Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Стрелец - месяц Кислев

Стрелец — месяц кислев

Кешет (лук) — еврейское название знака Сагиттариус, Стрелец. В начале месяца кислее на небе появляется созвездие, напоминающее своей формой лук. Мидраш считает сутью этого знака стрелу, пущенную к небу, он символизирует восходящий полет, подъем после упадка, обусловленного предыдущим знаком, Скорпионом (Танхума, Гаазину, 1). Вот слова рабейну Бехайе:

После наказания в гехиноме (чистилище), душа может взмыть оттуда ввысь, как стрела из лука. Вот почему вслед за знаком Скорпиона идет Стрелец. На это указывают слова наших мудрецов: “Они нисходят в гехином, крича и плача... и поднимаются” (Рош га-Шана, 166 и Раши).

Астрологи, согласно описанию в Цеда ле-дерех, говорят о силе и решительности этого знака:

Стрелец (Кешет) — огненный знак, мужской, дневной и разрушающий растительную и животную жизнь. Начало у него влажное и холодное, как снег. Середина смешанная, а конец теплый. Он имеет власть над людьми, птицами, наземными животными и насекомыми.

Дети, рожденные в этом месяце, очень сообразительны. Они летят стремительно, как стрела из лука, и не удовлетворяются, пока не достигнут высокого положения в обществе. Некоторые становятся торговцами, другие судьями, достигая высокого положения в царском суде.

Астрологи говорят об успехе благодаря помощи звезд и не указывают точной цели и средств достижения успеха: мудрость или хитрость. Однако честолюбие характерно для всех, кто родился под этим знаком.

Ханука — главное событие месяца кислее. Этот праздник отмечает победу евреев, обладающих мудростью Торы, над греческой философией, до сих пор продолжающей оказывать влияние на западный мир. Величайший греческий философ Аристотель создал новую философскую систему, основанную на анализе фактов и логических умозаключениях. На этих принципах базируется и современное понимание общества, природы и человека. Чтобы разобраться в этой сложной теме, мы разделим обсуждение на три части:

1.    Стрельба из лука в Торе.

2.    Лук иудаизма в сражении с греческим мышлением.

3.    Вера в жизнь после смерти (которую отрицает греческое мышление).

Стрельба из лука в Торе. Иосеф и его братья

Намек на знак Стрельца заключен в благословении, которое перед смертью Яаков дал своему сыну Йосефу (Берешит, 49:24):

Но был крепок лук его и сильны его руки, ибо поддерживал его Владыка Яакова: поэтому он стал Пастухом, Твердыней Яакова.

Яаков одарил Йосефа крепостью лука, возможностью влиять на людей, близких и дальних, в настоящем и будущем. Мы не раз вспоминали мидраш об Амане, который изучил все знаки зодиака, чтобы выбрать лучшее время для уничтожения Народа Израиля (Эстер раба, 7:11). Когда он увидел, что о знаке Стрельца сказано “крепок лук его”, он понял, что Йосеф наделен силой этого зодиакального созвездия, и для сведения счетов с евреями следует поискать другой месяц.

Итак, обратим внимание на Йосефа и его братьев, на это “братство”, которое сделало его рабом в Египте. Его продажа в рабство вызвана рядом причин, которые следует объяснить. В конце книги Берешит (главы 49-50) рассказывается, как Яаков заболел и понял, что пришла пора отправляться в лучший мир. Он созвал всех сыновей и каждому из двенадцати дал особое благословение, что определило их путь и будущее их потомков.

Возглавить будущее царство в соответствии с его благословением должен был Йегуда, что и произошло. Дом Давида, потомка Йегуды, стал правящей династией еврейского царства. Леви был назначен учителем (Рош йешива, по определению Рамбама). Из его потомков вышел Моше, благодаря которому еврейский народ получил Закон и Учение — Тору. А брат Моше, Агарон, стал родоначальником всех священников, которые служили в Храме и учили народ.

Яаков указал каждому колену его роль в едином народе (Берешит, 49:28): “Все эти — двенадцать колен Израиля, и вот как их благословил их отец”. “Каждое благословил особым благословением”. Так определялось будущее нашего народа.

Благословение Йосефа — сохранять красоту, отличавшую его еще до того, как он стал вторым человеком после фараона (Берешит, 39:6). Яаков вспомнил вражду, которая привела к продаже Йосефа в Египет. Там, в Египте, Потифар, министр фараона, заключил Йосефа в темницу по ложному обвинению. Но “лук Йосефа оставался крепким” — он не потерял присутствия духа и втайне хранил верность Торе, пока не исполнились его пророческие сны (эти и последующие объяснения приводит Раши в комментарии к Берешит, 49:24).

Йосеф, находясь на чужбине, не изменил вере отцов. Он сохранял свойственные ему скромность и целомудрие даже в одиночестве, соблазняемый и принуждаемый расстаться с чистотой. Вот почему он удостоился стать правителем Египта. Такова сила стрелы, разящей издалека, на которую намекает Тора. Этот путь начался в сновидениях Йосефа и продолжился в египетской тюрьме, до тех пор, пока волею обстоятельств он не оказался на египетском троне.

Благословение Йосефу отражает ход его жизни (Берешит, 37:49). Почему Йосеф был продан в рабство? Он был первенцем Рахели, возлюбленной Яакова, на которой он с самого начала хотел жениться и ради которой, как известно, работал семь лет на Лавана.

В разделе, посвященном Скорпиону, мы убедились, что обе праматери нашего народа стали нашими заступницами в разных ситуациях. Сила Леи проявляется, когда Откровение скрыто в творении. Во время изгнания, разрушения и несчастья народ Израиля обращается к Лее, которая дает ему силу противостоять испытаниям и хранить путь истины в мире лжи и насилия.

Но есть периоды величия и изобилия, когда приходят времена миловидной Рахели, и тогда власть Творца очевидна для всех, как это было во времена Йегошуа и царя Шауля, когда Израиль жил в мире на своей земле. Такой была и эпоха Первого Храма. Период Леи наступает после его разрушения.

Сам народ после этого переживает драматические изменения. События Мегилы (Свитка Эстер) происходят после разрушения Первого Храма. В этой книге наш народ называется “евреи” (йегудим), по названию колена Йегуды, сына Леи. А прежде его обычно называли Эфраим, по имени внука Рахели. Это имя отражает совершенство, которое Яаков вдохнул в народ Израиля, и это совершенство связано с Йосефом, отцом Эфраима.

Продажа Йосефа, первенца Рахели, вызывает недоумение. Неслыханное дело: братья продали брата в рабство чужому народу?! А как объяснить все происшедшее в доме министра Поти-фара (его жена обвинила Йосефа в том, что он якобы хотел совершить над ней насилие)? Чтобы ответить на эти вопросы, нам, прежде всего, нужно понять, что цель продажи Йосефа в рабство — не простое разрешение семейных конфликтов. Этот эпизод раскрывает природу еврейского существования в течение нашей истории, демонстрирует и силу выстрела из лука, и цель выпущенной стрелы.

Яаков — отец народа, который показал, как можно в деталях повседневного существования воплощать волю Творца. В материальном мире люди интересуются только частностями обыденной жизни. Но Яаков преодолел рутину: благодаря прямоте своего ума и сознанию присутствия Бога он смог превозмочь все трудности на своем пути. Ему угрожал брат Эсав, его не любил тесть Лаван. И все-таки Яаков создал семью, и двенадцать его сыновей стали родоначальниками колен Израиля. Это было первым этапом созидания еврейского народа.

