Ноябрь 2017 / Хешван 5778

ШВИИТ – ГОД ШМИТА

ШВИИТ – ГОД ШМИТА

Законы седьмого года

Число «семь» имеет особое значение в мире иудаизма. Источник этого – Кабала, из которой известно изречение «все седьмые – любимые». Это качество «седьмых», выражающее присущую им особую святость, выявляется наиболее ярко в двух знаменитых «седьмых» – в седьмом дне недели, субботе, и в седьмом годе, «субботнем годе». Еще их называют так: «суббота человека» и «суббота земли».

Швиит или шмита это названия субботнего года.

Законы, связанные с этим годом, разнообразны и сложны, и в течение многих столетий о них написано множество книг. В самом общем виде законы эти можно свести к трем:

1. запрет обрабатывать землю в год шмита;

2. все, что порождает земля в этот год, считается бесхозным имуществом;

3. год шмита отменяет все денежные задолженности.

Запрет обрабатывать землю

В гл. 25-й книги Ваикра сконцентрированы законы швиит. В частности, там сказано: «Когда придете в страну, которую Я даю вам, будет земля покоиться в субботу во имя Г-спода. Шесть лет засевай свое поле и шесть лет обрезай свой виноградник и собирай все плоды своей земли, а в седьмой год – суббота суббот будет земле, суббота во имя Г-спода: поле твое не засевай и виноградника твоего не обрезай...» 

Запрет обрабатывать землю в год швиит в самом общем виде означает, что все работы, цель которых -выращивание растений, развитие их и улучшение – запрещены, а все работы, цель которых – устранение убытков и вреда, – разрешены.

Плоды швиит, юбилейный год

В той же 25-й главе книги Ваикра сказано: «И да будут плоды субботы земли вам пищей: и тебе, и рабу твоему, и пришельцу, которые живут вместе с тобой; также скоту твоему и зверям, что живут на земле твоей, да будет весь урожай ее в пищу».

И еще сказано в книге Шмот, гл. 23: «А в год седьмой – оставляй землю в покое, не трогай ее, чтобы питались бедняки народа твоего, а остатком после них питались звери полевые...»

Итак, нам приказано сделать весь урожай года швиит бесхозным, никому не принадлежащим. Тор'а подчеркивает, что нет запрета есть эти плоды – но торговать ими нельзя. Мудрецы зачислили тех, кто торговал плодами швиит, в разряд людей, которые не имеют права давать в суде свидетельские показания: ибо те, кто отвергает столь фундаментальную заповедь в погоне за наживой, легко могут стать лжесвидетелями.

Хозяин земельного участка имеет право собирать на нем плоды, выросшие в год швиит, и даже продавать их – но при выполнении следующих условий: 1. количество этих плодов невелико, и предназначаются они для немедленного употребления; 2. в это время на поле или в саду остаются такие же плоды, и дикие звери без труда могут питаться ими. Однако с того момента, как эти плоды исчезают с поля, их следует также убрать из дома. Нельзя также собирать плоды швиит в склады и кладовые; 3. плоды швиит обладают святостью, которой нельзя пренебрегать, – и поэтому их нельзя выбрасывать или использовать каким-либо необычным образом.

Как мы поступаем сегодня?

В наше время законы швиит исполняются лишь по решению мудрецов. Статус года шмита тесно связан со статусом «юбилейного года», о чем говорится в 25-й главе книги Ваикра. «Юбилейный год» – это каждый пятидесятый год, когда все земли, проданные в течение пятидесятилетия, возвращаются их первоначальным владельцам, когда рабы-евреи выходят на свободу, когда прекращается всякая обработка земли и плоды ее объявляются бесхозными, подобно тому, как это происходит в год швиит. Однако закон о «юбилейном годе» выполняется только тогда, когда весь народ Израиля живет на своей земле: «И провозгласишь свободу всем жителям твоей земли». С тех пор, как 10 колен израильских были уведены в изгнание (в эпоху Первого Храма), и по сей день мы не удостоились того, чтобы все евреи жили на территории Страны Израиля, и с тех пор законы «юбилейного года» не действуют. По букве закона Торы законы швиит также не должны были бы выполняться в наше время, но мудрецы, заботясь о том, чтобы эти заповеди не забылись в народе Израиля, постановили их исполнять (только швиит – но не «юбилейный год»).

Поэтому мы не имеем права пренебрегать законами швиит, хотя с их соблюдением связано множество трудностей и материальных убытков. Многие земледельцы в Израиле пунктуально соблюдают все, что связано с годом швиит, а взамен работ, которые в этот год не выполняются, они находят другие...

Те земледельцы, которые относятся к этим законам менее строго, полагаются на так называемый гетер мехира (в последних поколениях ставший камнем преткновения между авторитетами Торы): накануне наступления года швиит земля продается неевреям и таким образом, в этот год земледелец как бы обрабатывает нееврейскую землю. Однако этого еще недостаточно, чтобы таким образом сделать разрешенными все виды работ на земле или неограниченное использование урожая этого года.

