Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Социально-политическая история горских евреев. т возникновения общины до присоединения Кавказа к России

Социально-политическая история горских евреев. т возникновения общины до присоединения Кавказа к России

Происхождение общины горских евреев

На вопрос о происхождении горских евреев как особой этнической группы в составе еврейского народа нет однозначного ответа. В самом общем виде можно сказать, что горские евреи — потомки нескольких миграционных волн, докатывавшихся до Кавказа из северо-западной Персии. Формирование общины горских евреев происходило постепенно за счет того, что к уже существовавшим еврейским общинам Восточного Кавказа все время присоединялись новые группы переселенцев из Ирана.

Еврейская община Кавказа — одна из самых древних общин еврейской диаспоры. Не удивителен тот интерес, который вызывали у историков еврейские поселения Кавказа: в них долгое время видели потомков десяти потерянных колен Израилевых. Так в XVI в., когда христианская Европа жила в страхе перед турецким нашествием, в Италии распространились слухи, что в горах Кавказа потомки десяти колен создали огромную армию и готовятся выступить в поход для освобождения Земли Обетованной от завоевателей-мусульман. Даже в XIX в. неоднократно появлялись публикации, отождествлявшие горских евреев с потомками десяти колен. Между прочим, первый исследователь горских евреев Иуда Черный также был склонен разделять эту идею.

Среди горских евреев существует предание, согласно которому они — потомки десяти потерянных колен. Подтверждение этому преданию евреи Кавказа пытаются найти в Библии, в частности, в стихе из Второй Книги Царей  «...царь Ашура взял Шомрон, и изгнал он Израиль в Ашур, и поселил их в Халахе и в Хаворе, при реке Гозан и в городах Мидийских.» (2 Царей, 17,6.) Под городами Мидийскими многие комментаторы понимали Восточное Закавказье, тем более, что территория нынешнего Южного (Иранского) Азербайджана действительно входила в состав древней Мидии.

Другое предание, также распространенное среди евреев Кавказа, гласит, что они — потомки евреев, угнанных в вавилонский плен Навуходоносором

Естественно, и та и другая версия вполне легендарны, не имеют никакого подтверждения и интересны, прежде всего, как факт исторического сознания самих горских евреев.

Как бы то ни было, предки горских евреев пришли на Кавказ из Персии, а значит принадлежат к одной из ветвей вавилонской диаспоры. Формирование еврейской диаспоры происходило на своем первоначальном этапе по двум основным миграционным векторам — восточному и западному. Исторически первой в диаспоре сложилась восточная по отношению к Иудее еврейская община Вавилонии. Она возникла в результате депортации населения, сначала из Израиля Ассирийским, а затем из Иудеи —Вавилонским царством. Впоследствии вавилонская диаспора неоднократно увеличивалась за счет многочисленных беженцев, особенно после разрушения Второго Храма. На протяжении всего первого тысячелетия новой эры вавилонская община была сначала одним из важнейших, а затем и главным духовным центром еврейского народа: достаточно хотя бы упомянуть то, что в ее среде был создан Вавилонский Талмуд.

Вавилонская (как она называлась по традиции, хотя речь шла уже об ахеменидском, парфянском, затем сасанидском Иране, и, наконец, о Халифате) община явилась порождающей, материнской общиной для большинства общин и этнических еврейских групп Азии. Их образование явилось по существу вторичной диаспорой, рассеяньем вавилонской общины. Это справедливо и для горских евреев. Историческая память горских евреев сохранила воспоминания об их связях с Вавилонией.

Так, например, Ф. Шапиро пишет о главном раввине Еврейской Слободы в Кубе рабби Исхаке Раввиновиче (Ицхаке Рабиновиче): ...а фамилия его, рабби Исхака — Раввинович — связана с тем обстоятельством, что происходит от аморая Равви. В роду Раввиновичей часто повторяется также имя Абай и фамилия Абаев. Имена Абайе и Равви — представителей одной и той же талмудической школы, в разных трактатах Талмуда обычно встречаются рядом. Род Раввиновичей и Абаевых действительно почитается среди горских евреев, как особо знатный. Рабби Исхак и однофамильцы его — дербентский раввин, редактор горско-еврейской газеты Михаил Раввинович, а также старожил Слободы Hoax Абаев, глубоко убеждены, что талмудисты Абайе и Равви являются прямыми их предками}

Память о том, в какую сторону уходили предки из Иудеи, до сих пор проявляет себя в том, что в большинстве синагог арон-кодеш (или, как он называется в восточных общинах, гейхал) находится у восточной или западной стены в зависимости от первоначального направления миграции. В отличие от ашкеназов, у горских евреев синагоги ориентированы на запад.

В качестве наглядного воплощения этой исторической памяти приведем один пример: в Баку ашкеназская синагога и синагога горских евреев расположены на двух соседних улицах, при этом первая ориентированна строго на восток, а вторая — на запад, в то время как Иерусалим относительно Баку расположен на юго-западе.

Община горских еврев без всяких сомнений происходит от персидских евреев, предки которых в свою очередь пришли в Персию из Междуречья, и сохраняла связь с евреями Персии на протяжении столетий. Эмиграция евреев из северо-западного Ирана (провинция Гилянь) на Восточный Кавказ продолжалась на протяжении всего Средневековья и вплоть до XVIII—XIX вв. На связь с Персией указывает очень многое, от татско-еврейского языка, принадлежащего к западноиранским языкам, до особенностей ритуальной утвари, напоминающей утварь персидских евреев, и традиционных ремесел: так же как для евреев Персии ими у горских евреев были кожевенное производство и крашение тканей.

Появление некоторых общин можно точно датировать, основываясь на документах и исторической памяти народа. Именно в результате миграции из Гиляни в конце XVII в. возник еврейский квартал в Варташене (с 1991 г.— Огуз). Один из кварталов Еврейской слободы — «махалля Гиляки» — основан выходцами из Гиляни в конце XVIII в. В то же время еврейские поселения в Кайтаге и Табасаране (южный Дагестан) намного старше: о времени их возникновения можно только строить догадки. Потомки мигрантов разных эпох давно объединились в один народ, хотя определенные различия в их обычаях, занятиях и образе жизни сохранялись еще долгое время.

