Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава шестнадцатая

Глава шестнадцатая

Вооружившись веревкой, рабби Гершом сразу же принялся за работу. Лестницу он изготовил до самой земли. — Двора, — крикнул он, — ты можешь подняться ко мне.

Женщина не заставила себя долго ждать, и оба они наверху возблагодарили милосердного Б-га за чудо, которое Он сотворил для них. Затем рабби Гершом сказал:

— Выслушай мой план. Я останусь в башне, пока не появится возможность покинуть Константинополь. Здесь я буду в большей безопасности, чем в любом другом месте. Ты же, дорогая Двора, отыщи корабль, который отплывает из Константинополя. Договорись с капитаном, чтобы тебе оставили два места на корабле, куда бы он ни направлялся, в Италию или Францию. Тогда вернись сюда и принеси мне женскую одежду.

Двора немедленно занялась выполнением указаний мужа. Она договорилась о том, чтобы за ней оставили два места на корабле, который отплывал через три дня, сложила свои домашние вещи и личное имущество, распорядилась погрузить все это на корабль. Ни у кого не родилось ни малейшего подозрения, потому что теперь она стала «вдовой», отправлявшейся к своему отцу в Майнц.

Корабль, на котором отплыли Двора и рабби Гершом, доставил их в Венецию. Там они сошли на землю, и рабби первым делом отправился в синагогу, чтобы возблагодарить Г-спода за чудесное избавление от ужасной смерти и за то, что под Его покровительством корабль не потерпел крушения во время бурь на море. Они не стали задерживаться в Венеции и продолжили путь, который лежал действительно в Майнц, где жил рабби Леон.

Несколько лет спустя престарелый рабби Леон скончался, и преемником его, главным раввином города Майнца, был назначен наш рабби Гершом.

Перелистаем страницы истории и вернемся в Константинополь в тот день, когда тело рабби Гершома надлежало перенести из «Голодной башни» и предать земле. Велико было смятение стражи, когда, отперев двери башни, она не нашла и следа тела. Весь город был охвачен волнением. Император в сопровождении свиты прибыл в башню, чтобы выяснить, в чем дело. Фантастические слухи поползли по городу.

— Теперь вы можете сами убедиться, Ваше величество, — сказал Иоанн. — Я и раньше говорил вам, что этот человек колдун!

— Не колдун он, а мудрец, которому нет равных в мире. Я не успокоюсь, пока не узнаю, каким образом рабби Гершом бежал из башни, — отвечал император.

В результате произведенного расследования выяснилось, что Двора уехала из Константинополя в Майнц к своему отцу.

— Тайна начинает проясняться, — заключил император. — Вне всякого сомнения, рабби Гершом тоже в Майнце.

В то время в Константинополь прибыл посол германского императора Генриха III. Барон фон Фиттельсбак был послан уведомить императора Василия, что жених царевны Феодоры принц Оттон внезапно скончался за несколько дней до свадьбы. Император Василий воспользовался случаем, чтобы узнать о месте пребывания рабби Гершома. Он поручил послу передать письмо на имя рабби, написанное императором собственноручно, если удастся напасть на след беглеца. Посол переправил письмо епископу Майнцскому, приложив послание, предназначенное рабби Гершому. По получении его епископ немедленно пригласил к себе рабби.

Император Василий писал, что он давно раскаялся в жестоком приговоре, вынесенном рабби Гершому, и весьма рад, что тому удалось избежать смерти. Он заверял рабби в своей вечной дружбе и выражал желание узнать, каким образом ему удалось бежать из башни.

Рабби Гершом ответил на письмо императору, изложив и полное объяснение загадки. Вскоре в дом рабби был доставлен большой сундук с дорогими подарками от императора. В новом письме он обещал рабби великие милости, если тот пожелает вернуться в Константинополь.

В своем письме императору рабби написал: «Никогда и ни за что я не вернусь в Константинополь, где я был объектом ненависти и подвергся беспричинным преследованиям, где враги, стремящиеся извести меня, все еще процветают. Я хочу жить мирно здесь, в Майнце, заботясь о своей пастве».

