Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава шестая

Глава шестая

Милета и Двора ожидали возвращения рабби Гершома на пороге дома. Им уже сообщили радостную весть об отмене указа. Как только появился рабби Гершом, Двора побежала ему навстречу.

— Слава Б-гу! — с радостью и со слезами счастья на глазах приветствовала она его. — Этот ужасный указ отменен! Слава Б-гу, избравшему тебя для выполнения Его воли!

Лицо Дворы сияло, когда она смотрела на рабби Гершома. Милета же стояла молча и всем своим видом выражала недовольство. «Пятьдесят тысяч золотых дукатов, — думала она с раздражением, — сколько чудных шелков, сколько богатых платьев и дивных благовоний смогла бы я купить на эти деньги! Какое мне дело до того, что евреи были бы изгнаны из Византии?»

— Почему ты молчишь, Милета? Разве тебе нечего сказать мне? Разве ты не рада, что Б-г по великой милости Своей избавил нас от изгнания? — спрашивал ее рабби Гершом.

— Конечно, я рада, — поспешно ответила Милета. — Только мне досадно, что император так скуп. Нам бы очень пригодились эти пятьдесят тысяч золотых дукатов.

— Пусть это тебя не беспокоит, милая Милета. Мы ни в чем никогда не будем нуждаться, ты ведь знаешь, что я никогда не отказывал тебе ни в чем!

Милета воздержалась от ответа, но в сердце ее оставалось острое недовольство глупым мужем, отказавшимся принять огромное вознаграждение.

Даже после излечения царевны Феодоры рабби Гершом ежедневно посещал ее, следил за тем, как восстанавливается ее здоровье, приносил ей укрепляющие снадобья. Однажды, входя в ее покои, он встретил императора, который приходил навестить свою любимую племянницу. Василий ласково приветствовал рабби Гершома и вступил с ним в беседу.

— Скажи мне, рабби, — спросил он — ты изучал Талмуд?

— Конечно, Ваше Величество, — отвечал рабби.

— Объясни мне, что такое Талмуд?

— Талмуд— это часть нашего свода законов, которая передавалась устно от поколения к поколению.

— Я не понимаю тебя. Дай мне, пожалуйста, более полное объяснение.

— С превеликим удовольствием, Ваше Величество. В Торе изложены главные положения нашей веры. Моисей получил от Всевышнего разъяснения и толкование этих законов, а перед смертью передал полученные знания своему ученику Иеошуа.

Таким путем эти сведения передавались до самого разрушения нашего Святого Храма, когда евреи были изгнаны из своей родины. Чтобы еврейский народ в чужих краях не забыл законы, наши великие ученые и раввины собрали их и включили в Талмуд, который содержит не только основные положения нашей религии и правила, касающиеся религиозных отправлений, но и огромный запас сведений из области светских наук и мирской мудрости.

— А говорится ли в Талмуде что-нибудь о троне царя Соломона?

— Нет, Ваше Величество. Однако рассказ о нем можно найти в других святых книгах, столь же важных и чтимых нами.

— Не можешь ли ты просветить меня насчет конструкции этого трона?

— Могу, Ваше Величество. Этот чудесный трон, несомненно единственный в своем роде, был сделан искусным золотых дел мастером Хирамом, который во времена царя Соломона славился как настоящий художник. Трон был изготовлен из елоновой кости и золотых пластинок, украшен алмазами и рубинами. У подножия трона стояли в ряд 12 золотых львов, а напротив — 12 золотых орлов. Шесть ступеней вели к возвышению, сам же трон был установлен на седьмой ступени. На первой ступени напротив золотого льва располагался золотой бык. На второй ступени, глядя друг на друга, лежали золотой волк и золотой ягненок. На третьей друг против друга находились золотой тигр и золо-

той верблюд. На четвертой напротив золотого павлина свои золотые крылья чистил огромный золотой орел. На пятой золотая кошка сидела напротив золотого петуха. Могучий ястреб и кроткий голубь украшали шестую ступень. Еще выше, над самым троном, золотой голубь держал в клюве золотого ястреба. И над всем этим возвышался великолепный семисвечник с выгравированными на нем именами патриархов и пророков, вождей еврейского народа.

