сначала устанавливается "крыша", потом - "стенки". Такое неудобство напомнит человеку, что это особый случай, а поскольку подобное возведение отличается от обычного строительства шатров, то шатры, по всей видимости, запрещено возводить в Субботу; что и требовалось показать.

Можно раздвинуть стол и вставить в него дополнительные части в Субботу - в этом случае удлиняется уже существующая "крыша", а это разрешено делать даже с настоящим навесом. Временный стол на козлах тоже можно соорудить обычным способом, если мы не собираемся использовать пространство под ним[5]. Такие столы разрешено разбирать самым обычным образом.

Однако сооружать кровать в Субботу следует измененным способом, так как пространство под ней используется для того чтобы прятать там обувь и другие предметы. Делается это так: двое держат верхнюю часть кровати на весу, а третий подставляет под нее ножки или козлы.

Без всяких сомнений, можно устанавливать в Субботу раскладные кровати: ведь их верхняя часть уже прикреплена к ножкам, так что новый навес не создается. Мы только удаляем ножки от матраса, как и в случае с раскладным козырьком. Точно так же можно раскрыть в Субботу стол-книжку, раскладные стулья, шезлонги - и снова сложить их.

Но важно помнить, что при сборке столов, кроватей и прочих сборных конструкций нельзя ничего привинчивать болтами, туго скреплять штырями и т.д. Все это, как мы объясним ниже, - создание мебели, а потому запрещено.

Некоторые законоучители запретили полностью вытаскивать ящик письменного стола, а также вставлять его обратно, если ящик глубже 10 см. Причина запрета проста: так сооружается шатер, т.е. создается замкнутое полезное пространство внутри ящика. Но большинство авторитетов подобным образом поступать разрешают, потому что ящик для того и предназначен, чтобы его постоянно вытаскивали и возвращали, так что речь тут идет об использовании пространства, а не о его создании.

ПРИМЕНИМЫ ЛИ К ПРЕДМЕТАМ ОБИХОДА ПОНЯТИЯ БОНЕ И СОТЕР

По мнению Раши, понятия боне и сотер нельзя применять к мебели и другим предметам обихода. Иначе говоря, человек, сколотивший стул в Субботу или собравший магнитофон, нарушает другой запрет Торы - маке бепатиш, "завершающий удар"[6], но не запрет на строительство. Другие комментаторы Талмуда считают, что сооружение мебели входит-таки в категорию боне, однако есть одно существенное различие между сооружением мебели и возведением зданий: при настоящем строительстве даже самое незначительное добавление к постройке считается боне, в то время как с предметами обихода дело обстоит несколько иначе: лишь сделав стул от начала до конца или накрепко

соединив между собой две его детали профессиональным способом (гвоздями, шурупами или клеем), человек нарушает запрет боне бекелим, создание вещей. (Келим[7] - так называются не только сосуды или инструменты, но и любые предметы домашней утвари.)

Есть принципиальное отличие между категориями боне (строительство) и маке бепатиш ("завершающий удар"). Такая мелаха как "строить", имеет свою противоположность - "разрушать". То, что нельзя построить, нельзя и разрушить. Но у работы маке бепатиш нет противоположной мелахи, а значит, по мнению Раши, Тора не запрещает ломать мебель или бить посуду в Субботу. Тем не менее, в алахе принято мнение его оппонентов, запрещающих ломать предметы обихода. Считается, что если мебель или посуду ломают в конструктивных целях (вытаскивают гвоздь из стула, чтобы затем вбить новый), то тем самым нарушают запрет Торы; но, если ее ломают просто так, нарушен запрет мидерабанан, как и во всех других случаях порчи.

Поэтому нельзя разбивать в Субботу банки, бутылки и прочую посуду. Если пищевые продукты заперты в шкафу, а ключ потерялся, запрещено вскрывать замок, снимать дверцу с петель или каким-то иным образом портить мебель. Так что, если в доме нет другой субботней еды - кроме той, что осталась недоступной в шкафу, - придется пойти в гости к друзьям.

