Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Еврейские общины Дагестана

Еврейские общины Дагестана

Еврейские общины дагестанских аулов

Когда-то и в горах и на приморской равнине Дагестана было разбросано множество селений горских евреев. На сегодняшний день большинство из них исчезло, а горские евреи сосредоточены в основном в городах Дербент, Буйнакск и Махачкала. Тем не менее, евреи в Кубе, Дербенте и Баку до сих пор помнят, из каких именно аулов переселились их предки. Эти исчезнувшие общины сыграли большую роль в истории горских евреев.

В целом ряде аулов евреи жили рядом с нееврейским населением. В некоторых случаях еврейский аул стоял несколько в стороне от мусульманского аула, представляя собой компактное еврейское поселение.

Юг Дагестана до 1860-х гг. занимало Кюринское ханство. Оно располагалась на северо-запад от Кубы. На севере Кюра граничила с Кайтагом и Та-басараном, на юге — с областью Самур, на западе — с Казикумухским ханством. Ханство Кюра сформировалось в начале XIX в. Оно было присоединено к России в 1812 г. Большинство населения здесь составляли лезгины. До революции Кюра входила в состав Дагестанской области.

В царствование Николая I (1825—1855) Кюрой правил Харун-бек, которого предание называет злодеем, притеснявшим евреев, приглашенных сюда его предшественником Арслан-ханом. Сменивший Харун-бека его брат Юсуф-бек был еще более жестоким властителем и тоже преследовал евреев. В начале 1860-х гг. власть хана была упразднена, вместо него Кюринским округом стал править русский начальник.

По официальным данным на территории Кюринского ханства в середине XIX в. проживало около 300 еврейских семей, а в 1912 г. еврейское население Кюры насчитывало 3276 человек. Многие горские евреи в Кюре были выходцами из Азербайджана, бежавшими сюда от безземелья и преследований. Всего на территории Кюры в XIX в. располагались три еврейских аула — Хан -чал-Кала, Драг и Мамрач.

Мамрач был основан в начале XIX в. выходцами из дагестанского аула Карчаг и носил имя своего основателя. После того, как Россия завоевала Кюру, Арслан-хан в 1820-х гг. пригласил евреев из Карчага и выделил им землю для основания собственного аула.

В 1867 г. в Мамраче жили 75 еврейских семей из общего числа 116 семей. Еврейский квартал был территориально отделен от квартала, в которых жили лезгины. В 1870-х гг. число еврейских семей выросло до 100.

В 1918 г. банда лезгин напала в поле на группу еврейских крестьян и убила 20 человек. Потом бандиты ворвались в аул, во дворе синагоги расстреляли подростка, стали грабить дома. После этого налета евреи покинули Мамрач. Позже часть из них вернулась.

В1926 г. здесь проживало 111 евреев. Последние местные евреи жили здесь еще в конце 1950-х гг.

Неподалеку от Мамрача расположен аул Ханчал-Кала. Первыми здесь поселились евреи из Мамрача. В 1867 г. из 54 домов в ауле 27 занимали евреи. В 1880 г. здесь было уже 50 еврейских семей. По переписи 1926 г. в Ханчал-Кале было 54 еврейские семьи, что составляло 77% всего населения аула. Евреи жили здесь до конца 1950-х гг.

Недалеко от Хачал-Калы располагался аул, который состоял из двух примерно равных по численности жителей поселений: одно — Ашага-Араг, второе — Джугуг-Араг, что означает, «Еврейский Араг». Евреи здесь жили уже в первой половине XVIII в. В 1867 г. здесь проживало 78 еврейских семей. В 1926 г. — 38 еврейских семей (169 человек). К середине 1930-х гг. евреи покинули Араг.

К северу от Кюры расположена историческая область Табасаран. Еврейские общины Табасарана принадлежат к числу древнейших на Восточном Кавказе. Именно Табасаран можно считать одной из главных областей этногенеза горских евреев.

Крупнейшим населенным пунктом Табасарана было селение Джерах. В нем располагалась резиденция хана, и здесь жило около 100 еврейских семей. Во время Кавказской войны отряд под началом Абдалла-бека устроил в еврейском квартале Джераха резню, многих жителей угнал в плен.

Позже, к середине прошлого века, Джерах покинули все жившие там мусульмане. В 1867 г. Джерах был исключительно еврейским аулом, правда, жило там всего 20 семей, но через 20 лет там было уже 49 домов, 30 из которых принадлежали евреям.

Во время гражданской войны евреи покинули Джерах и больше туда не возвращались.

Жили евреи и в соседнем ауле Карчаг. Когда они начали заселять его — неизвестно, но очень давно, во всяком случае, не позднее середины XVIII в. С конца XIX в. еврейское население Карчага неуклонно сокращалось, а во время гражданской войны последние еврейские семьи покинули аул. Судя по всему, община Карчага была весьма значительна, так как потомки выходцев из этого аула составляют существенную часть еврейского населения Кубы и Дербента.

Рядом с Карчагом расположен аул Имам-Кули-Кент. В середине XIX в. около 10 еврейских семей поселились на окраине этого мусульманского села. Евреи неоднократно пытались поселиться в самом ауле, но их обращения встречали отказ. В 1886 г. И. Анисимов уже не нашел в Имам-Кули-Кенте еврейских семей.

