Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Много ли мы знаем о себе?

Много ли мы знаем о себе?

Есть старая еврейская притча о человеке, который был так рассеян, что с утра не мог вспомнить, куда вечером положил свою одежду. Однажды он решил: надо просто с вечера записывать, где что лежит. Так и сделал. Проснувшись наутро, наш рассеянный сразу взялся за список и прочитал: "Штаны? Вот они. Рубашка? Вот она Башмаки. Шляпа. Галстук... Позвольте! А где же теперь я сам? Где я?!" Вот так и с нами, заключает автор притчи.

Поистине так и с нами, евреями, вернувшимися из советского изгнания в последние годы. Мы образованны, начитанны, зачастую знакомы с легендами каких-нибудь инков лучше, чем с историей собственной семьи. С Б-жьей помощью, мы возвращаемся в родную страну, в Эрец-Исраэль, из наших окон видны холмы Иудеи или Самарии, наши дети говорят на языке праотцев... Но стали ли мы действительно ближе к своему народу? И к себе самим? Много ли мы знаем о себе?

Как уверенно мы рассуждаем: “Было время, когда Б-г занимался делами людей и наглядно являл Свое существование - не мудрено было в Него верить. Но сегодня-то мы живем сами по себе, своим умом, делами рук своих. Никто не рассекает перед нами море, не обращается к нам из столпа огненного -откуда же взяться вере?" Нам мало чуда восхода солнца, полета птицы, рождения ребенка... Мир, сотворенный из ничего, не кажется нам чудом, и это естественно, ведь мы сами -часть этого мира. В качестве чуда нам требуется что-то необъяснимое, противоречащее законам природы и общества и при этом очевидное, как голубь, вылетающий из шляпы фокусника. Но он есть, такой феномен, он -прямо у нас перед глазами, нам только не приходит в голову о нем задуматься. И лишь когда кто-то другой в изумлении замирает перед этим феноменом, мы, привыкшие, увы, больше доверять чужим авторитетам, тоже останавливаемся и вглядываемся сами в себя, в свою память, в свою историю. Ибо чудо это - мы сами, еврейский народ.

"Удивительный, непостижимый.., - говорит о нашем народе А. Куприн в рассказе с милым нашему сердцу названием "Жидовка", -нигде не осталось следа от его загадочных врагов, от всех этих филистимлян, амалекитян, моавитян и других полумифических народов, а он, гибкий и бессмертный, все еще живет, точно выполняя чье-то сверхъестественное предопределение".

"Египтяне, вавилоняне, персы поднялись и наполнили мир шумом, великолепием и изяществом, но их блеск погас, и они канули в вечность. Греки и римляне пошли по их стопам - вызвали большой шум и исчезли. Появлялись другие народы и какое-то время они несли свой факел высоко над головой, но он сгорал в своем же огне, и теперь они сидят в тени или исчезли совсем. Еврей видел всех, победил всех, и сейчас он такой же, каким был всегда. Он не показывает ни признаков заката, ни старческого бессилия. Его таланты не поблекли и его бодрость не изменила ему. Все смертны в этом мире, кроме евреев. Все силы исчезают, но он остается", - с удивлением констатирует Марк Твен.

Лев Толстой со свойственной ему категоричностью утверждал: "Еврей вечен, он - олицетворение вечности".

Достоевский, любитель психологических загадок, тоже пытался проникнуть в тайну нашего бессмертия: "Приписывать status in statu одним лишь гонениям и чувству самосохранения - недостаточно. Да и не хватило бы упорства в самосохранении на сорок веков, надоело бы и сохранять себя такой срок... Тут не одно самосохранение стоит главной причиной, а некая идея, движущая и влекущая, нечто такое, мировое и глубокое, о чем, может быть, человечество еще не в силах произнести своего последнего слова".

Наиболее откровенно высказался историк И. Гловер, автор исследования "Древний мир": "...Странно, что еврейская религия продолжает существовать, в то время как религии других древних народов дохристианской эпохи исчезли... Невероятно странно и то, что религии, существующие сегодня в мире, построены на идеях, заимствованных у евреев. Вопрос не в том, что произошло, вопрос в том, как это могло произойти. Почему этот народ продолжает существовать, почему жив иудаизм? Нет у нас ответов на эти вопросы. Здесь проявляется еврейская индивидуальность".

Итак, мы - загадка. Вопрос, на который нет ответа, кроме громких слов и общих фраз. Никто из тех, кого мы цитировали выше, не догадывался узнать ответ у самих евреев. А они-то, в отличие от других, всегда знали, что это за "некая идея" и "сверхъестественное предопределение", и "как это могло произойти-.

"Одна из самых удивительных загадок мировой истории, - пишет иерусалимский раввин р. Ицхак Зильбер, - та, что за две тысячи лет галута еврейский народ не только не прекратил свое существование, но и возвратился на родину предков. Представьте себе овцу, вокруг которой прыгает семьдесят волков, и они не просто угрожают ей, но каждый отрывает кусок. Сколько потребуется времени, чтобы эта овца погибла? Полчаса, десять минут? Семьдесят народов, о которых говорится в Торе, были бы рады, если бы наш народ перестал существовать. Погромы, насилия, гонения, шесть миллионов, уничтоженных Гитлером, сотни тысяч расстрелянных и замученных Лениным и Сталиным. А мы все-таки существуем! Давным-давно нет на свете тех волков, погибли все цивилизации древнего мира: исчезли вавилоняне и римляне, древние египтяне стали христианами (сегодняшние копты), ассирийцы и греки сегодня совсем не те, что были в древности. И только наш народ остался таким, каким был много веков назад: с той же верой в единого Б-га, с той же Торой, с тем же обрезанием, с той же субботой. Может быть, евреи сильнее других народов? Да в тысячу раз слабее! Может быть, они жили в каких-то тепличных условиях? Тысячу раз - нет! Так в чем же разгадка этого удивительного факта? А разгадка в том, что 3705 лет назад Б-г заключил с нашим предком Авраамом вечный союз - брит-олам..."