Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Предисловие

ПРЕДИСЛОВИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ раби Шимона Шваба

"Открывает уста свои мудро, наставление любви на ее языке" (Мишлей, 31:26).

Этот стих в точности подходит к прекрасной книге Мирьям Леви. Она стала учителем современных еврейских родителей, и все ее уроки имеют один общий знаменатель — торатхвсед, наставление милосердия, закон любви. Она черпает из достоверных источников Торы и собственного педагогического опыта учение о том, как справляться с большинством самых распространенных проблем воспитания детей. Секрет его — переучивание родителей путем проникновения в собственную эмоциональную жизнь. Заповеди почитания и уважения родителей и методы обучения детей послушанию здесь ясно определены.

Это очень впечатляющая и пенная книга, за которую мы должны быть глубоко благодарны ее автору.

ПРЕДИСЛОВИЕ раби Нахмана Бульмана

В прошлом поколении родители и педагоги в общине Торы стали перед проблемой веры и соблюдения и сосредоточили на ней все усилия. Битва эта закончилась в нашу пользу и не только внутри традиционной общины. Тысячи людей, прежде совершенно оторванных от Торы, теперь как магнитом тянутся к соблюдению заповедей.

Но черты характера, ценности, установки — эта проблема современности является еще более угрожающей, особенно потому, что ее корни труднее воспринять. Тринадцать принципов веры определены. Талаха указывает, какие действия заповеданы, какие запрещены. Но сегодняшние родители отнюдь не на столь же твердой почве, когда речь идет о воле, желаниях, эмоциях и образе поведения своих детей. Здесь перед ними встают серьезные вопросы. Представляют ли они сами образцы поведения, указанного Торой, или же являются заурядными тиранами? Отражает ли их реальное обращение с детьми невротические комплексы или прозрения Торы?

И с другой стороны, когда они целиком полагаются на добрую волю детей, основанную на "объяснениях для Мойшеле и Сареле", то является ли это воспитанием или капитуляцией перед системой ценностей нерелигиозного общества с его вседозволенностью? Не вырастет ли новое поколение таким, что его соблюдение мицвот будет выглядеть примером для подражания, а при этом личность, эгоизм, эмоции и привычки людей (в сфере неформального соблюдения заповедей) окажутся совершенно не соответствующими закону Торы? Можем ли мы оставаться спокойными, если сказанное — уже не гипотеза, а болезненная реальность?

Чтобы привести в равновесие эти крайности, необходимы высокий уровень самопознания родителей и абсолютная честность взгляда на душу ребенка и динамику его роста.

И вместе с этим жизненно необходимо понимание (которое, на самом деле, должно предшествовать всему этому) системы взглядов Торы на эмоции, инстинкт и привычку у ребенка и взрослого, и в особенности на то, как силы души и тела можно воспитать и очистить.

Есть немалая трудность в том, чтобы доступно изложить мудрость Торы по этим вопросам.

Классические источники Торы сильно отличаются принципами организации и изложения от тех, что привычны большинству евреев на Западе. Хотя эти источники вполне возможно практически использовать, но идиоматические выражения делают советы Торы трудными для понимания людей, которые не изучают Тору, глубоко постигая ее смысл и язык. С другой стороны, в наше сознание проникают распространяющиеся повсюду волны современной теории воспитания. Для многих искушение извратить ценности Торы, выкраивая и сшивая кажущиеся "либеральными" источники Торы, становится все более притягательным и почти непреодолимым. И в то же время авторитаризм родителей уже не может уберечь ребенка, на которого влияет дикая вседозволенность большинства современных детей.

В обоих случаях родители теряют контроль, а ребенок может лишиться самых благородных аспектов своего наследия.

Какая альтернатива остается для тех, кто верит, что ясное изложение учений Торы о том, как нужно растить детей, неизмеримо усилит нашу роль как родителей и несомненно покажет, что наша "авторитарность", на самом деле, — путь к истинной свободе наших детей, а наш "либерализм" реально ведет к их "порабощению"?

Мирьям Леви написала об этом важную работу, за которую многие должны быть ей благодарны.

Четырнадцать глав книги Эффективное еврейское воспитание — это широкое рассмотрение учения Торы в свете проблемы современного воспитания еврейских детей. Мирьям Леви серьезно исследовала и указала источники. Кажущаяся простота ее стиля объясняется полной ясностью, а не недостатком глубокомыслия. Она не проповедует, а вступает в подлинный обучающий диалог с ее невидимыми читателями. Ее теория не остается витать в абстракциях, но всегда богато снабжена примерами. Немалое достижение автора — ее разумное использование теории когнитивной психологии, чтобы выразить современным языком мысль Торы по разным вопросам. При этом все, что она говорит, находится в истинном соответствии с Торой без всякой апологетики.

Родителей побуждают вглядеться в собственную эмоциональную жизнь, прежде чем рассматривать, как побудить детей выполнять заповедь уважения к ним.

А затем родителей призывают искать гармоническое равновесие между твердостью позиции и самомотивацией детей; между любовью, дисциплиной, взаимопониманием и вниманием.

Далее рассматривается приучение детей к обычному поведению дома, а за этим следуют проблемы эмоционального выражения (ревности, драк, плача и крика).

Здесь также разработан вопрос о том, как продуктивно помогать детям в учении. И заканчивается книга рассмотрением шести распространенных проблем, с которыми порой приходится сталкиваться родителям.

Пишущий эти строки надеется, что в Эффективном еврейском воспитании увидят прекрасное средство для достижения важнейшей цели — воспитания грядущего поколения Народа Торы.

А на пути к этому благородному и возвышенному достижению немало родителей могут открыть, что они при этом пеоеучивают и самих себя; что вошедшая в поговорку напрасная надежда "Если бы я только мог вернуть что-то из своего детства" должна быть не эпитафией отчаяния, а вызовом к героическому стремлению: "И возвратит он сердца отцов [через] детей" (Раши к Малахи, 3:24).

Если в процессе воспитания наших детей мы почувствуем, что действительно приходим к тшуве — в характере, в душе, разве может быть более разительное свидетельство, что наше окончательное избавление близко?