КАК ОТКРЫВАТЬ КОНСЕРВЫ И ДРУГИЕ УПАКОВКИ

Тут мы сталкиваемся не только с боне и сотер, но и с запретом делать отверстие, через которое можно высыпать или вылить содержимое упаковки. Создание подобного отверстия рассматривается как маке бепатиш, "завершающий удар"[8].

Со вторым запретом все ясно: нельзя проделать аккуратное отверстие в банке с соком или пакете с сахаром для того чтобы извлечь их содержимое. Но относительно запрета боне-сотер нет согласия между законоучителями. Одни (например, Хазон-Иш) утверждают, что запаянная консервная банка не считается сосудом, так как ею невозможно пользоваться: пока она закрыта, в нее ничего нельзя положить. Но, открыв банку обычным образом, мы делаем ее пригодной к употреблению. Отныне в ней можно хранить ее содержимое, доставая его понемногу, а когда все съедят, в нее можно будет класть другие мелкие вещи. И даже если мы не собираемся пользоваться банкой и хотим тут же после открытия ее опорожнить и выбросить, субъективные намерения не отменяют тот факт, что в результате наших действий появился пригодный к использованию сосуд. А значит, вскрытие банки рассматривается как боне.

С другой стороны, то же самое вскрытие консервной банки не может считаться нарушением запрета сотер. Логика тривиальна: кли, обычный бытовой предмет, пригодный к употреблению, в Субботу нельзя разрушать; но поскольку закрытой банкой невозможно пользоваться и поэтому сосудом (кли) она не является, то ее разрешено сломать. Следовательно, если мы хотим извлечь содержимое консервной банки, следует сначала безнадежно ее испортить, чтобы в будущем нельзя было этой банкой пользоваться[9], - и тогда ее можно открыть.

Второе мнение состоит в том, что и в закрытом состоянии консервная банка считается кли, т.е. сосудом, предназначенным для хранения законсервированной в ней пищи. Следовательно, тот, кто открывает ее, не нарушает запрета боне, ведь новый сосуд тем самым не создается, - но нарушение тут все равно есть. Какое? Если он открывает банку обычным консервным ножом, то тем самым кли разрушается, а это нарушение запрета сотер. Если же делает аккуратное отверстие, то нарушается запрет маке бепатиш. Как видим, согласно этому мнению, консервы в Субботу вообще запрещено открывать!

Итак, по первому мнению, вскрыть банку - это боне, но не сотер. А поэтому ее надо предварительно испортить (чтобы не было запрета боне). По второму мнению, вскрыть банку - это не боне, а сотер. Поэтому ее нельзя вскрывать.

Поскольку мнения разошлись полярно, на практике поступаем как обычно, т.е. открываем все консервные банки еще до наступления Субботы.

Но что делать тому, кто забыл это сделать? Перед ним три мнения. Именно три, хотя пока мы привели только два. Дело в том, что один из ведущих законоучителей нашего времени, рав Ойербах, придерживался второго мнения относительно того, что при открытии консервной банки не нарушается запрет создания кли, так как сосуд уже существует. Но вместе с тем он считал, что тому, кто забыл приготовить все с пятницы, постфактум можно разрешить открыть консервные банки - но только такие, которые принято выбрасывать после использования (как только извлекут их содержимое). Вот его аргумент: в Талмуде сказано, что в Субботу разрешено разбить сосуд, склеенный из обломков, так как запрет разрушения распространяется лишь на цельные предметы. По аналогии можно сказать, что нет запрета портить банки, которые обычно выбрасываются после того, как из них достанут содержимое (это уже не цельный предмет, а "ущербный"). Но повторяем, все это только постфактум; полагаться на третье мнение с самого начала нельзя, поэтому требование открыть все необходимые консервы с пятницы остается в силе даже для тех, кто "идет" по раву Ойербаху.

