Ноябрь 2017 / Кислев 5778

7. Место "религии" в сионизме

7. Место "религии" в сионизме

Изменение понятия "Израиль", сделанное сионизмом, естественным образом включало в себя и изменение других понятий. Так, Святая Земля превратилась в "национальную родину", Святой Язык - в "национальный язык", а Тора - в "религию" (дат).

В еврейском мире не существует понятия религии как такового. Слово "религия" невозможно адекватно перевести на Святой Язык, ибо в нем нет слова или понятия, которое объединяло бы Тору Израиля и культы других народов. Слово дат в Святом Языке означает "закон" или "приказ" (см. Эстер 3:15, 3:8, Эзра 9:1). (Интересно отметить, между прочим, что по отношению к Торе слово да г используется в Писании лишь один раз /Дварим 33.2/, да и там мнения комментаторов в вопросе его понимания расходятся.) И Писание, и наши благословенной памяти Мудрецы всегда говорят только о Торе Всевышнего, с одной стороны, и - не будь рядом помянуты! - о "богах народов", "идолах", "идолопоклонстве", с другой стороны.

Кроме того, у народов мира, и особенно в современных странах Запада, религии отведена строго определенная область жизни, и она никак не связана с прочими аспектами жизни человека и общества. Нечего и говорить, что этот подход диаметрально противоположен еврейскому. "Тора - это жизнь", и она властвует над всеми областями жизни, личными и частными. Законы о судьях, об имущественных отношениях, о судебных исках и т. п. являются такой же неотъемлемой частью Торы, как законы тфилин. Аспекты Торы, соответствующие тому, что у народов мира называется "религией" (не рядом будь помянуты), представляют собой только малую часть Торы, и притом не самую важную. К примеру, синагога - явление важное, занимающее центральное место в жизни народа, но тот, кто молится дома, тоже выполняет свою обязанность. Священничество, являющееся важнейшим и центральным понятием в различных религиях, у евреев отсутствует вовсе (здесь не идет речь о коэнах в Иерусалимском Храме - прим. перев). "Все евреи годятся на все должности" - каждый еврей может вести общественную молитву, читать Тору и т. д. Раввин - это человек, досконально изучивший законы Торы и получивший поэтому право отвечать на алахические вопросы. Даже такая вещь, как организация бракосочетания, которая во всех религиях - не рядом будь помянуты - относится к исключительной компетенции священников, у евреев не является исключительной прерогативой раввина как такового. Тора требует только, чтобы организующий бракосочетание досконально знал соответствующие законы. Мы видим, что даже с точки зрения внешнего соответствия не существует никакого "общего знаменателя" между Торой и религиями других народов.

Таким образом, "религия" - понятие нееврейское. Религия является (особенно в последних поколениях) личным делом каждого, она отделена от "национального самосознания" и не зависит от него. Изменение религии влияет, конечно, на культуру народа, но оно не влечет за собой изменение национальной сущности. К примеру, русские оставались русскими и когда они служили идолам, и когда приняли православие, и когда перешли в новую "коммунистическую религию", и когда из нее вышли. Согласно сионистской пропаганде, с превращением Израиля в "народ как все народы" и Тора само собой стала "религией как все религии", т. е., личным делом отдельных людей или определенных групп населения, находящем свое выражение только в культовой и церемониальной областях. Согласно учению сионизма, еврей может относиться к этой "религии" положительно, отрицательно или индифферентно, и это ничего не прибавляет к его "еврейству" и не убавляет от него.

Ахад Аам - крупнейший идеолог сионизма, произведения которого изучаются в большинстве школ Израиля, так недвусмысленно и заявил: "Я могу оставить веру и знания, полученные мною в наследство от отцов, и я не боюсь, что этим я оборву связь между собой и своим народом" (Аль парашат драхим т. 1 стр. 132).

Продолжая эту линию, другие идеологи сионизма совершенно логично добавили, что критерий еврейства заключается в том, насколько человек способствует претворению в жизнь национальных интересов. И поскольку "те, кто идут за раввинами", против этих "национальных интересов", они - "не настоящие евреи". С другой стороны, по определению Й.Х. Бар-нера (Апоэль Ацаир, Яффо, т.25), "можно быть хорошим евреем и относиться с религиозным трепетом к христианской легенде о "сыне", посланном к людям и кровью своей искупившим грех поколений", так как это не противоречит "национальным интересам". Не нужно забывать, что эти слова были сказаны почти сто лет назад, когда никто не предполагал, что такие крайние теоретические взгляды столь быстро воплотятся на практике... Ахад Аам, правда, выступал против этих взглядов Барнера & Co., но если принять как исходное уравнение "сионизм есть еврейский национализм", взгляды сии логично из него вытекают.

В принципе с тех пор изменились только пропагандистские штампы; сущность же идеологии осталась той же. Барнер с сотоварищи были, на самом деле, не только первопроходцами "современных хананеев", но и законными отцами-основателями сегодняшней сионистской или "израильской" идеологии, как мы еще объясним далее. Есть ведь различные и даже враждующие народы, принадлежащие одной религии. К примеру, Франция и Австро-Венгрия в Первую мировую войну воевали между собой, хотя обе они - католические страны, а Англия и Германия противостояли друг другу во время Второй мировой войны, несмотря на бытность их обоих протестантскими странами. На протяжении истории многие народы "оптом" меняли религию, не теряя, тем не менее, своей национальной сущности. То есть, религия не является у неевреев определяющим критерием народа; почему же не может существовать еврей-христианин? Понятно, что с точки зрения Торы такого рода рассуждения - наихудшая из ересей, полное отрицание Торы, и неважно при этом, положительно или отрицательно человек относится к "религии". (Очевидно, что все же лучше, если человек исполняет заповеди; но мы говорим сейчас об отношениях Торы и сионистской теории как таковой, и в этом -теоретическом - смысле нет никакой разницы). Тот, кто видит в Торе только лишь "религию" в том смысле, в каком это понятие трактуется у неевреев, тот, кто считает, что Тору можно принимать, а можно и не принимать, что она - только часть "еврейства" и может существовать "еврейство без Торы", даже если лично этот человек относится к "религии" положительно и исполняет ее заповеди - этим своим мировоззрением он принципиально противоречит Торе, и только после того может идти речь о его личном счете заповедей и грехов...

Чему это можно уподобить? Приведем пример, взятый, к сожалению, из печальной действительности наших дней... Есть в Америке люди, которые организуют празднества по поводу рождества, на которых подается самое что ни на есть кашер-ное мясо. Очевидно, что лучше, когда еврей, в каком бы положении он не находился, ест кашерную еду, омывает руки, произносит благословение, ест с покрытой головой, говорит молитву после еды и т.п. Но порочна сама суть этой трапезы, являющейся элементом идолопоклонства, и кашерность еды при этом вызывает только горький смех. Мы еще вернемся к этой теме в главе о "религиозном сионизме".