Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Что совершил праведник?

Что совершил праведник?

Многие спросят: “Что пользы от таких “великих” людей, которые не занимаются делами общины, далеки от жизни рядовых людей, не общаются с ними, но заперли себя в “четырех стенах закона”? Какая польза людям от того, что некий великий мудрец или гаон обладает феноменально острым умом или исключительной эрудицией? И даже если в своих тончайших исследованиях он предложит новые толкования Торы и новые подходы к ее изучению, неужели в каком-то из поколений нам не хватало знатоков Торы и ее толкований?”. И уже в дни Талмуда находились подобные скептики, которые говорили "Что нам толку от мудрецов - они сами для себя читают и для себя изучают?". Но так может говорить только тот, у кого холодное и пустое сердце, лишенное чувства святости и духовности, только тот, кому безразлично, сохранит ли наш народ свою особую веру, свои законы, свою историческую память, кого не пугает растворение среди других народов и слияние с ними, потеря национального лица и исчезновение еврейства. Взгляд такого человека обращен лишь на материальные, практические, сегодняшние нужды, а все, связанное с духовностью, ־ историческая память, наслаждения духа - все это далеко от него.

Но есть и другие - в их сердцах укоренилось ощущение духовности; и для них важнее всего сохранить особое лицо нашего народа и сберечь еврейские традиции в том виде, в каком мы получили их в наследство от отцов. Они бы хотели видеть древний народ Израиля “живущим отдельно” и хранящим свой извечный особый облик - чтобы не преуспели буяны, пытающиеся осквернить его, и чтобы не “исказилось его лицо”. У таких людей болит сердце, когда они видят, как вера, за которую их отцы отдавали жизни и проливали кровь, теперь низвержена с былой высоты, и из поколения в поколение падает авторитет Торы, а традиции предаются забвению; изо дня в день все меньше жаждущих Торы, и там, где прежде обитали могучие львы - великие мудрецы и гиганты Торы, заросли протоптанные ими тропинки - дома учения пусты, нет стремящихся к мудрости и ищущих знаний. И есть люди, для которых любая брешь в нашей вере, любое отступление от традиций отцов, любое разрушение — как удар мечом в сердце. Таким людям, не утерявшим души, страшно видеть, как сыновья отрекаются от своих корней ради блестящих пуговиц и иллюзорных “прав”, как они стучатся в чужие двери, готовые продать свое первородство, не получив за это даже чечевичной похлебки. Те, кому это зрелище причиняет боль и страдание, — они костяк нашего народа и его большинство.

К ним примыкают так же те, кого хлопоты и заботы увлекли на время из “шатров Торы”. Под воздействием “самоэмансипации”, под влиянием детей или среды или под давлением обстоятельств они пренебрегают выполнением некоторых религиозных обязанностей, а к выполнению других заповедей относятся легкомысленно, всячески оправдывая себя, — но все это лишь изредка, в отдельных случаях, в мелочах, под прикрытием отговорок. И они успокаивают себя тем, что другие все-таки выполняют эти заповеди в точном соответствии с законом, да и они сами еще будут выполнять их как следует в другое время и при других обстоятельствах. Но такие люди ни в коем случае не согласились бы, чтобы какие-либо законы и обычаи были отброшены окончательно, и они очень ценят свое еврейство. Эти люди тоже не спросят: “Что нам толку от мудрецов?”, потому что они заинтересованы в сохранении нашего народа и его единении. И они понимают, что еврейский народ не сможет сохранить себя без Торы и своей веры - ведь только Тора и вера сплачивают и объединяют его; а само сохранение и упрочение веры немыслимо без людей, самоотверженно служащих Ашему и всей душой преданных его Торе. Люди, сохранившие связь с Торой, знают, как велико влияние выдающихся мудрецов на народ, даже если на поверхностный взгляд оно незаметно.

Воздействие бывает разного рода. Существует грубое, материальное воздействие, которое легко различить, - двигаются руки и ноги, шевелятся уста. Так воздействуют на других большинство людей, и все это видят, чувствуют, понимают. Но есть более тонкое и чистое воздействие, оказываемое без каких-либо физических движений, - лишь самим присутствием человека и его духовным влиянием. Такое воздействие неразличимо и незаметно со стороны, - и только сохранивший в себе духовность интуитивно почувствует, как возникают и сплетаются незримые нити подлинного духовного влияния; и он ощутит колоссальные результаты такого воздействия еще до того, как они проявятся в материальном мире. Но обыкновенный человек не почувствует и не поймет такого воздействия, и будет отрицать его, говоря: “А я ничего не видел”.

Духовное воздействие мудреца можно сравнить с воздействием солнца, используя модель, предложенную философами и естествоиспытателями. Они дерзнули утверждать, что солнце, само по себе, темное и холодное тело, но оно оказывает вибрирующее воздействие на элементарные частицы, рассеянные в окружающем его пространстве, и частицы, сталкиваясь и расщепляя друг друга, образуют излучение, озаряющее землю ясным, прозрачным светом. Эти лучи согревают и опаляют землю, и способствуют росту злаков и созреванию плодов, -так Солнце творит чудеса на земле, двигаясь по своей орбите, на огромном расстоянии от земли.

