Ноябрь 2017 / Кислев 5778

6. "Будем как все народы"

6. "Будем как все народы"

Каждый еврей на протяжении тысячелетий существования еврейского народа знал об этой особой неопределимой сущности Израиля, его Торы, Святой Земли и языка. В течение нашей долгой истории появлялись отдельные люди и группы людей (иногда значительные), которые сбрасывали с себя иго Торы и заповедей. Но все они, или по крайней мере их подавляющее большинство, не покушались на это основоположение. Они тоже знали, что на вопрос "Каково твое занятие и откуда ты пришел, какова твоя страна и какого ты народа?" нет другого ответа, кроме как "Еврей я, и Ашема, Б-га небес я страшусь" (Йона 1). И те, кто оставлял Тору и заповеди, могли приводить только два оправдания себе: или они считали, что следует перестать быть евреями, или же утверждали (безосновательно и неправомочно), что их учение не противоречит Торе или даже из нее вытекает. К примеру, первые христиане утверждали, что их учение - продолжение Торы, и приводили этому "доказательства" из пророков и т.д. С другой стороны, ассимиляторы в Германии называли себя "немцами Моисеева закона" и хотели считаться не евреями, а соблюдающими определенные религиозные обычаи немцами. Саддукеи, а позже караимы, тоже утверждали, что именно они исполняют Тору, как полагается. Ни один из них не мог и не имел наглости отрицать основополагающий факт, что "наш народ является народом только силой Торы", и они знали, что отрыв от Торы неизбежно ведет к отрыву от еврейского народа и что нет "еврейского бытия" без Торы.

Так было до появления сионизма. Очевидно, что "сионизм" - не что иное, как лишь название, которое, кстати говоря, было дано этому движению только через много лет после его основания. Это название, ассоциирующееся с освященным

именем "Сион", во многом способствовало распространению этого движения в среде простого народа и усилению путаницы во многих головах до сего дня. Мы еще поведем об этом речь, а сейчас же лишь отметим, что это название ни о чем не говорит и ни о чем не свидетельствует. (Символично, что д-р Натан Бирнбойм, который ввел название "сионизм", позже отвернулся от этого движения и стал одним из самых бескомпромиссных его противников с религиозных позиций.) Если бы те люди, которые дали своему движению имя "сионизм", решили бы называть его "Нетурей Карта" (крайне антисионистская организация - прим. перев.), то люди "Нетурей Карта", возможно, назвали бы себя "сионистами", и в этом случае эти названия значили бы ни больше и не меньше, чем сегодня. Как уже было сказано, "Сион" не составляет сути сионизма. Земля Израиля - это только часть, а не основа сионизма. Суть сионизма - это еврейский национализм. (Не так давно ООН, отказавшись от своего прежнего определения сионизма как формы расизма, назвала его еврейским национально-освободительным движением - прим. перев)

Национализм появился в мире несколько ранее сионизма. Он возник как реакция на планы Наполеона завоевать весь мир и покорить все народы, распространив на них власть французской империи. До этого "национальное самосознание" не было распространено среди народов мира. В еврейской среде подобное движение возникло только спустя пятьдесят лет, посколько в наполеоновские времена для него не было подходящей почвы. Сознание того, что "наш народ является народом только силой Торы", было глубоко укоренено в душе каждого еврея. Сионизм смог зародиться только в результате ассимиляции и "просвещения", приведших к тому, что многие евреи не выдержали испытания эмансипацией, и их рвение в соблюдении Торы ослабло.

Что нового внес еврейский национализм? Он утверждал, что евреи должны стать народом, подобным всем остальным народам. То есть, что Община Израиля, которая до сих пор была особым творением Всевышнего (как объяснено выше), должна изменить свою сущность, превратиться в "народ" в общепринятом понимании этого слова.

Как же определяют понятие "народ" неевреи? Например, Британская Энциклопедия определяет это понятие так: "Нация - это сообщество людей с общим происхождением и языком", а знаменитый французский энциклопедический словарь Лярюсс говорит о "сообществе людей, издавна проживающих на одной территории, имеющих общее происхождение, общий язык и общие интересы". (А какой выходец из СССР в летах не помнит сталинские "Четыре признака нации"? - прим. ред.)