Что касается практических рекомендаций, то во всех случаях самое лучшее - обратиться к своему раввину.

Сказанное относится не только к консервным банкам, но и к картонным упаковкам, бумажным и полиэтиленовым пакетам, содержащим молоко, сахар, конфеты и т.п., - их надо открывать до наступления Субботы. Постфактум, согласно мнению Хазон-Иша, их разрешается порвать, но только безнадежно при этом испортив. Например, пакет молока лучше вскрыть в двух местах, чтобы в нем нельзя было хранить молоко, которое перельем в кувшин. (Запрет рвать здесь тоже не нарушен, потому что рвать упаковку для извлечения необходимых в Субботу пищевых продуктов мудрецы не запретили.) По мнению же рава Ойербаха, можно открыть пакет молока самым обычным способом, но тоже только постфактум.

Согласно всем мнениям, можно разрывать пакеты, которые сразу после открытия принято опорожнять и выбрасывать, например, маленькие пакетики сахара или соли, используемые в ресторанах и гостиницах. Ни в закрытом, ни в открытом состоянии они не считаются кли.

Переходим теперь к другому актуальному вопросу. Можно ли открывать навинчивающиеся бутылочные крышки, которые при открытии отделяются от нижнего кольца? Пока будем говорить о жестяных крышках.

Что касается самой бутылки, то, по первому мнению, она, будучи закрытой, не считается сосудом, по второму мнению - считается. А вот по поводу крышки все законоучители единодушны: до первого открытия она не может считаться кли, потому что явно не пригодна для использования (ее надо оторвать от колечка, после чего она станет настоящей крышкой[10]). По этой причине многие авторитеты решительно запрещают открывать в Субботу бутылки с такими крышками. Подводим итоги. По первому мнению, открывая бутылку, мы "делаем" и крышку, и саму бутылку, что запрещено в Субботу. По второму мнению, мы "делаем" только крышку, что тоже превращает всю операцию по открытию бутылки в запрещенное действие. Практическая рекомендация: либо открываем все бутылки с пятницы, либо сначала протыкаем крышки, окончательно их испортив, и лишь затем отвинчиваем.

До сих пор речь шла о крышках из жести. В последнее время многие производители напитков перешли на пластмассовые крышки, обладающие рядом технологических преимуществ. Дело в том, что, в отличие от жестяных крышек, штампуемых прямо на бутылке, пластмассовые производятся отдельно, и их изначально можно навинчивать на бутылки. На конвейере они всего лишь проходят операцию по обжиму кольца, и теперь крышку нельзя снять с бутылки, не разорвав кольца. Заметьте, что даже после сжатия остается возможность снять крышку, не портя кольцо, например, просунув зубец вилки или другой тонкий металлический предмет между горлышком бутылки и крышкой. Но если так, то, даже оторвав нижнее кольцо, мы не создаем новый предмет пользования. Он уже существовал - до того, как им закрыли бутылку; и заводская операция по сужению нижнего кольца крышки ничего по сути не изменила, так как осталась возможность использования. Получается, что пластмассовую крышку можно спокойно снимать в Субботу. И целый ряд авторитетов с таким рассуждением согласился.

Кстати, ныне некоторые компании выходят на рынок с напитками в новой бутылочной упаковке, а именно - с крышкой без кольца. Подобные бутылки, безусловно, не создают проблем в Субботу.

Остается упомянуть, что есть законоучители, которые разрешают открывать любые крышки - не только пластмассовые, но и жестяные. Они приводят следующие аргументы: пусть в результате отделения верхней части крышки от нижней возникает кли, предмет пользования; все же он настолько несущественен, что вряд ли его создание попадает под запрет строить. И еще можно сказать, что крышка уже сейчас годна к употреблению, мешает только нижнее кольцо, но оно, в отличие от случая с запаянной консервной банкой, соединяется с крышкой настолько слабо и отделяется от нее таким легким движением руки, что самим этим кольцом можно пренебречь, - его как бы нет.

