Ноябрь 2017 / Кислев 5778

ГЛАВА 3. СОХРАНЕНИЕ ТВЕРДОЙ ПОЗИЦИИ

ГЛАВА 3. СОХРАНЕНИЕ ТВЕРДОЙ ПОЗИЦИИ

Чтобы научить детей правильному поведению и хорошим качествам характера, родители должны быть твердыми и последовательными. Но это легче сказать, чем сделать. Родители должны хорошо понимать важность твердости и последовательности в воспитании детей и огромную трудность в реализации этого теоретического знания. Им следует помнить, например, что бессмысленно уступать, когда ребенок плачет из-за отказа исполнить их требование. Зачем же тогда сдаваться? Некоторые общие страхи и установки обычно представляют для родителей трудности. В этом разделе мы постараемся понять эти проблемы и неправильные идеи, на которых они базируются. Размышляя более глубоко и подробно о том, как направлять и воспитывать своих детей, родители смогут обрести более твердую и последовательную позицию.

Забота о счастье ребенка

Часто родители уступают детям, боясь, что ребенок будет несчастлив, если не сделает что-то по-своему. Этот общий страх основан на двух неправильных представлениях: 1) Цель жизни заключается в счастье, и задача родителей сделать своих детей счастливыми. Это убеждение часто выражается словами “пока он счастлив”. 2) Чтобы быть счастливым, ребенок должен иметь то, что он хочет.

СЧАСТЬЕ

Конечно, мы хотим, чтобы наши дети были счастливыми. Но ошибочно считать своей задачей делать их счастливыми. Тора требует, чтобы отец учил сына трем вещам: Торе, ремеслу и хорошим качествам характера'. И нигде не сказано, что он должен сделать его счастливым. Почему? Может быть потому, что, обучая его этим вещам, он дает ребенку все орудия, необходимые, чтобы быть счастливым*.

Даже если бы счастье было главным в жизни, родители, которые бы пытались сделать своего ребенка счастливым, совершали бы ошибку. Вот что пишет об этом знаменитый английский философ девятнадцатого века Джон Стюарт Милль:

Возможно, имеет значение, что в классическом иврите нет слова “счастье”. Ошер, которое в современном иврите переводится как “счастье”, в классическом иврите означает “прогресс”. А самым близким к “счастью” понятием в классическом иврите является нахат руах, что буквально означает “спокойствие духа”, причем здесь имеется в виду спокойствие сознания. Другой близкий термин — самеах бвхедко — “довольный своим уделом, своей судьбой”. Оба эти понятия указывают на гармонию между желаниями человека и реальностью. В общем, так Тора понимает счастье.

Я всегда чувствовал, что счастье — пробный камень всех правил поведения и смысл жизни. Но теперь я думаю, что единственный способ быть счастливым — это не делать счастье целью нашей деятельности. Единственная реальная возможность быть счастливым состоит в том, чтобы стремиться к достижению любой цели, кроме самого счастья. К чему приводит целое общество погоня за счастьем без моральных ограничений очевидно на несчастной судьбе нашего поколения.

Ту же идею выражают современные педагоги:

Цель сделать ребенка счастливым приводит к тому, что он становится несчастным... Как много матерей совершают ту же ошибку. Они думают, что главное, когда они растят детей, это сделать их счастливыми. Но это не так. Если вы растите ребенка, чтобы он стал независимым, продуктивным, честным и внимательным к нуждам других, то он сделает себя счастливым2.

УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ

Теперь поговорим о второй ложной вере в то, что ребенку для счастья необходимо иметь желаемое. Наши мудрецы, будучи глубокими наблюдателями, говорили: “Никто до самой смерти не достиг исполнения и половины своих желаний. Если у него есть сто, он хочет двести, а если есть двести — хочет четыреста”3. И мудрейший из людей сказал: “Кто любит деньга, никогда не насытится деньгами”4. У человека никогда не может быть все, что он хочет; и дети должны понять это с малых лет.

Родители, которые удовлетворяют каждое желание своих детей, чтобы сделать их счастливыми, на самом деле утверждают противоположное. Потому что ребенок, который получает все, что захочет, начинает верить, что так всегда и должно быть. И эта потребность в исполнении всех его желаний будет часто делать его несчастным, потому что рано или поздно родители начнут раздражаться от его бесконечных требований. Более того, позднее в жизни этот ребенок будет несчастен всякий раз, когда у него не будет того, что он хочет. А счастье, которое он будет испытывать, когда его желания исполняются, будет кратковременным по сравнению с очередным длительным переживанием несчастья, когда какое-то из желаний не исполнилось. И это еще одна причина, по которой не нужно потворствовать всем желаниям ребенка.