Конечно, общность происхождения во многом сближает общину горских евреев с еврейскими общинами Персии и Средней Азии. Кроме того, в их этнографии много общих черт с окружающими их народами. Это касается социальной организации общины, жилища, кухни (естественно, с поправкой на кашрут), костюма, искусства, фольклора, музыки и музыкальных инструментов, обычаев, обрядов, поверий и суеверий, а также, во многом, и языка. Попав на Кавказ, посторонний наблюдатель не всегда и не сразу сумеет отличить еврея от представителей других кавказских народов.

В литературе можно встретить самые различные гипотезы о происхождении горских евреев. Высказывается предположение, что предки горских евреев, переселившись из Ирана и Византии или придя вместе с арабскими завоевателями, приняли язык местных жителей — татов. Встречается утверждение о том, что часть коренного татского населения была иудаизирована, или, наоборот, что предками нынешних татов были евреи, впоследствии перешедшие в ислам. Наконец, велик соблазн связать происхождение горских евреев с хазарами, ведь территория Дагестана в VI—X в. входила в состав Хазарского каганата, часть населения которого в VIII в. стала исповедовать иудаизм. Все эти гипотезы носят, к сожалению, умозрительный характер. Единственное, что можно утверждать достаточно обоснованно: горские евреи представляют собой, хотя и весьма обособленную, ветвь персидского еврейства.

История горских евреев до начала XVII в.

К сожалению, многовековая история евреев Кавказа все еще изобилует белыми пятнами. В этой главе кратко рассказано то немногое, что известно об истории этой общины с древнейших времен и вплоть до начала XVII в.

Точное время появления евреев на Кавказе теряется во мгле веков. Первые исторические документы, в которых упоминаются кавказские евреи, относятся к началу новой эры. О существовании еврейских поселений на Кавказе в III—IV вв. свидетельствуют по крайней мере два независимых друг от друга источника.

В иерусалимском Талмуде упоминается раввин Шимон Сафра из города Тербента, и можно предположить, что этот Тербент — не что иное, как Дербент, который в конце III в. был процветающим городом.

Другой источник — «История Армении» армянского историка V в. Фавстоса Бузанда. Рассказывая о военных победах персидского царя Шапура II (309—339) над Аршаком III, царем Армении, Бузанд подробно пишет о пленных, которых персидский царь увел с собой из Армении. По этим данным с Кавказа в Персию было угнано около 70 тысяч еврейских семей. Хотя это число и выглядит сильно преувеличенным, тем не менее, оно свидетельствует о том, что в IV в. на Кавказе была крупная еврейская община.

С самого начала своей истории евреи Кавказа были в орбите персидского влияния. Начиная с IV в. Закавказье (в том числе Кавказская Албания, территория которой тогда доходила до Дербента) попало под контроль Персии. Под ее властью Восточный Кавказ находился около трехсот лет. Регион Дербента имел важное стратегическое значение: для Персидской империи это была естественная преграда на пути воинственных северных кочевников. Жившие здесь народы и племена по этой причине пользовались особыми привилегиями, полученными от персидских царей.

Персидские цари-огнепоклонники из династии Сасанидов, как правило, терпимо относились к иноверцам, но в то же время известен целый ряд царей, притеснявших евреев. Например, царь Иездигерд II (438—459) и его преемник Пероз (459—483), который в еврейских памятниках именуется не иначе как «Пероз Злодей», запретили евреям соблюдать субботу,  закрывали синагоги, обязывали евреев обращаться к судьям-персам и даже отнимали еврейских детей у родителей и отдавали их на воспитание жрецам. Преследуемые евреи бежали на окраины империи, в том числе на Кавказ. В Кавказской Албании действия царской власти вызвали недовольство населения: разразилось восстание, которое длилось около 30 лет. Сасаниды так и не сумели восстановить полный контроль над этой территорией. Кавказ благодаря этому стал прибежищем для христиан и евреев со всей Персидской империи. Среди евреев Кавказа до сих пор бытует предание, что часть их предков прибыла сюда из Персии в первые века новой эры из-за преследований, которым они подвергались за приверженность к своей вере.

Таким образом, уже в раннем средневековье Восточный Кавказ обладал значительным еврейским населением. Средневековая летопись «Дербентна-ме» свидетельствует, что до прихода арабов большая часть жителей Табасарана (область на юге Дагестана) исповедовала иудаизм.

В начале VII в. на Восточном Кавказе появляются хазары — воинственные тюрки-кочевники. Они захватили территорию севернее Каспийских ворот (нынешний Дербент). В третьем десятилетии VII в. хазары захватили большую часть территории, которую сейчас занимает Азербайджан. Вскоре, однако, они должны были отступить за Дербент под ударами наступавших с юга арабов. В последней четверти VIII в. в тех районах Кавказа, которые оказались под властью хазар, было много поселений евреев. Хазары отличались религиозной терпимостью, в то время как арабы огнем и мечом обращали в свою веру жителей Кавказа, в том числе — евреев.

Арабские историки сохранили много свидетельств о евреях Кавказа. Масуди пишет о евреях в области Зергеран (ныне аул Кубачи, южный Дагестан), ибн-Хаукаль — в хазарском городе Семендере (около аула Тарки).

В 722 г. в Табасаране и Кайтаге поднялось восстание местного населения против арабов, которое поддержали хазары. Евреи тоже приняли участие в этом восстании. Но хазары неожиданно прекратили поддержку, и восстание было жестоко подавлено. Те евреи, которые не захотели принять ислам, бежали к хазарам.

В VIII—IX вв. Хазарский каганат, в котором получил распространение иудаизм, притягивал к себе множество евреев из Ирана и Византии, и можно предположить, что в тот период еврейская община Кавказа была достаточно большой. Миграция продолжалась около двух веков. Согласно одной из гипотез, имеющей много приверженцев, именно предки горских евреев принесли иудаизм хазарам.

Нет сомнений в том, что евреи Кавказа вступали в брак с обратившимися в иудаизм хазарами, поэтому не исключено, что в жилах нынешних горских евреев течет немало хазарской крови. Вообще велик соблазн связать происхождение горских евреев с хазарами. К сожалению, все гипотезы о хазарском элементе в генезисе горских евреев носят умозрительный характер.