Другой вид крышек - на пивных бутылках. Их можно открывать согласно всем мнениям: при этом ни бутылка, ни крышка сосудами не становятся. Также можно разрывать бумагу или фольгу на горлышках винных бутылок. И, конечно же, разрешено извлекать обычные пробки штопором.

В Субботу нельзя открывать жестяную банку с пивом или прохладительными напитками, если крышка банки снабжена жестяным кольцом[11] (кольцо тянут - банка открывается). Причина запрета та же, что и для консервной банки с огурцами: открывая банку, мы создаем на ней аккуратное отверстие, через которое можно вылить содержимое; а создание "входа" запрещено как маке бепатиш, завершающий удар.

Можно открывать пластмассовые баночки со сметаной, йогуртом и другими молочными продуктами, закрытые тонкой крышечкой из фольги. Причем многие раввины разрешают не только снять целиком эту крышечку, но даже проделать в ней отверстие - чтобы было удобнее пить. Отметим, что сдвоенные баночки нельзя отделять друг от друга из-за запрета маке бепатиш. Также можно разрывать фольгу, наклеенную на баночку кофе, или выдавливать таблетки из пластинок с лекарствами.

Если коробка конфет перевязана ниткой, нитку нужно разорвать, не развязывая, потому что узел на ней завязан на срок, явно превышающий сутки. Аналогично, не следует развязывать узел на полиэтиленовом пакете, - его надо порвать, испортив при этом пакет. При этом важно помнить, что, когда рвут, протыкают или портят упаковку любым другим способом, надо быть очень внимательным, чтобы не повредить надписи на ней.

Итак, нитку на коробке с конфетами рвут. То же самое делают с бумагой или липкой лентой, которыми заклеена коробка. При этом нет никакой необходимости портить саму коробку: разрывая ленту или бумагу, мы не создаем сосуд и не уничтожаем его. В отличие от крышки консервной банки, липкая лента - это отдельный предмет, не являющийся частью коробки; ее временно приклеили для того чтобы в скором времени снять.

Нет никакого различия между Субботой и праздниками во всем, что касается открывания консервов и упаковок: в праздник разрешено приготовление пищи, но не создание или разрушение сосудов для еды.

Если по ошибке упаковка открыта запрещенным образом, ее содержимое можно есть.

СОЕДИНЕНИЕ ДЕТАЛЕЙ В СУББОТУ

Мы уже упоминали, что соединение деталей домашней утвари может рассматриваться как боне (строительство) или, по мнению Раши, как маке бепатиш ("завершающий удар").

По закону Торы, запрещено профессиональное скрепление с помощью клея, гвоздей или шурупов. Тугое соединение без гвоздей (например, вогнать обратно в пазы выскакивающую планку на спинке стула) запрещено мудрецами во избежание ошибки: если разрешить тугое соединение, люди могут подумать, будто разрешено забивать и гвозди. И только слабое соединение, при котором части свободно "ходят" относительно друг друга, разрешено, - но и то при условии, что обычно их не скрепляют туго. Ведь есть опасение, что, если в будни такие части принято соединять накрепко, человек поступит таким образом и в Субботу.

Из сказанного следует, что нельзя мидерабанан прикрепить ручку к щетке для пола, просто вставив ее в отверстие. Закрепить ручку шурупом - это уже запрет Торы. Поэтому, если в Субботу развалилась швабра, не будем пытаться ее чинить; сделаем это завтра. Случаются и другие неприятности - например, отвалилась ножка стула или стола: теперь нельзя не только приладить ее на место, но и отодвинуть стул в угол. Причина - в запрете мудрецов, которые опасались, что, забывшись, мы можем начать чинить стул; поэтому в Субботу лучше вообще не трогать сломанную мебель.