Хотя это звучит парадоксально, но вы лишаете детей удовольствий, когда им слишком много даете. Потому что они возникают, когда удовлетворяется интенсивное желание. А если нужды нет, нет и удовлетворения... Мало что может так подавлять способность радоваться приобретенному, как чувство ребенка, что он может получить все, что захочет, когда этого пожелает5.

Помните, что потакание — не то же самое, что любовь. Современная психология очень много распространялась о том, как важно родителям показывать свою любовь детям, и это стало для нас настоящей работой. Но когда мы приравниваем любовь к исполнению всех желаний, мы извращаем эту идею. Мы демонстрируем истинную любовь, когда делаем то, что хорошо для ребенка. Ограничение детей, когда это необходимо, является неотъемлемой частью любви, и оно нисколько не вредит их чувствам к родителям, если это делается любовно и заботливо.

Более того, когда одно из детских желаний любящие родители не выполняют, и ребенок потом видит, что он все еще счастлив, он получает один из основополагающих уроков в жизни: счастье не зависит от того, получает ли он то, что хочет. В итоге он будет любить нас и уважать за то, что мы научили его этой мудрости.

Дети чувствуют себя очень несчастными, когда им не позволяют сделать что-то по-своему, особенно если прежде им во всем потакали. Но мы можем помочь им перенести их несчастье, если покажем им наше искреннее сочувствие — улыбкой, мягкостью голоса, ласковым обращением. Мы должны постараться передать ребенку главное: “Мы ограничиваем тебя, потому что заботимся о тебе. Нам жаль, что это тебя огорчает”.

Уход от конфликта

Дети часто выражают свое огорчение неприятным для них решением родителей жалобами, криком и плачем, гримасами, обвиняющими взглядами и так далее. И родители должны уметь это выносить, как бы это ни было неприятно. Если они говорят себе, что “не могут этого выдержать”, то выходит, что они вступают в противоречие со своими самыми лучшими решениями и отказываются от них, вынужденные сдаться, лишь бы воцарился мир. К сожалению, они только побуждают этим детей продолжать сопротивляться родителям неприятными криками, нытьем и занудством, пока они не добиваются, чего хотят.

Чтобы избежать неприятных сцен, родители часто говорят да, когда хотят сказать нет. Но хотя они могут так избежать немедленного конфликта, ребенок в результате получает представление, что родители дадут ему все, что он захочет. Постепенно ребенок становится ужасно требовательным, а родителям приходится делать нелепые вещи, только бы не возникла ссора.

Родители должны сознавать эту проблему, чтобы с ней справиться. Раби Шимшон Рефаэль Тирш советует:

Вы должны быть готовы принять страдания от детского выражения агрессии и не капитулировать из-за его криков. Не давайте ребенку из любви к себе (чтобы он не нарушил ваш покой) то, что вы бы не дали ему из любви к нему6.

И помните, что, уступая своим детям, мы лишаем их тренировки, необходимой им для развития умения терпеть и принимать многочисленные разочарования, которые им придется переживать в течение жизни. Лучше чтобы они научились выносить некоторые неприятности сейчас, потому что с течением времени так будет лучше для всех. Когда мы перестанем пасовать перед детьми из-за тех неприятностей, что они нам устраивают, мы можем поразиться результатам, подобным тем, о которых рассказывает эта мать:

Каждый вечер я готовлю коробку с завтраками для моих шести детей. К этому времени я обычно уже очень устаю и мне трудно это делать. В прошлом я уже просила детей заменить меня, но они всегда спорили и поднимали такой шум вокруг этой работы, что я заканчивала с этой темой и отступала.

Однажды я решила повторить эту попытку. Каждый вечер один из моих четырех старших детей должен убрать стол после ужина и привести в порядок кухню. В понедельник вечером за ужином я объявила: “С этих пор, дети, мы будем по очереди готовить завтраки. У кого пришла очередь убирать со стола и приводить в порядок кухню, тот будет еще готовить для всех завтраки”.

Тут же мой десятилетний Йоси, который должен был убирать в этот вечер, начал жаловаться в своем обычном стиле: “Ну нет, мы не можем это делать — на это нужно слишком много времени, это слишком тяжело! Особенно в тот вечер, когда я убираю, так у меня совсем не останется времени поиграть!”