На территории Табасарана, в 15 км к югу от Дербента, расположен аул Гемейди. Здесь евреи жили, по крайней мере, с конца XVII в. В 1867 г. в Гемейди из 126 семей 22 семьи было еврейских. Почти все они в гражданскую войну покинули аул. Во время переписи 1926 г. здесь жили только три семьи горских евреев. Правда, согласно тем желанным, в Гемейди проживало 26 семей татов. Поскольку ранее их наличие здесь не регистрировалось, то вероятнее всего они на самом деле были горскими евреями, назвавшими себя татами. Как бы то ни было, накануне второй мировой войны в Гемейди не было ни одной еврейской семьи.

Совсем близко от Гемейди располагался аул Мугатырь. Эти два аула в высоких лесистых горах соединяла узкая вьюшаяся тропа. В Мугатыре евреи жили, по крайней мере, с 1730-х гг. Об этом свидетельствует надгробный памятник, найденный И. Черным, на нем была дата: пост Гедальи года  1740 г.

В середине XIX в. здесь было 30 еврейских семей, и среди евреев Мугатыря бытовало предание, что «когда-то тут было более ста еврейских домов». С годами часть их переселилась в аул Рукель. Во время гражданской войны аул покинули последние евреи.

На расстоянии «двух часов езды на лошади» от Мугатыря, в 10—12 км юго-западнее Дербента, располагался большой аул Рукель. Аул был разделен на две части: в верхней жили мусульмане, в нижней — евреи. Условия жизни евреев были здесь очень примитивны. В первой половине XIX в., по свидетельству И. Черного:

Евреи живут в земляных пещерах, которые представляют собой ямы в земле, крыши сделаны из веток, обмазанных глиной, смешанной с мелким камнем, которые возвышаются над землей примерно на локоть. Окном служит небольшое отверстие без стекла величиной в квадратный локоть. Солнечные лучи с трудом пробиваются в эту пещеру, поэтому в ней стоит полумрак даже посреди дня. Земляной пол покрыт тряпками, стены обмазаны глиной и ничем не покрыты. Ночью окно закрывают поленьями.

И. Черный нашел на местном кладбище надгробный камень, датированный месяцем кислев 5577 г. (1817 г.).

Евреи переселились сюда из соседнего аула Мугатырь. Позже к ним присоединились беженцы из Селаха. За разрешение жить в Рукеле аульные власти возложили на евреев трудовую повинность. Власти обращались с ними жестоко, но евреи боялись жаловаться.

В 1815—1875 гг. более половины евреев из-за жизненных тягот покинули Рукель, но все же в 1867 г. в 156 из 320 домов Рукеля проживали евреи. В 1920-е гг. евреи окончательно покинули Рукель.

В 30 км юго-западнее Дербента, высоко в горах, располагался самый большой в северном Табасаране аул Марата. По преданию, евреи жили здесь еще в начале XVII в. Но самое древнее надгробие, найденное здесь, датировано 1741 г. В 1860-х гг. в Мараге проживала небольшая еврейская обшина — около двух десятков семей. Евреев принуждали выполнять различные работы, соседи относились к ним жестоко, поэтому евреи стремились переселиться в другие аулы. В 1875 г. здесь оставалось только 10—12 семей. Вскоре и они покинули Марагу, и когда И. Анисимов посетил Кавказ в 1886 г., евреи в этом ауле уже не проживали.

Недалеко от Мараги на берегу реки Рубасчай располагались три аула — Цанак, Хели и Нютюг. Все три аула иногда называли одним общим топонимом Хели-Пенджик. По преданию, евреи жили здесь еще со времен персидских царей. В XIX в. евреи жили на землях, принадлежащих местным бекам, и платили им тяжелые налоги. В 1867 г. в трех аулах проживало 15 еврейских семей (всего там было 42 дома). По всей видимости, еврейская община здесь прекратила свое существование во время гражданской войны.

На берегах реки Рубас-чай располагались также аулы Аглаби и Хошманзиль. В обоих аулах проживало в конце XIX в. около 30 еврейских семей (примерно половина населения, остальные семьи были азербайджанскими). В XX в. еврейская община здесь выросла до 45 семей (из общего числа — 64 семьи): евреи составляли 67% населения двух аулов (165 человек). Но позже евреи покинули оба эти аула.

В 1926 г. в аулах южного Табасарана уже не было евреев.

В 35 км южнее Дербента, высоко в лесистых горах, расположен аул Нюгди, название которого с татского переводится как «новое поселение». Когда в этом ауле поселились евреи, установить не удалось. В 1867 г. в нем проживали 74 семьи: 68 еврейских, остальные — лезгинские. В конце XIX в. рост еврейского населения в Нюгди прекратился: молодежь в поисках заработка стала переселяться в города.

В ауле Селах в северном Табасаране И. Черный нашел надгробный камень, датируемый 1767 г. В середине XIX в. большинство евреев Селаха перебралось в соседние аулы — Гемейди, Марага и Рукель, в ауле осталось только 10 семей, и они обратились к генералу князю Орбелиани с просьбой разрешить им покинуть аул. Генерал разрешил — на том еврейское поселение в Селахе прекратилось. По сведениям И. Черного в 1866 г. уже ничто не напоминало о том, что здесь когда-то жили евреи. Еврейское кладбище было осквернено, могильные камни разбросаны или унесены для строительства домов.

