Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Предисловие

Предисловие

Мы благодарим Б-га, который удостоил нас Своей милостью и позволил выпустить в свет эту книгу о жизни моего прадеда, гениального знатока Торы, раввина Йерухама Йеуды Лейба Перельмана, да будет благословенна память о праведнике. В историю еврейской религиозной мысли он вошел под именем Гадоль ми Минск (Великий из Минска) и известен как автор книги Ор гадоль.

Это жизнеописание было создано человеком очень близким к Гадолю, наставником его сыновей и замечательным мудрецом равом Меиром Гальпериным. Книга была завершена примерно через 15 лет после смерти Гадоля, но выходит в свет только через 80 лет после написания. Удивительные приключения рукописи заслуживают отдельного рассказа - столь отчетливо просматривается в ее судьбе Небесный Промысел.

Прежде всего мы хотим рассказать о заслугах тех, кто принимал участие в поисках рукописи и ее издании. И первая заслуга принадлежит моей дочери Авигаиль, положившей начало всему поиску. Несколько лет назад, еще школьницей, она выполняла работу в рамках годичной программы “Великие люди народа Израиля” и решила написать о своем предке - Гадоле из Минска. Разыскивая биографический материал,

Авигаиль обнаружила статью А.-М. Хабермана “У каждой книги своя судьба” (Арешет, т.3,1961,с. 102-143). В статье был приведен список рукописей, которым не повезло с публикацией, и в этом списке, под номером 123, значилось: “Гадолъ ми-Минск, о раве Йерухаме Перельмане, написано Меиром Гальпериным; в Иерусалиме, в 1941 году набрано 144 страницы из 168 страниц рукописи, без титульного листа”.

В статье рассказывалось, что зять Меира Гальперина -Михл Рабинович, принес рукопись в издательство «Рав Кук», но, обремененный множеством забот, не сумел проследить за завершением издания. Отпечатанные страницы были сброшюрованы и отправлены в переплетную мастерскую, однако, долго пролежав там на складе, пропитались влагой и оказались непригодными для издания. В заключение сообщалось, что сама рукопись находится в издательстве «Рав Кук».

Но обнаружить там рукопись не удалось. В то же время нам стало известно, что издательством «Рав Кук» уже был получен запрос о судьбе рукописи от внука Гадоля, реба Бецалеля Перельмана, живущего в Рамат-Гане, и ему ответили, что она “бесследно исчезла”.

Начав усиленный поиск рукописи, мы стали переписываться с библиотекарями и коллекционерами из многих стран. В течение ряда лет все наши усилия были тщетными. Но вот, среди людей, к которым мы обращались, оказался рав Йосеф Буксбойм, глава “Махон Йерушалаим”, который, благодаря счастливой случайности переписал рукопись Меира Гальперина. Вслед за этим стало известно, что сама рукопись неведомыми путями попала в руки одного собирателя, живущего в Лондоне. И только благодаря любезному посредничеству рава Шломо Фрайфельда, да благословится память о праведнике, рукопись была передана нам для издания. В заслугу самоотверженной помощи рава Фрайфельда, эта книга посвящается его памяти.

Вскоре после того, как рукопись обнаружилась, была сделана новая находка: на антресолях, в доме госпожи Ханы Дишон, внучки Меира Гальперина и дочери Михла Рабиновича - вдохновителя издания 1941 года, был найден экземпляр того самого выпуска, отпечатанного типографией издательства «Рав Кук». Заключительных страниц рукописи в этом оттиске не было. Возможно, их не успели тогда набрать. Не исключено также, что было набрано только несколько пробных экземпляров, которые не пошли в печать и, разделив судьбу рукописи, “бесследно исчезли”.

Приступив к изданию рукописи, мы увидели, что ее невозможно публиковать в том виде, каком она попала к нам в руки. Нам показалось, что уникальный стиль Меира Гальперина, насыщенный ассоциациями и аллюзиями из Танаха и Талмуда, будет малопонятен современному читателю. С другой стороны, мы опасались подменять самобытный, сочный язык автора словарными клише, изготовленными в духе нашего времени, потому что любая такая “правка” стала бы искажением. Поэтому, в конце концов, мы решились оставить все в первоначальном виде, допустив лишь незначительные технические поправки. Более того, мы убрали даже изменения зятя автора, внесенные в рукопись Михлом Рабиновичем для издания 1941 года. Таким образом, мы сохранили авторский текст полностью и разбили всю книгу на небольшие главки, в то время, как в рукописи сплошной текст не разделен автором.