“Йоси, — сказала я, — сегодня твоя очередь. Я знаю, что это нелегкая работа, но тем не менее сделай ее”. Он продолжал жаловаться, но я не позволяла ему повлиять на мое решение. “Йоси, я знаю, что тебе не хочется это делать. Если это слишком трудно, я тебе помогу. Но, пожалуйста, сделай это”.

Немного поныв, он начал готовить завтраки. Я энергично взялась за дело и отослала всех из кухни, чтобы только он и я работали вместе. Он закончил свою работу довольно мило.

На следующий вечер была очередь моей дочери. Мне не пришлось говорить ни слова. Она начала готовить завтраки, и ей почти не потребовалась моя помощь.

На третий вечер была очередь моего восьмилетнего сына, который обычно ноет очень долго. В этот вечер у него было занятие в ешиве, на котором он очень хотел быть. Сразу после ужина он спросил: “Из чего я могу сделать бутерброды, потому что мне нужно скоро уходить”.

Это маленькое чудо произошло только из-за небольшого изменения тактики!

ПОХОДЫ ЗА ПОКУПКАМИ

Особенно трудно оставаться твердым и не сдаваться, :огда дети просят купить им разные вещи во время вы-одов за покупками. Ребенок начинает говорить: “Купи мне (конфетку, чипсы, игрушку)” или “Я хочу...”. А родители обычно отвечают: “Ничего не получишь” или “Нет, сегодня я тебе не куплю”. Но ребенок продолжает просить, без конца ворчит и изводит. Иногда родителям удается остаться неколебимыми, а иногда они не выдерживают и уступают, только бы был мир. Конечно, это усиливает детскую привычку клянчить “купи мне это”.

Если взрослые (родители) хотят разрушить этот поведенческий стереотип, им необходимо перестать уступать, без всяких исключений. Лучше сказать детям перед тем, как выходить с ними: “Мы идем покупать что-то для дома. Пожалуйста, не просите меня купить что-то особенное”. Тогда, если кто-то забудет об этом, напомните ему: “Вспомни, я говорила, что мы не будем покупать ничего лишнего”. Не давайте никаких ответов и объяснений. Если ребенок спорит с вами, просто игнорируйте его. Естественно, это не означает, что дети сразу же откажутся от своей привычки. Но если вы будете строго придерживаться тактики не отвечать ему никогда и ничего кроме “Вспомни, мы сейчас покупаем только вещи для дома, а не вещи для тебя”, то они постепенно прекратят так делать. А если родители хотят купить ребенку какую-то маленькую игрушку, нужно сделать это, когда дети не рядом, и отдать им дома.

ВСПЫШКИ РАЗДРАЖЕНИЯ

Если ребенок приучается добиваться того, что хочет, плачем и криками, целесообразно некоторое время игнорировать его гневные вспышки, чтобы научить его, что такой метод больше не будет работать. Родителям необходимы сильная воля и терпение, чтобы противостоять длительному периоду неприятного шума, а иногда и топанья ногами, и метаний. Даже у обычно твердых родителей бывает искушение уступить ребенку, если он очень долго кричит. Нет! Когда вы сдадитесь после долгого крика, это только научит ребенка, что если он продолжает свои усилия достаточное время, он получит желаемое. Ребенок естественно будет думать: “Они сдались прежде, может быть уступят и сейчас, если я буду кричать достаточно долго”. Поэтому чем дольше продолжается крик, тем важнее не отступать.

Но мы не должны оставаться безразличными к детскому (хотя и вызванному ими самими) страданию. Можно сказать ребенку: “Мне очень жаль, но я не могу дать тебе того, что ты хочешь”. А если речь идет о маленьком ребенке, то мягкое объятие во время вспышки его раздражения часто может помочь ему быстро его прекратить.

ОСКОРБИТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Ребенок, который очень раздражен и расстроен, чтобы добиться желаемого, начинает ругать и критиковать своих родителей, бросает веши и бьет по двери, проклинает и даже оскорбляет физически. Такое поведение легко может напугать родителей и побудить их пойти на все неразумные требования. Но это, конечно, только усиливает нетерпимость ребенка ко всем разочарованиям и обманутым надеждам и поощряет его дальнейшую агрессивность.