Эсав, брат-злодей, и обманщик Лаван хотели помешать появлению нового народа. Эсав стремился убить Яакова, а Лаван не хотел отдавать ему в жены своих дочерей, по крайней мере Ра-хель, в которой Яаков чувствовал способность стать опорой его дома и народа. По иронии судьбы (или, вернее, по воле Провидения), Лаван выполнил важную функцию: помог построить дом Яакова; таким образом, ложь проложила дорогу правде.

Праматерь Лея играет особую роль в периоды изгнания. А Эсав, желавший убить брата, символизирует всех последующих врагов нашего народа. Отношение Яакова к козням его брата научило наш народ, как разрушать козни злоумышленников, стремящихся нас погубить. Доказательство действенности этой школы жизни — выживание еврейского народа.

Яаков и его сыновья помогли людям осознать Божественное Присутствие на земле. “Истина — удел Яакова”, а на его сыновей возложена реализация этих принципов. Так рождается новая проблема, которая до сих пор не привлекала нашего внимания. Пока Божественная реальность не была известна миру, не нужно было заботиться о передаче этого знания будущим поколениям. Но когда Аврагам и Ицхак заложили фундамент, на котором Яаков основал свой дом, возникла необходимость гарантировать дальнейшую передачу традиции без изменений и при любых обстоятельствах.

Истории известно много нашумевших идей, которые совершенно исчезли из-за отсутствия преемственности. Например, теория коммунизма, политическое воплощение того, что казалось благородным идеалом. Коммунисты устроили революционный переворот и больше семидесяти лет владели огромной и мощной империей, которая впоследствии словно растворилась в воздухе. Предполагалось, что коммунистические идеи приведут к единению народов. Потеря преемственности — одна из важных причин развала Советского Союза. Эта империя, возникшая из “голой” идеи, перестала функционировать, а коммунизм был сдан в архив.

Еврейский народ живет в мире гнетущего одиночества, сосредоточенном на самом себе и отринувшем духовное содержание. Некогда праотец Яаков один воплощал все грани еврейского самосознания. Когда возникла семья, ему пришлось бороться против материального мира. Он выстраивал собственную реальность, и учил детей, как жить дальше. Сыновья Яакова несли ответственность за продолжение начертанного им пути. Это не вопрос выбора, не частное дело. В отличие от тех, кто думает только о собственных планах, его потомки обязаны следовать по Божественному пути своих праотцев: Аврагама, Ицхака, Яакова.

Смерть Яакова могла привести к смятению в большой семье: кто станет его преемником? Как продолжать? Каким методом из многих, указанных Яаковом, следует пользоваться? Куда идти нам, его потомкам? Леви — глава академии, Иегуда — царь... все хорошо, но кто станет стрелой, лидером, который направит народ как единое целое на воплощение поставленных перед ним задач?

Тора указывает на Йосефа. Истории Яакова и Йосефа неразрывно связаны, потому что Йо-сеф был первенцем Рахели, матери народа в период его расцвета. На это намекает Тора: “Вот родословие Яакова — Йосеф” (Берешит, 37:2).

Сам Йосеф хорошо понимал миссию, возложенную на него Божественным Провидением. Он должен был не решить для последующих поколений частную задачу, подобно его братьям, предназначенным стать наставниками, царями, торговцами или воинами, но воплотить свойственное Рахели совершенство, объединить народ и создать такую структуру жизни, в которой народ сможет сохраниться в течение всей истории.

Все это заключено в его имени. Когда Рахель родила его, она сказала:

Бог забрал (асаф) мой стыд. И назвала его Йосеф, и сказала: “Мой Бог добавит (Йо-сеф) мне еще сына” (Берешит, 30:23-24).

Имя “Йосеф” обозначает собирание и удаление, продолжение и добавление. Отсутствие позора означает прекращение бесплодия Рахели, которое препятствовало ее совершенству. Рахель, мать Йосефа, символ совершенства, выражает присущую ей красоту и целостность через своего сына.

Раши включает в свой комментарий странные слова мидраша:

Пока у женщины нет сына, некого ей обвинять в своих грехах. А когда он родится, может обвинить его: “Кто разбил посуду?” — “Твой сын”. — “Кто съел инжир?” — “Твой сын”.

Здесь Раши не предлагает панацею для решения домашних проблем: разбитой чашки или съеденного инжира. Он объясняет суть задачи, возложенной на Йосефа. Когда нет сына, наследника, продолжателя, жена не только отвечает за разбитую чашку, она сама — в ее бесплодии — рассматривается как разбитая чашка. А когда она становится матерью, это обвинение не имеет к ней отношения.

Конечно, мидраш не учит тому, что гнев следует направлять на ребенка вместо матери. Но сын обладает способностью воплощения прежде не воплощенного, соединения частей “разбитого сосуда”.

Более глубокое изучение этой темы покажет, что эти осколки будут собираться еще очень долго. Ничто не “сломано” окончательно, ничто не потеряно! Разбитая чашка только кажется разбитой. Но даже если так, сын, в котором нет изъяна, сын, который достиг совершенства, собирает осколки чашки, куда бы они ни упали, и соединяет их, чтобы не было позора. Такова историческая функция Йосефа. Он собирает и складывает все “рассыпанные части”, так что чашка вновь оказывается целой и полной инжира! Он объединяет вокруг себя весь еврейский народ и направляет его по указанному пути.

Яаков очень любил Йосефа и выделил его среди братьев, подарив ему особую одежду. Но как сказано в Талмуде (Шабат, 106): “Нужно быть внимательным и не оказывать предпочтения ни одному из детей, даже в самых малых деталях”. И Яаков это прекрасно понимал, осознавая вместе с тем, что Йосеф способен исполнить особую задачу — объединить всех разрозненных членов семьи, весь еврейский народ, и возглавить его.

Мудрецы отмечают, что внешне Йосеф был очень похож на отца. Нет сомнения, что это следует понимать и буквально, и в переносном смысле: Йосеф был продолжением Яакова, он стал преемником духовного учения отца. Во внутреннем облике Йосефа можно было узнать, увидеть Яакова.

Но Йосеф был и сыном Рахели. Это дало ему возможность объединить вокруг себя еврейский народ и передать будущим поколениям свет ее совершенства. Его миссией стало — доказать, что после всех испытаний сосуд не разбит, но цел. И в этом источник Избавления: даже если кажется очевидным, что еврейский народ распался на части, он продолжает существовать и становится все сильнее, несмотря на все трудности. Совершенство сохраняется в потенциале, чтобы реализоваться вполне, когда наступит окончательное Избавление, на радость матерям, Рахели и Лее. Все вернется к совершенству. И снова: сосуд не разбит. И никогда не разбивался. Не потерян ни один инжир — все они остаются в сосуде!

Тора раскрывает нам особенности духовного уровня Йосефа. У него было два сна. В первом он видел, как его снопу кланяются одиннадцать других снопов, а во втором сне ему кланялись одиннадцать звезд и луна. Братья истолковали эти сны как стремление Йосефа властвовать над ними и подчинять, властвовать даже над их отцом, чего они не могли понять и простить.