В годы гражданской войны горские евреи покинули многие аулы, в которых жили веками, и поселились в новых. В этих аулах, куда евреи пришли недавно, они составляли ничтожное меньшинство. Один из таких аулов — Великент в 20 км юго-восточнее Дербента, недалеко от железной дороги, ведущей в Баку. Согласно переписи 1926 г., здесь было 6 еврейских семей, они составляли 2% всего населения. Горские евреи покинули аул в середине 1930-х гг. Недолго прожили еврейские семьи и в ауле Берией в 27 км севернее Дербента. В 1926 г. здесь проживало 13 еврейских семей (35 человек, 3,8% населения).

Жили евреи и в аулах, расположенных на севере и северо-западе от Дербента, в междуречье Сулака и Терека, на границе с Чечней. Здесь их соседями были кумыки. Во всех аулах Кумыкской плоскости между Сулаком и Тереком в 1867 г. проживало около 1000 горских евреев. К 1900 г. их число возросло до 1200 человек.

Селение Эндери позже стало называться Андреевское или Андреевка. В XVIII в. здесь проживало около 80 еврейских семей. Любопытна история их появления. В 1774 г. во время очередной междоусобицы жители Эндери напали на соседний Кайтаг и угнали оттуда 200 мусульманских семей и около 80 еврейских. По другим данным, переселенцы — мусульмане и евреи — ушли в Эндери добровольно, спасаясь от жестокого угнетения. В отместку за это правитель Кайтага Амир-Хамза захватил в плен члена петербургской академии наук С. Г. Гмелина( 1745—1774) и сопровождавших его людей, возвращавшихся из научной экспедиции в Иран. Российские власти потребовали у Амира-Хамзы отпустить Гмелина, хан Кайтага выдвинул условие: пусть владетели Эндери отпустят угнанных из его владений жителей. Российские власти обратились к правителю с просьбой обменять угнанных кайтагцев на академика — хан Эндери отказался, заявив, что эти семьи перебрались к ним добровольно и возвращаться к жестокому Амиру-Хамзе не хотят. Гмелин так и скончался в плену.

Во время Кавказской войны Эндери неоднократно подвергалось налетам отрядов Шамиля. В 1867 году здесь проживало только 23 еврейских семьи — около 4% от общего населения аула. После революции и гражданской войны в Эндери уже не осталось еврейских семей.

Высоко в горах среди скал располагался аул Аксай. В 1825 г. его жителей обвинили в убийстве русского офицера и переселили на плоскость, на берег небольшой речушки Ташкечай. Отсюда и название аула Ташкеча. Расположен Ташкеча в 25 км от Эндери и в 20 км от Хасавюрта, на границе между Дагестаном и Чечней. Сюда позже переселились евреи, которые бежали из Эндери от погромов. В XIX в. еврейское население Аксая-Ташкечи постоянно росло. В 1867 г. здесь проживали 82 семьи горских евреев (533 человека), в 1900 г. — 700 человек. По переписи 1926 г., после революции и гражданской войны, здесь осталось всего 19 еврейских семей (97 человек).

Аул Костек расположен в 50 км северо-восточнее Эндери и в 60 км восточнее Аксая. В XIX в. сюда переселилось несколько преследуемых еврейских семей из Тарков и Эндери. По описанию современника, Костек был обнесен широкой изгородью из колючего кустарника, а с юга защищен речушкой Карасу. В изгороди было несколько проездов, по ночам и их закрывали, и после наступления темноты никто не мог ни войти в аул, ни выйти из него. В 1867 г.в Костеке проживало 37 еврейских семей. В1893 г. учитель местной школы Афанасьев описывал отношение мусульманского населения к евреям:

Их унижают и презирают. Кумыки при любом удобном случае стараются оскорбить еврея, унизить его. Само слово «джугут» (еврей) считается словом бранным. Особенно это отношение заметно во время драк. Если дерущиеся — кумыки, то люди стараются их разнять, успокоить, если же это — евреи, то не только не разнимают — напротив, науськивают, натравливают друг на друга.

Во время гражданской войны евреи покинули аул Костек.

Селение Тарки расположено на столбовой дороге с Волги в Закавказье. Евреи жили тут еше в средние века, но по неясным причинам их община прекратила здесь свое существование. Вернулись они сюда во времена правителя Мехти (1794—1830), который обещал защищать их. В 1820-х гг. российские власти обязали жителей Тарков участвовать в строительстве русской крепости Петровск. В этом участвовали и евреи Тарков. В годы Кавказской войны горцы неоднократно нападали на еврейский квартал Тарков.

В 1867 г. здесь проживало 49 еврейских семей — 5,2% от общего числа жителей. В1886 г. было 56 еврейских семей (300 человек). По переписи 1897 г. здесь проживало 313 евреев — 12% населения аула.

Тарки связаны с именами раввина, педагога и писателя Шербета Нисим-оглы и его сына, исследователя истории и этнографии горских евреев Ильи Анисимова.

В 35 км южнее Тарков расположен аул Карабудахкент, в котором евреи жили еще в средние века. Через этот аул проходила дорога, соединявшая Те-мир-Хан-Шуру с Дербентом и Кубой. К 1860-м гг., в результате постоянных притеснений, у евреев были отобраны все их земли, и им негде было даже хоронить своих покойников — им не выделяли землю для кладбища, и они были вынуждены возить своих умерших на кладбище в Буйнак. В середине XIX в. в ауле осталось только 18 еврейских семей. В начале XX в. их число достигло 30, но после гражданской войны в Карабудахкенте осталось только две еврейские семьи.