Идейный смысл заповеди швиит совершенно ясен - это социальный декрет, по крайней мере раз в семь лет внедряющий в умы идею всеобщего равенства Представьте себе: раз в семь лет все становятся равными – нет «даров беднякам», нет трумот умаасрот нет ни того, кто оказывает социальную помощь, ни того, кто ее принимает, – все имеют равные права на все, что растет на земле.

Земле этот год дарит покой, свободу и процветание Ведь и землю нельзя эксплуатировать бесконечно время от времени она должна отдыхать и накапливать силы для следующих рабочих годов. И еще: год швиит дает возможность земледельцу заняться иной деятельностью – духовной, дать пищу своей душе. Подобно субботе, когда человек отдаляется от материального мира физического труда и духовно обновляется для последующих шести рабочих дней, дается человеку целый год, чтобы он поднялся на новый духовный уровень, сохраняя духовные ценности народа Израиля.

Отмена денежных долгов

Излагая законы швиит, Тора говорит: «Вот что такое шмита: пусть простит всякий заимодавец, который дал деньги в долг ближнему своему, и не взыскивает этот долг с ближнего своего и с брата своего ибо провозглашена шмита во имя Г-спода» (Дварим, 15).

Поэтому 29 элула, последний день года шмита, отменяется всякий долг, время взыскания которого еще не пришло.

Социальная идея, скрытая в этой заповеди, состоит в том, чтобы дать возможность человеку, обремененному долгами, открыть новую страницу в своей жизни, освободиться от угнетающих его материальных забот.

По букве Торы этот закон (одинаково относящийся и к Стране Израиля, и к остальному миру) исполняется лишь в то время, когда действуют законы «юбилейного года» – то есть лишь тогда, когда весь еврейский народ живет на Родине. Однако для того, чтобы в народе не забылась эта заповедь Торы, мудрецы постановили, что закон о шмите продолжает исполняться и в наше время.

– Идиллия? – спросите вы. – Воздушные замки? – Да, конечно же у богатого человека, ссужающего деньгами других, шмита не вызовет особого энтузиазма. Известно, что было время, когда из-за этого люди перестали давать деньги в долг, боясь, что шмита его отменит. Однако Тора предостерегает: «Берегись, как бы не ожесточилось твое сердце...» И все-таки возникла реальность, когда «богатые грешили, а бедняки были голодными...»

Выходом явилось учреждение «прозболя».

Что такое прозболь?

Для того, чтобы поощрить рогатых давать деньги в долг, не боясь года шмита, Гилель Старший учредил «прозболь».

Его суть состоит в том, что, когда приближается конец года шмита, заимодавец передает право на взыскание своих долгов суду, «бейт-дину», и тогда год шмита не отменяет их. При этом составляют особый документ – он-то, собственно, и называется «прозболь».

Так обстоит дело и в наше время: заимодавец обращается в «бейт-дин», ему пишут «прозболь», и год шмита не отменяет этого долга.

Может ли бейт-дин отменить заповедь Торы?

Есть люди, которые утверждают, что, мол, мудрецы делают с Торой все, что захотят, и в качестве примера приводят установление «прозболя». Ошибка эта, к сожалению, весьма распространена, и на ее основании весь институт раввината кое-кто называет «анахронизмом». Поэтому наш долг разъяснить этот вопрос. Еше Талмуд спрашивает (Гитин, 36): «Возможно ли, чтобы согласно Торе шмита отменяла долг, а согласно Гилелю – нет?» И Талмуд дает аргументированный ответ: Гилель жил в конце эпохи Второго Храма, когда закон о шмите исполнялся не по букве закона Торы, а в силу решения мудрецов, желавших сохранить «память о швиит». Поскольку исполнение закона об отмене долгов натолкнулось на реальные препятствия, то для того, чтобы он продолжал исполняться и далее, Гилель, глава Сангедрина, вождь мудрецов Торы, имел полное право найти способ, чтобы избавить богачей от совершения проступка против закона Торы и обеспечить оказание помощи беднякам независимо от года шмита. Гилель нашел это средство в виде «прозболя», который вполне соответствует Галахе, запрещающей кредитору притеснять должника, и нисколько не умаляет авторитета «бейт-дина». который имеет право любое имущество (в том числе и долги) объявлять безхозным!

И обратите внимание: даже сам Гилель, один из величайших авторитетов Торы всех поколений, глава Сангедрина, законоучитель всего еврейского народа, не мог бы учредить ничего, что вступило бы в противоречие с Торой и ее заповедями, – даже в момент величайшей нужды общества в этом, даже опираясь на вполне разумные аргументы. Право учредить «прозболь» ему дал лишь тот факт, что исполнение законов шмиты происходит в силу решения мудрецов, а не слов Торы. Поэтому нет у нас ни малейшего права исключать из Торы хоть одно слово или игнорировать его – даже когда нам кажется, будто оно не соответствует духу нашего времени.