Продолжали существовать еврейские поселения и в тех регионах Кавказа, которые находились под властью арабов. Так, в арабских хрониках X в. зафиксировано, что в 922 г. арабы разрушили синагоги в Дар-Эль-Бабунг (скорее всего, это нынешний Дербент), и в ответ на это хазары разрушили мечети в своей столице Семендере, то есть Хазарский каганат выступал как бы гарантом безопасности евреев, живших на Кавказе под властью арабов.

В конце X в. хазары потерпели ряд серьезных поражений от войск киевского князя Святослава, наступавшего с севера, и хорезмийцев, атаковавших каганат с юго-востока. Территория каганата сильно сократилась. Большинство новых адептов иудаизма, вера которых не имела прочных исторических корней и была довольно шаткой, достаточно скоро приняли ислам, но евреи и часть хазар-иудеев, придерживаясь своей веры, продолжали жить в мусульманских феодальных государствах Кавказа вплоть до их завоевания татаро-монгольскими ордами в XIII в.

Арабский историк XIII в. Ибн аль-Кутфи пишет, что в домонгольский период на Кавказе было немало еврейских мудрецов, изучавших Тору. Он упоминет о «рабане аль-Таври, еврейском враче и астрологе, жителе Табристана (Табасарана), который известен как еврейский мудрец и знаток Торы».

Хотя Хазарский каганат и прекратил свое существование в X в., но контроль арабов над бывшими хазарскими землями вдоль побережья Каспийского моря и в долинах Дагестана был слабым, там по-прежнему ощущалось заметное влияние хазар. В этот период в Кайтаг вернулось множество его бывших жителей, в том числе евреев, которые ранее бежали от арабов на территорию Хазарского каганата.

В 1220—1240 гг. татаро-монголы прошли разрушительным походом через Восточный Кавказ и включили его в свою империю. Сведения о евреях Кавказа в этот период дошли до нас в сообщениях европейских послов, отправленных к монголам. Посол Римского.Папы монах Плано Карпини (1182—1252), побывавший в 1245 г. на территории, контролируемой татарами, среди других кавказских племен упоминает некое племя брутахиев, исповедующее иудаизм. Посол французского короля монах-францисканец Гийом Рубрук (1215—1270), который побывал в этом регионе в 1254 г., также свидетельствует, что в окрестностях Дербента живет множество евреев.

Сменившие хазар татаро-монголы поначалу проявляли веротерпимость. Но эпоха сравнительного благополучия и безопасности для евреев быстро пришла к концу. В 1291 г. к власти в Орде пришел Газанхан (правил до 1304 г.), который принял ислам. И опять началась долгая эпоха преследований и гонений.

Со второй четверти XIV в. Восточный Кавказ служит ареной опустошительных набегов различных завоевателей, от которых тяжело страдает местное, в том числе еврейское, население. В середине XIV в. Восточное Закавказье разоряют полчища Узбек-хана. В то же время войны чередуются с периодами относительной стабильности. В конце XIV в. на территории Азербайджана сформировалось самостоятельное государство со столицей в Ширване, под властю которого находился почти весь Восточный Кавказ. Однако государство ширваншахов вскоре пало под ударами жестокого эмира Самарканда, великого завоевателя Тимура (1336—1405).

В начале XVI в. военачальник Исмаил сумел объединить разрозненные племена и взял власть в Ширване в свои руки. Во главе воинственных и преданных ему кызылбашей он вошел в Тавриз и в 1501 г. провозгласил себя шахом. Но после 40-летнего периода войн с Ираном Ширван капитулировал, превратившись в маленькое исламское ханство в составе великой Персидской державы. Весь Восточный Кавказ оказался вскоре вновь под контролем Ирана.

Начиная с 1514 г. Кавказ стал ареной ожесточенных войн между шиитским Ираном и суннитской Оттоманской Портой. Многие жители долин и равнинной прибрежной зоны уходили в горы в поисках убежища от разорения, насилия и гибели. Не составляли исключения и евреи. Большие общины распадались, расселялись по маленьким разрозненным аулам в горных труднодоступных местах и зачастую не могли поддерживать связь между собой. Бегство евреев из больших городов, рассеяние крупных общин — все это стало причиной культурной и духовной деградации еврейского населения.

История горских евреев в XVII—XVIII вв.

Еврейское население Кавказа в середине XVII в. возросло за счет очередного бегства евреев из Ирана. На это обстоятельство как на причину появления еврейских поселений в Дагестане указывает Иуда Черный:

По случаю разных преследований и угнетений ширванских и персидских владетелей, они <горские евреи> принуждены были искать пристанища в Дагестанских горах, где и жили долгое время, в Джу гут-Катте, развалины которого сохранились доныне у подошвы горы, омываемой небольшой речкой Нукерой, на расстоянии одного часа верховой езды от селения Маджалиса, в Кайтаго-Табасаранском округе.

Феликс Шапиро в своей статье «Горские евреи» приводит такое сказание об этих событиях со слов Ханукаева, синагогального старосты в Петровске:

...мы записали сказание о происхождении Карчагского прихода. Ханукаев показал нам древнееврейскую рукопись своего кубинского предка, озаглавленную «Исход Израиля из Персии и Мидии». Рукопись открывается словами: «Изложенное здесь я слышал от моего, блаженной памяти, отца, который слышал это от своего отца, а тот от своего и т. д. А вы, дети мои, берегите это сказание в своих сердцах и передавайте его из рода в род.

В году 5406 по сотворении мира (1646 г.) в Персии появился второй Аман-нечестивец. Он оклеветал нас перед царем, будто мы, скудная горсть затерявшихся в Мидийских горах сынов Израиля, навязываем свой Закон персам, численность которых равна числу звезд на небе и песчинок на берегах морей... По множеству грехов наших Адонай вложил в сердце царя веру в слова Амана, и но всем городам страны был издан указ, чтобы мы, сыны Авраама, Исаака и Якова, изменили — упаси нас, Господь, от этого! — вере предков...

Краска стыда покрывает наши лица, когда мы вспоминаем, что многие из наших братьев и сестер позорно переступили порог... Но большинство предпочли тюрьму, меч и изгнание... Среди них были и мы.