Селение Буйнак расположено в прибрежной полосе Каспийского моря. В 1886 г. в Буйнаке проживало только 15 еврейских семей (90 человек). Евреи жили в домах, арендованных у кумыков, но у них здесь не было синагоги, и они скоро покинули Буйнак. Часть переселилась в Темир-Хан-Шуру (ныне Буйнакск).

Аул Султан-Янги-Юрт принадлежал в XIX в. к так называемым «вольным общинам» — поселениям, которые не принадлежали ни одному из ханств. Они были основаны беженцами из разных аулов. В Султан-Янги-Юрте в 1867 г. проживало 7 еврейских семей (40 человек). В конце века и они покинули аул.

Покинули свои дома и евреи, жившие в Дженгутае, Черкее, Эрпели, Кази-юрте, Янги-Кенте. Дур гели было одним из самых крупных селений в этом регионе. В 1867 г. здесь проживало 819 семей, 35 из них — еврейские (175 человек).

Неподалеку располагалась Еврейская долина — Джугутката, в которой в начале XIX в. располагались три аула, населенные в основном евреями. После очередного погрома евреи переселились из Еврейской долины в Верхнее Терекеме и Маджалис. В 1867 году большинство населения в Верхнем Терекеме было еврейским — 116 семей из общего числа в 165 семей.

В 1867 г. 80 из 165 семей в Маджалисе были еврейскими. В 1926 г. в Маджалисе насчитывалось 69 еврейских семей, они жили отдельным поселком, называвшимся Нижний или Еврейский Маджалис.

Маджалис представляет собой обширную долину на стыке гор и предгорий — давний центр исторической области Кайтаг. На территории долины расположены друг подле друга три селения: даргинское, кумыкское и еврейское. Еврейский Маджалис занимает нижнюю, с кавказской точки зрения, наименее престижную часть долины, и отличается от расположенных рядом селений тем, что дома стоят в нем очень тесно, почти без приусадебных участков — проявление обычного на Кавказе еврейского безземелья.

В 1930-х гг. в Маджалисе снесли синагогу, но община сохранила свитки Торы и продолжала собираться по домам. Тогда же был создан еврейский колхоз, который был впоследствии слит с соседним даргинским колхозом. Маджалис — одно из немногих горных селений, в котором евреи занимались сельским хозяйством еще в середине нашего столетия. После войны большая часть горских евреев постепенно покинула Маджалис и разъехалась в Дербент, Буйнакск и Махачкалу. В 1994 г. в Маджалисе проживало только 7 еврейских семей, остальные дома Еврейского Маджалиса населяли мусульмане.

После прихода русской армии на Северный Кавказ был основан целый ряд новых укрепленных поселений. Рядом с крепостями естественно возникали торгово-ремесленные посады, которые превратились в города. По крайней мере, в семи из этих городов в XIX в. поселились горские евреи.

В 1830-х гг. русская армия построила крепость на правом берегу реки Ярык-сай, в 80 км от Петровска. Вокруг крепости разрослось гражданское поселение Хасавюрт. В нем жили, среди прочих, русские евреи, демобилизовавшиеся из армии, и горские евреи. В 1860 г. в Хасавюрте жило 446 семей, 22 из них — горских евреев. Сюда активно съезжались горские евреи из соседних аулов, и уже в 1867 г. число семей горских евреев достигло 40 человек.

Еврейское население в Хасавюрте продолжало расти, и в 1874 г. согласно официальным данным здесь проживало всего 1280 евреев (ашкеназских и горских) при общем количестве населения 3900 человек, при этом большинство евреев было ашкеназского происхождения. В последующие годы число евреев в Хасавюрте несколько уменьшилось. В 1931 г. этому населенному пункту был присвоен статус города — и это послужило причиной притока сюда горских евреев.

После второй мировой войны еврейское население сильно сократилось. При переписи 1959 г. в Хасавюрте проживало 300 горских евреев.

В 1845 г. в 15 км от Хасавюрта была заложена крепость Гели-Бак. В этой крепости размещался армейский штаб, и она стала базой снабжения воинских частей. В 1867 г. здесь проживали 112 евреев (горских и ашкеназских), что составляло 27% населения. В конце XIX в. все горские евреи покинули этот населенный пункт.

Горские евреи жили и в крепости Дашлагар в 62 км от Петровска на границе ханств Тарки и Кайтаг.

Евреи Дербента

Дербент — столица южного Дагестана, второй по величине город республики, расположен на берегу Каспийского моря в самом узком месте между горами и морем: это своего рода «сухопутный Гибралтар», знаменитые «Каспийские» или «Железные ворота». С древнейших времен на холме стоит крепость, от которой к морю тянутся две крепостные стены, между ними находится исторический центр города. В нем живут азербайджанцы, лезгины, армяне, русские и горские евреи.

Еврейская община Дербента была одной из самых древних на Кавказе. Но во второй половине XVII в. она прекратила свое существование и вновь возникла только в конце XVIII в.: сюда переселились евреи аула Аба-Сава, изгнанные Сурхай-ханом Казикумухским. Его воины вырезали большую часть населения Аба-Сава, выжившие бежали в Дербент и попросили убежища у Шейх-Али-хана, который выделил им участок земли в пределах города. По данным 1810 г. в Дербенте из 3953 жителей мужского пола 166 были горскими евреями. В те годы у евреев не было в городе своего кладбища, они продолжали хоронить умерших на кладбище в Аба-Сава.