И тут, хоть это и трудно, родители должны научиться твердости и не уступать под влиянием поведения ребенка. Когда он оскорбляет родителей словесно, они должны спокойно объяснить ему, что не станут его слушать, если он говорит с ними неуважительно, и затем игнорировать его, пока он не успокоится. Если он портит предметы, ему нужно спокойно сказать, чтобы он вышел из комнаты, а если нужно и из дома, пока он не будет вести себя нормально.

Другое дело физическое нападение на родителей. Поскольку это серьезное нарушение, родители должны физически отстранить его, если потребуется — с помощью других взрослых. Это следует делать без враждебности, чтобы было ясно, что родители поступают так для блага самого ребенка. Если родители сосредоточены на том, как нужно поступать, а не на личных обидах и собственном раздражении, они смогут вести себя спокойно и твердо.

Помните, что ребенок несомненно напуган своим насилием. И скорее всего боится, что родители отвергнут его из-за его поведения. Очень важно, чтобы они показали, что продолжают о нем заботиться. Хотя такое поведение недопустимо и к нему нельзя относиться терпимо, они не должны его из-за этого отвергать.

Что подумают люди?

Когда дети устраивают сцены в присутствии гостей или в общественном месте, родители иногда переживают:

“Что обо мне подумают?” или “Я не могу ему позволить мешать этим людям”. Первое из этих волнений исходит из преувеличенной заботы о мнениях посторонних. А второе ставит неудобство других людей выше основополагающей потребности ребенка в правильном воспитании. В любом случае, родители уступают давлению детей, что временно прекращает нытье и крики. Но ребенок быстро научается тому, что если устроить хороший скандал на людях, то можно добиться всего, что хочешь. Так он становится все более требовательным, зная, что страх родителей потревожить людей не позволит им отказать ему.

Родители, озабоченные тем, “что подумают другие люди”, обнаружат, что оказались в таком положении, когда они вынуждены закрывать глаза на неприемлемое поведение детей, лишь бы избежать скандала. Когда мы зависим от оценок других людей, мы ослабляем себя; всегда кто-то будет не одобрять нас и не соглашаться с тем, что мы делаем. В том или ином случае родителям необходимо перестать прислушиваться к мнению другого человека и придерживаться собственных приоритетов.

Ребенок, который устраивает на людях скандалы, искушает терпение родителей и подвергает их суду общественности. Конечно, какое-то внимание к окружающим необходимо, но не за счет правильного воспитания ребенка. Один из лучших выходов — взять его и вывести в более уединенное место, но это не всегда возможно. В этом случае постарайтесь не слишком расстраиваться оттого, что происходит. А не одобряющим вас или расстроенным наблюдателям можно дать простое объяснение: “Мне очень жаль, что плач вам мешает, но ребенку необходимо научиться тому, что он не может получать все, что захочет”.

А когда ваш ребенок начинает демонстрировать крайнее раздражение дома, в присутствии гостей, обычно лучше всего взять его сразу в другую комнату и там с ним поговорить.

Чувства вины

Некоторые родители автоматически обвиняют себя, когда случается что-нибудь неприятное. Если у них возникает конфликт с ребенком, они считают, что были неправы. К примеру, ребенок недоволен, что ему не дали поздно пойти спать. И родители начинают чувствовать себя виноватыми: “Видимо, я расстроил его, нужно было разрешить ему лечь попозже”. Классическое обвинение “Это нечестно!” вызывает подобные чувства. Дети подсознательно ощущают сомнения родителей и научаются усиливать их переживание вины, чтобы поступать по-своему.

Взрослым нужно перестать заниматься этой непродуктивной самокритикой и напоминать себе, что ради блага детей они должны сохранять твердость.

Часть проблемы заключается в том, что мы испытываем чувство вины, если причиняем другим боль и страдание. Конечно, это проявление человечности достойно похвалы. Но в данной ситуации мы должны вести себя как родители, у которых есть особое обязательство воспитывать своих детей7.

Мы не должны забывать, что заповедь не причинять другим страданий имеет в виду только неоправданные страдания. Мы не должны колебаться ограничивать своих детей, когда это нужно ради их же пользы, даже если они из-за этого расстраиваются. Помните, что истинное страдание ребенка происходит из-за его нежелания смиряться с разочарованиями, с тем, что его ожидания оказались напрасными. Мы можем ему в этом посочувствовать (“Давид, я знаю, тебе не хочется ложиться спать”), но мы не можем позволить его переживаниям повлиять на наше решение (“но все-таки тебе нужно пойти сейчас в постель”).

