Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Козерог - месяц Тевет

Козерог — месяц тевет

Гди (козленок) — еврейское название созвездия Козерога. Это созвездие появляется на небосводе с начала месяца тевет, оно напоминает козленка, и даже барана, связанного с месяцем нисан. Разница между ними в том, что знак Козерога символизирует перерождение. Мидраш Танхума, рассматривая жизнь человека в связи со знаками зодиака, говорит о Козероге:

Он изначально мягок и чист, подобно новорожденному козленку в день, когда он родился.

Мнение астрологов об этом знаке подытоживает Неда ледерех (1:28):

Козленок — знак земли, женский и ночной. Он из черной желчи (которая вызывает меланхолию)... а из водных созданий ему подобны малые черви и насекомые... и растения, такие, как оливы, каштаны и всякие колючие растения.

Астрологи говорят об этом месяце, что он может защитить людей от черной меланхолии и колючих кустов.

Месяц тевет приходится на пик зимы, когда сон, который сковывает природу северных стран в зимнюю пору, продолжается уже третий месяц. Жизнь внешне замирает, но продолжается в глубине, под покровом снега. И в Земле Израиля плодовые деревья не плодоносят, но их корни получают усиленное питание из влажной земли. Вскоре появится листва, но до поры до времени эта внутренняя деятельность скрыта от наших глаз.

То же относится к человеку. Пока мы в состоянии “спячки”, никто не ждет от нас ничего нового, никаких свершений. Наше существование продолжается, тело растет и развивается, но сознание и восприятие спят. Пробудить их иной раз бывает очень трудно.

Сравнивая состояние природы с нашим духовным миром, мы понимаем, что такое месяц тевет. В отличие от кислева, когда произошло чудо Хануки, тевет не несет ничего нового. В нем нет праздников, напоминающих о чудесах. Преобладает дремота, которая угрожает лишить нас ясности.

Десятое тевета

Все это отражено в событиях месяца, и центральное среди них — пост Десятого тевета. В этот день началась осада Иерусалима, в результате которой был разрушен Первый Храм (см. последние главы Ирмеягу и Млахим, 2). Об этом событии и его отголосках мы вели речь в главах о месяцах таммуз (Рак) и ав (Лев). Во время поста мы скорбим о том, что святой город Иерусалим подвергся осаде.

Наши враги осознавали значимость этого события и в последующие времена. Так, победный клич римских легионеров — “хмя, хип, ура” возник из аббревиатуры латинской фразы Хиероса-лем Пердита — “Иерусалим побежден”.

Комментаторы (Рамбан к Берешит, 1:2) упоминают древнюю традицию, согласно которой сотворение мира началось с Храмовой Горы. Это, говорят они, вызывало зависть многих могучих правителей. Считалось, что владеющий Храмовой Горой — владеет миром. Не случайно до сих пор идет ожесточенная борьба за это место, наделенное особым значением.

Осада Иерусалима была не просто одним из событий войны. Стратегической мишенью стал не обычный город, а место, где происходили сверхъестественные явления, нарушались законы материального мира. Именно с этой точки зрения тот, кто владел городом, был властителем мира. Уникальность Иерусалима стала причиной уничтожения города.

Этот день вызвал катастрофические последствия для всего мира. Падение Иерусалима привело к разрушению Храма. В мире возникло смятение: люди забыли, что существует Город Мира, место Храма, который не должен и не может быть объектом войны. Поскольку день этот стал началом конца, мудрецы поколения объявили его днем поста. “Город совершенно красивый, радость страны” (Эйха, 2:15) был осажден, как обычная крепость. И соответственно, суть этого месяца — затмение, затуманивание зримого и очевидного.

Осаде подвергся не только Иерусалим, но и все проявления духовности в мире. Осада была началом бедствий, а последующие за ней события сказывались на всех последующих поколениях.

В этом месяце происходили и другие события, связанные с потерей ясности. Так, первого тевета Эзра и старейшины издали указ о смешанных браках, грозящих гибелью еврейскому народу. Они призвали евреев, поселившихся в Святой Земле, развестись с нееврейками.

