Ноябрь 2017 / Кислев 5778

О книге и ее авторе

О книге и ее авторе

Рав Йерухам Йеуда Лейб Перельман (1835-1896) — Гадоль из Минска - был одним из наиболее прославленных мудрецов своего поколения, называемого “поколением мудрости”. История его жизни, написанная преданным другом Гадоля, его “правой рукой” равом Меиром Гальпериным, представлена на фоне ключевых событий эпохи.

Эта книга — уникальное сокровище еврейской биографической литературы. Прежде всего, в ней содержится живое описание личности Гадоля и главных событий его жизни - с детских лет и до последних дней. Кроме того, книга представляет огромную историческую ценность - ведь автор знакомит нас с выдающимися людьми и простыми евреями той эпохи, рассказывает о значении и роли раввината в дни, когда Тора властвовала на еврейской улице. Читатель окунется в жизнь еврейских общин Бриска (Бреста), Ковно (Каунаса), Селец, Пружан, Минска и других городов, побывает в домах учения, познакомится с еврейскими мудрецами той поры. Срез еврейской жизни Литвы дан в эпоху расцвета движения Мусар (См. главу ”Дом мусара”), с одной стороны, и первых успехов еврейских “просветителей”, пытающихся увести еврейскую молодежь с пути Торы, с другой.

На этом фоне возвышается образ героя книги, который, пребывая в самом центре общественной борьбы, только тогда испытывал полное удовлетворение и счастье, когда, отрешившись от мирских дел, оставался наедине с Талмудом и “пьянел” от крепкого вина Торы. “Что мне поделать, если душа моя жаждет Торы?!”- это изречение, принадлежащее одному из величайших мудрецов Талмуда Бен Азаю, часто срывалось с его уст.

А насколько поучительны беседы Гадоля с автором этой книги! В них приоткрывается дверь во внутренний мир великого ученого, все размышления которого проникнуты жаждой истины. Он был готов принять наставление даже от человека уступающего ему в мудрости и жизненном опыте, поблагодарить и, если необходимо, признать свое заблуждение. Сколько чистосердечия и величия души в его беседе о призвании раввина (“Беседа первая”. Обратите на нее внимание!).

Наряду со всем этим, в книге приведено множество оригинальнейших размышлений о путях изучения Торы, о раввинской деятельности, о хасидизме, о движении Мусар и многом другом, - размышлений, вышедших из уст Гадоля, и сохраненных автором этого жизнеописания.

* * *

Меир Гальперин, автор издаваемой книги, также был человеком незаурядным, и ему следовало бы посвятить отдельный рассказ. В сборнике Минск ир ваэм (Тель-Авив, 1975) его имя многократно упоминается в различных статьях. Приведем отрывок о нем из статьи Ноаха Шапиро (сына Рава из Ковно):

“...Он начал свою деятельность в Пружанах учителем в доме местного раввина, который впоследствии прославился под именем Гадоль из Минска. Вместе с семьей раввина он переехал в Минск.

Меир Гальперин был человеком сдержанным, деликатным, немногословным, привыкшим обдумывать каждое свое слово; он уважительно относился к людям и ни с кем не ссорился. Он был праведен и благочестив, очень эрудирован, отличался феноменальной памятью, но при этом был крайне скромен и не желал ничем выделяться. В Минске он занимался продажей религиозных книг и круг его покупателей состоял из знатоков Торы, живших в самом Минске и в окрестных городках и местечках. Реб Меир знал не только место каждой книги на полке своего магазина, но и ее содержание и значение, так что он одновременно служил своим покупателям справочником и живой энциклопедией. Он был близорук, но не проходило минуты, чтобы он не заглядывал в книгу, поднося ее к самым глазам. Позже он передан свои торговые дела зятю, Михлу Рабиновичу.

Реб Меир скончался в Минске 24 нисана 5683 (1923) года” (Указ.соч.с.524).

О редком благочестии Меира Гальперина свидетельствует рассказ, услышанный нами от членов его семьи. Напротив его книжной лавки помещалась маленькая булочная, принадлежащая некой бедной вдове. Реб Меир был ее постоянным покупателем и этим стремился поддержать ее. Позже она перенесла свою булочную в другое место, на расстояние часа ходьбы, но он продолжал покупать хлеб именно у нее, проходя весь путь пешком. “Надо дать заработать бедной вдове”, - говорил он.

Читая книгу р.Меира, мы многое узнаем и о нем самом: мы можем составить представление о его мудрости, душевной зрелости, эрудиции и глубоком знании Танаха, Талмуда и мидрашей, о его писательском таланте и даре стилиста, о его способностях педагога, проявившихся, когда он стал учителем в доме Гадоля (См. главу “Раввин в Пружанах”). Из этой книги мы также узнаем о его мировоззрении, его удивительной преданности Торе и ее великим служителям (См. главу “Зачем нужны праведники”) и о многом-многом другом.

Надо отметить, что р.Меир Гальперин оставил после себя богатое рукописное наследие, включающее исследования и заметки, посвященные Торе и еврейским обычаям. Михл Рабинович упоминает некоторые из них в предисловии ко второму изданию книги Меира Гальперина Анутрикон, асиманим вэакинуим (Иерусалим, 1930), а также в примечаниях к издаваемой нами книге (См. прим. к гл.”Раввин в Пружанах” и “Черты характера”). Часть его сочинений передана в Отдел рукописей Национальной библиотеки в Иерусалиме, часть, по видимому, пропала. Из всего наследия Меира Гальперина издана только уже упомянутая книга Анутрикон... И вот теперь выходит в свет его вторая книга, призванная стать памятником Гадолю из Минска и, в то же время, своему автору — раву Меиру Гальперину.

Рав Хаим Гедалия Цимбалист