И не стоит слишком серьезно воспринимать обвинения детей — “Это нечестно!”. Почему мы постоянно должны быть абсолютно честными? Это не всегда возможно. Если мы требуем этого от себя, мы, быть может, привьем такую же требовательность к честности и нашим детям. Но они должны научиться переживать и некоторые несправедливости, которые встретятся им потом в жизни, и лучше перестать стремиться к такому нереалистическому совершенству.

Однако иногда у родителей может потом возникнуть иная мысль о позиции, которую они заняли. Что они должны делать? В общем, лучше придерживаться первой линии. Но это не должно быть железным правилом. Если мы сожалеем о каком-то принципе, мы, конечно, можем отказаться от него или решить, что в будущем в этой ситуации поведем себя по-другому. Но если мы отказываемся от него, нельзя так делать сразу после жалоб ребенка, это только усилит неприятное поведение.

НЕ ЭГОИСТИЧЕН ЛИ Я

Иногда родители чувствуют себя виноватыми, когда просят детей что-то сделать для них. Например, они говорят ребенку помыть посуду, а потом колеблются. “Правильно ли просить об этом ребенка? Не эгоизм ли это с моей стороны? Ему так много задали на дом (или он хочет поиграть). Наверное, нужно было это принять во внимание?” Могут они сомневаться и тогда, когда считают необходимым ограничить ребенка из-за неудобства или экономии.

Родители с таким комплексом вины полагают, что нужды ребенка всегда должны быть на первом месте, и ошибочно считают себя эгоистичными, если не всегда отдают желаниям детей предпочтение.

В этом случае дети чутко ощущают нашу внутреннюю неуверенность. Если вы не уверены в своей позиции, то нельзя ожидать и воодушевленного соучастия. Если вы сомневаетесь в своем суждении, его может поставить под вопрос и ребенок. Так, не сознавая этого, вы можете усилить эгоцентризм ребенка.

Более того, те, кто считают, что прежде всего интересы ребенка, приносят вред и себе, и ему. В конце концов, у всех нас ограниченные ресурсы, и расстроенные, истощенные родители не могут эффективно выполнять свое дело. Кроме того, если все время уступать детям, это может потом вызвать чувства раздражения и обиды, что и проявится в излишней критичности и агрессивности по отношению к ребенку.

Когда родители ощущают вину за то, что утруждают ребенка, прося его помочь по дому, они должны иметь в виду, что тем самым дают ему возможность сделать хорошее дело. Если родители будут меньше испытывать чувство вины за такие требования и обретут уверенность в том, что это для детей хорошая школа, им легче будет действовать с твердостью.

Чувства вины могут также заставить родителей делать для детей то, что в данный момент им не хочется. Например, ребенок просит нас почитать ему что-нибудь, когда нам нужно отдохнуть. Если мы говорим себе: “Ну, будь хорошей мамой — прочти ему эту историю” и заставляем себя это сделать, ребенок сразу почувствует, что мы не рады ему, и сам не получит от нашей жертвы никакого удовольствия. Нет ничего плохого в таком случае, чтобы дать предпочтение собственным нуждам и ласково сказать об этом ребенку: “Извини, милый, сейчас никаких сказок. У меня сейчас нет настроения”.

НЕ ОЖИДАЮ ЛИ Я СЛИШКОМ МНОГОГО

Недостаток твердости иногда исходит из неуверенности в ожиданиях. К примеру, ребенок отказывается убрать свои игрушки. Тогда родители колеблются и начинают думать: “Может быть, мы слишком много от него ждем. Ребенок еще слишком мал; я не должен быть таким строгим”. Важно решить, что мы ожидаем, и на этом настаивать.

Иногда мы решаем увеличить или понизить наши требования, вновь переоценивая возможности наших детей. Но нужно делать это осторожно и глубокомысленно. Импульсивное изменение своих ожиданий во время взаимодействия с ребенком препятствует продуктивности.

И не слишком беспокойтесь по поводу своих ожиданий. Даже если иногда вы слишком многого ожидаете от ребенка, не стоит волноваться, что это реально ему повредит. Помните, вы неизбежно будете делать ошибки. Забудьте о собственном совершенстве и сосредоточьтесь на том, чтобы сделать лучше все, что вы можете.