В качестве приложения мы включили в наше издание предисловие к книге “Сын моей печали”, написанной братом Гадоля - равом Биньямином Бишкой Перельманом. В этом предисловии содержится краткое описание жизни Гадоля, оно служит очень важным дополнением к издаваемой нами книге.

Материалы о жизни Гадоля из Минска можно найти и в других изданиях: например, в книгах “Раввины и мудрецы Минска” (Вильна, 1899), “Великие люди нашего времени” (Нью-Йорк, 1927, на идиш; перевод на иврит - Иерусалим, 1958) и в других.

Нам хочется также привести здесь несколько строк, написанных на полях издаваемой нами рукописи Михлом Рабиновичем приблизительно в 1939 году:

“Автор завершил эту рукопись в 1913 году, когда в мире все шло по установленному порядку, гром войны еще не был слышен, а невзгоды сыпались на сынов Израиля своим чередом - преследования, ограничительные законы, издаваемые правительством, полная опасностей борьба за выживание общины и каждого еврея в отдельности. Тогда я передал в печать книгу Гадоля из Минска Ор Гадоль известному в Петербурге издателю, ребу Шломо Блехтовскому, живущему теперь в Тель-Авиве. Я был уверен, что она выйдет в свет в начале 1914 года, и в ней, в качестве введения, будет помещена эта биография Гадоля”.

Однако, все зависит от Предопределения. Рукопись, которую Михл Рабинович намеревался издать в 1914 году - более восьмидесяти лет назад - увидела свет только сейчас, когда пробил для нее час Благоволения.

Я хочу поблагодарить всех, кто приближал этот благословенный час:

одного из потомков Гадоля - реба Бецалеля Перельмана, который в течение многих лет ждал и надеялся, что исчезнувшая рукопись вновь обнаружится. Он провел ни одну бессонную ночь, постоянно поддерживая и ободряя нас в наших долгих поисках;

господина Шаю Каплана, который на протяжении ряда лет помогал нам в поисках;

раввинов Иосефа Буксбойма и Яакова Хофмана, благодаря которым мы в конце концов обнаружили рукопись и получили ее в свое распоряжение;

госпожу Цвию Рабинович, мир ее памяти, и ее сестру госпожу Хану Дишон, доставивших многочисленные материалы, которые помогли в подготовке книги к изданию;

доктора Шауля Штемфефера, взявшего на себя труд установить по русским источникам личности многих малоизвестных людей, упомянутых в книге;

господина Меира Ховава - за его заинтересованность и помощь в издании;

госпожу Либи Каане и рава Шмуэля Ашкенази из Национальной библиотеки в Иерусалиме - за помощь в поиске библиографических материалов;

сотрудников архива “Освящение Имени”, которые снабдили нас фотографиями великих людей Израиля, упомянутых в этой книге;

мы благодарим госпожу Хадасу Миркину, а также внуков и правнуков Гадоля - господина Йеуду Рабиновича, господина Дова-Бера Быховского, госпожу Машу Рабинович, урожденную Перельман, д-ра Гиту Глускину, госпожу Ирис Копферберг, урожденную Шапиро, госпожу Асю Кениц, урожденную Перельман, и господина Лейба Перельмана, которые передали нам семейные фотографии. Да благословит их всех Б-г!

И особенная признательность моему старшему брату Мордехаю и его жене Михле, живущим в Мельбурне, Австралия, которые щедрой рукой оплатили издание книги. Да поможет им Б-г и благословит их здоровьем и благополучием!

Да укрепит Б-г силы моего шурина, рава Хаима Гедалии Цимбалиста, главы раввинского суда Тель-Авива, который взял на себя основную работу по редактированию текста и расширил примечания. Благодаря его труду, книга стала более доступной для читателя. У моего шурина была и личная заинтересованность в издании книги, ведь он сам уроженец Минска и внук прославленного праведника, рава Иеошуа Гроднера (Цимбалиста), который был частым гостем и близким другом Гадоля.

И, наконец, приношу глубокую благодарность моей жене Михаль Померанц-Слоним, правнучке брата Гадоля, рава Биньямина Бишки. Она принимала самое деятельное участие на всех этапах издания книги и следила за своевременным печатанием рукописи.

Мы молимся, чтобы заслуги Гадоля из Минска защищали нас и наших детей и внуков - его потомков; чтобы мы и все потомки Гадоля удостоились увидеть детей и внуков, занимающихся Торой и заповедями в духе нашего прадеда.

Шломо Слоним, внук р.Шломо Перельмана, сына Гадоля из Минска.