Но не это делает Израиль народом. Есть, правда, "общее происхождение", так же как и все человечество ведет свое "общее происхождение" от Адама и Хавы. "Общее происхождение" еврейского народа начинается через двадцать поколений после сотворения мира, но "мысль об Израиле предшествовала всему сотворенному". Еще до создания неба и земли Всевышний как бы задумал сотворить себе Израиль и Тору. В жилах величайших евреев текла кровь других народов. Прабабушкой царя Давида, "Царя Машиаха", была моавитянка Рут. Раби Акива был потомком ханаанского военачальника Сисры, а Шмайя и Авталион - потомками ассирийского царя Санхерива.

А что касается страны - народ Израиля образовался еще до того, как вошел в Землю Израиля; только на протяжении малой части своей истории еврейский народ жил на своей земле, и еще меньший промежуток времени у него было независимое государство. Святой Язык тоже служил в качестве разговорного языка относительно небольшой промежуток времени. Сама Тора дана на семидесяти языках, и известно, что даже часть Священного Писания, а также оба Талмуда, мидраши и Зоар написаны на арамейском. Большинство книг Рамбама, раби Йеуды Алеви, рабейну Бехае и других написаны на арабском языке. Что же касается "общей истории", которая часто упоминается в определениях понятия "народ", ясно, что имеется в виду общность истории на протяжении последних столетий. Многие обособившиеся сегодня и даже враждующие между собой нации два тысячелетия назад являлись одним народом. В первых столетиях общепринятого в Европе летоисчисления, когда наша "общая история" уже закончилась, большинство народов Европы просто не существовали как отдельные нации. С другой стороны, между йеменскими и русскими евреями, к примеру, никогда не было ни особой связи, ни "общих интересов". Не раз случалось, что интересы разных групп евреев были различными и взаимно противоречи

выми. Например, во время Первой мировой войны евреи, жившие в странах Антанты, были заинтересованы в победе своих стран (за исключением, может быть, евреев царской России), а евреи Австро-Венгерской империи искренне желали победы Францу-Йозефу II.

Таким образом, ни одно из этих и подобных им определений понятия "народ" не относится к народу Израиля. Не земля, не язык и не общая история делают Израиль народом, хотя они и святы сами по себе. Все они занимают надлежащее место только в рамках Торы. Вне Торы они теряют всякий смысл, подобно упомянутому выше этрогу после праздника Суккот. Националистическое движение хотело изменить сущность народа Израиля и уподобить его другим народам, обладающим "национальным языком", "национальным домом" и т. п.

Кто-то назвал сионизм "ассимиляцией в национальном масштабе", в противоположность "личной ассимиляции" в Западной Европе, которая требовала уподобления нееврейским соседям. Это определение тоже не совсем точно. Национальную ассимиляцию можно было видеть, к примеру, в желании советской власти распространить на все народы СССР русско-советскую ментальность и культуру. Сионизм же пошел гораздо дальше: он хотел не просто изменить культуру еврейского народа; он хотел изменить его сущность, хотел, чтобы Израиль перестал быть "народом, который Я Себе создал" и стал еще одним членом "дружной семьи народов". Если воспользоваться примером, приведенным в книге Кузари, это подобно тому, как если бы некто заставил людей ходить на четырех конечностях и жить по-животному и еще утверждал бы при этом, что так и должно выглядеть настоящее человечество.

Другими словами: нововведение, которое внес сионизм, заключается в изменении определения понятия "еврейство". От Синая и до появления сионизма (т. е. на протяжении трех тысяч двухсот лет - прим. ред.) еврейство определялось Торой, сионизм же стал определять еврейство национальной принадлежностью. Очевидно, что такое мировоззрение диаметрально противоположно мировоззрению Торы, даже если не вдаваться в вопрос, насколько сионизм "религиозен".