В состав России Дербент вошел в 1806 г. Там был размещен большой русский гарнизон, поэтому город не был захвачен отрядами повстанцев во время Кавказской войны. Сразу начался приток евреев в Дербент из окрестных поселений южного Дагестана. На протяжении всего XIX в. еврейское население города непрерывно увеличивается. С 1835 г. по 1897 г. еврейское население возросло с 472 до 2190 человек, составив около 15% жителей Дербента. Новый приток евреев из горных аулов был связан с гражданской войной. В 1920-е гг. в Дербенте живет 7 тыс. евреев, что составляет не менее трети его населения. Наконец, в 1970—1980 гг. еврейское население Дербента составляет приблизительно 15 тыс. человек, то есть около четверти населения города. Многие семейства хорошо помнят до сих пор, из каких горных аулов переселялись в Дербент их предки.

Если население Дербента за сто лет (1824—1926) удвоилось, то за тот же период еврейское население города выросло в 15 раз. В 1824 г. всего жителей в Дербенте было 11 060, евреев — 239; в 1891 г. всего жителей было 15 200, евреев — 2 500; в 1959 г. — всего жителей 47 400, евреев — 11 700.

Сравнительно безопасная жизнь в Дербенте привлекала сюда горских евреев из окрестных аулов. Это было одной из причин постоянного роста еврейской общины в Дербенте в XIX в. В 1867 г. в нем проживало 1030 евреев, в 1880 г. — 1690, в 1886 г. уже 1990 евреев (сюда входило и небольшое число ашкеназов), в 1893 г. — 2570 евреев.

Продолжался рост еврейского населения Дербента и в начале XX в. В 1904 г. здесь проживало 3320 горских евреев (общее население города около 20 000 человек), а в 1912 г. здесь проживало примерно 1000 еврейских семей (около 5 тысяч человек).

Прибывший в Дербент в 1824 г. кавказский наместник генерал Ермолов был поражен той теснотой, в которой жили жители города, и приказал коменданту фон Ашбергу снести крепостные стены, расширить город, и, среди прочего, велел выделить отдельные кварталы для армянского и еврейского населения. В целях такой перестройки и расширения фон Ашберг велел провести перепись населения, благодаря которой мы имеем первые официальные статистические данные о жителях Дербента.

Но стены так и не были разрушены, поскольку вскоре началась Кавказская война, и стены понадобились для защиты города. Евреи Дербента принимали активное участие в отражении набегов горцев. Об этом они сами писали позже генералу Паскевичу:

Во время набегов разбойников Кази-мулы в 1831 г. мы все взяли в руки оружие и защищали город плечом к плечу с русскими солдатами гарнизона, не раз выходили на бой за пределы городской стены и несли стражу в ночных дозорах.

В годы Кавказской войны население Дербента заметно уменьшилось. И дело не только в том, что люди погибали в боях. Мусульмане переходили на сторону восставших и многих из них российские власти высылали за это из Дербента. Еврейское же население не только не уменьшилось, а наоборот — увеличилось.

В 1848 г. в Дербенте были составлены списки тех, кто имеет избирательное право (по возрастному и имущественному цензу); всего в списке было 124 человека, 8 из них — состоятельные евреи.

В первой половине XIX в. в Дербенте, несмотря на то, что он был наиболее «русским» из кавказских городов, продолжали господствовать «азиатские» нравы. Например, в 1851 г. один из уважаемых евреев Дербента Зрова-вель б. Яков за неуплату долга был провезен по главной улице города верхом на осле, при этом его лицо и борода были вымазаны в навозе.

В упомянутом году в Дербенте проживали 182 еврейские семьи (около 900 человек). В 1876 г. еврейское население выросло до 1030 человек.

Евреи в Дербенте поселились в отдельной части города, называвшейся, как и в Кубе, Еврейская Слобода, которая занимала полосу шириной в 160 м и длиной в 285 м вдоль южной стены города. Вдоль слободы тянулись пять узких улочек, а поперек ее пересекали переулки и тупики, заканчивающиеся у стены.

Дербент привлекал евреев из окрестных аулов, и число домов в Слободе постоянно росло. В 1832 г. здесь было 52 дома, в 1856 г. — 130 домов, в 1866 г. — около 200. Это были одноэтажные домики, большинство из них не имело дворов. Были, однако, в Слободе и богатые дома состоятельных евреев.

Царский чиновника. Беккер писал в донесении в конце XIX в.:

Еврейская Слобода состоит из маленьких домиков, обмазанных глиной. Плоские крыши тоже глиняные, их заливают асфальтом, доставляемым сюда из Баку. Перед домами — земляные завалинки. Помещение для скота отделяет от жилой части одна дверь.

В 1860-х гг. в Дербенте работала специальная комиссия по расширению Дербента, зажатого между городскими стенами. Комиссии было поручено рассмотреть проблему Еврейской Слободы. Комиссия рекомендовала оставить в Слободе только одну широкую улицу, а маленькие улицы распределить между домами в качестве дворов. Также, для борьбы со скученностью населения и антисанитарией, было решено оставить в Еврейской Слободе 45—50 семей: они должны купить участки у остальных 150 семей, которых следовало переселить в новый район, за пределами городской стены.