Мидраш подробно объясняет поведение братьев. Поскольку у Йосефа был особый взгляд на многие галахические (законодательные) проблемы, который значительно отличался от взглядов братьев, то некоторые явления, выглядевшие в глазах Йосефа нарушением Закона, не казались запретными братьям; вот почему они обвинили Йосефа в том, что он их преследует (родеф), стремясь таким образом лишить его в глазах отца права быть частью народа Израиля.

Согласно еврейскому закону, разрешается спасти преследуемого от смерти ценой жизни преследователя. Это подробно рассматривается в комментариях к Берешит, 37. Поэтому братья, уверенные, что Йосефа на основании Закона можно считать преследователем, решили бросить его в яму.

Они осознавали, что Йосеф претендует на совершенный духовный уровень и что это позволит ему создать некие “рамки” для объединения в будущем всего народа. Но также знали, что можно не верить таким заявлениям, не принимать мечты за действительность. Рассмотрев эту ситуацию, братья пришли к выводу, что Йосеф заслуживает смертной казни.

Бросив Йосефа в яму, братья решили проверить его полномочия. Они рассуждали так: если он пострадает от змей, обитающих в яме, значит, он лжец, потому что такому праведнику, каким он себя воображает, ядовитые змеи не страшны. А если они ему ничего не сделают, то ситуацию нужно расследовать дальше. Змеи не причинили Йосефу вреда. Это обязывало братьев вернуться к размышлению и искать иное решение. И они решили подвергнуть брата совершенно беспрецедентному испытанию.

Если человек достиг совершенства, никакие обстоятельства не заставят его согнуться. По закону Египта, раб никогда не покидал страну. Поэтому Йегуда сказал: “Зачем убивать нашего брата?” (Берешит, 37:26). Если брат действительно достиг совершенства, ему не помешает и закон Египта. Если мы продадим Йосефа в Египет и он там сохранит свою праведность, значит, и сны его — правда, и он осуществит свои мечты быть светочем для всего народа. Тогда все и поклонятся ему (Берешит, 37:27). А если ему причинят вред, станет ясно, что он лжец и деспот, незаконно претендующий на власть над еврейским народом, и ему по закону полагается смерть. Вот почему продажа в рабство будет для Йосефа самым верным испытанием.

Это и было подоплекой продажи Йосефа в Египет и предисловием к приобретению начальником стражи фараона, Потифаром, сына Яакова, Йосефа.

Йосеф и жена Потифара. Отказ от смешанных браков

Когда Йосефа привели к Потифару, тот не мог не заметить, что новый слуга приносит благословение всему его дому, и по этой причине назначил его управляющим. И жена Потифара обратила на него внимание, но по другой причине: Йосеф был очень красив; много раз она пыталась его соблазнить, однако безрезультатно. И в день языческого праздника, как об этом рассказывает мидраш, когда никого не было в доме, она решила привлечь Йосефа силой. Но он вырвался, лишь плащ его остался у нее в руках.

Муж вернулся домой, и она рассказала ему вымышленную историю:

Раб-еврей... пришел ко мне, чтобы лечь со мной. Но я закричала, и он, бросив свой плащ, убежал (Берешит, 39:16-17).

По закону, Йосеф был осужден на пожизненное заключение за попытку изнасиловать жену царедворца. Кроме того, египетский закон предусматривал, что помиловать тех, кто посягал на правящих персон, мог только сам фараон.

Йосеф сидел в темнице. Какая надежда могла быть у раба, который посягнул на честь жены высокопоставленной особы? Пути к царю Египта, фараону, были закрыты.

Пришло время настоящего испытания Йосефа. Если он действительно совершенен, то должен суметь осветить кромешную тьму. Но если его претензии на духовное совершенство необоснованны, он должен в темнице и умереть.

Бог видит Своих слуг, где бы они ни были, даже во мраке тюрьмы. Условия содержания Йосефа в подземелье описывает псалом:

И они терзали его ноги и душу железом (Тегилим, 105:18).

Согласно комментарию Раши, он мог отдыхать в тюрьме только с поднятой головой, потому что под его подбородком поместили железный стержень, который впивался в него, как только он опускал голову. Эта темница была настоящей ямой (бор на иврите значит и “яма”, и “тюрьма”). Свет и пища поступали сверху через маленькое отверстие. Так он должен был провести всю оставшуюся жизнь.

В сумраке тюрьмы также находились бывший придворный пекарь и виночерпий фараона. Они провинились перед своим господином, и их посадили в тюрьму. Один из них, виночерпий, подал фараону чашу, в которую попала муха, а второй, пекарь, протянул фараону хлеб, в котором оказался камешек. Так они встретились с Йосефом, который к тому времени был назначен управляющим тюрьмы, потому что и на тюрьму снизошла благодать, даруемая Йосефом всякому месту, где он находился.

Однажды ночью обоим высокопоставленным заключенным приснились вещие сны об их будущей судьбе, смысл которых они не могли понять. Сны были рассказаны Йосефу, и он дал им верное истолкование: виночерпия вернули на прежнее место к царю, а начальника пекарей повесили (Берешит, 40).

Прошло два года, и фараон тоже увидел непонятные и требующие толкования сны. В первом сне семь тучных коров вышли из Нила, после чего появились семь худых коров и сожрали тучных, но от этого не потолстели.

А во втором сне он увидел семь тучных и семь тощих колосьев у Нила. И снова семь тощих поглотили семь тучных и не изменили своего вида.

Фараон спросил всех своих магов, астрологов и советников, но никто не мог дать убедительный ответ. Все говорили только о личных делах фараона (например, что сон касается его дочери), а он понимал: Нил, источник благосостояния государства, намекает на то, что его сон касается судьбы всей страны.

И тут виночерпий вспомнил молодого раба-еврея из темницы. Фараон велел его привести и рассказал ему свой сон. И когда Йосеф разъяснил ему смысл сна и посоветовал действия, которые необходимо предпринять в масштабах всей страны, — фараон назначил его управляющим государством, что, прежде всего, означало немедленное освобождение Йосефа. Так фараон подтвердил совершенство Йосефа. Ни тяжкие условия, ни ложные обвинения не смогли сломить сына Яакова и причинить ему вред.

Сны предупреждали фараона о засухе и голоде, которые должны были вскоре наступить. Но благодаря Йосефу он хорошо подготовился к предстоящим событиям, собрав в годы изобилия (годы “тучных коров и колосьев”) запасы зерна на предстоящие годы неурожая. Эта идея получила благословение свыше, и зерно в государственных хранилищах не испортилось. Но в других местах, в том числе в Кнаане, сохранить пшеницу во время засухи не удалось. От голода начали страдать и семьи братьев Йосефа, и у них не оставалось другого выхода, кроме как пойти в Египет и купить зерно, получив на это разрешение от управляющего страны.

Йосеф сразу узнал своих братьев, но они его не узнали. Братья поклонились ему, и так исполнилось предсказанное во сне, приснившемся ему двадцать лет назад. Теперь любимому сыну Яакова стало ясно, что он действительно определяет судьбу Дома Яакова. Братья купили зерно для своих семей, еще не зная, что получают его от своего брата Йосефа.

Эта долгая история указывает на условия жизни, в которых будет жить еврейский народ, и на особенности национального духа. Продажа Йосефа была испытанием, которое подтвердило его совершенство, твердость и внутреннюю си

лу. В этом убедился и Яаков. Как и снилось Йо-сефу, Творец оказал ему помощь и извлек его из темницы Египта ради великого света его народа.