Иногда починка заключается в том, что одну деталь вворачивают в другую. Здесь надо указать, что резьбовое соединение в Субботу запрещено. Причем некоторые авторитеты полагают, что это запрет Торы; другие утверждают, что - мидерабанан. Но все разрешают пользоваться крышками на резьбе. В чем причина разрешения?

По мнению одних законоучителей, крышка создана для того чтобы ее открывать и закрывать; следовательно, такое временное соединение нельзя рассматривать как боне. Ведь запрещено строить только нечто постоянное, то, что по своему характеру не предназначено для моментального разрушения. И уж тем более, завинчивая крышку на бутылке, мы не нарушаем запрет "завершающего удара", так как никакого завершения работы здесь нет; есть только периодически повторяющиеся действия - соединение и разъединение. По этим причинам можно открывать и закрывать в Субботу все навинчивающиеся крышки.

Однако существует и другое мнение: строить что-либо или создавать какой-либо предмет даже на время запрещено. Мишкан, из строительства которого мы черпаем все основные мелахот, был Переносным храмом в пустыне. Он не считался постоянной постройкой - сегодня его собирали на одном месте, завтра, по велению Свыше, разбирали, чтобы двигаться дальше. Следовательно, сооружение даже временной конструкции, предназначенной для разборки в обозримом будущем, запрещено[12]. Тем самым, временный характер соединения не может быть причиной разрешения пользоваться навинчивающейся крышкой. А что может быть причиной? По Хазон-Ишу ответ таков: завинчивание и отвинчивание крышек относится не к созданию предметов обихода, а к их использованию, что, понятно, нельзя запретить.

Поясним. Временное скрепление двух частей, составляющих вместе единое функциональное целое, рассматривается как боне, создание предмета. Но если при соединении двух частей они не становятся единым целым, то никакого строительства или создания здесь нет. Примерами подобного соединения являются удочка и составная малярная кисть, которую иногда укорачивают, а иногда удлиняют, вставляя одно колено в другое. Бутылка или термос не составляют единого целого с крышкой, поскольку закрытая бутылка, по вышеупомянутому мнению Хазон-Иша, не является предметом пользования, кли. Мы пользуемся только открытой бутылкой, наливая и выливая из нее жидкость. Закрытая крышкой бутылка — это тот случай, когда два отдельных предмета используются вместе, но не составляют единого целого. Но вот что касается временного соединения двух частей, не являющихся сосудом и крышкой, то это в Субботу безусловно запрещено.

Приведенное расхождение во мнениях законоучителей имеет свои следствия. Возьмем, например, "лего", детский конструктор, в котором различные предметы получаются путем скрепления деталей. По мнению Хазон-Иша, следует запретить играть в него в Субботу, так как скрепляемые части становятся, пусть на время, единым целым, а сами по себе эти детали не имеют никакого смысла (этим и отличается конструктор "лего" от составной удочки). В то время как, согласно оппонентам Хазон-Иша, не видящим запрета во временном строении, игру в "лего" можно разрешить, если к тому же учесть, что само соединение не на столько крепкое. Впрочем, и здесь высказываются некоторые сомнения.

Особый столик для чтения ("стендер", или пюпитр), меняющий свою высоту с помощью фиксирующих винтов, вряд ли можно удлинять или укорачивать в Субботу - даже по мнению тех авторитетов, что разрешают временное строительство: ведь нередко, установив столик на удобной для себя высоте, человек оставляет его так надолго. Так что аналогию с винтовыми крышками, которые разрешены в силу их "временности", тут провести нельзя. И все же, некоторые авторитеты утверждают, что и этот случай нельзя запретить, ибо обе части стендера как были скрепленными раньше, так скрепленными и остались: завинчивая винт, человек не прикрепляет две части одна к другой, а только фиксирует удобную для себя высоту.