Рекомендации комиссии были утверждены местным начальством, но евреи Дербента не спешили выполнять их: трудно было расстаться с обжитым местом, не могли договориться, кто останется на старом месте, а кто переселится. Кроме того, не было выделено достаточно средств для строительства нового поселка за городом. Но городские власти настаивали на выполнении принятых решений, требуя от евреев переселяться из Слободы. Тогда дербентские евреи пожаловались кавказскому наместнику. В 1870 г. наместник издал циркуляр, призывавший власти Дербента проводить реконструкцию Еврейской Слободы поэтапно, с соблюдением законов о правах жителей.

На протяжении 1860—1870-х гг. была проведена большая работа по реконструкции Дербента и расширению территории города. Он разросся на восток, к морю, и на юг. Для того, чтобы соединить центр города с новыми кварталами, были пробиты многочисленные проезды в южной стене.

Но и в конце XIX в. санитарные условия в Дербенте, в том числе в его еврейских кварталах, были очень тяжелыми. В конце XIX в. популярный беллетрист Вас. Немирович-Данченко, побывавший в Дербенте, писал:

В еврейских кварталах узкие улочки, по обеим сторонам которых глиняные домики, двери всегда открыты, и по ночам можно видеть, как еврейки при тусклом свете керосиновой лампы стелют постель прямо на глиняный пол.

Дома побелены известью, узкие переулки полны людей, все куда-то спешат. Маленькие дворики полны мусора, но комнаты, обращенные на улицу, чисты. В этих домах живут, в этих домах торгуют. В каждом третьем домике — лавка. Чем торгуют ?Всем — фруктами, бакалеей, тряпками, чем угодно.

В дополнение к скученности обитателей квартала еще одной из основных причин эпидемий были сточные воды. В 1810 г. дербентский пристав так описывал проблему городских стоков:

Сточные воды в верхней части города в ужасном состоянии. Из домов грязная вода попадает в канавки, по ним стекает в большую канаву, текущую по всему городу. Рядом в канавах протекает вода для питья: и нет сомнения, что вода из сточной канавы просачивается в канаву с питьевой водой.

Неудивительно, что уровень смертности был очень высок, город нередко поражали эпидемии, не исключая и чуму.

С 1860 г. Дербент становится административным центром Южного Дагестана. Город был разделен на 14 районов — девять мусульманских, два русских, один армянский и один еврейский. Каждый район выбирал себе главу общины. Евреев в городское самоуправление не выбирали, но зато у них был свой глава Еврейской Слободы. В августе 1877 г. началось восстание горцев против русских властей, оно охватило почти весь Дагестан. В сентябре повстанцы во главе с Мехти-беком захватили селение Кумух под Дербентом и вырезали всех его жителей. Угроза погрома нависла и над Дербентом. В городе тогда находился небольшой русский гарнизон. Командир гарнизона занял оборону в крепости, тем самым давая понять, что солдаты не собираются защищать весь город. Мехти-бек приближался к городу. В Дербенте возникла паника: армяне начали переправлять свои семьи морем в Баку и Астрахань, евреи не знали, что им делать. Последняя возможность на спасение связывалась с прибытием парохода из Астрахани. В ожидании его на берегу под палящим солнцем скопились семьи русских, армян и евреев. Слухи, что банды восставших уже входят в город, ввергли огромную толпу в отчаяние и панику.

Власти Дербента, нуждавшиеся в защитниках, запретили мужчинам покидать город. Но в лодки, которые доставляли людей на борт прибывшего парохода, втискивались и мужчины.

Пароход не был способен принять всех: многие семьи евреев и армян остались в Дербенте, ожидая страшной участи. Но, на их счастье, 23 сентября в город прибыло подкрепление.

Основными занятиями горских евреев в Дербенте были разведение марены, виноградарство и виноделие, работа на рыбных промыслах, торговля. Евреи Дербента были обеспечены землей несколько лучше, чем другие общины горских евреев. В Дербенте появились первые богатые горскоеврейские семьи, например, миллионеры-рыбопромышленники Дадашевы.

Одним из факторов, привлекавших горских евреев в Дербент, было начавшееся строительство железной дороги.

В 1895 г. городу Дербенту было предоставлено самоуправление, проведены выборы в собрание городских уполномоченных. Представителем Еврейской Слободы в этом собрании был Пинхас Дадашев, один из самых состоятельных евреев города. В 1900 и 1904 гг. в собрание городских уполномоченных представителем горских евреев был избран Эфраим Ханукаев. Ханукаев владел большим домом в Еврейской Слободе, у него были виноградники, на которых работало множество людей.

Еврейские представители не играли заметной роли в городском собрании, их выслушивали только в том случае, когда вопрос касался непосредственно Еврейской Слободы. Уже в первый год своей работы городское собрание обсуждало санитарное состояние в Еврейской Слободе. На заседании выяснилось, что из 46 тыс. кв. м площади, занимаемой Еврейской слободой, львиная доля — 32 тыс. кв. м — находится под строениями. Во многих домах проживало по пять семей. Городское собрание решило, что улучшить санитарные условия можно только путем переселения части жителей в другое место. Для этой цели была создана специальная комиссия, но в нее не был включен ни один еврей. Комиссия работала медленно, проблема не решалась. В 1897 г. Совет принял решение о выделении участка земли в полутора километрах восточнее Дербента, ближе к горам. Это решение было ответом на просьбу 73 еврейских семей, живших на съемных квартирах или у родственников, выделить им бесплатно участки земли для строительства домов в новых районах города. Одновременно было решено, что участки земли выделят еврейским семьям, чьи дома подлежали сносу для расширения улиц и создания площадей и скверов. Совет также вступил в переговоры с владельцами земельных участков в Еврейской Слободе с целью выкупить их для прокладки новых улиц.