Придя в Египет, братья склонились перед правителем Египта, не узнавая Йосефа, и этот факт замкнул круг, в который входило и Божественное откровение, и сокрытие Божественной истины. В этом событии проявились способность евреев к выживанию, сила Йосефа и его совершенство. Так случается, что народ сплачивается вокруг некоего центра, даже не сознавая этого.

Крепок лук, и стрела летит далеко — через всю нашу историю, через все времена. Еврейский народ сосредоточен вокруг своего наследия, хотя осознать его ценность во всей полноте не может никто. Этот процесс продолжается из поколения в поколение.

Испытание Йосефа, связанное с женой По-тифара, учит нас значению стрельбы из лука. Еврейский народ хранит в чистоте свой источник. От брака с нееврейкой не рождаются евреи. Жена Потифара хотела не просто соблазнить красивого еврейского раба. Она стремилась разрушить “крепостную стену”, фундамент еврейского существования и зачать “еврейского” ребенка в лоне нееврейской матери. Это внесло бы изъян в непорочную семейную династию. Йосеф уклонялся от соблазна, показывая, что если еврейский мужчина заинтересован в еврейском потомстве, он должен жениться на женщине из своего народа. А если искушение продолжается, остается только бежать, что Йосеф и сделал (мы еще будем говорить о дополнительных смыслах этого испытания в разделе, посвященном Козерогу).

Эту идею символизирует также лук, о котором говорил Яаков в благословении Йосефу — лук, который дает силу еврейскому народу выживать в нееврейском окружении. В Египте Йосефу удалось сохранить чистоту и не утратить еврейское наследие. От него еврейский народ научился передавать из поколения в поколение свои традиции. Йосеф определил “рамки”, границы и суть еврейского существования. Честность, соблюдаемая даже тогда, когда никто не уличит в нечестности, честность с самим собой, верность заветам отцов, по-прежнему основывается на опыте Йосефа.

Во тьме египетской Йосеф явил пример доблести и сохранения нашего наследия, и пример этот помогал нам всегда. Раши имеет это в виду, разъясняя в своем комментарии высказывание Рахели: “Бог снял с меня позор”. Бесплодие сменилось совершенством, ведь Йосеф не позволит чашке разбиться и инжиру пропасть.

Сила Йосефа, имманентно присущая еврейскому народу, проходит новое испытание четырнадцать веков спустя, в месяц Стрельца, когда тьма эллинизма угрожает затмить свет еврейской традиции. Это предмет нашего разговора на следующих страницах.

Возникновение греческой мысли в мире представляет не только исторический интерес. Греческая империя была не просто одной из многих, которые появлялись, достигали расцвета и исчезали, греческие философы были не просто выдающимися ораторами в Гайд-парке истории.

Рассматриваемый феномен связан с самой сутью еврейской истории — прекращением эпохи пророчества в начале периода Второго Храма (350 г. до н.э.).

Еврейская победа над греческой культурой — событие с далеко идущими последствиями. Наш рассказ связан со многими моментами, которые частично уже рассматривались в предыдущих главах, мы еще будем обращаться к ним за пояснениями. Кроме того, для лучшего понимания мы разделили изложение на шесть разделов.

1.    Период пророков: Откровение и сокрытие.

2.    Подъем Греции: логика, театр, спорт.

3.    Война культур: атака на святые заповеди Израиля.

4.    Эллинизация евреев и война Маккавеев.

5.    Чудо, происшедшее с маслом — Ханука.

6.    Стрела поражает цель.

Период пророков: Откровение и сокрытие

В дни Первого Храма, когда еврейский народ жил в своей стране, было немало пророков. Тесная связь с Богом достигалась благодаря экстраординарному служению и выдающимся личностям. Были особые люди, с которыми говорил Творец и у которых учился народ, как это описано в Торе. Пророки наставляли людей в соблюдении Закона и в изучении Торы, ничего не добавляя от себя.

Пророки были живым свидетельством: Тора — от Бога и дана нам с Небес. На них лежала ответственность — передавать Тору из поколения в поколение, от Откровения на горе Синай и далее, в вечность (о требованиях к пророкам можно узнать из раздела о знаке Близнецов).

Пророчество ясно показывало, что духовный мир существует вне видимого нами материального мира. Кроме того, в период Первого Храма продолжались явные чудеса. Например, в Йом Киппур в Храме собиралось так много людей, что им было тесно стоять, но, когда нужно было простереться на каменном полу, всем находилось место.

Храм был “исключением из правил”, в нем не действовали многие законы природы (мы об этом подробно говорили в главе о Льве). Здесь мы остановимся на результатах прекращения чудес.

Первый Храм был местом не только служения, но и Откровения. О различных периодах нашей истории говорится во многих источниках. Один из самых известных — первая мишна Пиркей Авот (“Поучений Отцов”), которая сообщает о передаче Устной Традиции:

Моше получил Тору на горе Синай и передал ее Йегошуа, Йегошуа — старейшинам, старейшины — пророкам, а пророки передали Мужам Великого Собрания (Сангедрину того времени).

Сангедрин (высший законодательный и судебный орган) заседал в период Второго Храма. Вначале он носил название Великого Собрания и его возглавлял Эзра Писец (его деятельность подробно рассматривается в главе о Козероге). Эзра и его соратники, пророки Хаггай и Захария, были последними пророками. Они сознавали, что живут в один из важнейших переходных моментов еврейской истории: с их смертью закончится эпоха явного Откровения Творца творению.

Это Откровение длилось почти тысячу лет и дало миру ясное понимание места материи в общей структуре творения. Бог общался с человечеством. Творец, Его управление миром и Божественное провидение были раскрыты миру. Материя подчинялась своему Создателю.

Но в конце эры пророков эта связь прервалась. Наступила совсем другая эпоха, и в новых условиях возникли иные идеи. Прекращение пророчества заново поставило вопросы о возникновении мира и Торы и об управлении миром. Теперь материальный мир мог заявить о своей независимости. Сначала был разрушен Первый Храм с его явными чудесами, а потом исчезли и выдающиеся люди, способные общаться с Творцом. Это привело к рождению новых направлений мысли, которые обрели законченность в трудах Аристотеля, чьими учителями были Сократ и Платон.

Подъем Греции: логика, театр, спорт

Конец эпохи Первого Храма совпадает с расцветом греческой философии. Эзра умер в 310 году до н.э., и в том же году Александр Македонский стал правителем Греции. Этот великий завоеватель был учеником Аристотеля.

До разрушения Первого Храма мир не признавал систем мысли, основанных на изолированных фактах. Но Аристотель провозгласил, что именно наблюдение является единственной основой для правильных выводов — “он отрицал все, что лично не мог воспринять” (Рамбан к Ваикра, 16:8). В то время такая позиция могла, к несчастью, вызвать всеобщий интерес. Пока в Храме происходили явные чудеса, глаза свидетельствовали о реальности сверхъестественного, но Второй Храм лишился этого Божественного благословения.

Аристотель считал главным в человеке интеллект, анализирующий факты материального мира. Человек может прийти к правильным выводам, только пользуясь строгими правилами формальной логики, основанными на причинно-следственной связи событий. Эти идеи чрезвычайно повлияли и на метафизику.