И подобно тому, как наши предки, покинув Египет, блуждали по пустыне сорок лет, перешли Чермное море, пересекли Иордан и пришли в Ханаан, воздвигли Святой Храм и счастливо зажили в стране, текущей молоком и медом,— мы долго странствовали, пересекли море, реки и обрели покой в стране гор, возвышающихся до небес... и построили здесь Дом Бога. Пинхас бен Нисон».

Владелец рукописи уверял нас, что упомянутое в ней море — Каспийское, горы — Кавказские, а Дом Бога — Карчагская синагога в Кубе...

Текст написан на внутренней стороне старинного переплета книги, напечатанной в Венеции в 1579 году. Ханукаев прибавил, что первоначально рассказ был записан на пергаменте, но оригинал давным-давно утерян.6

С середины XVII в. горские евреи все чаще упоминаются в сочинениях европейских географов. Немецкий дипломат Адам Олеарий, посетивший Дагестан в 1630-х гг., свидетельствует о торговле табасаранских евреев в Шемахе. Голландский путешественник конца XVII в. Николас Витсен сообщает, что евреи жили в Бойнаке, в лезгинских аулах. Согласно Витсену только во владениях каракайтагских уцмиев их численность достигала 15 тыс. человек.

В XVII—XVIII вв. резко возрастает давление на горских евреев: войны, набеги и гонения приводят к целому ряду миграций, определивших судьбу горско-еврейских общин в течение следующих двухсот лет. Это прежде всего миграции из малых общин в большие, из горных аулов в предгорные и равнинные поселения, из сел в города, из областей традиционного проживания в новые регионы. Именно к концу XVIII в. сформировались две наиболее крупные и исторически значимые горско-еврейские общины — община Еврейской Слободы около Кубы и община Дербента. Другим результатом гонений стало обезземеливание горских евреев. Оставаясь формально, в отличие от грузинских евреев, лично свободными, горские евреи в этот период все больше попадают в зависимость от феодальных владетелей, страдают от их поборов и произвола. Учащаются случаи насильственного обращения в ислам целых общин. Жители многих мусульманских аулов до сих пор помнят о своих еврейских предках.

В условиях постоянных нападений на свои поселения горские евреи постоянно меняли места своего проживания, продвигаясь все дальше на север Дагестана и в сопредельные районы Северного Кавказа. В поисках защиты от набегов они вынуждены были искать покровительства у мелких феодальных владетелей, оказываясь от них в полукрепостной зависимости. Положение отдельного еврейского семейства и общины в целом зависело от отношения к ним конкретного князя. Вот как описывает эти процессы Иуда Черный в статье «Горские евреи Терской области»:

Жестокие гонения горцев вынудили евреев <...> спасаться бегством в горы и леса Дагестанские; многие из них прибегнули к кумыкским князьям и были приняты ими на различных условиях в Андреевской деревне, находящейся на урочище Ачи-Коль, при реке Акташе (в 12 вер. от укр. Хасав-Юрта). Это было около 1618 года, вероятно, при Казаналине и Айдемире — двух сыновьях Султана-Мута, первых из тогдашних кумыкских владетелей. Образ жизни, положение и занятие евреев в Джугут-Катте и Ширване оставили мало следов в памяти их нынешних потомков, потому что все книги и письменные документы были разграблены и истреблены горцами. Что же касается до положения их в Андреевской деревне, от начала переселения туда до занятия кумыкской плоскости русскими войсками в 1819 году, то они там были в зависимости от князей и узденей кумыкских, у которых искали защиты от воинственных коренных жителей страны. Так, евреи не имели права участвовать в совещаниях по делам аульного общества, не могли строить и покупать домов, а проживали во дворах кунак-баев (хозяев или патронов), во всех своих делах как-то: по убийствам и по ранениям, по взысканию долгов, по покражам и т. п. они добивались материального удовлетворения не сами лично, но чрез своих кунак-баев и покровителей, одним словом, они со своими семействами и имуществом находились в полном подчинении своим покровителям, ибо лишь те из них, у кого были сильные и добросовестные защитники, могли безопасно жить между туземцами, успешно вести свои торговые дела. Евреям воспрещалось ездить верхом, носить хорошую одежду, особенно шелковую, и вообще им причинялось много страданий от местных жителей; их синагоги были несколько раз разрушены и ограблены. Когда они хоронили умершего, мусульмане раскапывали в ночное время могилу и обирали что было на мертвеце. Если вор подкапывался под дом еврея, обворовывал его, и забывал там свой топор, то на утро приходил отец вора и требовал у еврея возвращения топора, оставленного его сыном ночью; еврей должен был беспрекословно исполнить это требование, но не смел заикнуться при этом о возвращении ему украденного его имущества, из боязни навлечь на себя еще большие неприятности от родственников и друзей вора, повредить на будущее время своей торговле, наконец из страха покушения на свою и целого семейства жизнь.

В условиях произвола со стороны мусульманских властей происходило насильственное обезземеливание горских евреев. К концу XVIII в. еврейские общины были в основном лишены своих земель, и евреи-земледельцы принуждены трудиться на арендованной земле. Евреи поголовно принадлежали к податному населению, причем как иноверцы платили кроме обычных налогов дополнительные. Кроме того, феодалы часто заставляли евреев выполнять всевозможные натуральные повинности, работать на барщине и т. п., что фактически ставило горских евреев в положение крепостных.

В первой половине XVIII в. Восточный Кавказ стал ареной военного соперничества между Ираном, Оттоманской Портой и Россией. Оттоманская империя при Ахмеде III (1703—1730) пыталась воспользоваться начинавшимся распадом Персии и временным ослаблением России (в результате ее поражения на первом этапе войны со Швецией) и укрепить свои позиции на Восточном Кавказе. Оказывая военное давление, турки в то же время старались опираться на местных правителей. В 1721—1722 гг. Кубинское ханство было оккупировано турецкими ставленниками казикумухским Сурхай-ханом и мюшкуринским муллой Хаджи Даудом, которые стали жестоко притеснять евреев и армян.

Россия тоже не хотела уступать и, закончив Северную войну, двинула войска на Кавказ. В 1722 г. русская армия во главе с Петром I совершила поход в прикаспийский регион. Все три соперничающие в регионе державы, разумеется, старались перетянуть местных феодалов на свою сторону. В результате ряд ханов воспользовались покровительствовом со стороны России и серия антииранских восстаний на Кавказе (в 1707—1712, 1720, 1721 гг.) ослабила влияние Ирана в регионе. Кубинский хан перешел в русское подданство.