И псалмопевец тоже сопоставляет влияние знатока Торы с воздействием солнца: “От края небес восходит оно, и до края небес орбита его, и ничто не скрыто от его тепла. Тора Ашема совершенна, оживляет душу...“. Как звезды небесные - хотя и “нет слов, и не слышен их голос”, тем не менее их влияние ощутимо по всей земле - “до края Вселенной - речения их”, так и мудрецы Торы: хотя они скрыты под сенью своих шатров, а на улицах и площадях их не встретишь, тем не менее их воздействие колоссально, и его приметы и последствия не ускользнут от вдумчивого взгляда.

И подобный же ход мысли находим в словах Билама: “В свое время скажут о Яакове и Израиле: ”Вот, что совершил Б-г”. Ведь амонитяне и моавитяне, пригласившие на помощь Билама, не верили, что Ашем Сам действует для народа Израиля, а исход из Египта они объясняли естественно-историческими причинами. И они наняли Билама, чтобы тот силой магии и ворожбы ослабил Израиль. Тогда Билам сказал им: “Знайте же, что Б־г вывел их из Египта, и Он наделил их чудесной силой, равной которой нет во Вселенной, и никто не сможет справиться с ними, - ибо Яаков не нуждается в ворожбе, и нет колдовства в Израиле”. Даже магия и ворожба, обладающие (согласно их представлениям) могучей властью, не подействуют на Израиль. И здесь Билам добавляет: “В свое время скажут о Яакове и Израиле: “Вот, что совершил Б-г’”’, — т.е., если вначале, когда евреи еще только покидали Египет, действительно находились зубоскалы и скептики, сомневающиеся в том, что Ашем действует ради Израиля, ־ они отрицали власть Творца и говорили с издевкой: “Ну, что совершил Б-г?”, имея в виду, что события в мире происходят помимо Б-га; однако настанет срок, когда уже никто не сможет насмешливо спросить: “Ну, что совершил Б-г?” - ведь тогда Его деяния будут открыты и их последствия очевидны для всех. “Вот народ” -тот же самый народ, который был в египетском рабстве притесняемым и забитым, скорбным и изнуренным, запуганным до такой степени, что боялся собственной тени, - народ, который все высокомерно попирали ногами, за короткий срок обрел такую удивительную силу духа и мощь, что теперь он “встает, как львица, и возносится, как лев, который не ляжет, пока не растерзает добычу и не напьется крови убитых”. После таких колоссальных изменений кто сможет сомневаться и утверждать, что это совершил не Ашем?

Таково влияние гигантов духа, мудрецов Торы, которых, по словам Талмуда, “Святой, благословен Он,...распределил по всем поколениям”. Их сила заключается в том, что они, сидя в своих шатрах, занимаются Торой, они непрерывно размышляют над ней, думают о ней, они наполнены ее богатствами и живут по ее велениям, взвешивая все свои поступки на весах Торы, — их воздействие на мир не сопряжено с физическим действием, но они оказывают духовное влияние на всех окружающих. Излучением своего разума они приводят в движение “атомы мудрости”, скрытые в сердцах близких к ним людей; теплом своих сердец они согревают сердца окружающих и воспламеняют их желанием изучать Тору, совершенствовать свой характер, совершать добрые дела, - пробуждают в людях желаниях и чувства, которые прежде были спрятаны глубоко-глубоко в сердцах. Так распространяется влияние этих мудрецов Торы в народе - “от одного к другому” переходят их воодушевление, их черты характера, их обычаи.

Бывает, приезжая в новый город, мы видим, что он полон Торы — во всех домах учения и домах молитвы множество товариществ и объединений по изучению Мишны, сборника Эйн Яаков, Талмуда, кодекса Хаей адам и других книг; ешива тоже переполнена и работа всех благотворительных учреждений поставлена четко, под присмотром способных руководителей.

И если бы нас спросили: “Чей это лагерь мы повстречали?”, мы могли бы с уверенностью сказать: в этом городе проживает великий праведник, и его духовное излучение воздействует на всех, кто способен воспринять его, имея склонность к добрым делам. И его дух оживляет всех окружающих его и приводит в движение все валы и колеса - и “куда он направляется, туда и идут”. А без такого большого человека, который может стать центром притяжения для всех, потенциальные возможности окружающих его людей не были бы реализованы и пропали — как написано: “Праведник погиб” и поэтому “благочестивые мужи исчезают”. И, наоборот - благодаря нашему учителю Моше, который получил Тору и был занят ею непрестанно, его брат Аарон удостоился совершать великие дела милосердия и был любим народом за свою доброту.

Таким было и воздействие на людей Гадоля, благословенна память о праведнике. Тот, кто хорошо знаком с историей и жизнью общин, в которых он был раввином, знает, что с течением времени они заметно преображались, несмотря на то, что раввин “бездействовал” - он был погружен в изучение Торы и лишь по-необходимости вникал в ход общинных дел. За тринадцать лет, проведенных им в Минске, “было добавлено множество новых скамей в бейт мидрашах, увеличилось количество учеников в ешивах, укрепилось и разрослось общество Томхей Тора, и вокруг него объединились великие знатоки Торы и многочисленные аврехи, было создано несколько новых благотворительных учреждений. И все благодаря тому, что его страстная, перехлестывающая через край, любовь к Торе и его трепетная вера оказывали огромное влияние на всех его друзей и близких, на всех, кто был с ним знаком. Осененные его духом, люди пробуждались к действию - каждый на своем месте, каждый в меру своих сил и способностей: одни обучали Торе, другие помогали нуждающимся, третьи обеспечивали соблюдение закона.

Таково влияние на мир каждого большого знатока Торы, гаона Израиля, - во все эпохи и во всех странах, в этом его предназначение, его величие и его слава.