В отличие от своих предшественников, Аристотель преуспел в систематизации мышления, основанного на индукции и дедукции, анализе и синтезе. Мы уже цитировали Рамбана, который сказал об Аристотеле, что все непостижимое интеллекту он считал неистинным! Таким образом, логика определяла для него не только ясную и четкую картину существующей реальности, но и понятия истинного и ложного. Аристотель освободил ум человека от потребности искать и обретать духовное знание, которая до той поры было широко распространена среди народов мира.

Правление Александра, ученика Аристотеля, узаконило пренебрежение духовными мирами и той ответственностью, которую налагает духовная реальность. Механистическая парадигма западной мысли берет свое начало у Аристотеля. В результате такого подхода мир представляется подобным небоскребу без фундамента. Зачем нужен фундамент, если его нельзя увидеть?

“Объекты” (предметы наблюдения) в такой системе совершенно отделены от “субъектов”, наблюдателей. Они определяются своими внешними, эмпирическими свойствами, а их воздействие на наблюдателя фиксируется как “еще не выясненное”. Когда существуют только чувственные объекты, а мир управляется системой причин и следствий, личные отношения с Творцом становятся неуместными, нереальными, а Провидение воспринимается как иллюзия.

Александр Великий пропагандировал такое мировоззрение во всех завоеванных странах. Его завоевания были не только военными и политическими, но и культурными. Восприятие материи обретает особую значимость под воздействием эстетики театрального действа. В эллинистическом театральном представлении, на первый взгляд, главную роль играет человек, но место отношений между людьми занимают отношения человека к собственным поступкам. На сцене человек может заявить: “Теперь я другой!”. И, освобождаясь от моральной ответственности, он может радоваться воплощению любых своих идей и желаний.

В спорте для греков объектом поклонения стали физическая красота и сила. Они обрели самостоятельную ценность, независимую от реальности и ее нужд. В политической области

Греция вознесла хвалу демократии, с ее верой в то, что физическое присутствие уже дает человеку неотъемлемые политические права, в результате чего полностью обесценилась мудрость. Правота стала определяться просто количеством — “правом большинства”.

Война культур: атака на святые заповеди Израиля

Когда Александр создавал свою империю, взгляды его учителя Аристотеля распространялись беспрепятственно. Материя воспринималась как отражение самой себя. Для такого мировоззрения призыв к отказу от мирских радостей ради развития внутренних духовных качеств совершенно абсурден.

Еврейская традиция, основанная на преобразовании материального мира в соответствии с Божественной Волей, была неприемлема для эллинистической системы мышления. Греки выбрали четыре основных заповеди иудаизма — соблюдение субботы, обрезание, чистоту семьи и освящение нового месяца (Рош Ходеш) — и строго запретили их соблюдение.

Соблюдение субботы свидетельствует о том, что мир не функционирует автоматически, по собственным законам. Творец создал его и управляет им по Своей воле. Само слово “автоматический” происходит от греческого слова аутомов — “автономный”. Оно предполагает случайную, бесцельную деятельность, которая происходит сама собой. По мнению греков, мир неизменен, он всегда был таким, таким и останется. Поэтому они запретили соблюдение Субботы, чтобы стереть память о Творце мира.

Обрезание было запрещено, потому что оно было знаком союза с Творцом на самой плоти человека. С точки зрения греков, обрезание наносило ущерб телу, совершенству которого они поклонялись, прославляя физическую красоту. Поэтому обрезание было поставлено вне закона.

Законы семейной чистоты, по их мнению, противоречили здравому смыслу. С точки зрения греков, физическое удовольствие самоценно, и не зависит от его духовного содержания. Поэтому они считали необходимым запретить соблюдение семейной чистоты. Также было запрещено провозглашение новомесячия бейт дином (раввинским судом) в Иерусалиме на основании свидетельских показаний. Зависимость фаз луны — материального, физического объекта — от решений судейской коллегии еврейских мудрецов представлялась греческой философии совершенным абсурдом. В этом причина запрета.

Во всех этих случаях обнаруживается, что греческая мысль отвергала само мировоззрение Торы. Тора требует внести в жизнь духовное измерение, а в материальный мир — Божественную мудрость. Задача человека — вознести физический мир до уровня духа, преобразить его в орудие Божественного служения. Греки, в лице Аристотеля и его последователей, воспринимали факты как данность, безо всякой подоплеки и цели. Материальную реальность, считали они, не нужно преобразовывать, она и так совершенна. Духовное измерение излишне. Страх перед перспективой духовного преображения мира побудил их запретить изучение Торы, ибо Тора, особенно Устный Закон, учит приоритету духовного мира над материальными ценностями. Греки хотели отодвинуть эту идею куда-нибудь на задворки истории.

Материалистическая философия Аристотеля исходит из того, что мир существовал всегда, без всякой Первопричины. Мы уже показали в главе о знаке Девы, что эмпирические, наблюдаемые, экспериментально проверенные факты и формальная логика ведут только к таким результатам (см. Кузари, 1:65). Когда Бог скрыл Свое присутствие в мире, взгляды Аристотеля смогли утвердиться, игнорируя взаимосвязь Творца и творения и, главное, вытекающие из этого человеческие обязательства.

Легко верить, что мир вечен и не имеет Творца, а человек вправе следовать собственным побуждениям. История показала, до какого “гуманизма” может довести человечество такая идеология.

Эллинизация евреев и война Маккавеев

Греческий подход в значительной мере определил историю человечества и продолжает по-прежнему питать западную культуру. Его популярность в древнем мире подействовала и на евреев. Многие захотели примкнуть к господствующей идеологии и развивать культуру тела. Они отвернулись от еврейской традиции, согласно которой дух главенствует над материей. Еврейский правящий класс приветствовал эллинизацию, поддерживая различные декреты, запрещающие соблюдение законов Торы, особенно Субботы. Не случайно сказано: “Не столько Израиль сохранял Субботу, сколько Суббота хранила Израиль”.

Мы уже упоминали, что греки запретили соблюдение законов семейной чистоты. А когда увидели, что евреи сопротивляются, издали еще более суровые указы. Каждая еврейская невеста должна была провести первую брачную ночь с греческим управляющим. Этот закон был прямым вызовом святости брака и семейного очага. Иными словами, это была “современная версия”, новая попытка осуществить то, что прежде не удалось жене Потифара в Египте!

Невыносимая для евреев ситуация побудила сынов священнической семьи Хасмонеев, прозванных Маккавеями, сохранявших верность традиции, восстать против правителей. Их боевым кличем были слова Моше, сказанные после греха Золотого Тельца: “Кто за Бога, ко мне!”. Несмотря на малочисленность и военную слабость защитников Торы, они подняли восстание против угнетателей и в результате длительной войны изгнали их с Земли Израиля. Эту победу духа над материей символизирует чудо Хануки.

Когда Храм был освобожден, очищен и освящен, Маккавеи создали структуру политического правления, которая просуществовала почти двести лет, пока римляне не разрушили Второй Храм.

Чудо, происшедшее с маслом — Ханука

Иерусалимский Храм был одной из главных мишеней эллинистов. Его внешняя красота не являлась самоцелью. Тора заповедала соединить соблюдение заповедей с восхищением красотой. Поэтому покровы святынь и свитков Торы, места служения и молитв были удивительно красивы. Храмовый светильник — менора, жертвенник и Стол приношения были сделаны из чистого золота, и греки их воспринимали как произведения искусства.

