Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава четырнадцатая

Глава четырнадцатая

С тех пор как Двора узнала о заговоре против ее супруга, она прекратила всякие отношения с Милетой, даже перестала с ней разговаривать. Лишь одна мысль днем и ночью жила в ее уме: «Я должна любой ценой освободить Гершома». Эта мысль придавала ей мужество и энергию, необходимые для выполнения поставленной ею перед собой задачи. Она не знала еще, с чего начать и что надо сделать. В какой-то момент она вспомнила о царевне Феодоре, жизнь которой спас рабби Гершом. «Она поможет мне!» — подумала она, и надежда воскресла в ее сердце. — «По крайней мере, быть может, она добьется для меня аудиенции у императора».

Двора тотчас же направилась к императорскому дворцу с намерением каким-то образом попасть к царевне. Однако ни одна из придворных дам, прислуживавших царевне, ни один из смотрителей дворца, никто не посмели провести ее к Феодоре. Всем им было известно, кто такая Двора и зачем она пришла, все искренне ей сочувствовали, но так трепетали перед министром Иоанном, что Дворе пришлось уйти с пустыми руками. «Остается одно, — сказала она себе, — перехватить принцессу, когда та поедет кататься».

Двора устроилась недалеко от дворцовых ворот и стала ждать. Примерно через час она увидела царскую карету, выскочившую на дорогу. Лошади летели так быстро, что бедная женщина вскрикнуть не успела, как экипаж пронесся мимо. Обливаясь слезами, Двора вернулась на то же место ждать, когда царевна будет возвращаться. Она не отказалась от своей цели, никакая сила не заставила бы ее это сделать. Спустя час облако пыли на дороге возвестило о приближении царской кареты. Быстрее молнии Двора бросилась на дорогу перед лошадьми и крикнула:

— Остановитесь, царевна! Вы должны выслушать меня, ваш друг в беде!

Кучер едва сумел сдержать огненных коней, а царевна Феодора, услышав крик, испуганно выглядывала в окошко кареты.

— Кто ты такая и чего ты хочешь от нас?

— Я Двора, жена рабби Гершома. Он приговорен к смерти, вы должны помочь ему. Спасите его, умоляю вас, дорогая царевна!

— Но почему ты не пришла ко мне во дворец?

— Меня отказались пустить в дворцовые палаты, милостивая царевна!

— Садись рядом со мной, во дворце я смогу более внимательно разобраться во всем.

Царевна повела Двору в свои роскошные палаты, попросила ее сесть и объяснить все обстоятельства дела. Двора, не переставая плакать, рассказал ей об интриге против рабби Гершома, приговоренного к смерти, хотя он не совершил никакого преступления. Он стал жертвой заговора, который сплел против него Иоанн с помощью своего племянника Михаила и Милеты.

Царевна отчетливо представила себе отчаянное положение рабби Гершома, хотя Двора и не упомянула о кольце, — ведь она не знала, что оно исчезло.

— Б-же, — воскликнула царевна, когда Двора закончила свое страшное повествование. Румянец исчез с ее щек, она вся дрожала. — Лучший и добрейший человек во всем Константинополе не станет жертвой такой вопиющей несправедливости! Какая постыдная неблагодарность по отношению к тому, кто день и ночь сидел у моей постели и буквально выхватил меня из когтей смерти. Успокойся, добрая женщина! С твоим мужем ничего не случится. Его необходимо освободить. Оставайся здесь, а я пойду поговорю с императором. Уверена, что скоро вернусь с доброй вестью.

Двора бросилась к ногам царевны благодарить ее, но та, даже не заметив ее движения, поспешила к императору.

К своему удивлению, она нашла вход в царские апартаменты прегражденным часовыми, которые сослались на запрет императора впускать к нему кого бы то ни было.

— Даже меня?

— Даже вас, Ваше Высочество!

— Хорошо, тогда я беру ответственность на себя.

Отстранив офицера, царевна распахнула двери и вошла в царский кабинет. Император удивился:

— Ты посмела войти в мои палаты без зова, Феодора?

— Когда речь идет о том, чтобы спасти невинного человека от смерти, нет ничего, что заставило бы меня остановиться!

— О ком речь?

— О рабби Гершоме, нашем враче.

— Твои старания напрасны. Я ничего не могу для него сделать, он должен умереть.

— Как? Ты ничего не можешь для него еделать? Ты, император?

— Я дал ему средство выйти из любого трудного положения, с которым он может столкнуться. Именно для этого я вручил ему кольцо. Почему он не явился ко мне с кольцом?

— Я полагаю, оно было украдено у него врагами.

Предположение, высказанное Феодорой, произвело на императора большое впечатление. Он понял, что это было не только возможно, но и весьма вероятно: враги рабби Гершома выкрали кольцо, чтобы лишить его единственной возможности спастись. Задумавшись, он долго мерил шагами свой кабинет и наконец, внезапно остановившись, заявил:

— Только ради тебя я прощу осужденного. Еели он все еще в темнице, я распоряжусь немедленно отпустить его. Если же его успели перевести в «Голодную башню», я действительно не смогу ему помочь.

В темницу был немедленно отправлен посланец императора с приказом об освобождении рабби Гершома. Посланец вернулся с печальной вестью: рабби уже помещен в «Голодную башню». Коварный Иоанн учел доброту императора и, пока сердце того не смягчилось, быстро организовал исполнение приговора. Согласно законам страны, коль скоро двери «Голодной башни» закрылись за человеком, никто, даже сам император, не мог его освободить оттуда.

Рыдая, царевна вернулась к Дворе, которая от ужаса и боли долго не могла вымолвить ни слова. Наконец она приняла решение день и ночь сидеть возле темницы в надежде, что Всевышний сделает ее вестницей спасения ни в чем не повинного рабби Гершома.

В тот же день она отправилась к башне, стоявшей в пустынной местности далеко от города.