Ноябрь 2017 / Кислев 5778

12. Декларация Бальфура

12. Декларация Бальфура

Тем временем вожди сионизма продолжали "дергать за ниточки" на международной арене. Первая мировая война послужила для этого удобным моментом. Почти всем державам была предложена поддержка "международного еврейства" при условии, что те согласятся поддержать "строительство национального еврейского очага" в Земле Израиля. Поскольку Святую Землю завоевали англичане, была усилена закулисная деятельность в Англии, и 2 ноября 1917 года была обнародована знаменитая декларация министра иностранных дел Британии лорда Бальфура, в которой заявлялось, что "правительство Ее Величества положительно оценивает восстановление еврейского национального очага в Палестине". Осведомленные политики, и в частности, главы сионизма, знали, что эту составленную в туманных выражениях декларацию нельзя была считать их полным успехом, и что она послужила источником всякого рода несчастий в течение 25 лет мандата. Однако это не уменьшило энтузиазма простых евреев, среди которых были даже такие, кто - не больше и не меньше - сравнивал декларацию Бальфура с разрешением Кореша (Кира) на строительство Второго Храма.

Здесь мы в первый раз (в истории сионизма) встречаемся с событием мирового значения. И поскольку евреи верят, что ничего не происходит без воли Всевышнего, многие видели в декларации Бальфура "перст Б-жий", знамение того, что с сионистской программой согласились на Небесах. Тем более, когда сэр Герберт Сэмюэль был назначен "Первым наместником в Иудее", после того как Великобритания получила от Лиги Наций мандат на управление Палестиной, и сэр Герберт Сэмюэль пришел пешком от своего дворца на юге Иерусалима к синагоге раби Йеуды Ахасида в Старом городе, был вызван там к Торе на мафтир и плакал, произнося строки "На троне его (Давида) не воссядет чужой". Легко понять, что в сердце многих разгорелись мессианские надежды. В некоторых синагогах Иерусалима даже прибавили к кадишу такие слова: "в ваши дни, и при вашей жизни... и при жизни Элиэзе-ра бен Менахема (еврейское имя сэра Сэмюэля)".

Здесь самое время обратить внимание на вопрос, который позже стал предметом для горячих споров среди евреев, особенно после Шестидневной и других войн: "Были ли чудеса или нет" и т. п. Без того чтобы углубиться в исследования, мы должны отметить, что спор ведется не на ту тему, которая на самом деле заслуживает обсуждения. "Скрытое - Ашему, Б-гу нашему". Метафизическая оценка того или иного события - это глубокое и тонкое дело, который не относится к теме спора. Нас интересует вопрос: "Какие практические выводы из происшедших событий мы должны сделать в этом мире?" На этот реальный, ненадуманный вопрос у Торы и ее мировоззрения есть только один критерий: соответствуют ли делаемые выводы Торе и ее заповедям? Согласно Торе, в мире нет такого человека, пророка, события, которые могли бы отменить даже крошечную часть Торы. Если придет пророк и покажет настоящее чудо, изменение природы, и потребует от нас пренебречь хотя бы одним установлением Мудрецов, "не слушай его". "Даже если остановит Солнце посреди небосвода, не слушай его" (Санхедрин 90а). Применяя этот критерий к обсуждаемому нами вопросу, можно сказать: даже если было бы доказано, что декларация Бальфура явилась настоящим чудом, что спустился с неба ангел, вошел в уста Бальфура и сказал вместо него его декларацию, и на основании этого нам было бы предложено согласиться с сионистским мировоззрением, то с точки зрения Торы, это чудо ничего не доказывало бы, являясь просто еще одним испытанием, проверкой "любите ли вы Ашема, своего Б-га". То же самое верно и по отношению к тому, что произошло во время Войны за Независимость, Шестидневной войны и т. д. (Очевидно, тем не менее, что если чудеса были не испытанием, а помощью Всевышнего, то они произошли в заслугу верных Торе евреев и для их спасения, а отнюдь не в заслугу потрясающих производственных успехов киббуцных свинопасов - прим. перев.)