Но все попытки решения сложных и застарелых проблем градостроительства наталкивались в Дербенте на большие трудности. Основная тенденция развития города была направлена на восток, к морю, поэтому евреи не желали переселяться ближе к горам, и, тем самым, отдаляться от центральной, торговой части города.

Эта «тихая война» между городскими властями и еврейским населением продолжалась много лет. Городские власти неоднократно пытались вынудить евреев переселиться из слободы. На утверждение губернатора поступило предложение городского головы в принудительном порядке переселить в новый район часть жителей слободы, обязав их получить компенсацию за дома и участки, оставляемые на старом месте. Предложение было отклонено на том основании, что по российским законам нельзя заставить людей покинуть свой квартал. Тогда городские власти решили действовать окольными путями. Была создана еще одна комиссия, которая должна была выявлять дома, представлявшие опасность, и рекомендовать их к сносу в обязательном порядке. В 1903 г. собрание уполномоченных вынесло полный запрет на строительство в Еврейской Слободе. Но и эти меры не принесли желаемых результатов: население Слободы продолжало расти.

В годы гражданской войны многие горские евреи бежали из своих аулов в города, где селились у родных, в синагогах, во временных жилищах. В 1925 г. известный востоковед Павлович писал о положении евреев в Дербенте:

В последние годы я побывал во многих городах Союза, но ни один город не оставил такого угнетающего впечатления разрухи, оставленной гражданской войной, как Дербент. Особенно ужасна Еврейская Слобода. Это в сущности одна огромная свалка. Узкие улочки, крошечные дворики. Дети в лохмотьях играют среди куч мусора.

Как жили здесь около двух тысяч евреев (950 из них — дети), описал Зяма Островский в 1927 г.:

Жизненное пространство для семьи в среднем — 9 квадратных саженей. Это не дома — это катакомбы. Двери всегда открыты настежь, окна выбиты. Нет проточной воды, нет канализации. Улицы не вымощены, полны грязи, в воздухе стоит вонь.

В феврале 1929 г. Президиум Верховного совета РСФСР поручил правительству Дагестана ликвидировать Еврейскую Слободу в Дербенте. После того, как это решение выполнено не было, Президиум Верховного совета РСФСР

10 января 1930 г. вновь принял решение о ликвидации Еврейской Слободы. Была создана комиссия для изучения всех вопросов, связанных с Еврейской Слободой. На основании отчета этой комиссии 21 ноября 1930 г. Совнарком Дагестана признал, что в деле реконструкции Слободы была проявлена халатность, и принял решение в течение года построить новый жилой квартал для ее жителей. Несмотря на эти жесткие и конкретные указания, до середины 1931 г. ничего для улучшения условий жизни в Еврейской Слободе предпринято не было.

Только в середине 1930-х гг. были построены несколько многоэтажных домов для жителей Еврейской Слободы. Власти не стали на этот раз считаться с чувствами евреев, снесли огромное количество домов и на их месте разбили Парк культуры и отдыха им. Ленина, существующий до сих пор. Так завершилась история Еврейской Слободы в Дербенте, просуществовавшей 140 лет.

С тех пор горские евреи не имеют в Дербенте отдельного квартала, скорее можно говорить о том, что они составляют существенную (не менее половины) часть населения нижнего, европейского города, в то время как мусульманское население концентрируется в средневековом городе около крепости. И после переселения в новые дома горские евреи стараются жить рядом друг с другом и поближе к синагоге. В городе есть несколько улиц, на которых большинство домов принадлежат евреям. То, что евреи в Дербенте живут в европейской, «русской» части города, во многом совпадает с их культурными установками.

Еще до революции Дербент стал культурной столицей горских евреев. Дербентские раввины из рода Ицхаки славились своей глубокой ученостью. Главный раввин Дербента был признан русскими властями главным раввином горских евреев Азербайджана и Дагестана, а также выполнял функции казенного раввина. Вообще в Дербенте существовало 4 синагоги, одна из них ашкеназская, так как в конце прошлого века туда, как и в другие города Кавказа, уже переехало значительное число европейских евреев. В настоящее время в Дербенте есть одна действующая синагога.

В 1930-х гг. в Дербенте создаются горско-еврейский театр, фольклорный ансамбль под руководством Танхо Израилова, выходит газета на татско-еврейском языке, создается писательская организация. Дербентский диалект татско-еврейского языка становится основой литературного языка горских евреев.

Перед началом алии горских евреев в Израиль в начале 1970-х гг. их численность в Дербенте достигала 15 тыс. человек, то есть дербентская община была самой многочисленной.

Горским евреям Дербента больше, чем любой другой горско-еврейской общине, свойственен «ашкеназский» стереотип поведения, прежде всего, в стремлении к образованию. Среди евреев Дербента множество высокообразованных людей: учителей, врачей, инженеров. Так как большинство получало образование в России, они хорошо владеют русским языком. В то же время современное образование не мешает еврейской общине Дербента сохранять достаточно высокий уровень национального самосознания. В Дербенте в период перестройки появилась еврейская школа. Именно из Дербента началась основная эмиграция горских евреев в Израиль.

Характерно, что горские евреи Дербента и Красной Слободы, расположенных неподалеку друг от друга и только в последние годы разделенных государственной границей, испытывают друг к другу своего рода презрение. Если для дербентских евреев жители Красной Слободы «невежественные торгаши», то для евреев из Слободы дербентцы «гордецы» и «белоручки».