Продвижение России на Кавказ и потеря Ираном своих позиций на Восточном Кавказе обострили отношения между Россией и Оттоманской Портой, войска которой в свою очередь двинулись на север.

Неминуемая, казалось, война между Россией и Оттоманской империей была в последнюю минуту предотвращена: в июле 1724 г. был заключен Куш-тинский договор, согласно которому был признан контроль России над узкой полосой вдоль Каспийского моря, в то время как остальная часть Закавказья отходила под протекторат Оттоманской империи. Власть обеих империй была шаткой, во многом зависела от местных правителей, которые лавировали между ними.

Обзор положения горских евреев в этот первый, недолгий период владычества России на Восточном Кавказе дал в своих записках артиллерийский офицер петровской армии Иоганн Густав Гербер (умер в 1734 г.). Специальная глава «Жиды» в его сочинении «Известия о находящихся с западной стороны Каспийского моря между Астраханью и рекой Курой народах и землях и об их состоянии в 1728 году» посвящена горским евреям. Этот короткий текст как первое развернутое историко-этнографическое описание горских евреев заслуживает особого внимания. Гербер писал:

Жиды также находятся в различных местах сих стран, например между хайтаками в Ширване, Рустау  и Кубе и проч. Они говорят тем языком, в которой стране живут, а раввины их разумеют также и по-еврейски.

В Шамахии  некоторые из сего народа отправляют купечество. Прочие питаются в деревнях пашней и скотоводством. Они прежде торговали армянскими и грузинскими невольниками, но сие при Российском владении запрещено.

Живущие между хайтаками должны по велению узмая с прочими тамошними народами отправлять и военную службу. Они платят как армяне сверх обыкновенной подати карачь , или подушные деньги. Сверх того употребляют их во всякую грязную и трудную работу, в которую употреблять музулмана нельзя. Им больше не оставляют, как чем бедно себя пропитать могут. Когда жид куда-нибудь поедет, и ему кизильбаш или иной какой музулман попадется на встречу, то он должен свернуть с дороги в сторону, и когда потребуют, то также сойти с лошади; буде же он того не сделает, то вольно музулману его бить до тех пор, что едва жив останется, и жид не смеет о том жаловаться.

Они сами объявляют, что по большей части произошли из колена Иудова, а некоторые из Вениаминова, напротив того, многие не знают, к которому колену принадлежат. Раввины их также ничего больше не знают, как токмо то, что предки Музулом Падишахом, или царем Музулским, то есть Ниневитским уведены в полон из Иерусалима и разосланы по Мидии и по здешним странам.

Они прежде были многолюдны, но для многих нападков, чиненных от тамошних жителей, завсегда умалялись, и не могут паки размножиться. Впрочем управляют ими в деревнях собственные их старшины.

В этом очерке, несмотря на его краткость, намечены основные проблемы и особенности истории и этнографии горских евреев. Отмечается характерное для горских евреев раздвоение исторического сознания: с одной стороны, горские евреи — интегральная часть еврейского народа (из колена Иудова), с другой, потомки потерянных десяти колен (царем... Ниневитским уведены в полон)

Гербер точно очерчивает территорию расселения горских евреев (южный Дагестан, район Кубы, Ширван, Шемаха), описывает их занятия (земледелие, скотоводство, торговля).

Он показывает, что евреи на Кавказе, как и в других мусульманских странах, подвергались не только ограничениям и поборам, продиктованным законами Омара (харадж, запрещение ездить верхом и т. п.), но были также объектом постоянного угнетения и произвола, чему есть немало свидетельств и в более поздних источниках. В то же время Гербер упоминает участие евреев в военной службе, что объясняет отмеченную позднейшими исследователями привычку горских евреев к оружию.

В 1730-х гг. Россия уходит из Восточного Закавказья. В тот же период, с приходом в Иране к власти Надир-шаха (1688—1747), на Кавказе возобновилась военная активность персов против Оттоманской империи. Иранская армия проводила карательные походы против тех ханов, которые тяготелик суннитской Турции. Войска Надир-шаха полностью разорили Ширван, Шемаху и Дербент. Кубинское ханство практически утратило независимость и перешло под власть Персии. Десятки аулов были сожжены, торговля почти прекратилась. Население страдало от набегов, убийств, насилия, грабежей.

Именно с походов Надир-шаха в истории горских евреев начинается длительный период религиозных гонений и насильственного обращения в ислам, закончившийся только с победой русских войск над Шамилем. Карательные отряды Надир-шаха вырезали еврейское население, огнем и мечом насаждая ислам. В 1733—1735 гг. были полностью уничтожены еврейские селения Кулгат и Кала-Черах. В 1734 г. отряды Надир-шаха захватили аул Кусары, который располагался в 12 км северо-западнее Кубы, на берегу реки Кусарчай. Они обязали живущих там евреев «принять магометанство, и кто откажется — будет зарезан, как скот, и кровь его будет пролита на землю, как вода». Многие евреи этого селения бежали в Кубу. Напоминанием о кровавых походах Надир-шаха была знаменитая «чудотворная книга», которую видели и Иуда Черный и Феликс Шапиро. Вот что пишет об этой книге Шапиро:

О легендарной «чудотворной книге» слышал еще И. Черный. Книга эта почитается как святыня, и сказания о ней широко распространены среди горско-еврейского населения. О ней нам довелось слышать и от тюркского населения Кубы и аула Кусары. Наследственный владелец книги, главный раввин Слободы, рабби Исхак Раввинович заверял нас, что ни он, ни предки его никогда ее не показывали и не разрешали ее фотографировать. Мне он это разрешает из «уважения и уверенности, что знание Торы и Талмуда не позволит мне использовать этот снимок во зло и насмешку над Израилем».

...«Чудотворная» книга в старинном кожаном переплет содержит три сочинения средневековых авторов: «Молитвенный ритуал Дня Всепрощения» Моисея Кордоверо (Венеция, год от сотворения мира 5347), «Благо земное» Натана Шапиро (Венеция, 5415) и «Сумерки»...