Когда царь Соломон поднимался на трон, воздух наполнялся рычанием зверей, голосами животных и птиц, певших каждая на свой лад. Двадцать четыре золотые лозы образовывали своеобразный балдахин над троном. При восхождении царя Соломона на трон включался особый механизм. Как только царь поднимался на первую ступень, золотой бык и золотой лев протягивали ему каждый свою лапу, чтобы поддержать царя и помочь ему подняться на следующую ступень. Точно так же каждый зверь помогал царю на своей ступени, пока он не усаживался на трон. Тогда орел приносил корону и держал ее над головой Соломона, дабы она не отягощала ему голову.

Император Василий слушал с величайшим вниманием.

— Чудеса, да и только! — воскликнул он, изумленный. — Мог ли смертный создать такое чудо, если на помощь этому Хираму не были привлечены тайные силы природы, которые подчинялись царю Соломону?

— Ничего подобного, мой император, — категорически заявил рабби Гершом. — Трон был создан исключительно по законам механики. Он был полым внутри, и там находилась масса колес и пружин, соединенных между собой по хитроумной схеме. Когда царь Соломон ставил ногу на первую ступень, сила тяжести приводила в движение весь механизм.

— А ты, рабби Гершом, смог бы соорудить такой трон?

— Полагаю, с Б-жьей помощью я смог бы воепроизвести его.

— Ах, если бы ты только сумел сделать для меня такой трон, я осыпал бы тебя золотом и почестями!

— Что касается меня, то я могу немедленно приступить к делу, но хватит ли в царской казне золота на его сооружение?

— Ты прав, рабби Гершом... А нельзя ли изготовить трон из серебра?

— Конечно, Ваше Величество. Можно из серебра.

— А захочешь ли ты взяться за дело?

— Да, Ваше Величество. Только я не могу поручиться за честность рабочих, которые будут мне помогать. Боюсь, они не устоят перед искушением украсть слиток-другой серебра, а подозрение падет на меня.

— Не бойся, рабби Гершом! Я никогда не заподозрю тебя в нечестности. Все серебро из царской сокровищницы будет в твоем распоряжении.

Через несколько дней рабби Гершом приступил к работе. Царский казначей снабдил его огромным количеством серебра, а император распорядился дать ему под начало команду помощников и рабочих. День и ночь рабби Гершом трудился над выполнением этой грандиозной задачи. Дело продвигалось так быстро, что спустя несколько недель, когда император наведался в его мастерскую, он понял, что в самом близком будущем у него появится трон, столь же чудесный, как и тот, на котором восседал царь Соломон. Даже сопровождавшие его вельможи были вынуждены признать, что творение Гершома — это шедевр и рабби — непревзойденный мастер своего дела.

В предвкушении торжественного момента, когда он воссядет на троне, равном которому нет во всем мире, император Василий ликовал и решил устроить великолепный пир. На это празднество он хотел пригласить монархов и принцев из соседних царств, чтобы они стали свидетелями столь замечательного события.

Поглощенный своими сложными вычислениями, рабби Гершом не замечал, как многие рабочие выносили из мастерской серебро. Дома они его плавили, чтобы перепродать городским ювелирам и мастерам художественных изделий.

Император постоянно посещал мастерскую рабби Гершома. Беседуя с мастером, обсуждая с ним политические и научные проблемы, он был поражен разносторонней ученостью рабби Гершома. Император стал консультироваться с ним по многим важным вопросам и неизменно следовал его разумным советам.

Неожиданное возвышение Гершома и милостивое отношение к нему императора раздражали и пугали Иоанна, теперь ему приходилось опасаться какого-то жида. Он предвидел, что наступит день, когда тот займет в правительстве высокий пост, и дрожал от страха при мысли об угрозе, создавшейся для его собственного влияния при дворе.

Не оставалось ничего другого, как найти способ погубить рабби Гершома, прежде чем тот достигнет вершины своей славы...