Страх неодобрения и отверженности

Другая причина нетвердого поведения некоторых родителей по отношению к детям — страх сделать им неприятно. Основополагающая ошибка таких родителей заключается в том, что они связывают свою ценность с одобрением других — в данном случае своих детей. Поэтому они излишне чувствительны ко всякому намеку на критику, неверно интерпретируя неодобрение как знак того, что они нехорошие родители.

Если мы хотим эффективно руководить своими детьми, нам необходимо прекратить связывать нашу ценность с их ободрением. Если наш ребенок не одобряет нас, это неудача. Даже если его чувства оправданны, он, в лучшем случае, неправильно оценивает нас, смешивая нас с нашими действиями. А мы будем чувствовать себя менее ценными только тогда, когда тоже забудем проводить различие между собой и нашим восприятием.

Но ребенок, может быть, вовсе не осуждает нас, просто он чувствует себя несчастным. Наша привычка всех судить заставляет нас думать, что так же поступает и он. Если мы видим себя в негативном свете, это может сильно извращать наше восприятие.

Кроме того, неразумно ожидать, что и дети всегда будут одобрять все наши решения. Некоторые из нас склонны верить, что если мы очень стараемся, заботимся о близких и жертвуем ради них, то это приведет к по

стоянному одобрению наших детей. Но это далеко от реальности. Некоторые из наших решений, скорее всего, разочаруют наших детей, и иногда они могут показать свое негодование и неприятие. Но если мы действуем в их интересах, мы не должны позволять их временным недовольствам нас расстраивать.

Возможно, больше всего мы боимся, огорчая наших детей, что они из-за этого перестанут нас любить. Родители, которые боятся, что дети их перестанут любить, не решаются им хоть в чем-то отказывать. А ребенок тогда учится тому, что все должно быть по его, и становится маленьким тираном. Если наша мотивация — “делать ребенку приятное”, то у нас вырастет не такой уж приятный ребенок!

Маленький ребенок, который сердится на маму за то, что она его в чем-то ограничивает, может сказать ей обидные слова вроде “Я тебя не люблю”, “Ты мне не друг” или “Глупая мама”. Но родители вместо того, чтобы относиться к таким высказываниям всерьез, должны воспринимать их просто как явное свидетельство детской незрелости и решить, стоит ли им проигнорировать эти слова или просто спокойно ответить: “Я знаю, что на самом деле ты так не думаешь, но такие веши маме нельзя говорить”.

Западня объяснений

Большинство родителей понимают, что детям легче принять наши решения, если они понимают их причину. Объясняя им это, родители дают детям модель разумного подхода.

Раби Тирш пишет, что родители должны объяснять свои требования и ограничения, чтобы дети не считали их тиранами. Но ребенок должен слушаться родителей, потому что он подчиняется их суду, а не потому что причины ему подходят8.

Иногда взрослые считают необходимым объяснить причину, потому что считают, что иначе дети с ними не согласятся. А ребенок, который чувствует, что решающим фактором становится логика, в результате начнет спорить. Он будет отвергать первую приведенную причину, и тогда родители попадутся в ловушку приведения других причин — только чтобы он мог отвергнуть и их, одну за другой. Итог этого — неприятный спор. Ребенок может отвергать все приведенные объяснения, а вместе с тем отказываться выполнять решение родителей.

Давать объяснения и разъяснять причины решений становится бесполезным занятием, если ребенок начинает это требовать и верит, что его послушание зависит от того, принимает он их или нет. В таком случае вопрос “Почему?” становится в гораздо большей степени вызовом, чем легитимной просьбой объяснить причину. Это может быть и жалобой — “Почему я должен это делать?” Иногда вопрос “Почему” может даже развиться в привычку спорить ради спора.

Чтобы лишить мотивации эту неприятную привычку, лучше приводить ребенку одну и только одну причину. Если он ее отвергает и спорит, оставайтесь непреклонны. Будьте уверены в вашей способности твердо придерживаться ваших решений. Не приводите добавочных объяснений, потому что это только дает ребенку новые возможности спорить. Сохраняйте постоянство. Если вы просите ребенка что-то сделать, настаивайте вежливо, но твердо, чтобы он сделал то, что его просят, и будьте готовы продолжать, пока он этого не сделает. Оставайтесь спокойными, приятными и не осуждайте. Если споры не приносят ребенку удовлетворения, он вскоре научится их прекращать. Вот иллюстрация:

Ребенок: Мне нужно пять долларов на завтрашнюю экскурсию с классом.