На титульном листе раввинским шрифтом выведена надпись, составленная на древнееврейском языке с примесью талмудического арамейского:

«Книга была рассечена мечом, и случилось это в Кусарах. В день шестой двадцать седьмого числа месяца Элул, в году 5494 (1734) пришел туда Надир-шах после того, как он вырезал множество евреев села Кулькат, а остальных ограбил и увел в плен. Уцелели немногие, те, кто укрылись в овчарнях под соломой, в печах и в горных расщелинах. По множеству грехов постигла их Божья кара. Все это было в день шестой до восхода. После того мощь персидского воинства еще не ослабела, и с яростью бросились они на евреев Кусаров, чтобы расправиться с ними, как они расправились с израильтянами Куль-ката. Проникли они в Кусары утром после молитвы Шахарит, когда все выходили из синагоги, когда собирались группами — кто за очередным разделом Торы, кто за псалмами Давида, кто за Зохаром, кто за Талмудом и прочее. В это время прадед моего прадеда, праведный мудрец Рувим бен Самуил (да будет благословенна и свята память о нем) сидел во дворе синагоги, а вокруг него сидели рядами его ученики.

Главный начальник, ехавший впереди, ринулся со своим воинством на синагогу, дабы покончить с ними, как он делал раньше, и броситься потом на город, на женщин, детей. Господи, помилуй и поступи с ними по усмотрению Своему. Увидев рабби Рувима, сидящим с книгой в руках, начальник отряда понял, что это глава общины. Выхватил меч из ножен и поднял его, чтобы опустить на голову святого. Рабби уклонился от удара и, подняв книгу, подставил ее под меч. Меч врезался в книгу и рассек ее. Тогда страх объял начальника. Сменив гнев на милость, он сказал: “Книга — это знамение свыше. Каюсь, не причиню вам больше зла ”.

Великий владыка повелел всем своим военачальникам и рабам, тысячникам и сотникам, чтобы не вредили они никому в Кусарах, даже курице. А великий рабби обрел благоволение в глазах начальника, и он благодарил рабби и сказал: “Слава вашему Богу, который удержал мою руку и не дал мне пролить кровь невинных. Все свершилось так, рабби, по благочестию твоему ”.

Так, благодарение Богу, были спасены люди и их добро. Воинство персидское воротилось в обиталище свое, а жители Кусаров продолжали пребывать в мире и покое.

А случилось все это в году 494 шестого тысячелетия. Гершон, сын Рабби.»

Рабби Исхак, по его словам, является праправнуком Гершона. В беседе на тему о происхождении горских евреев рабби Исхак как-то сказал: «Находятся люди, которые стремятся доказать, что мы нечистокровные сыны Израиля. Я бы этих клеветников отослал к Надир-шаху... Он знал, кого истребляет, он также узнал, пред чьим Богом и чьей Торой он должен сложить оружие».

Предание о разрушении воинами Надир-шаха аула Ахты сохранилось в памяти жителей соседних лезгинских деревень. Евреи Ахты в массе своей отказались принять магоментанство. В деревню прибыл карательный отряд:

кони давили копытами детей; взрослых связывали порукам и ногам и бросали в бурную реку. Часть жителей Ахты все же согласилась принять магометанство. Столь же трагическая участь постигла и евреев аула Джалган в окрестностях Дербента, «кровь которых лили, как воду. Очень немногие из них приняли магометанство».

Надир-шах построил в этом районе ряд крепостей. Одна из самых важных крепостей была возведена севернее Дербента, на территории Кайтага. Для ее строительства Надир-шаху нужна была рабочая сила — и он пригнал евреев из аула Араг.

Жестокость персов вызвала на Восточном Кавказе ряд восстаний, как против иранских военачальников, так и против их ставленников — местных ханов. В этих восстаниях активное участие принимали и евреи. Так, когда в 1752 г. восстание против уцмия Кайтага было безжалостно подавлено, около 800 еврейских семейств бежало в Засулакскую Кумыкию, находившуюся под контролем России. Феодалы Кайтага требовали от тамошних кумыкских князей и от русских властей возвращения беглецов, но так ничего и не добились. Именно с этого момента возникают первые горско-еврейские поселения на Северном Кавказе.

Таким образом, вторая четверть XVIII в. была периодом разрушений и преследований: население целых аулов вырезали, сгоняли с насиженных мест. Евреи погибали, не желая менять веру и переходить в ислам; они участвовали в восстаниях — и погибали при их подавлении. Целиком исчез ряд еврейских аулов.

Одним из способов выживания в тот период был поиск покровительства у сильной, стабильной власти. В третьей четвети XVIII в. усилилось Кубинское ханство, которое быстро стало региональным гегемоном Восточного Кавказа. В правление Фатали-хана( 1758—1789) были несколько ограничены привилегии и властные полномочия мелких феодалов, укрощена их агрессивность в отношении иноверцев. Фатали-хан вел завоевательную политику, и вскоре Дербентское, Бакинское, Ширванское, Шекинское, Сальянское, Талышское ханства, а также юг Табасарана, то есть северо-запад Азербайджана и юг Дагестана, были присоединены к Кубе. В результате большинство горских евреев оказалось под властью Фатали-хана. Еврейская община Кубы, и без того немалая, пополнилась евреями, переселившимися изокрестных селений, из Баку и из Гиляни, и стала самой большой еврейской общиной Восточного Кавказа. Евреи нуждались в покровительстве местных ханов, а сами ханы были заинтересованы в податном еврейском населении, в международной торговле еврейских купцов. Эти отношения, сложившиеся в XVII—XVIII вв., вомно-гом напоминали отношения феодалов и еврейских общин в средневековой Европе.

Фатали-хан доброжелательно относился к еврейской общине, не позволяя обижать и притеснять евреев, защищал их от нападок и наветов. До сих пор среди горских евреев бытует предание о Фатали-хане как о справедливом правителе, защищавшем евреев.

Несмотря на сравнительно благожелательное отношение кубинских ханов к евреям, они все равно подвергались унижению и угнетению. При наследнике Фатали-хана Шейх-Али-хане в дополнение к налогам, которыми было обложено все население, евреи должны были платить дополнительные подати.

И все же расцвет Кубинского ханства был временем относительного покоя для горских евреев. Например, во время правления Фатали-хана произошел спор евреев селения Аба-Сава с жителями соседней лезгинской деревни из-за земли. Судьей выступил сам хан, который решил его в пользу евреев и выдал им купчую на спорную землю. Купчая с подписью самого Фатали-хана, в которой говорилось, что земля дается обшине в вечное владение, по свидетельству И. Черного, хранилась у старейшин еврейской общины Дербента.