ИЗГОТОВЛЕНИЕ СЫРА В СУББОТУ

По способу производства изготовление сыра подобно строительству: и в том и в другом случае отдельные части соединяются в единое целое. На основании этого некоторые комментаторы Талмуда утверждают, что изготовление сыра - толада от боне[13]. Другие видят здесь только запрет мудрецов, отметивших внешнее подобие между сыроварением и строительством.

Приготовление льда в морозильнике не рассматривается как строительство прежде всего потому, что получившееся "строение" совершенно неустойчиво: вне холодильника кубик льда растает за несколько минут. Однако, по мнению ряда законоучителей, здесь возникает другая проблема -нолад[14]. Из-за этого спора готовить лед следует только в случае острой необходимости (например, для больного).

МАКЕ БЕПАТИШ

Эта мелаха нами упоминалась неоднократно. Здесь расскажем только о том, чего ранее мы не касались.

Маке бепатиш - "завершающий удар", т.е. приведение заготовки к готовому виду, после чего она становится годной к использованию. Это действительно завершающее действие, финальный удар кузнеца молотком (отсюда и название), своего рода последний штрих мастера - даже если в самом "штрихе" нельзя усмотреть ни одного вида запрещенной мелахи из прочих тридцати восьми[15]. Как видим, определение этой запрещенной в Субботу работы применяется только к заключительному действию. Напомним, что, по мнению Раши, создание кли (предмета пользования) тоже входит в категорию маке бепатиш. Но остальные комментаторы Талмуда с ним не согласны, утверждая, что создание кли от начала до конца - не что иное, как боне, совсем другая мелаха.

Поскольку Тора запрещает создание предметов пользования (или доведения их до состояния готовности), мудрецы запретили любые виды починок и исправлений - даже таких, без которых вещью, хоть и с трудом, но можно пользоваться.

Приведем несколько примеров. Иллюстративным материалом будут очки: в Субботу нельзя выпрямлять погнувшуюся дужку очков. Ту же дужку нельзя возвращать на место, если отошел скрепляющий винт. Нельзя вставлять в очки выпавшее стекло. (Исключение составляют пластмассовые оправы, в которых стекло держится без помощи винтика. Если оправа в таких очках расширилась настолько, что стекло с легкостью выпадает, можно вставить его на место: подобная починка в Субботу не запрещена.)

Нельзя возвращать на место упавшее колесо детской коляски, даже если делается это одним движением руки.

Теперь о подзаводе механических часов. Если они остановились, их нельзя заводить (многие авторитеты считают, что это запрещено самой Торой). Ряд законоучителей разрешает заводить идущие часы, считая, что такое действие нельзя назвать починкой. Однако, по мнению большинства, идущие часы заводить все же не стоит, потому что в результате подзавода они будут идти дольше. Многие авторитеты разрешают переводить стрелки идущих часов. И почти все согласны, что автоматические (самозаводящиеся) часы можно надевать в Субботу, - разумеется, если они в момент, когда мы их надеваем, идут: ведь, размахивая руками, человек меньше всего думает о том, чтобы заводить часы. Электронные часы тоже можно носить в Субботу, но ни в коем случае нельзя нажимать на их кнопки. Заметим, что остановившиеся часы - мукце (за исключением золотых, служащих украшением); их нельзя носить в Субботу. И если они остановились на руке, то надо отыскать место, где стоит их положить, чтобы часы не пропали. Уберем их в сторону и не будем трогать до окончания Субботы.

