Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава десятая

Глава десятая

Недолго Иоанн чувствовал себя победителем. Базилик Афинский, несколько дней тщательно изучавший трон, заявил, что взвесить его, не разобрав на части, невозможно. «Чего я добился? — думал подлый царедворец. — Зачем мне кольцо, если никто не сможет доказать вину Гершома?»

Однако размышляя над тем, что происходило вокруг него, Иоанн пришел к выводу, что Гершом знает, как взвесить трон. Иоанн не отказался от своего стремления уничтожить рабби Гершома. Милета, неверная жена рабби, была надежным союзником в его коварных планах. Из любви к Михаилу она украла кольцо у мужа и сумеет выведать у него, как взвесить трон.

Во время очередной встречи с Милетой Михаил по указанию дяди поручил ей узнать у мужа, как взвесить трон, не используя огромных весов.

Спустя несколько дней, поздно вечером, рабби Гершом, как всегда сидевший за книгами, услышал за своей спиной глубокий вздох. Подняв голову, он увидел Милету.

— Это ты, Милета? — удивился он. — Отчего ты не спишь и почему так тяжело вздыхаешь?

— Сердце мое полно печали, дорогой Гершом, — ответила притворщица. — Я чувствую себя покинутой, лишенной близкого друга! — Глаза ее, как всегда, наполнились слезами.

— Г-сподь с тобой, — взволнованно заговорил рабби Гершом. — Что тебя тревожит? Чего тебе не хватает? У тебя ведь есть все, что ты хочешь!

— Ошибаешься, Гершом. У меня ничего нет! Ни отца, ни матери, ни сестер, ни братьев, ни друзей. Я одинока, как цветок в пустыне.

— Но у тебя есть я, твой муж!

— Тебя я тоже потеряла, — простонала Милета, лицо ее было залито фальшивыми слезами. — Двора завидует мне, ненавидит меня. Она заронила в твою душу недобрые мысли.

— Тебе нечего бояться, дитя мое. Ты знаешь, как высоко я ценю твою верность.

— Неправда! Ты не доверяешь мне.

— Как ты можешь так говорить, Милета? Разве я не доказывал тебе много раз, как верю тебе.

— Нет, ни разу! Ты никогда не давал мне ни одного доказательства того, что ценишь мою преданность и искренность.

— Проси какое хочешь доказательство, я тотчас дам его тебе.

— Разведись с Дворой, это будет самое лучшее доказательство!

Рабби Гершом смертельно побледнел.

— Какого доказательства ты требуешь от меня? Ты хочешь, чтобы я совершил такую подлость?

Нет, дорогая, этого я сделать не могу даже ради тебя! Правда, Двора дурно говорила о тебе, но не из ненависти к тебе, а из любви ко мне. Она — одна из лучших женщин, каких только можно отыскать на свете.

— Лучших? А я, что же, ничего не стою в твоих глазах? Тогда мне незачем жить! Она будет попрежнему преследовать меня, так что жизнь станет мне не мила, а тебя это нисколько не беспокоит!

— Милета, прекрати разговор об этом! Я не разведусь с Дворой! Проси, чего хочешь, но о разводе не может быть и речи!

Милета поняла, что таким путем она своей цели не добьется, и решила атаковать с другой стороны.

— Хорошо, милый, я повинуюсь тебе и больше не буду просить тебя развестись с Дворой. Да и какая польза была бы мне от твоего развода? Я хочу только того, чтобы твое доверие ко мне было таким же, как моя любовь к тебе. Тогда счастливее меня человека не будет в мире.

Через несколько минут Милета вдруг спросила рабби Гершома:

— А слышал ли ты, что Базилик Афинский уведомил императора, что не в состоянии взвесить трон?

— В древности Афины действительно были средоточием величайших ученых, но в наше время, должно быть, там уже не произрастают такие умы, как в былые времена.

— А ты смог бы изготовить такие весы?

— В них нет надобности! Определить вес трона можно и без весов!

— Ах, расскажи мне об этом!

Рабби Гершом уже пожалел о неосторожных словах, вырвавшихся у него.