Не сохранившаяся до наших дней деревня Аба-Сава возникла в 1630-х гг., когда многочисленная еврейская община Дербента была вынуждена покинуть город. Большинство осело в 10 км от города, в основанном ими же селении, которое назвали Аба-Сава. Самый древний могильный камень, найденный на местном кладбище И. Черным, относился к 1687 г. Селение это с годами заметно выросло. В 1760-х гг. Фатали-хан разрешил поселиться в Аба-Сава евреям селения Рустов, расположенного недалеко от Кубы. Когда исследователь И. Черный отыскал место, где когда-то стояло селение Аба-Сава, жители соседних, населенных мусульманами, аулов, рассказали ему, что здесь раньше жили евреи. Черный пишет, что «евреи Аба-Савы занимались земледелием, садоводством, виноградарством, были рыбаками...»

Селение Аба-Сава постигла участь многих еврейских селений. После смерти Фатали-хана, когда возобновилось соперничество России и Ирана за влияние на Кавказе, селение было разрушено и перестало существовать. Вот как это произошло.

В конце XVIII в. в Иране произошла смена власти, в результате чего Восточный Кавказ снова оказался в бурном политическом водовороте. В 1794 г. Лутф-Али-хан, правитель Ирана, был убит, и на престол взошел, провозгласив себя шахом, Ага-Мухаммед, военачальник туркменского происхождения. Он активизировал свои действия на Кавказе, борясь с русским влиянием, подталкивал местных правителей на вооруженные столкновения с царской армией. И опять Иран и Россия, не ограничиваясь только помощю своим вассалам, впрямую начали военные действия. Иранские войска захватили Карабахское ханство и Грузию, а русские полки — Дербент.

Когда в 1796 г. на престол Российской империи взошел император Павел, политика России на Кавказе изменилась: русские войска отступили на север. Войска иранского шаха Ага-Мухамеда, не сумев удержаться на захваченных землях, также отступили на юг. На Восточном Кавказе образовался политический вакуум, регион оказался свободен от иностранного военного присутствия, что привело к военным конфликтам между местными правителями.

В 1799 г. правитель Дербента и Кубы Шейх-Али-хан выразил желание войти в подданство России, ему было присвоено звание офицера русской армии. Правитель Кази-Кумуха Сурхай-хан счел присоединение Шейх-Али-хана к России предательством. Его войска вошли в Дербент, один из отрядов вырезал население еврейской деревни Аба-Сава. Вот что рассказал Иуде Черному старый дербентский еврей о том, что произошло в 1799 г.:

В один из дней Песаха того года многие мужчины Аба-Савы отправились в море ловить рыбу. Когда они вернулись в деревню, их взорам предстала ужасная картина: все дома были сожжены, во дворах лежали трупы. Женщин, детей, стариков зарезали кинжалами, как скот, многих закололи саблям и пиками, у многих были отрублены головы. Среди трупов лежали живые грудные дети.

Воины Сурхай-хана увели в плен из Аба-Савы около 150 человек, в том числе — сестру того старика, который рассказал об этом И. Черному. Черный, побывав в долине, где стояла Аба-Сава, пишет, что от деревни остались только руины. Те жители Аба-Савы, которым удалось спастись, переселились в Дербент. Шейх-Али-хан, который считал себя гарантом своих подданых, выделил беженцам из Аба-Савы землю в пределах Дербента.

И еще он совершил праведное дело — потребовал у Сурхай-Хана вернуть угнанных в плен людей; но вернулись не все — многих уже успели продать в рабство, многих у били.

Таким образом на рубеже XVIII—XIX вв. возродилась еврейская община в Дербенте. Она была меньше той, что существовала здесь раньше. Евреи Дербента долго еще хоронили своих умерших на кладбище в Аба-Сава. Самое позднее надгробие на этом кладбище, обнаруженное И. Черным, датировано 1827 г.

Итак, на протяжении XVIII в. евреи Кавказа подвергались гонениям и притеснениям, страдали от войн и набегов. Они вынуждены были жить в маленьких высокогорных аулах, в труднодоступных для завоевателей местах. Еврейские аулы были оторваны как друг от друга, так и от крупных центров еврейской диаспоры. Все это негативно отразилось как на материальном положении горско-еврейских общин, так и на их духовном развитии.

В результате походов Надир-шаха и позднейших бесчинств местных мусульманских правителей горско-еврейское население начало резко сокращаться за счет насильственного обращения в ислам. Многие мусульманские аулы Восточного Кавказа ведут свою историю от предков-евреев. Главный раввин Дербента Яков б. Ицхак Ицхаки отмечал, что жители многих мусульманских аулов Дагестана в прошлом были «нашими братьями по вере — горскими евреями», и что во времена правления ханов они силой были обращены в ислам.

Авраам Фиркович побывал в 1840 г. в селе Джалган; хозяин, у которого он остановился, рассказал, что жители селения происходят из евреев. Надир-шах вынудил их предков принять ислам, но, несмотря на это, у них сохранились многие еврейские обычаи: женщины промывают и высаливают мясо (ко-шерование), мальчикам делают обрезание на восьмой день, но все эти обряды исполняются тайно.

Вот что писал об исчезнувших еврейских поселениях Вс. Ф. Миллер:

Во многих местах Дагестанской области и Бакинской губернии, по свидетельству И. Ш. Анисимова, где в настоящее время уже^нет горских евреев, существуют развалины их аулов, могил, следы оросительных каналов и проч. Туземное мусульманское население отмечает эти места до сих пор названиями, сохраняющими воспоминания о евреях, например: Чуфут-Тебэ (Еврейский Холм), Чуфут-Кабур (Еврейская Могила) и т. п. Таковы местности в селениях Карабдакент, Чуфут-Катта, Курдеван, Кулкате и друг.

Особеннбй известностью, как прежнее поселение евреев, пользуется ущелье Чуфут-Катта, или Джиут-Гатта, или Дерей-Катта, в котором в недалеком друг от друга расстоянии были расположены лет 300—400 тому назад семь еврейских аулов (Дих-Шолум, Кардаши, Дих-Хаклой, Дих-Урмен и др.)

