Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Дом мусара

Дом мусара

Как известно, в те дни среди мудрецов Торы существовали различные школы и направления. Прославленный мудрец и праведник рав Исраэль Салантер ревностно отстаивал власть Торы, которая начинала ослабевать под напором ветра “просвещения”, бушевавшего тогда в еврейском мире. И особенно важным он считал совершенствование нравственного облика изучающих Тору, на одеяниях которых не должно было быть, упаси Б-г, “пятен” скверных черт характера и дурных поступков, чтобы не дать противникам Торы повода обличать и позорить мудрецов перед глазами толпы, вызывая к ним ненависть.

Рав И. Салантер основал движение Мусар*, призванное развивать и распространять нравственные ценности Торы. Он создал Мусар штибл (Дом мусара). В нем он объединил аврехов - молодых исследователей Торы, которые готовились стать раввинами. Кроме уроков по Талмуду, он включил в программу занятий изучение традиционной еврейской этики. Обучение строилось на выработанных им принципах и методах совершенствования характера, причем основное внимание уделялось тому, чтобы избавляться от высокомерия, чрезмерного честолюбия и мирской суетности и укоренять в своей душе привычку довольствоваться малым, предъявляя к себе самые высокие требования и т.п. Стремясь к тому, чтобы его воспитанники стали со временем замечательными образцами для всего народа Израиля, р.Салантер старался привлекать в “Дом мусара” самых лучших и одаренных подростков и молодых аврехов. И когда ему удавалось привести под свое крыло кого-то из выдающихся знатоков Торы, он ликовал, как человек нашедший сокровище. И упомянутый чуть выше р. Нахум, “Илуй из Дакшица”, также посещал время от времени занятия в “Доме мусара”, хотя и не разделял до конца всех принципов р. И.Салантера.

И вот, когда по городу разнесся слух о прибывшем из Бриска молодом гении, ученики р. И.Салантера стали прилагать усилия, чтобы привести Йерухама в “Дом мусара“. Однако, многие крупные мудрецы и раввины, и среди них - или во главе них - р.Ицхак Авигдор, главный раввин Ковно, были противниками методов р. И.Салантера и его “Дома мусара”. Они полагали, что в его организационной деятельности таится опасность для иудаизма и Торы, поскольку может возникнуть как бы новая “секта”. И когда Йерухам спросил у р. И.Авигдора, бывшего его наставником, является ли новое движение “кашерным”, раввин ответил:

—   Ведь мое мнение хорошо известно: душа моя не лежит к таким методам, и все это мне чуждо. Я выступаю не против воспитания в духе традиций морали, ведь сами по себе они, вне всякого сомнения, полезны и являются благом, помогая очистить душу от грязи и накипи, которые к ней пристали. Я вижу, что много дурных качеств и черт прилепились к изучающим Тору - да и я сам не являюсь исключением; и нам, безо всякого сомнения, необходимо очиститься и избавиться от этих “полипов”. Но я выступаю против самих “моралистов”, строящих самим себе пьедестал, “изобретая” новые методы изучения Торы, создавая группы и партии. На таких я очень разгневан и взываю к ним с горечью: “Не кучкуйтесь!. Если вы находите проблемы и непорядки, то говорите о них открыто и старайтесь удалить язвы порока с души каждого человека, подыскивая к каждому особый подход. Так испокон веков поступали наши отцы и наши мудрецы, подробные наставления которых сохранены в их благословенных книгах мусара. Но зачем спешить с обобщающими теориями и “новаторскими” методами? Зачем создавать особые “дома”?

Зачем собирать группки и партии? Разве не всем сыновьям Израиля в равной степени нужны нравственность и мораль? Ведь об этом говорил псалмопевец: “Дом Израиля, благословляйте Ашема! Дом Аарона, благословляйте Ашема! Трепещущие перед Ашемом, благословляйте Ашема!”. Слово “дом” употреблено по отношению ко всем, кроме трепещущих перед Б-гом, потому что они не нуждаются в отдельном “доме”. Что же вы разрушаете дом Израиля, дробите его на части, на секты и партии?! Так что я всеми силами отговариваю тех, кто стремиться пристать к этой партии, потому что я думаю — и дай Б-г, чтобы мое пророчество не оправдалось,- что с этим “домом” связана опасность для единства еврейского народа и Торы. Но ведь ты являешься исключением из правила. В тебе я уверен, твоя Тора защитит тебя и не даст тебе оступиться. Поэтому, ступай, сынок, выбирай себе путь самостоятельно и будь сам себе советчиком. Решай сам!

Когда Йерухам впервые пришел в “Дом мусара”, р. Исраэль Салантер принял его с почетом, расспросил, что он сейчас изучает, а затем, переходя от темы к теме, начал раскрывать перед ним свои взгляды и методы нравственного совершенствования. Но Йерухам, голова которого была полностью погружена в изучение Талмуда, не мог долго сдерживаться, выслушивая рассуждения о предметах, находящихся вне поля его исследований. И как только р. И.Салантер начинал рассказывать о каком-нибудь из своих изысканий, Йерухам перебивал его, приводя различные примеры из Талмуда и законодательных кодексов ־ порой подтверждающие то, о чем говорил рав Салантер, а порой и опровергающие его. Например, когда рав Салантер говорил о взаимосвязи между мыслями и делами, Йерухам напомнил ему несколько дискуссий на эту тему, приведенных в трактатах Бава кама, Гитин и Хулин, а также привел мнения законодателей, высказанные по этому поводу, чтобы убедиться, соответствуют ли рассуждения раввина мнениям мудрецов Талмуда и алахическим выводам законодателей. И лишь только рав Салантер отвлекался от обсуждения алахи-ческих проблем и старался сосредоточиться на исследовании этических вопросов, Йерухам пытался возвратить беседу к дискуссиям мудрецов Талмуда.

