Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Глава тринадцатая

Глава тринадцатая

Верная жена рабби Гершома Двора оставалась парализованной страхом и горем. Беда, обрушившаяся на дом рабби Гершома, разбила ее душу и тело. Узнав, что рабби приговорен к смерти, она собрала тот скудный запас сил, что еще сохранялся в ее измученном теле, и отправилась на поиски помощи.

Прежде всего она явилась к главному константинопольскому раввину в надежде, что он сможет употребить свое влияние, чтобы спасти рабби Гершома. Но раввин объяснил ей, что в данном случае он бессилен, потому что Иоанн, оклеветавший Гершома, обладает гораздо большей силой. Куда бы Двора ни обращалась, она получала тот же ответ. Никто не осмеливался бросить вызов грозному и могущественному министру.

Горе женщины возросло тысячекратно, когда она заметила, что настроение Милеты с каждым днем улучшается, что она все усерднее прихорашивается и одевается роскошней, чем когда-либо. В конце концов у Дворы возникло подозрение, что причиной всех несчастий могла явиться Милета, и она решила внимательно за ней понаблюдать.

Через некоторое время Двора установила, что Милета ежедневно посещает одну винную лавку. Несколько дукатов легко убедили одного из приказчиков рассказать преданной жене Гершома, что делает Милета в лавке. Выяснилось, что она ветречается там с молодым офицером царской гвардии.

— Хотелось бы услышать, о чем они беседуют, — намекнула Двора.

— Это легко устроить, — пообещал приказчик.

Он повел Двору длинным узким коридором в пустую комнату и сказал:

— В соседней комнате находится Милета в ожидании молодого офицера, который будет здесь с минуты на минуту. Стены настолько тонки, что вы сможете услышать каждое слово, а через замочную скважину — даже увидеть их.

С этими словами слуга ушел, а Двора припала к замочной скважине. Она различила Милету, сидевшую за столом, на котором стояли графин с вином и хрустальные кубки. Тут открылась дверь внутренней комнаты и вошел Михаил. Милета обрушилась на него:

— Вот как ты обращаешься со мной! Заставляешь так долго ждать!

— Ты должна простить меня. Офицер императорской гвардии не может распоряжаться своим временем по собственному усмотрению. Оно принадлежит императору. Если бы не то обстоятельство, что я хотел попрощаться с тобой, мне вообще не следовало бы приходить!

— Попрощаться со мной? Ты уезжаешь?

— Да, наш полк опять направляют на войну.

— Сколько же ты будешь отсутствовать?

— Кто знает? Может быть, год, а может, и больше!

— Тогда ты должен взять меня с собой!

— Ты говоришь глупости. Как бы выглядела женщина со мной на фронте, к тому же чужая.

— Почему чужая? Мы поженимся! Ведь мы давно договорились!

— Договориться-то договорились, но...

— Но что? Не хочешь ли ты взять назад данное мне предложение?

— Милета, неужели ты считаешь меня таким низким человеком? Ведь ты знаешь, что ты — царишь в моем сердце. Что я могу поделать с моим дядей? Он и слышать не желает о том, чтобы мы поженились.

— А ты с готовностью подчиняешься ему.

— У меня нет выбора. Я обязан повиноваться ему. Ведь я — единственный наследник его колоссального состояния. Если я не подчинюсь его воле, он лишит меня наследства, и оно достанется кому нибудь другому.

Милета сделалась как мел белая и голосом, прерывающимся от сердечной боли, произнесла:

— Так-то ты благодаришь меня за все позорные деяния, совершенные мной ради тебя!

— Милета, не требуй от меня невозможного! Дядя категорически отказывается дать разрешение на этот брак, и я положительно не в силах противостоять его желаниям. Однако мой дядя не так ужасен, как ты думаешь. В знак признательности за все, что ты сделала для нас, он посылает тебе в подарок тысячу дукатов.

Михаил вытащил из кармана кошель и протянул его молодой женщине.

— Возьми назад свои деньги, презренный негодяй! — крикнула она, бросив кошель к его ногам, — теперь я вижу, с каким лжецом я имела дело. Но Б-г не простит тебе твоих прегрешений. Его проклятие будет преследовать каждый твой шаг на этой земле!

— Ха-ха... И это ты просишь Б-га помочь тебе? Ты, которая предала своего мужа, отдав его в руки врагов? Б-г даже слушать не станет твоей мольбы. Ты с твоими проклятиями просто смешна!

С презрительной усмешкой Михаил покинул комнату. Некоторое время Милета сидела без движения, слезы лились из ее глаз. В конце концов мысли ее потекли по другому руслу: «Пусть он едет, куда хочет! Скоро я стану богатой вдовой и, без сомнения, легко найду себе подходящего мужа».

Двора видела и слышала все, что происходило за дверью. «Это я во всем виновата, — упрекала она себя. — Кто, как не я, настаивала на этом ужасном браке. Но я во что бы то ни стало спасу Гершома. Пусть для этого мне придется пожертвовать собственной жизнью!»