— Мне это неизвестно, Милета! — попробовал он отказать ей в просьбе.

— Гершом, дорогой, я вижу, ты знаешь, просто ты так мало доверяешь мне, что не хочешь рассказать даже о такой малости. — И Милета снова разрыдалась.

— Пожалуйста, перестань плакать, Милета. Я бы тебе сказал, если бы знал.

— Ты знаешь, знаешь! Ты знаешь всё! Ты мудрее всех! Хорошо, не говори, но по крайней мере не скрывай, что способ тебе известен.

— Ну, если это тебя утешит, то скажу — да, он мне известен. Но один Б-г знает, какие несчастья могут меня постигнуть, если это станет известно. Знание, которым я обладаю, — оружие, которое может быть использовано против меня моими врагами, их много, и они только и ждут случая, чтобы убрать меня с дороги. Прошу тебя никому ничего не говорить.

— Неужели ты допускаешь возможность, что я могу раскрыть твой секрет кому-нибудь?

— Да нет, просто ты можешь проговориться по неосторожности.

— Теперь-то я вижу, что ты не доверяешь мне по-настоящему!

— Зачем ты терзаешь меня? Что тебе до того, как взвесить императорский трон?

— Но это могло бы послужить свидетельством того, что ты мне доверяешь. Ты не хочешь расска-

зать мне... Ладно, не рассказывай!.. Теперь я твердо знаю, что мне здесь делать нечего, я здесь лишняя! Не хочу навязываться тебе, лучше мне уйти отсюда! — С горькими слезами она встала и направилась к двери.

— Милета! Сядь, пожалуйста, успокойся, — стал просить ее рабби Гершом. — Я скажу тебе... Но нет, нет! Не могу!

— Почему не можешь? Чего ты боишься? Кто мешает тебе?

— Выслушай старую сказку, которую я прочел в книге с пожелтевшими от времени листами.

«Царь Соломон был самым мудрым человеком на земле, умней всех других людей. Более того, ему были понятны язык лесных и полевых зверей, пение и клекот птиц в поднебесье. Однажды царь хотел выразить свое расположение своему преданному слуге Элимелеху. Он намеревался осыпать его богатыми дарами, но Элимелех от всего отказался и говорил: "Не одаривай меня ни золотом, ни серебром, ни мирскими благами, потому что, слава Бгу, того, что у меня есть, хватает для моих скромных нужд. Если бы ты мог научить меня языку зверей, которые бродят в лесах, и животных, которые пасутся на лугах, понимать пение птиц! Я давно мечтаю об этом". — "Я исполню твое желание, сказал царь, но знай, если ты выдашь эту тайну хоть одной живой душе, тебя ждет смерть". — "Я не нарушу твоего приказа, никому не открою этой тайны". Царь Соломон научил Элимелеха понимать язык зверей в лесу и животных, пасущихся на лугах, пение птиц, обитающих в воздухе. Элимелех горячо поблагодарил царя и отправился домой. Там он женился и зажил счастливо со своей любимой женой.

Однажды Элимелех с женой на исходе дня сидели во дворе, вдыхая свежий весенний воздух. В это время слуга привел с поля быка и поставил его в стойло рядом с ослом, который целый день оставался в стойле, потому что был болен. Элимелех услышал разговор животных.

— Как поживаешь, брат? — спросил осел быка.

— Плохо! — пожаловался бык. — Целый день мучился! Сначала на меня взвалили такой груз, что я чуть не рухнул под ним. Потом работник стал осыпать меня проклятиями и в конце концов жестоко избил.

— Я дам тебе совет, который облегчит твою участь. Сделай вид, что ты заболел. Чтобы тебе поверили, не прикасайся к корму всю ночь. Увидев, что ты отказываешься от еды, тебя сочтут больным, не заставят работать, и ты сможешь отдохнуть.

Быку план понравился, и в тот же вечер он решил последовать совету осла. Слушая разговор животных, Элимелех немало позабавился.

— Чему ты смеешься? — спросила его жена.

— Я вспомнил смешной случай из своей жизни, потому и засмеялся.