Обернулась ли декларация Бальфура благом для народа Израиля в чисто материальном отношении, - не это сейчас является предметом нашего обсуждения: по этому поводу возможны споры, и даже в сионистском лагере не все пришли к единому мнению на этот счет. Однако декларация Бальфура и мандат в одном аспекте изменили кое-что и в религиозном еврействе: они привели к возникновению новых функций. В позиции и в мировоззрении не произошло и не могло произойти никаких изменений; однако, поскольку сионизм перешел в новую, более практическую стадию, верное Торе еврейство тоже должно было найти новые методы борьбы с ним. Каковы эти новые методы? Нужно ли образовать политическую организацию в противовес сионистской, или же лучше сосредоточиться на соблюдении Торы и распространении ее мировоззрения "на местах", в каждой отдельной общине? По этому поводу возник горячий спор. На фоне этого возникла всемирная организация религиозного еврейства "Агудат Исра-эль", которая имела сильные позиции в Германии и в некоторых частях Польши. С другой стороны, многие харейдим, особенно в Галиции, Венгрии и, в какой-то степени, в Литве, выступили против этой организации. Такое развитие событий очень интересно, но здесь не место обсуждать его. В религиозных кругах - в "Агудат Исраэль" и вне ее - существовали также различные мнения по вопросу о том, каково должно быть отношение к реальной работе в рамках движения за алию (переселение) в Землю Израиля. Нужно ли поддержать подготовку и переселение в Эрец Исраэль религиозных халу-цим ("первопроходцев"), чтобы усилить там влияние Торы, или же этого не следует делать, чтобы это не было понято, как согласие с халуцианской идеологией вообще и не повлияло бы на самих религиозных переселенцев, подтолкнув их в сторону сионизма? Однако, все эти споры не были спорами о самом отношении к сионизму. Наоборот, те, кто поддерживали алию в Землю Израиля, считали нужным еще больше подчеркнуть свое неприятие сионистской идеологии. К примеру, д-р Ицхак Броер, который выступал за "про-палестинское" направление, назвал "сионистскую стройку" "национальным очагом идолопоклонства".

В 1937 году, когда в Эрец Исраэль происходили кровавые погромы, в Мариенбаде (Чехословакия) собрался съезд "Агудат Исраэль". Немного ранее государственная британская комиссия, которую возглавлял лорд Пиль, опубликовала отчет о своей работе, и в нем - предложения о решении проблемы евреев и арабов в Палестине. Этот отчет в первый раз включал в себя слова "еврейское государство" не в качестве лозунга, а как реальное предложение. Правда, речь шла об очень маленьком государстве, еще меньшем, чем в решении ООН от 29 ноября 1947 г., но все же об еврейском государстве. Если бы это предложение включало Иерусалим в состав еврейского государства, оно вызвало бы огромную волну энтузиазма "начала избавления"; но нашлись и такие, кто преисполнился энтузиазма и от таких предложений. В Тель-Авиве даже выходила газета с датой "Первый год освобождения Израиля". Сионистский конгресс, который тоже собрался летом 1937 г., прошел под знаком "да или нет". Естественно, что и съезд "Агудат Исраэль" также был посвящен этому вопросу, хотя подход был совершенно иным. На Сионистском конгрессе вопрос стоял так: принять ли предложение комиссии Пиля, несмотря на то, что это означало уступку многих территорий, которые не войдут в состав еврейского государства, или по этой самой причине отказаться от предложения? На съезде же "Агудат Исраэль" обсуждался вопрос о самом согласии на образование еврейского государства. И ответом было твердое "нет", причем по этому поводу не было разногласий между теми, кто выступал за переселение в Эрец Исраэль и теми, кто выступал против. Раби Хаим Ойзер Гродзенский, который не причислялся к "крайнему крылу", написал в своем письме к съезду (на который не мог прибыть из-за болезни): "Даже если такое государство будет образовано, оно будет не еврейским государством, а государством, правительство которого состоит из евреев". В решении "Совета мудрецов Торы", принятом единогласно, сказано: "...еврейское государство, не основанное на Торе - это отрицание еврейства; оно противоречит сущности нашего народа и подрывает основы его существования". В решениях политического комитета съезда 1937 года сказано: "(1) Съезд не может согласиться с еврейским государством в таком виде, в каком оно было предложено комиссией Пиля". Обратите внимание: не сказано, что "съезд не согласен с предложениями комиссии Пиля", но "не согласен с еврейским государством в таком виде..."