Согласно их взглядам, храмовую утварь следовало сохранить, потому что она обладала художественной ценностью. Но при этом они хотели осквернить ее в глазах евреев, нанеся сосудам незначительные повреждения. Примкнувшие к ним эллинизированные евреи научили их, что, если человек в состоянии ритуальной нечистоты дотронется до святых предметов, находящихся в Храме, они станут непригодными для служения Богу.

В конце войны Маккавеи узнали, что Храм осквернен, и стали готовиться к его освящению. В частности, им нужно было подготовить семисвечник — менору. В светильнике постоянно должно было гореть чистое оливковое масло, выжатое специально для этой цели. В Храме было особое хранилище этого масла, но греки его намеренно осквернили.

Неожиданно Маккавеи нашли в земле небольшой сосуд с маслом; как свидетельствовало его местонахождение, его просто не заметили. Сосуд был запечатан печатью первосвященника. Это гарантировало его ритуальную чистоту. Масла в нем было всего на один день, но Творец сделал чудо, и масло горело восемь дней и ночей.

Чудо, происшедшее с маслом, началось двадцать пятого кислева и продолжалось до второго тевета - этого времени хватило, чтобы изготовить новую порцию чистого масла.

В чем было особое значение этого события? Масло нарушило естественный порядок вещей и горело восемь дней вместо одного. Явное чудо!

В месяце под знаком Стрельца стрела поразила идею тотальной материальности мира. Оказалось, что в мире властвует не материя, как утверждали греки после прекращения эпохи пророчеств, — миром управляет воля Бога, даже если теперь это управление скрыто, в отличие от времен Первого Храма.

Мудрецы того поколения увидели в чуде с маслом знак Небес. Снова обнаружилось, что власть материи ограничена. Владыка мира, определивший, что такое количество масло должно сгорать за одну ночь, решил в данном случае иначе, и масло горело восемь дней. Оказалось, сама материя обладает Божественным потенциалом, который реализовался в этом событии, как и в чудесной победе Маккавеев над греками. Для мудрецов это свидетельствовало о торжестве духа над материальным миром.

Чтобы урок не забылся, они постановили праздновать все восемь дней, размышляя о истинной сути мироздания. С тех пор во всех странах своего проживания евреи зажигали светильник с восьмью свечами, добавляя каждый день по свече, и ставили его у входа в свои дома, чтобы оповестить о чуде всех окружающих.

Апофеоз праздника Ханука (слово это означает “освящение”) — оповещение о чуде, свершившемся при вторичном освящении Храма. К молитвам этих дней добавляется особая благодарственная молитва, Галлель (Тегилим, 112-118), которую читают только в праздники.

Стрела поражает цель

Исход из Египта и война против эллинизаторов отстоят друг от друга примерно на тысячу четыреста лет. Но это две стороны одной медали: в Египте, как и в Греции, были распространены материалистические взгляды.

Чтобы узнать силу Стрельца, Йосеф спустился в Египет, землю, материальность которой символизирует источник ее изобилия, полноводный Нил. Стрелец — Владыка вселенной, Он меняет местами причину и следствие, чтобы показать: из глубин темницы, где томился несправедливо обвиненный Йосеф, стрела попадет прямо в фараона, царя Египта.

Все это не “естественные” события. Нельзя ожидать, что раб-еврей, осужденный за покушение на честь египетского вельможи, выберется из тюрьмы и станет вторым человеком в государстве, фактическим правителем Египта! Йосеф вознесся подобно стреле, пущенной из лука. Он достиг истинного величия и тем доказал, что является настоящим руководителем своего народа. Йосеф позаботился о безопасности еврейского народа и будет заботиться о его благополучии в любых обстоятельствах. Тора иллюстрирует эту идею рассказом о создании запасов в тучные годы, поддержке людей в голодное время.

В этом секрет выживания Израиля в темные, драматические периоды жизни. Соблюдение Торы при всех обстоятельствах, даже в условиях гонений, — единственная гарантия вечного существования. Яаков благословил Йосефа, чтобы его сила продолжалась во всех поколениях: "Но лук его оставался крепким” (Берешит, 49:24).

Раши объясняет, что выражение “оставался крепким” означает исполнение снов Йосефа благодаря тому, что он, по словам Онкелоса, “тайно соблюдал Закон”. Когда сила продолжает действовать и в сокрытии, стрела летит прямо в цель. Йосеф — пример силы Стрельца.

В столкновении с Грецией стрела поразила и другую цель. С момента продажи Йосефа прошло около тысячи ста лет. И через пятьдесят два года после разрушения Первого Храма Аман решил полностью уничтожить наш народ. Он исследовал все месяцы года, выбирая, когда лучше осуществить злодейские планы.

Месяц кислее связан с Йосефом. Стрелец может посылать свои стрелы далеко, и Аман решил, что в этом месяце с евреями лучше не связываться. Йосеф был продан в Египет, чтобы показать: тот, кто соблюдает традицию отцов и не поддается искушениям, не упадет. Его стрела достигнет цели.

Сила Йосефа, способного объединить народ, несмотря на неблагоприятные обстоятельства, независимо от откровения, — это секрет выживания евреев в долгом изгнании среди других народов.

Но Аману не удалось избежать стрелы, выпущенной из лука! Когда он все-таки издал указ об уничтожении евреев в адаре, народ собрался вместе для молитвы, всем сердцем и всей душой утверждая свою любовь к Торе. Еврей Мордехай, мудрец, возглавивший беспрецедентную операцию по спасению еврейского народа, был потомком Рахели, правнуком Биньямина, младшего брата Йосефа: из лука вылетела стрела верности Богу — и поразила врага.

Иерархически организованная греческая культура, ставящая во главу угла человеческое стремление к главенству, упирает на главенство материи над духом, интеллекта над верой. Через двести лет после указа Амана греки попытались (и почти преуспели) ограничить созидательные усилия человека исключительно материальной сферой. Но стрела, которую пустил в Египте Йосеф, поразила и их. Греки знали о трепетном отношении еврейского народа к Торе и стремились поразить самые чувствительные струны еврейской души. Осквернение дочерей Израиля символизировало возвращение к тьме Египта, в котором подобные законы были нормой.

Но и тут помогла способность Йосефа объединять народ (Шир Гаширим раба, 4:12). Провидение явило свою силу, даровав людям настоящее чудо в тот момент, когда Маккавеи очищали Храм.

С того времени и навсегда каждому еврею открылось, что Греция является символом тьмы, нависшей над миром, стремящейся лишить его духовного содержания. Название месяца, в который произошло это событие — кислее — можно прочитать на иврите как кисуй ло — “его покрытие”. Покров может увидеть каждый, но не всякий поймет, что находится под ним. Рассказывая о происшедшем чуде, что является лейтмотивом Хануки, мы празднуем победу еврейского самосознания над греческой культурой.

Жизнь после смерти: логика и факт

Мидраш Танхума (Гаазину, I), который мы часто цитировали в этой книге, объясняет жизнь человека в связи со знаками зодиака. Стрелец пускает стрелу снизу — и она достигает высот. По пути она пронзает тьму и, преодолевая пределы смерти, достигает бессмертия. Вот что об этом говорит Мидраш:

Тот, кто продолжает бунтовать (не раскаивается, как описано в разделе, посвященном Весам), нисходит на более низкие уровни — как скорпион, ползающий по земле или брошенный в кусты. Но тот, кто раскаялся, подобно стреле из лука взмывает ввысь (Стрелец — знак кислева).