Алия 1970-х гг., в отличие от алии 1990-х гг., не привела к резкому сокращению численности еврейской общины Дербента. Зато в последние годы именно из Дербента выехало евреев больше, чем из других горско-еврейских общин. Связано это в том числе и с высоким образовательным уровнем его жителей. Дагестан — один из самых бедных регионов России, и многие хорошие специалисты в условиях растущей безработицы не могут найти применения своим способностям. Кроме того, к эмиграции подталкивает и такая специфическая для Дагестана причина, как очень высокий уровень преступности. На сегодняшний день в Дербенте вряд ли осталось больше 5 тыс. евреев.

Евреи Буйнакска

После присоединения Дагестана к России было создано много крепостей, вокруг которых позже выросли города. Один из них — Темир-Хан-Шура, который в 1921 г. переименовали в Буйнакск. Возник город рядом с русской крепостью, построенной в начале 1830-х гг. на берегу реки Шура-озен. В 1850 г. здесь, кроме военнослужащих, уже жили русские и армянские торговцы и несколько семей горских евреев-ремесленников. В 1880-х гг. поселение выросло, окружавшие его болота, бывшие причиной малярии, были осушены, условия жизни улучшились. В 1858 г. в Темир-Хан-Шуре было 200 жителей, из них 89 — горских евреев. В 1867 г., по свидетельству И. Черного, еврейский квартал в городе насчитывал 35 домов.

В ноябре 1866 г. Темир-Хан-Шуре был присвоен статус города, в ней тогда жило 7 тыс. человек, 406 из них — евреи (в том числе и ашкеназы). В 1880— 1890-х гг. в город продолжали переселяться горские и ашкеназские евреи, и в 1894 г. их общая численность достигла 1340 человек.

В середине 1890-х гг. русским евреям было запрещено селиться в Темир-Хан-Шуре, и число их стало снижаться. Согласно переписи 1897 г. в городе проживало 1200 евреев, что составляло 13% всего населения.

Несмотря на запреты, евреи все же тянулись в Темир-Хан-Шуру. В начале XX в. здесь жило 1800 евреев (28% всего населения города). В 1912 г. в городе было 1930 евреев, 1200 из них — горских. В 1926 г. в Темир-Хан-Шуре, которая стала называться Буйнакском, было 1470 евреев, в том числе 890 горских. Обе еврейские общины города — ашкеназская и горская — имели одно общее кладбище.

До конца 1950-х гг. число горских евреев в Буйнакске так и не выросло, видимо, естественный прирост уравновешивался миграцией в другие города.

В последние годы еврейская община Буйнакска резко уменьшилась за счет миграции в другие города и страны и составляет едва ли больше двух-трех сотен человек. О ее былом процветании напоминает кирпичное здание действующей синагоги, одной из самых величественных на Восточном Кавказе.

Горские евреи в Махачкале

Порт-Петровск, который позже стал называться городом Петровском, сейчас носит название Махачкала и является столицей Дагестана. Свое начало он берет от крепости Бурной, заложенной русскими в начале 1820-х гг. неподалеку от аула Тарки. Главной задачей новой крепости была зашита кораблей, разгружавшихся там, где горы очень близко подходят к Каспийскому морю.

Во время Кавказской войны, в начале 1830-х гг., военные власти убедились, что гарнизон крепости, расположенной в семи километрах от берега, не может эффективно защищать корабли от воинственных горцев. Поэтому была построена еще одна крепость — Низовая, в трех километрах от берега моря. Этого оказалось недостаточно, и в 1844 г. построили еще одну крепость на холме у самого берега, куда и переместился гарнизон. Гражданское население, поселившееся вокруг крепости Низовая, перебралось вместе с гарнизоном ближе к берегу, в новую крепость.

На холме, на котором была построена эта последняя крепость, по преданию, сделал привал Петр I во время своего похода на Кавказ в 1722 г. Поэтому крепость была названа Порт-Петровском.

Благодаря строительству порта, город стал торговым центром, в который стали прибывать русские, армянские и еврейские купцы. В середине XIX в. в Петровске уже поселилось несколько семей горских евреев. В 1857 г. Петровску был присвоен статус города, его население тогда составляло 2200 человек. В описании города, составленном в 1860-х гг., говорится, что в нем живет немало ремесленников, в основном — евреев.

В 1880 г. здесь жило 93 горских еврея, в 1886 г. — 123 (15 семей). В этот период еврейскую общину возглавлял раввин Биньямин б. Раби.

После того, как в конце XIX в. было завершено строительство железной дороги, проходившей через Петровск и соединявшей Баку с Ростовом-на-Дону, население города стало стремительно расти. В 1912 г. в нем проживали уже 453 горских еврея. По переписи 1926 г. в Петровске (Махачкале) жило 2 050 горских евреев (при общем населении 31 700 человек). Вместе с русскими евреями они составляли 11% населения (3500 человек), занимая второе место после русских, составлявших половину населения.

За годы советской власти еврейское население Махачкалы резко выросло, но в процентном отношении доля евреев среди всего населения города уменьшилась. В 1959 г. в Махачкале насчитывалось 1900 горских еврея (1,6% населения).

Еврейская община существует в городе и сейчас, хотя численность ее уменьшилась. В Махачкале функционирует горско-еврейская синагога.