Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава седьмая

Глава седьмая

Трон для императора Василия был наконец готов. Прежде чем доставить его во дворец, пришлось расширить тронную залу. Министры, придворные и вельможи со всей империи были приглашены во дворец, чтобы они могли увидеть новый чудесный трон. Собравшиеся в тронной зале с нетерпением ждали начала церемонии.

Возглас удивления и восхищения вырвался из всех уст, когда рабби Гершом снял ткань, покрывавшую трон. Звери и птицы из сияющего серебра казались живыми. Мириады искорок отражались в их глазах, сделанных из драгоценных камней, вся зала осветилась. Рабби Гершом рассказал о сложной конструкции сооружения.

— Скажи мне, — спросил император у рабби Гершома, когда тот закончил объяснение, — разве ты не ошибся, поместив ястреба в клюв голубя? Ведь в природе мы наблюдаем обратное!

— Это символ Б-жественного Провидения, — ответил рабби Гершом. — Только с помощью Провидения слабые способны противостоять сильным.

Если бы не это, мир не смог бы существовать. Однако все мы, Ваше Величество, ждем, чтобы вы воссели на трон!

Как только нога императора Василия ступила на первую ступень, поднялся и заревел бык. Затем поднялся лев, и зала огласилась львиным рыком. Испуганный император поспешно сошел с трона и предложил взойти на него рабби Гершому:

— Я хочу посмотреть, что произойдет.

Воцарилась мертвая тишина. Рабби Гершом со спокойной улыбкой стал подниматься на трон. По мере его восхождения звери и птицы вставали, по зале разносились их рычание и клекот. Когда рабби ступил на четвертую ступень, взмахнувший крыльями орел возложил ему на голову корону. Окаменевшие от изумления, ошеломленные этим чудом зрители разразились рукоплесканиями.

После этого на трон поднялся император Василий, все повторилось сначала. Сойдя с трона, император обнял рабби Гершома и расцеловал его.

— Не знаю, как тебя за все это отблагодарить. Позже я еще подумаю, а сейчас хочу, чтобы ты принял от меня вот это кольцо. Какие бы враги ни замыслили зло против тебя, оно спасет тебя. В час нужды или опасности тебе следует только явиться во дворец, показать кольцо, и я приду к тебе на помощь, — сказал он.

Рабби Гершом поблагодарил императора и отправился домой.

У присутствовавшего на церемонии Иоанна чудесное зрелище только усилило зависть и ненависть к рабби Гершому. Он усмотрел в происшедшем знак того, что его, Иоанна, звезда закатывается, а звезда рабби поднимается все выше. Ему тут же пришел в голову план, как уничтожить ненавистного жида, и, не откладывая дела, он приступил к его осуществлению.

Прежде всего Иоанн послал за своим племянником Михаилом.

— Как продвигаются твои дела с этой еврейской девушкой? — спросил хитрый дядя.

— С того дня, как ты запретил мне встречаться с ней, я ее ни разу не видел, — ответил племянник.

— А известно ли тебе, что случилось с ней?

— Нет, дорогой дядя.

— Я могу просветить тебя на этот счет. Отец ее погиб во время пожара в Константинополе, а незадолго до этого она стала женой рабби Гершома.

— Зачем ты говоришь мне все это? — спросил Михаил, не имевший ни малейшего представления о том, что задумал его злой дядя.

— Я рассказываю тебе все это, потому что у меня есть план, для выполнения которого требуется твоя помощь. Хочешь ли ты помочь мне?

— Хочу всей душой, — ответил Михаил.

— Тогда тебе следует знать, что мне грозит опасность лишиться моего высокого положения при дворе.

— Возможно ли это? — воскликнул Михаил.

— Увы, к сожалению, возможно. Рабби Гершом — проклятый узурпатор! Он жаждет занять

мой пост, и, похоже, еще немного — и ему удастся это сделать! Никто не может соперничать со мной, но он вкрался в доверие к императору и стал очень важным лицом в государстве.

— Чего ты хочешь, дядя? Чтобы я убрал его? Подыскать наемных убийц?

— Нет, племянник. Избавляться таким способом от врага — неблагоразумно! Если наши планы сорвутся, мы будем замешаны в уголовно наказуемом деянии. Следует действовать с величайшей осторожностью и дальновидностью, поймать его в ловушку, из которой он не мог бы выпутаться. Хорошо бы тебе возобновить свою дружбу с Милетой и выведать у нее такое, что окажется бесценным для нашего замысла. Стоит тебе увидеться с ней, как прежняя страсть, похороненная в ее сердце, вспыхнет с новой силой!

— Но она, вероятно, сердита на меня! С тех пор как мы виделись в последний раз, я ни разу не еделал попытки установить с ней связь, даже не написал ей записки!

— Ты — ребенок! Неужели нельзя придумать что-нибудь в свое оправдание? Скажи ей, что ты только что вернулся с войны и первое твое движение было увидеться с ней. Ты должен не оправдываться перед ней, а наоборот, упрекать ее в неверности, в том, что в твое отсутствие она вышла замуж за рабби Гершома. Скажи ей, что прощаешь ее и готов на ней жениться, если она бросит своего мужа. Обещай ей золотые горы! Соблазняй картанами роскоши и довольства! Засыпь дорогими подарками! Мой кошелек открыт для тебя — бери из него столько, сколько понадобится.

Михаил тут же отправился выполнять указания дяди. Ему повезло: Милету он застал одну. Он хотел заключить молодую женщину в объятья, но она оказала ему сопротивление, вскочила с гневом в глазах и закричала:

— Ты предпочел забыть о моем существовании, я вышла замуж, и между нами все кончено!

— Дорогая, единственная Милета! — заговорил Михаил, изображая глубокую печаль. — Зачем ты вышла замуж? Зачем ты сделала меня таким несчастным? Ведь ты была моей единственной радостью, единственной любовью! Виноват ли я, что в тот самый момент, когда я собирался соединиться с тобой узами брака, император решил отправить меня на войну? Ты, по крайней мере, могла бы подождать моего возвращения. А теперь посмотри, какое горе навлекло на нас твое нетерпение. Ты лишила меня всякой надежды узнать счастье на этой земле, навеки связав себя с евреем!

Михаил закрыл лицо руками и сделал вид, что плачет. Ему удалось достигнуть желаемого эффекта. Милета зарыдала и стала его спрашивать:

— Откуда было мне знать, что ты все еще любишь меня? Так внезапно бросив меня, почему ты ни разу не написал? Разве ты не получил моих писем?

— Ни единого! — солгал он.

— Но все кончено, — повторила она с отчаянием. — Ты должен немедленно уйти отсюда, чтобы муж и Двора...

— Двора? — переспросил он, ничего не понимая. — Кто она такая?

— Двора— старшая жена моего мужа! — объяснила Милета.

— Как! — воскликнул Михаил, изображая негодование. — Я не верю ушам своим! Бедняжка, как ты несчастна! Но я не допущу, чтобы тебя так унижали. Увидишь, все изменится!

— А что ты можешь сделать?

— Сейчас я не могу открыть тебе это, но твердо знаю, что ты должна стать моей женой, я этого добьюсь! А пока отложи свои заботы и взгляни на подарок, который я тебе принес.

Он протянул ей золотой браслет, усыпанный бриллиантами.

— Я привез его из дальних стран.

Браслет сработал, как волшебный — Милета была сражена. Драгоценное украшение сломило ее слабое сопротивление, и она согласилась помогать Михаилу в его замыслах.