Перейдем к вопросу об использовании механического будильника в Субботу и праздники. Понятно, что в Субботу заводить его нельзя - из-за запрета макэ бепатиш. Но, даже заводя будильник в пятницу, мы сталкиваемся с определенной проблемой. Дело в том, что мудрецы запретили пользоваться устройствами, издающими громкие звуки, так как это полностью противоречит атмосфере субботнего покоя. Даже включенные с пятницы приборы не должны работать, если они создают шум, ибо это влечет к пренебрежению Субботой. Причина запрета не столько в самом шуме, сколько в том, что люди, услышавшие звук работающего устройства, могут решить, будто его включили в Субботу. Правда, раввины прошлых веков разрешили заводить в пятницу часы с боем, поскольку каждому ясно, что такие часы заводят заранее, на несколько дней вперед. Но верно ли это по отношению к будильнику? По мнению раби Файнштейна26, не верно, потому что, в отличие от часов с боем, будильник принято заводить ночью непосредственно перед отходом ко сну.

Впрочем, большинство современных авторитетов не видят различия между часами с боем и обычным будильником, разрешая заводить будильник с пятницы[16]. Однако здесь возникает новая, на этот раз техническая трудность: понятно, что, если накануне Субботы мы настроим будильник на семь утра, он прозвонит в семь вечера и растратит весь свой завод, так что утром мы благополучно проспим до восьми, опоздав на утреннюю молитву. Чтобы этого не произошло, вроде бы надо поставить будильник на предохранитель, а вечером, перед отходом ко сну, предохранитель отключить. Можно ли так поступить? С одной стороны, если в результате наших действий утром в Субботу раздастся звонок, то его причиной окажется наше действие, совершенное в Субботу (отключение предохранителя). С другой стороны, это наше действие, скорее всего, следует квалифицировать как косвенную причину (грама), а не прямое участие в запрещенной мелахе. Поэтому некоторые авторитеты разрешают снять будильник с предохранителя в Субботу вечером.

Два замечания. Первое: выше уже упоминалось, что грама - весьма тонкая тема, так что нет ничего удивительного в том, что, согласно многим раввинам (из тех, что разрешают), будильником можно пользоваться только в случае острой необходимости. Второе замечание: если будильник все-таки не был поставлен на предохранитель и зазвенел в семь вечера, то, согласно всем мнениям, разрешено нажать кнопку, отключающую звонок.

До сих пор речь шла о механическом будильнике. Что можно сказать об электрическом (или электронном) будильнике? Его можно настроить с пятницы, но, когда он зазвенит, нельзя будет нажать на кнопку, чтобы убрать звук, потому что тем самым разомкнется электрическая цепь в его внутренней сети, а это уже запрещенная в Субботу работа. (См. Двадцатую главу.)

Из всего сказанного становится понятно, что разрешение переводить стрелки идущих часов не распространяется на настенные или напольные часы с боем, если они издают громкие звуки в результате перемещения стрелок (например, когда минутная стрелка проходит через отметку "12"). То же правило касается заведенного будильника. Однако стрелки можно переводить, если при этом не будут пересекаться "звуковые точки" на циферблате.

Итак, Тора запрещает доводить предметы до состояния полной готовности к использованию. Очевидно, что под это правило попадает и настройка музыкальных инструментов. Но даже если инструменты уже настроены, играть в Субботу на них все равно нельзя, - правда, уже по указанию мудрецов, которые опасались, что, забывшись, люди машинально начнут их настраивать. Запрет касается и инструментов, которые вообще не настраивают, - чтобы не усложнять постановление детализацией. Что касается песен, то петь в Субботу можно и нужно! Но без аккомпанемента, полагаясь исключительно на свои способности к вокалу.

Отметим, что не запрещено использование предметов, которые, не являясь музыкальными инструментами, могут издавать определенные звуки. Возьмем, например, обычный стол, - по нему разрешено стучать рукой в попытках восстановить тишину или чтобы привлечь внимание присутствующих. То же самое можно делать ложечкой по стакану. Однако отбивать такт во время пения, хлопая в ладоши или по столу, в Субботу можно только на празднестве, связанном с какой-либо заповедью: чествование жениха и невесты и т.п. Впрочем, насвистывать мелодию в Субботу разрешено.