Ответ рабби Гершома очень огорчил императора. Он хотел во что бы то ни стало вернуть его в Константинополь. Но, не успев разработать какой либо план действия для достижения этой цели, он тяжело заболел и умер. На трон взошел его брат Константин, который, процарствовал совсем недолго, также скончался от тяжелой болезни. Его старшая дочь была замужем за Романом Арнирополисом, другом рабби Гершома. После смерти Константина Роман стал императором Византии. Царствование этого монарха не оказалось счастливым. Он был слишком благородным и слабым человеком, чтобы крепко держать в руках полуварварский народ; к тому же его армии терпели поражения в войнах с соседними государствами, что, естественно, не способствовало популярности императора.

Между тем, охваченный неукротимой жаждой власти, Иоанн, счел, что неспокойные времена благоприятствуют его интригам. Он познакомил молодую императрицу Зою со своим красивым племянником. Из любви к Михаилу Зоя отравила своего мужа Романа. Она вышла замуж за Михаила и добилась, чтобы он был помазан на царство и коронован под именем Михаила IV.

Но первый же день царствования Михаила ознаменовался знаком. Когда он впервые взошел на тот самый серебряный трон, изготовленный рабби Гершомом, серебряные львы и орлы не пошевелились. Это смутило население Константинополя, которое увидело в этом плохое предзнаменование, указывающее на то, что Михаил не достоин занимать императорский трон.

Это странное происшествие уязвило самолюбие Михаила, но он полагал, что все дело в каком-то дефекте, обнаружившемся в конструкции трона. Послав за лучшими инженерами и мастерами Византии, он велел им наладить механизм. Однако все их усилия были напрасны — механизм перестал функционировать.

Михаил решил послать за рабби Гершомом, но тот ответил, что нога его не ступит на землю, где власть принадлежит такому негодяю, как Иоанн.

Вскоре после этого Михаил, нуждавшийся в деньгах для финансирования войны со своими врагами, решил переплавить трон.

При Михаиле подлинным правителем империи был Иоанн. С каждым днем его владычество все больше давало себя знать. Но ему этого показалось недостаточным, ему захотелось занять пост митрополита Византии. Чтобы добиться своей цели, он стал плести сеть интриг и заговоров, в результате чего все население разделилось на соперничающие партии. Внутренние распри привели к междоусобной смуте. В конце концов выяснилось, что подстрекателем к смуте являлся сам Иоанн. Он был арестован и подвергся суду. Судьи не стали затягивать процесс длительными юридическими спорами. Вина Иоанна была столь очевидна, что его очень скоро приговорили к смерти в пресловутой «Голодной башне», где он и умер от голода и жажды.

После падения Иоанна Михаил недолго оставался у власти. Его жестокая тирания и гнусные деяния вызвали бурю протеста. Довольно долго народ был бессилен сбросить ярмо его правления, когда же дочери Константина достигли совершеннолетия, одна из них была провозглашена императрицей. Низложенного Михаила бросили в темницу, а позднее казнили.

Между тем рабби Гершом жил мирно и спокойно в Майнце. Исполнилось самое горячее его желание: Двора родила ему несколько детей. Он испил полную чашу счастья.

Дни и ночи рабби посвящал изучению Торы. Теперь, когда у него появилось больше свободного времени, он составил комментарий к Талмуду. Весь иудейский мир был самого высокого мнения о трудах рабби. С каждым днем его слава распространялась по свету. Отовсюду в дом рабби Гершома стекались ученики, стремившиеся приобщиться к его мудрости и воспринять хотя бы частицу его огромных познаний. Лучшие раввины и ученые того времени в знак своего глубокого уважения присудили ему титул «Меор а-голэ», что означает «Свет Рассеяния».

За десять лет до своей смерти рабби Гершом пригласил в Майнц на конференцию самых блестящих знатоков Талмуда для разработки некоторых дополнительных законов, призванных укрепить религиозную жизнь евреев.

Под руководством рабби было принято много важных решений, касающихся еврейской традиции. Одной из наиболее важных модификаций, предложенных им и принятой участниками конференции, был закон, не разрешающий еврею иметь больше одной жены. Этот закон, включенный в существующий свод установлений иудаизма, получил название своего бессмертного автора: «Херем д'раббену Гершом» — «Запрет рабби Гершома».