Концепция жизни после смерти не существует в системе Аристотеля, отрицающего Творца, загробный суд и посмертное воздаяние (см. Кузари, 1:1).

Мидраш продолжает:

Вот почему мы вспоминаем усопших в Изкор (поминальной молитве), чтобы они не возвращались в гехином, как сказано (Дварим, 21:8): “Искупи народ Свой Израиль” — это о живых; “и будут они прощены” — это о мертвых. Отсюда мы учим, что живые искупают мертвых... Наши мудрецы говорят, что тот, кто дает ради них милостыню, спасает их от адских мук и возносит ввысь — как стрелу из лука.

Повсеместно принят обычай читать по усопшим Изкор и раздавать деньги бедным. Об этом и говорит мидраш. Но почему он связывает этот обычай со знаком Стрельца?

Очевидно, сила Стрельца способна пронзить тьму смерти благодаря тому, что деньги, представляющие собой квинтэссенцию материи, жертвуются ради духовных целей. Таким образом, Тора придает смерти иное значение. Это не финал, бессмысленный и безнадежный, а лишь остановка на пути к совершенству. Могила — врата в вечный мир. На это указывает само слово “могила”, на иврите קבר (кевер). Если изменить порядок букв, получаются два других слова: רקב (рекев — “разложение”) или בקר (бокер — “утро”). Аналогично, и слово חמר (хомер — “материя”), если изменить порядок букв, образует слово מחר (махар — “завтра”).

Поскольку есть духовный мир, который предшествует материальному, мы видим, что физическое бытие — только часть сложной системы. Человеческая жизнь в материальном мире отражает источник, из которого мир происходит. Когда человек освобождается от оков телесности, последнее слово в его жизни еще не сказано, он продолжается в своих детях. Это продолжение значительнее, чем присвоение имени покойного зданию или организации, хотя и в этом случае ощутимо стремление продлить жизнь после смерти.

Представление о вечной жизни, которая достижима посредством исполнения заповедей и добрых дел в этом мире, невозможно без веры в существование жизни после смерти. Талмуд не раз обращается к этой теме, и эта идея не случайно связана с событиями месяца Стрельца.

Борьба между Израилем и Грецией, победу в которой мы отмечаем в дни Хануки, в западной традиции принято называть Маккавейской войной. Как мы уже говорили, это была война двух антагонистических мировоззрений. Позиция греков сводилась к тому, что не существует ничего, кроме доступных логике, очевидных фактов. Они утверждали, что у материи нет сверхъестественного, духовного измерения, а Божественность не заслуживает даже обсуждения.

Согласно Торе, материя — орудие духа, который наполняет ее жизненной силой. Различие этих подходов Талмуд выражает в форме полемики между “старейшинами Афин” и р. Йегошуа бен Хананией (Бхорот, 86). Р. Йегошуа бен Ханания был одним из последних первосвященников Второго Храма и, как нам уже известно, представлял еврейское мировоззрение в дебатах с греческими философами и римскими мудрецами (см. Авода зара, 536). (Подробно эта тема освящается в моей книге “Диспут”, опубликованной на иврите в 1999 году издательством Фельдхайм.)

Однажды р. Йегошуа обсуждал с римским императором сроки беременности змеи. Он приводил доводы из Торы, утверждая, что этот период длится семь лет. А император, основываясь на трудах славящихся познаниями в науках афинских философов, утверждал, что только четыре года. Афиняне основывались на непосредственных экспериментальных наблюдениях. Они взяли двух змей, и через четыре года получили от них потомство.

Когда р. ЙеГошуа спросили, что он думает об этом доказательстве, он ответил, что змея, за которой вели наблюдения, была беременна еще до того, как спарилась с этим змеем. Тогда ему задали вопрос: разве беременная змея стала бы спариваться? И он ответил, что в этом плане змеи не отличаются от людей, поэтому “научный эксперимент” ничего не доказывает.

Римский император очень удивился тому, что греческие философы — знатоки наук — оказались невеждами. И р. Йегошуа объяснил: “Мы мудрее их”.

Это не бахвальство. Он имел в виду, что еврейские мудрецы в своих рассуждениях учитывают больше параметров, чем греки, их мудрость шире и глубже. Иудаизм не забывает о существовании высших миров, и наши мудрецы никогда не забывают о вопросах жизни и смерти, кардинально важных для человеческого мировосприятия. Удивленный император начал обсуждение этих вопросов, содержание которого передано в упомянутом разделе Талмуда.

Талмуд (Бхорот, 86) описывает афинских философов, как замкнутый эзотерический кружок, куда не допускали посторонних. Когда р. Йегошуа захотел с ними встретиться, он арендовал судно и поплыл в Грецию. Сойдя на берег, он зашел в лавку, в которой мясник разделывал мясо.

Р. Йегошуа спросил: “Твоя голова продается?”. — “Да”, — ответил мясник. — “Сколько она стоит?” — “Ползуза” (монета времен Талмуда). Р. Йегошуа заплатил, и мясник протянул ему бычью голову. Сказал ему р. Йегошуа: “Я покупал твою голову — так что, если хочешь, чтобы я тебе ее оставил, отведи меня в совет афинских старейшин”.

Так Талмуд демонстрирует, что в Греции голова — просто часть тела, и стоит она всего пол-зуза! Но согласно Торе, голова отличается от других частей тела. Вместилище разума, воспринимающего Божественную мудрость, она уникальна и управляет всем телом.

Далее Талмуд повествует о том, что мясник побоялся, что его убьют, если он покажет пришельцу тайное место заседаний “совета старейшин”. Р. Йегошуа сказал ему: “Возьми вязанку хвороста, положи на плечо и иди к этому месту. А там сними ее и прислони к стене, будто хочешь передохнуть”.

Так тот и сделал.

Когда р. Йегошуа подошел к месту заседаний, он увидел, что внутри и снаружи вход охраняет стража. Перед входом был насыпан песок, на котором отпечатывались следы всех входящих. Ведь по греческому закону, стража, который позволил постороннему проникнуть в “совет старейшин”, полагалось казнить.

Р. Йегошуа надел один ботинок задом наперед, чтобы по следам на песке казалось, будто один человек вошел, а другой вышел. Он ступил на песок, стражи прогнали его, и он ушел, оставляя следы, ведущие в обоих направлениях.

Когда старейшины Афин это заметили, то решили, что кто-то входил в место заседаний совета и вышел оттуда, и казнили стражей. После этого р. Йегошуа беспрепятственно вошел в “совет старейшин”.

Афинские старцы поразились появлению гостя, спросили, что он хочет, на что рабби ответил, что он еврейский мудрец и хочет учиться у них мудрости. “Если ты еврейский мудрец, — ответили они, — мы сами хотим у тебя учиться”.

“Совет старейшин” охранялся не ради безопасности: его охрана символизировала жесткость установок мудрости материального мира. Эта мудрость, основанная на косной материи, не принимает доводов, не подтвежденых чувствами и логикой. Проникнув в совет таким необычным способом, р. Йегошуа показал, что есть нечто, что превыше материи. Мыслящее существо обладает властью над материальным миром, но предпринятые им действия его не всегда можно распознать по результатам, подобным отпечатку ноги на песке.