Восьмого тевета Тору впервые перевели на иностранный (греческий) язык. С этого момента Тора перестала быть исключительно еврейским наследием и уделом — греки и другие народы стали считать ее собственным достоянием. Эзра Писец умер девятого тевета, и с его смертью завершилась эпоха пророчества.

Итак, Десятого тевета Иерусалим был осажден, а через год вести о разрушении города достигли Вавилона. Все события, происходившие в этот день, приводили к утрате понимания истинной природы мира, к потере духовного видения.

Козерог (Гди) в Торе: Ицхак благословляет Яакова

Прежде всего, чтобы глубже понять суть созвездия Козерог (Гди), мы должны выяснить, какие события в Торе с ним связаны. Мы не раз вспоминали о заговоре Амана, выбиравшего время, чтобы поразить еврейский народ, и отвернувшегося от знака Козерога, под которым ненавистник евреев Аман прозрел заслуги Яако-

ва, защитника еврейского народа. “Козерог — это Яаков, как написано (Берешит, 27:16): И она наложила на его руки шкурки козлят” (Эстер раба, 7:11). Какое это имеет отношение к нашему повествованию?

Книга Берешит (25-27) рассказывает о жизни Яакова и Эсава, сыновей Ицхака и Ривки. Они были близнецами, но с возраста бар мицвы, с тринадцати лет их пути разошлись. Эсав стал охотником, бродящим в полях, а Яаков, как рассказывает мидраш, пошел в ешиву Шема, сына Ноаха, и стал изучать законы Творца.

Тора сообщает, что Ицхак любил старшего сына — Эсава, а Ривка — его младшего брата, Яакова. Но любовь, о которой говорит Тора — не обычная родительская любовь, эмоциональная близость и привязанность к детям. Наши комментаторы объясняют, что любовь Ицхака объяснялась высочайшим духовным уровнем, который он обрел, когда отец, Аврагам, возложил его на жертвенник.

С тех пор Ицхак был полностью погружен в духовный мир, отрекшись от преходящих ценностей и интересов. Сосредоточившись на постижении воли Творца, он не всегда учитывал несовершенство материального мира и связанные с этим проблемы. Это не значит, что он бежал от этого мира, но даже среди праотцев еврейского народа Ицхак был воплощением глубочайшей привязанности к Творцу.

Он посвятил Творцу все свои желания, всего себя, не ценил удовольствий этого мира и в любую минуту был готов отказаться даже от самой жизни (как показало “приношение Ицхака”, когда он добровольно согласился стать жертвой).

Конечно, средний человек не достигает уровня Ицхака. Мы живем в материальном мире, в котором много соблазнов, трудностей и ловушек. Более того, есть люди, для которых материализм подобен наркотику. Они сознательно выбирают абсурд и соревнуются друг с другом в блужданиях по запутанному лабиринту, не имеющему выхода. В окружающем мире мы зачастую не замечаем духовности, и потому не можем вырваться за рамки повседневности. Когда Иерусалим был в зените славы, духовная природа мира казалась очевидной. С утратой Иерусалимского Храма мир потерял ясное представление о ценностях духа — их окутал мрак.

На примере жизни праотцев — Аврагама, Ицхака и Яакова, Тора рассказывает о преодолении духовного затмения мира. Аврагам сам открыл для себя и для всего мира власть Творца, как обсуждалось в главе о знаке Скорпиона. Ицхак продемонстрировал, что человек может быть полностью связан с Богом. Его совершенная связь с Творцом представляет наивысший уровень единства. Однако народ в целом не может, подобно Ицхаку, отказаться от всего материального и даже от самой жизни. Жизнь Яакова дает нам пример того, что человек может следовать воле Создателя в повседневной жизни, не умаляя Божественного замысла Творения.

Чтобы выполнить волю Бога, Яаков приспосабливался к материальному миру, ограниченному временем и пространством, причинами и следствиями. Эти ограничения не лишают человека возможности выполнять волю Творца. Тот, кто исполняет заповеди Торы в подобающее

время и в соответствующем месте, включает в свое служение Богу весь мир.