Запрет мудрецов касается действий, напоминающих починку, даже там, где починки как таковой нет. Например, в Субботу нельзя окунать в микву посуду, приобретенную у нееврея. Поскольку такой посудой можно пользоваться только после погружения в микву, указанное действие напоминает починку и может ввести несведущих людей в заблуждение. Однако в случае необходимости можно самому окунуться в микву в Субботу, поскольку такое действие к ошибке никого не подтолкнет.

По аналогичной причине нельзя отделять в Субботу трумот и маасрот от плодов Эрец Исраэль[17]. Если мы приглашены в Субботу к людям, которые пренебрегают отделением трумот и маасрот, надо проконсультироваться у раввина, как поступить. Точно так же нельзя отделять халу от хлеба, сделанного из муки Эрец Исраэль. Но хлеб, выпеченный из заграничной муки (если от него не успели отделить халу в пятницу), можно есть, оставив небольшой кусок до исхода Субботы, с тем чтобы отделить от него халу в будни.

Книга Зоар (Шмот 88а) задает вопрос:

Написано в Торе: "И благословил Всевышний седьмой день". Но в другом месте Торы написано про мен: "Шесть дней собирайте его, а в Субботу его не будет". Если в этот день пищи не будет, .о каком благословении идет речь в первом стихе?

Поясним: благословение (браха) — это успех деятельности, увеличение того, что есть, расширение уже существующего. Но на пустом месте брахи не бывает!

И вот как отвечает Зоар на свой вопрос:

Учили мы, что высшие и низшие благословения зависят от Седьмого дня. Почему в пустыне невозможно было найти пищу в Субботу? Да потому что от этого дня получают бра-ху шесть высших дней, так что каждый из них может дать в свое время пропитание низшим мирам.

Поэтому человек, достигший веры, должен накрыть стол и приготовить обильную трапезу в пятницу вечером, чтобы его дом благословился на всю остальную неделю. Ведь именно в это время браха и приходит в мир! А на пустое место браха не придет.

Суббота — источник всех благ. Или, говоря чуть иначе, она — ворота, через которые браха спускается в наш мир.

[1] Работа, результат которой (в данном случае получение ямы) исполнителю не нужен.

[2] Выше отмечалось, что скрепление частей воедино само по себе рассматривается как толада от боне.

[3] Не используя при этом гвозди или кнопки.

[4] Предварительного раскрытия на 10 см не требуется.

[5] Сидя, люди вытягивают ноги под столом. Но это не считается использованием нижнего пространства: цель сидящих - использовать поверхность стола, а это удобней делать, поместив ноги под стол.

[6] Та последняя операция мастера, завершающий штрих, после которого можно сказать, что вещь готова.

[7] В единственном числе - кли.

[8] Раньше банкой нельзя было пользоваться, а теперь можно: мы создали для нее входное отверстие!

[9] Например, проделав дырку сбоку

[10] Пока не отделено кольцо, даже разбив бутылку и вынув из крышки осколки стекла, мы не сможем закрыть этой "неполноценной" крышкой другую бутылку.

[11] Такое же кольцо присутствует на некоторых консервных банках с рыбой.

[12] Говоря выше, что Торой запрещены только постоянные строения, мы имели в виду крепость соединения, но не его сроки.

[13] Мы не поясняем, на чем строится это утверждение, чтобы не вдаваться в детали технологии сыроварения.

[14] Создание того, чего не было. Нолад - "вновь рожденный". См. Двадцать первую главу.

[15] Всего мелахот, как мы знаем, 39. Маке бепатиш - одна из них. Но если остальные являются вполне конкретными видами работ (красить, стирать, строить и т.д.), то "завершающим ударом" может быть любое действие.

[16] Аналогичный спор ведется по поводу заказа с пятницы услуги телефонной службы - "пробуждение по телефону".

[17] Не отделив, их нельзя есть. А значит, отделение трумот - это починка, исправление, делающая неразрешенную вещь, в данном случае еду, разрешенной.