В селении Курдеван, лежащем в 30—40 верстах от Шемахи, находится, по словам И. Ш. Анисимова, на севере от развалин стены, называемой Гяур-Кала (Крепость Неверных), старинное кладбище, которое туземцы называют еврейским. Горские евреи считают крепость Гяур-Кала своею, и согласно своим преданиям, говорят, что она была разрушена Надир-шахом в начале XVIII в. На кладбище сохранились доселе плиты с еврейскими надписями.

Несомненно, что во многих местностях Дагестана мусульманство вытеснило религию Моисея в населении. Доказательством этому может служить то явление, что в некоторых мусульманских аулах хранятся древние еврейские книги Священного Писания. Так в селении Ругжами или Аракан, лежащем верстах в 20-ти от Теми-Хан-Шуры, как сообщили И. Ш. Анисимову, у мусульман хранится одна еврейская книга, перешедшая к ним от их предков евреев. По рассказам очевидца, эта книга висит на снурке, прикрепленном к потолку в сакле одного старика, и считается святыней. Такая же книга хранится в мечети в селении Ахты (Кюринского округа). По рассказам жителей аула, их предки были евреи, которые целыми аулами перешли в мусульманство при завоевании Дагестана арабами.

Последнее утверждение носит совершенно легендарный характер. По этому поводу Б. Вс. Миллер в своей работе «Таты, их расселение и говоры» пишет:

Жители с. Ахты (Кюринского округа, на Самуре) до сих пор (в 1928 г.) как и 40лет назад, сохраняют воспоминание о том, что их предки были «евреями». Сообщают, что и сейчас там есть лезгины, зажигающие в пятницу вечером свечи. Ахтинцы приняли мусульманство сравнительно недавно, лет 150 тому назад, и с переменой религии переменили и свою национальность и стали называться лезгинами. У них сейчас имеются две мечети — старая и новая. В старой наверху на камне видна надпись еврейскими буквами, именно «тарих», т. е. сообщение о времени постройки мечети. В этой старой мечети и сейчас еще хранится один экземпляр Торы, а другой имеется у одного местного богача. Ахтинцы прежде чем окончательно расстаться со своей древней религией, в течение долгого времени, наружно исполняя мусульманские обряды, тайно совершали и свои прежние. Мне думается, что относительно всех подобных селений, где еще жива еврейская религиозная традиция, следует предположить сравнительно недавний (как и в Ахти) переход их в мусульманство. Если бы такой переход произошел уже при завоевании Дагестана арабами, т. е. более 1000лет тому назад,— как сообщали про своих предков ахтинцы И. Ш. Анисимову 40лет тому назад, то, конечно, никаких подобных следов еврейства (сохранения Торы, зажигания свечей) не могло бы сохраниться. Отметим еще зажигание свечей в интересном по своей этимологии лезгинском селении Хазры (Кусары), в северной части Кубинского уезда.

Б. Вс. Миллер сообщает также о других следах еврейского присутствия в Азербайджане и Дагестане:

Около сел. Карчаг в Кюринском округе находится покрытая лесом необитаемая ныне котловина Дерей-Катта, в которой имеется высокий каменный памятник с еврейской надписью, дата («тарих») которой не сохранилась, но содержание которой сводится к тому, что некий человек с сорока своими учениками «60лет назад» оттуда ушел. По предположению жителей ближайших селений, в этом ушелье было раньше еврейское поселение, жители которого переселились в Кубу, в Еврейскую Слободу.

Следы «еврейских» поселений имеются и далее на север в Аварии. Как мне сообщил один аварец, в Аварии и сейчас ходит много преданий о том, что раньше в разных селениях жили «евреи», или же сами аварцы говорят, что они «еврейского» происхождения. Таковы, например, предания о сельском обществе Гумбед, Хасав-Юртского округа, о сел. Аракани, по дороге из Темир-Хан-Шуры в Хунзах и других. О районе Бузнаб (недалеко от слияния Аварского и Андийского Койсу), ныне незаселенном пастбищном месте, рассказывают, что там раньше жили «евреи», занимавшиеся дубильным делом.

По словам кубинских евреев, множество мусульманских селений, населенных ныне лезгинами и татами, были прежде «еврейскими»; так например, не менее 25 селений, расположенных от Баба-Дага в направлении Кубы, раньше держались Моисеева Закона. Таково, например, было селение Шудуг (Шюдюх) на юг от Кубы, которое еще и сейчас еще делится на две части, из коих одна до сих пор называется «еврейским кварталом», хотя население последнего сейчас исключительно мусульманское.

Данные Б. Вс. Миллера полностью подтверждаются нашими собственными наблюдениями. Во время экспедиции 1997 г. в еврейском пригороде г. Кубы Красной Слободе, нам рассказали о том, что часть ее жителей — выходцы из татского горного селения Шюдюх, которое евреи покинули в давние времена. О евреях, проживавших в этом месте, писал еще Гербер. Мы отправились в это селение и обнаружили, что один из кланов, на которые делится татское, т.е. мусульманское, население Шюдюха, называется «Исра-или». Члены этого клана отчетливо помнят о еврейском происхождении своих предков. Вплоть до 1946 г. на территории села сохранялось еврейское кладбище. Члены клана «Исраили» имеют в своем селе высокий социальный статус. Характерно, что таты-мусульмане Шюдюха считают евреев Красной слободы своими «родственниками», «братьями» и относятся к ним с подчеркнутой симпатией. Существует давнее побратимство между жителями села и Слободы, основанное в том числе и на своего рода разделении труда: евреи Красной Слободы осуществляют сбыт продукции (ковры, фрукты) татов, живущих в Шюдюхе. Очевидно, когда-то (когда именно — неизвестно) часть евреев Шюдюха перешла в ислам, а часть покинула селение и переселилась во вновь созданное еврейское предместье Кубы.

Этнографическая экспедиция московских ученых, посетившая Дагестан в 1946 г., в своем отчете подчеркивала, что раньше число евреев, говоривших на татском языке, было намного больше, и что они жили не только в прикаспийской зоне, но и в горах западной части Дагестана. О своих еврейских корнях говорили участникам этой экспедиции жители многих аварских аулов; здесь также были найдены предметы несомненно еврейского происхождения.