Простой пример. Голодный человек хочет поесть хлеба. Но прежде он должен омыть руки особым образом и произнести нужное благословение, и только тогда может есть. А потом обязан прочитать благословение после еды. Так человек пользуется материальным миром, одновременно служа Богу и не теряя связи с Творцом.

Ицхак научил нас, как поддерживать прочнейшую связь с Творцом, а Яаков — как осуществлять ее в повседневной жизни, преодолевая сопротивление материального мира и используя его для высших целей.

Чтобы лучше понять проблему противостояния духовного и материального миров, рассмотрим ее на примере конфронтации братьев. Эсав сошел с пути отца и стал охотником — убийцей, проливающим кровь.

А Яаков сохранил верность Ицхаку. На первый взгляд представляется, что именно Яаков должен был стать преемником отца, потому что продолжал жить в соответствии с его духовными идеалами. Препятствие состояло в том, что Эсав родился несколькими минутами раньше и, как первенец, имел преимущественное право наследовать отцу. Поэтому Яаков должен был выкупить у старшего брата право наследования.

Изучение Торы (Берешит, 25:29-34) и комментариев к ней показывает, что это приобретение имело галахическую (законодательную) силу. С момента “покупки” Яаков фактически обретает права первенца и все соответствующие права наследования.

Когда Ицхак состарился и решил, что пришло время умирать, он захотел благословить Эсава и передать ему свое духовное наследие. Рамбан в комментарии к Берешит (27:4) объясняет: Ицхак не знал, что Яаков купил право первородства у Эсава. Неведение Ицхака объяснялось его возвышенностью, оторванностью от дел материального мира. Он знал, что Эсав — первенец и, по закону Торы, имеет право наследования, и именно его следует благословить.

Обычному человеку этот эпизод показывает глубокое противоречие между возвышенной духовностью и повседневной реальностью. Комментаторы Торы обращают внимание на эту проблему и подчеркивают роль женщины, примерной матери, каковой являлась Ривка, в жизни семьи.

Ривка знает, как ведет себя Эсав; знает и то, что Яаков выкупил у него право первородства со всеми соответствующими привилегиями. Теперь Ривке следует действовать мудро — и как матери сыновей, и как жене Ицхака.

Когда муж столь возвышенн, что не замечает материального мира вовсе, задача жены — направить его силы в нужное русло. Но Ривка не должна ограничивать Ицхака и принижать уровень его духовного постижения мира. Ицхак знает свою задачу и выполняет ее изо всех сил. Ривка должна помочь мужу наилучшим на его уровне образом употребить свои способности в материальном мире. Она спрашивает себя, что следует сделать здесь и сейчас и как это сделать?

Тора (Берешит, гл. 27) рассказывает, что Ицхак, зрение которого ослабело, попросил Эсава отправиться на охоту и из добычи приготовить ему трапезу. Когда он поест и насытится, тогда, преисполнившись сил, из благодарности к сыну он благословит его.

Ривка послала Яакова принести ей двух козлят, быстро приготовила из них любимое кушанье отца и велела сыну, обладающему правом первородства, накормить отца и получить у него обещанное благословение.

Яаков напомнил ей, что у брата волосатые руки, а у него — гладкие, поэтому отец сразу поймет обман — и вместо благословения он получит проклятие. Мать ответила: “Пусть твое проклятие будет на мне, сын. А ты, Яаков, делай, как я сказала”.

Затем Ривка дала Яакову праздничную одежду Эсава, которую тот снял с убитого им Нимрода, царя Вавилона. Эсав боялся, что ее украдут его жены, которым были известны уникальные качества этой одежды, и поэтому прятал ее у матери. Мидраш рассказывает, что это одежда принадлежала еще первому человеку, Адаму. Потом Ривка прикрыла шкурками козлят руки и шею Яакова, чтобы Ицхак, если сын коснется его, подумал, что перед ним Эсав.

И Яаков вошел в шатер отца, одетый, как Эсав. “Кто это?” — спросил Ицхак. “Сын твой Эсав”, — ответил Яаков, и объясняя, что сумел быстро поймать дичь и приготовить еду, добавил: “Потому что со мною был Бог“.