На следующее утро выяснилось, что бык заболел.

— Бык, кажется, заболел и не сможет работать, — сказал Элимелех слуге. — Запряги в плуг осла, он вчера целый день отдыхал и сможет выполнить не только свою работу, но и работу быка.

Вечером осел вернулся с поля, совершенно обессилевший. Бык осведомился, здоров ли он.

— Во мне нет ни одного места, которое не 60лело бы, — ответил осел. — Но должен сказать тебе нечто, касающееся тебя лично. Я слышал, как хозяин говорил слуге, что если ты скоро не выздоровеешь, придется тебя забить, а мясо продать на рынке.

Элимелех, слушавший этот разговор, снова стал смеяться.

— На этот раз ты должен рассказать мне, чему ты смеешься, — потребовала жена. — И не вздумай меня обманывать.

— Хорошо, я скажу тебе правду. Меня развеселила беседа между ослом и быком, я нашел ее настолько смешной, что не мог удержаться от смеха.

— Как это вышло, что ты понимаешь язык животных?

— Царь Соломон научил меня.

— Ах, милый, ты обладаешь таким чудесным знанием и не поделился со мной, твоей женой. Прошу тебя, научи меня языку зверей!

— Этого я сделать не могу. Духи, подчиненные царю Соломону, убили бы меня!

Но тщетно Элимелех пытался убедить жену оставить его в покое, жизнь сделалась для него невыносимой. Он вынужден был раскрыть ей свою тайну. Но прежде чем открыться жене, он взял перо и пергамент, чтобы составить завещание. Царь Соломон в свое время предупредил его, что поступок, на который он решился, будет иметь для него роковые последствия.

В доме Элимелеха воцарилось гробовое молчание. Все окружающие были опечалены тем, что их любимый хозяин готовится умереть. Вдруг Элимелех услышал, как во дворе ссорятся его собака с петухом. Собака, лежа в конуре, горевала о своем хозяине. Появившийся петух гордо вышагивал по двору во главе многочисленных кур и цыплят, покорно следовавших за ним. Нисколько не встревоженный веселый петух закукарекал, и его резкий голос разносился по всему пригорюнившемуся двору.

— Ах ты, бессовестное создание! Хозяин умирает, а тебя это нисколько не огорчает, — пристыдила собака петуха.

— Что же, ты прикажешь мне переживать из-за того, что наш хозяин дурак, который позволяет своей жене загнать его в могилу? Посмотри: у меня двадцать кур всех пород и всякой окраски, но ни одна из них не посмеет перечить мне, ослушаться моего приказа, не говоря о том, чтобы навязывать мне свою волю. Им и в голову не может прийти такое! А наш хозяин не только не может укротить свою жену, но и позволяет ей накликать на него смерть! Можно ли сочувствовать такому глупцу?

Петух взлетел на забор, громко крикнул "кукареку!" и слетел с него, куры неизменно следовали за ним.

Урок, преподанный петухом Элимелеху, вселил в него мужество. Он разорвал пергамент, на котором намеревался написать завещание, а когда жена снова стала просить его раскрыть ей свой секрет, он раз и навсегда отказался это сделать. С тех пор она никогда не заговаривала на эту тему, и они снова зажили тихо и мирно. Секрет Элимелеха умер вместе с ним».

— Понимаю, что ты хотел сказать, — промолвила Милета, когда рабби Гершом закончил свое повествование, — но сравнение это неуместно. Я желаю тебе долголетия. Мне только хотелось выяснить, доверяешь ли ты мне. Но, ты, вероятно, 60ишься, что я выболтаю твой секрет. Если бы ты понастоящему любил меня, то не сомневался бы в том, что я заслуживаю доверия.

— Ладно, я скажу тебе все, — сказал рабби Гершом. — Только ты должна держать язык за зубами. От этого зависит моя жизнь!

—- Не бойся, дорогой, от меня твоего секрета не узнает никто — ведь твоя жизнь дороже мне моей собственной!

Рабби Гершом раскрыл Милете секрет, не подозревая, что он вверил свою судьбу лживой изменнице.