Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Отъезд из Пружан

Отъезд из Пружан

В день отъезда р. Йерухама из Пружан все жители города, включая женщин и детей, собрались на синагогальной площади, возле дома раввина, чтобы попрощаться с ним. Не только площадь, но и все прилегающие переулки и улочки были полны народу. Все домашние раввина уже вышли из дома и расселись по телегам, но сам р. Йерухам все еще оставался у себя наверху. Возницы стали поторапливать с отъездом, так как время было уже позднее, и собравшиеся удивлялись, почему раввин так замешкался. Тогда выяснилось, что причина в некой супружеской паре. Муж и жена, в сердца которых вкралась неприязнь друг к другу и взаимное непонимание, пришли к р. Йерухаму, умоляя, чтобы он помог возвратить мир в их дом. Несмотря на то, что время поджимало и множество людей ожидало его у выхода, р. Йерухам постарался успокоить супругов, помирить и расположить их сердца друг другу, и в конце концов, оба обещали ему, что теперь они смогут жить в любви и согласии. И он им сказал:

—    Стоило стать раввином только ради этого.

Когда муж и жена ушли, он задержался в своей комнате еще на несколько мгновений, огляделся и сказал мне:

—    Трудно мне расстаться со своей любимой комнатой. Кто знает, останется ли она местом Торы, ведь я сомневаюсь, что раввин, который будет после меня, захочет оставаться в такой тесноте.

Когда он вышел во двор и благословил собравшихся миром, земля задрожала от гула ответных благословений, исходящих из уст многих тысяч людей.

Большинство провожающих простились с ним у городских ворот, а главы общины и знатоки Торы отправились вместе с ним на станцию. Л поскольку до прибытия поезда оставалось еще около двух часов, все зашли в привокзальную гостиницу. Главы общины, приказав подать на столы чаю и лакомств, попросили р. Йерухама на прощание дать им последние наставления. Они спросили его совета, кого им пригласить на должность раввина после него, и назвали несколько имен рекомендованных им. В числе прочих было названо имя р. Элияу Але-ви Файнштейна, главы раввинского суда в Хасловичах. Рав Йерухам сказал им:

—    Об этом раввине я слышал самые высокие отзывы, когда он был еще в Карлице. - И добавил, шутя: - Если время и перемены мест не испортили его, он наверняка будет подходящим для вас раввином.

Один из сидевших за столом спросил:

—   В таком случае, может быть вы считаете порчей и свой переход из Селец в Пружаны?

Рав Йерухам ответил:

—    Разумеется! Одно то, что я оставил маленький городок, где мог в покое изучать Тору и выполнять заповеди, и переменил его на больший город, — это, само по себе, великая порча.

Тогда тот же человек спросил:

—    Если это так, то почему вы снова так поступаете?

Рав Йерухам сказал:

—    Об этом-то я и плачу. Но ведь говорили наши мудрецы: “Молодой знаток Торы подобен зерну в земле, когда оно начинает прорастать, росток тянется все выше и выше”

И еще он сказал собравшимся:

—    Если уж вы меня спросили, кому быть раввином, я считаю необходимым рассказать вам некоторые подробности, связанные с жизнью раввина. — И р. Йерухам поведал им о тех “мелких” неудобствах, от которых натерпелся в Пружанах. В заключение он сказал им: — Но особенно вы должны позаботиться, чтобы квартира будущего раввина соответствовала его положению, потому что не каждый пожелает терпеть то, что я терпел. Квартира, в которой я жил, была выделена под квартиру раввина еще в предыдущие поколения, и тогда она действительно соответствовала своему назначению, но сегодня она уже не годится и “нет в ней прока”. Мудрецы сказали: “Священнослужителя, старшего из братьев, содержат за счет его братьев”. И сказано: “Всякий город, в котором дома выше, чем Дом молитвы, в конце концов, будет разрушен”. “Время ли вам самим сидеть в домах ваших крытых”, подобает ли вам жить в роскошных особняках, если дом вашего раввина — маленький и тесный, сырой и промозглый, с переломанными лестницами и крутыми ступеньками?

Один из близких друзей р. Йерухамом сказал ему, шутя:

—   Очевидно, и раввины в наше время избаловались, и запросы их возросли, им уже хочется чего-то чудесного и необыкновенного. Прежние времена были лучше этих. Ведь тогда говорили мудрецы: “Таков путь Торы - хлеб с солью ешь и воду пей в меру, спи на земле, живи жизнью полной лишений и трудись над изучением Торы...”.

Рав Йерухам ответил:

—   Но ведь это изречение заканчивается словами: “Если ты так поступаешь, то ты счастлив...”. То есть, если ты сам, по своему желанию и выбору “так поступаешь”, жертвуя всем ради любви к Торе, тогда “ты счастлив”. Но не когда жители города насильно ставят тебя в подобное положение и заставляют “поступать так”.

Рав Йерухам благословил их и отправился в путь.

Жители Пружан последовали его совету и пригласили к себе раввином р. Элияу Файнштейна из Хасловичей (и до сих пор он с почетом несет там свою службу). Когда ему довелось быть проездом в Минске, Гадоль встретил его с особым расположением, и на вопрос, кто этот раввин, которому он оказывает такие почести, ответил: “Человек, пришедший вместо меня”.