Увидев, что на этот раз он не сможет найти с юношей общий язык, рав Салантер отступился, но пригласил Йерухама время от времени навещать его, надеясь, что если не сейчас, то в конце концов ему удастся привлечь этого молодого человека и оказать на него влияние, так как знал про себя, что обладает удивительным умением притягивать молодежь. Но и после нескольких таких бесед Йерухам не сменил своего “маршрута”, и все их разговоры вращались вокруг алахических вопросов. Рав Салантер увидел, что не может повлиять на него, и перестал говорить с ним на этические темы. А своим сотрудникам он сказал: “Этот не из обыкновенных “сынов человеческих”. Он не нуждается ни в наших занятиях, ни в наших наставлениях. Я стараюсь приложить свои силы, чтобы воздействовать на тех, кто изучает Тору, этот же - сама Тора. Он ни на мгновение не выступает за границы закона, и куда бы он ни направлялся, его Тора - с ним; она его оберегает, она — его этика, и она - его нравственные качества”.

Несмотря на расхождения во взглядах, рав Салантер, по-прежнему, относился к Йерухаму с любовью и уважением, и часто с наслаждением беседовал с ним о Торе. И даже когда Йерухам возражал ему во время его уроков, - порой в довольно резких выражениях, возмущавших учеников “Дома мусара”, которым казалось, что задета честь их наставника, - сам рав Салантер только улыбался и говорил им:

—   Относитесь бережней и к нему, и к его Торе. Я очень дорожу возможностью слушать этого юношу, который говорит о Торе с такой сердечной непосредственностью, а “горячность его — из-за Торы, которая в нем пылает”. И его задиристость мне милее иных уважительных и любезных речей, в которых, как я опасаюсь, есть порой доля лести и хитрости.

Гадоль и впоследствии не соглашался с идеями р. И.Салантера и нередко говаривал: “Ну зачем нужны изучающим Тору это умствование о Б-гобоязненности и философствование по поводу нравственности и морали? Разве надо подсаливать соль? Ведь сама Тора - это эликсир жизни, уникальное лекарство для врачевания всех болезней и изъянов души. Надо только укоренить в сердце любовь к Торе - Письменной и Устной; и если будем прилежно изучать ее и следовать ей, неминуемо станем нравственными людьми, обладающими лучшими качествами характера. И даже если мы в чем-либо оступимся, в Торе найдется лекарство от всех недугов. Например, если заболеем высокомерием, достаточно будет напомнить нам слова Торы и Талмуда, свидетельствующие о пагубности гордыни, а также изречения, прославляющие антипод гордыни - смирение. И так же в отношении любого качества характера. Так “давайте вместо того, чтобы обгладывать кости “, возводя утонченные интеллектуальные построения, которые каждый легкий порыв ветра может оторвать от земли и перевернуть вверх тормашками, “будем вкушать сочное мясо” Торы, Талмуда и других святых книг. Ведь все слова мудрецов подобны горящим углям, а их методы построены на традиции — это здание, которое никогда не пошатнется. Для тех же, кто не в состоянии охватить все высказывания мудрецов, рассеянные по многим священным книгам - по Талмуду и мидрашам, для таких существуют сборники, в которых сведены и систематизированы слова мудрецов, касающиеся каждой отдельной темы, например, замечательная книга Менорат амаор и ей подобные”. Так он обычно говорил, когда затрагивали этот вопрос.

Как-то раз я спросил его:

—   Согласитесь, наставник, что не все люди одинаковы и не все мнения мудрецов совпадают. Поэтому не каждый способен постигнуть слова Торы и ее моральные принципы из самого источника - ведь изучающий ограничен, а изучаемое - бездонно. Следовательно, многие вынуждены получать все из вторых и из третьих рук, а есть и такие, кто нуждается в упрощенном изложении вопроса, приближенном к их пониманию; а зачастую возникает потребность в адаптации, учитывающей взгляды и духовный облик каждого нового поколения.

Он ответил мне так:

—   Это и есть то умствование и философствование, которое я не понимал и понимать не желаю. Я знаю только одно: “Тора Лшема совершенна и исцеляет любую душу”. Ведь по поводу всех болезней мудрецы сказали: “Болит голова - займись Торой... Болит живот - займись Торой... Ломит в костях - займись Торой... Болит все тело — займись Торой”. То же относится ко всем болезням души - “займись Торой”. Это единственное лекарство, испытанное и проверенное. “А о нас, живущих в душевной простоте, сказано: “Простота прямодушных будет для них опорой”.

Но особенно отталкивающее впечатление производили на него “моралисты” из учеников рава Салантера, которые, не постигнув глубины идей своего учителя, вели себя странным образом и совершали довольно эксцентрические поступки. Гадоль поражался: “Что они творят? Ну, зачем они теряют зря время и растрачивают попусту свою жизнь?! Ведь за это время они могли бы изучить столько-то и столько-то страниц Талмуда, столько-то и столько-то разделов в книгах законодателей”. Все поступки людей он измерял одной мерой - познанием Торы.

И, тем не менее, сам р. И. Салантер оказал на него очень большое влияние, и многие из его взглядов и мнений укоренились в душе Гадом и в дальнейшем сказались в его поступках. И в дни своего величия он всегда говорил о р. Салантере с чувством глубокого уважения. Однажды, когда после выступления р. Салантера в одном из бейт мидрашей на кафедру поднялся его оппонент и начал резко критиковать его взгляды и методы, Гадоль прервал умника: “Разве так возражают великому человеку?!” — и в знак протеста покинул зал.

* Мусар - этика.