Если ботинок неотделим от ноги, то след его неоспоримо доказывает, что кто-то вошел. Но если ботинок может существовать независимо, то и мудрость выходит за пределы материи и не зависит не чувственной и умопостигаемой реальности, — а ход рассуждений афинских мудрецов порочен и приводит к безосновательным выводам.

Перевернув ботинок, р. Йегошуа показал, что мудрец властен над формой оставляемых им материальных следов и над их будущей интерпретацией. Это заставило мудрецов Афин принять новую для них идею: материя — служанка мудрости, которая придает ей необходимую форму.

Между афинскими мудрецами и рабби состоялся диспут на различные темы (подробно разобранный в моей книге “Диспут”). Спросили старейшины Афин р. Йегошуа бен Хананья о жизни после смерти: “Внутри яйца, не вылупившись, умер цыпленок. Откуда вышел его дух?”.

Ответил р. Йегошуа: “Оттуда, откуда вошел!”.

Яйцо — символ материального мира — герметично. Если внутри умирает цыпленок, куда девается дух? Материальный мир “запечатан”, и никакого другого мира не существует. Если в яйце обнаружен мертвый цыпленок и ничего больше, для греков ясно, что нет и никакого духа, продолжающего посмертное существование. Умирая, человек покидает материальный мир, следовательно прекращает существовать окончательно. Р. Йегошуа ответил им, что дух выходит также, как и вошел — из истинного, абсолютного источника всего сущего. Но еврейская вера в загробную жизнь была неприемлема для греков.

Идея жизни после смерти представляет проблему только в том случае, если этот мир представляется закрытым, как яйцо. Иудаизм знает, что человек обретает душу в момент зачатия (Сангедрин, 916). Мясо портится без соли. Душа — это соль, она сохраняет тело, в котором находится, а когда покидает его, оно разлагается. Р. Йегошуа учил, что дух спускается в мир и покидает его, продолжая независимое существование. Греки же считали, что бытие ограничено вечным, неизменным и замкнутым в себе материальным миром.

Тот факт, что никто не возвращается из загробного мира, на первый взгляд подтверждает греческую философию жизни. Мир — закрытая система, подобная яйцу, и он функционирует согласно вечным и неизменным законам. Жизнь возникла случайно, и это все, что нам о ней известно.

Но что, если взглянуть на это с другой точки зрения? Может быть, тогда жизнь после смерти будет казаться столь же закономерной, как простое математическое равенство?

Талмуд (Сангедрин, 906) рассказывает, что Клеопатра спросила рабби Меира, воскреснут ли мертвые голыми или одетыми? Он ответил ей притчей:

Пшеница, когда ее хоронят в землю, прорастает из могилы малыми ростками, облаченная в несколько покровов. Так и человек, сошедший в могилу в сопровождении добрых дел, которые он успел совершить в течение жизни, восстанет в одеждах.

Р. Меир поясняет, что человеческая судьба подобна не замкнутому яйцу, а пшеничному зерну. Похороны подобны посеву, потом следует период разложения, а затем появляются новые всходы; так и человек после похорон восходит, как пшеница весною.

Возрождение, воскресение мертвых, подобно росту и цветению растений. При жизни мы должны посеять семя, а результат наши труды принесут при сборе урожая в будущем мире.

Наши мудрецы объясняют, что грядущая жизнь — совершеннее нынешней. Так и взошедшая пшеница лучше качеством, чем посевное зерно. Она пригодна для выпечки хлеба, а семенное зерно в своей первоначальной форме — горькое, твердое и бесполезное.

Различие между этим миром и миром грядущим, переход из данной реальности в иную можно понять на примере бабочки. Она зарождается в яйце, из которого впоследствии появляется гусеница, окутывает себя нитью и засыпает в получившемся коконе. И только тогда с ней происходит невидимая метаморфоза, приводящая к конечной фазе существования.

Мудрецы Талмуда разъясняли идею жизни после смерти в форме споров с оппонентами — неверующими и гедонистами. Мидраш (Ваикра раба, 18а) рассказывает, как римский император Адриан спросил р. Йегошуа бен Хананья: “Из какой части тела Бог возродит человека после смерти, ведь тело полностью разлагается в земле?”. Мудрец ответил ему: “Из маленькой косточки в верхней части позвоночника”.

Император спросил: “Откуда ты знаешь?”.

Р. Йегошуа принес ему эту кость. Положил ее в воду — она не растворилась. Бросил под жернова мельницы — она осталось целой. Положил на наковальню и стал бить по ней молотком — раскололись и наковальня, и молоток. Тем самым он наглядно показал: в человеке есть кость, не поддающаяся физическому воздействию, — и Адриан понял, что есть неразрушимая материя. Это был первый шаг к сомнению. Император убедился, что и в “закрытом яйце” есть феномены, которые нелегко объяснить!

Другой подход можно встретить в споре между Гвиа бен Псиса и атеистом (Сангедрин, 92а). Атеист заявил: “Позор вам, глупцам, возвещающим, что мертвый может ожить. Жизнь ведет к смерти — а разве смерть ведет к жизни?”.

Гвиа бен Псиса ответил: “Позор вам, глупцам, возвещающим, что мертвый не оживет. Если живут те, которые не жили ранее, конечно, будут жить и те, кто уже жили!”.

Атеист исходит из того же принципа “закрытого яйца”. Он опирается на факты: живые всегда умирают. Ответ Гвиа бен Псиса состоит в том, что смерть, о неизбежности которой говорит атеист, уже была ранее. Атеист согласен с тем, что смерть, точнее, не-жизнь предшествует жизни и проходит, уступив жизни дорогу. Мы живем, пока продолжаем существовать. А что после существования? Небытие — говорит атеист. Но небытие предшествовало рождению жизни.

В грядущем, говорит иудаизм, состояние смерти будет отменено в принципе, и люди будут жить снова — на этот раз вечно.

На иврите эту идею выражает само слово “мертвый” — мет. Когда колесо совершит полный оборот и существование обретет полноту, две буквы этого слова, мем и тет, поменяются местами, образуя слово там, что значит “цельный”, “совершенный”. Смерть — стоянка на пути к совершенству, раскрывающемуся в грядущей жизни.

Стрела, пущенная из лука вверх, является лейтмотивом рассказа Торы о жизни Йосефа и всей еврейской истории. Спрашивая, куда девается дух мертвого птенца, греки хотели заключить человечество в яйцо — темницу. Иудаизм отвечает им: обратитесь к Источнику. Поймите, что мир не герметичен. Он сотворен Создателем и состоит из материи, которая может стать духом.

Тора, которую греки хотели заставить нас забыть, это Торат хаим — “Учение жизни”. Ее заповеди даруют жизнь тем, кто их соблюдает. Это живительная сила, ведущая мир из настоящего в будущее.

Связь между живущими на земле и теми, кто уже закончил свои земные труды, не прервана. Живой может “посылать стрелы”, которые в силах помочь усопшим. Деньги, символ материализма, пожертвованные в этом мире на благотворительные цели, могут искупить, освободить душу в загробной жизни.

Стрела летит далеко, смерть — только интерлюдия, промежуточный этап между сегодняшним существованием и грядущей жизнью (тема будущей жизни обсуждается дальше, в главе о Водолее).