Отец: Это слишком много. Мы дадим тебе три доллара.

Ребенок: Но все другие дети получают пять.

Отец (Обратите внимание, что он не приводит другой причины, например, “Мы не можем себе это позволить”): К сожалению, три — это все, что ты можешь получить.

Ребенок: Но что я смогу купить на три доллара!

Отец: Жаль, но придется сделать именно так.

Ребенок: Пожалуйста, можно пять?

Отец: Нет, три это все.

Ребенок: Это нечестно!

Отец: К сожалению, больше ты не можешь получить.

Если ваш ребенок продолжает спорить в первые разы, когда вы только начинаете пользоваться этим приемом, будьте терпеливы. Тот факт, что вы отвечали или уступали его аргументам в прошлом, возможно, усилил его привычку спорить. Если вы хотите теперь изменить ситуацию, вам нужно в течение некоторого времени противостоять этим неприятным спорам.

Хотя нам следует всеми силами контролировать чувство раздражения из-за споров с ребенком, нет ничего неправильного в том, чтобы дать ему при случае знать, что мы считаем это неприемлемым. Мы можем сказать ему:

“Это неприятно, когда ты споришь”.

Наши ожидания могут стать реальностью. Для этого родителям следует сформировать такую позицию, которую они смогут внушить своим детям в дружеской манере: “Я надеюсь, ты примешь мои решения, даже если тебе не подходят мои объяснения”.

Одна из матерей рассказывает, как она научилась не впутываться в бесконечные споры:

Раньше в нашем доме были бесконечные споры. Я думаю, дело было в том, что мои слова не звучали достаточно убедительно, или же я теряла терпение при первом же “Нет” и уступала. Потом я научилась избегать споров, приводя только одно обоснование и оставаясь спокойной, но твердой, даже если это объяснение отвергалось. После этого я чувствовала себя эмоционально путовой к следующему спору.

На днях моя пятилетняя дочка захотела сменить будничное платье на субботнее. Я сказала нет, потому что уже не было времени постирать его перед субботой. Она настаивала. Я твердо повторяла: “Рахель, ты не можешь поменять одежду”. Я оставалась дружелюбной, но твердой, пока она продолжала спорить. Наконец Рахель прекратила и веселая вышла поиграть — никаких слез и обвинений. Я полагаю, что она услышала в моем голосе убежденность и окончательное решение.

Если родители боятся, что ребенок не примет ту причину, которой они мотивируют свое решение, они могут захотеть найти более приемлемое для них объяснение. Но искажение реальности нехорошо ни для родителей, ни для детей. Более того, если объяснения не совсем честные, ребенок легко это распознает и будет воспринимать их как извинения и оспаривать дальше. Поэтому лучше всего назвать истинную причину и совершенно игнорировать реакцию ребенка. К примеру, если просьба о конфетке была отвергнута, лучше родителям привести реальную причину — детям нехорошо есть много сладкого, — чем предлагать извинение: “Это слишком близко к ужину”.

Такие правила как “Мороженое только в субботу” или “Комнаты должны быть убраны до ужина” очень помогают избежать необходимости в объяснениях, и тогда ребенку легче принимать ограничения. Когда вводят какое-то правило, его можно объяснить. А потом достаточно только напоминания: “Ты ведь знаешь правило об уборке комнат”.

А в некоторых ситуациях приводить причины невозможно и нежелательно. Если ребенка уже приучили к тому, что нужно слушаться и принимать решения родителей, им будет это совсем нетрудно даже и без объяснений. Достаточно просто сказать спокойно, в приятной манере: “К сожалению, сейчас я тебе не могу объяснять”.

ГЛАВА 3

1. Ср. Рамбам, комм. к мишне Макот, 2:3.

2. Дж, и X. Крамбольц, Изменение детского поведения, Ныо-Джерси, Прентис-Ходл, 1972, стр. 243.

3. Мидрашраба, Ко'гепет, 1:13, слова венатати эт либи.

4. Ко'гаяет, 5:9.

5. Джеймс Добсон, Вызов дисциплине, Нью-Йорк, Бантам букс, 1970, стр. 31.

6. Раби Ш.Р. Тирш, Йесодог 'гахинух, т.2, стр. 54.

7. См. Введение, прим. 2.

8. Раби Ш.Р. Тирш, Вечный иудаизм, т.1, Лондон, 1956, стр. 230.