Ицхак не привык слышать от Эсава имя Бога, поэтому сказал: “Голос — голос Яакова, а руки — руки Эсава”.

Не стоит думать, что Ицхак удивился или смутился. Напротив, в это мгновение он прозрел единство духовного и материального мира.

Материальный мир — мир Эсава, который считает, что жизнь полностью лишена духовного содержания: “Ешь, пей и наслаждайся, потому что завтра умрешь”. По словам наших мудрецов, Эсав решил для себя: “Нет закона, нет судьи и нет загробной жизни”.

Человек ограничен рамками “здесь” и “сейчас”, в которых нет закона и нет судьи, а следовательно — нет и ответственности. Так кажется, потому что мир наводит сон на своих обитателей и создает впечатление, что наблюдаемая реальность абсолютна, а что невидимо, то и не существует.

Выдав Яакова за Эсава, Ривка показала сыну и всем его потомкам, что, хотя обычный человек не в состоянии полностью освободиться от материального мира, он не должен, подобно Эсаву, считать его единственной реальностью. Два мира, материальный и духовный, — по сути едины.

Но как человек может действовать сразу в обоих мирах? Может, уподобившись внешне тому, кто полностью принадлежит этому миру?

В материальном мире человек носит маску Эсава. А внутри остается Яаковом. “Голос Яакова” раздается из-под камуфляжа, направляя и освещая внешнюю действительность. Реальность физическая “раздвигается”, чтобы дать место внутренней, духовной реальности. Но настоящий “голос Эсава”, соответствующий его наружности, подобен рыку голодного льва и

представляет огромную опасность для духовного мира.

Ицхак, наш праотец, учил нас, что если голос —  внутренняя суть — остается “голосом Яакова”, то руки — орудия действия в этом мире — не будут руками убийцы, “руками Эсава”. Материя — просто одеяние, которое скрывает суть человека и вместе с тем придает ему форму. Но не давайте внешности ввести вас в заблуждение.

По словам комментаторов, намек на это содержится в самом слове “одежда”: этот корень —  בגד (бегед) — обозначает также “измену”. Отсюда мы учим, что если материя доминирует даже во внутренней сущности человека, то одежда, внешняя оболочка, скрывает подмену, и вся его жизнь становится материальной, лишенной духовного смысла.

Но Яаков показал, что одежду можно сменить. Даже если “одежда” человека — его повседневное поведение — делает его изменником, все еще можно исправить. Тора учит нас: если человек говорит “голосом Яакова”, материальный мир не помешает ему и не “усыпит” его. Материя — лишь внешняя оболочка, скрывающая истинную суть бытия.

Детеныш Козерога, животного, о котором говорит Тора, характеризуя этот месяц, — это козленок. Мидраш Танхума называет его символом перерождения, достигаемого человеком после того, как он был брошен, подобно скорпиону, в кусты, а потом вылетел, как из лука, в новую сферу существования. Яаков учил, что мир переродится, когда преодолеет угрозу ассимиляции, потери ясности и духовной спячки, исходящую от Эсава.

Эсав — воплощение зимней спячки, когда кажется, что существует только “здесь” и “сейчас” и нет никакого иного мира. Яаков показал пустоту и никчемность такого подхода. Следуя совету матери, он представился отцу Эсавом, и тогда Ицхак сказал эти слова: “Голос — голос Яакова, а руки — руки Эсава”.

Когда злодей Аман увидел силу созвездия Козерога, он стал искать другой месяц для уничтожения евреев.

Зимняя спячка чревата победой материального начала, если мы поддадимся ему, забыв о существовании других сфер Творения, о возможности иного мышления и иного понимания реальности. Эсав, как мы уже говорили, настаивает на совершенной материальности мира: без закона, судьи и иного мира.

Яаков учил, что Козерог может направиться в противоположную сторону. Тогда сквозь рамки материальности прорвется духовное начало, и станет ясно, что материя, которая клонит человека ко сну, — только оболочка иной, более совершенной реальности.

Итак, события месяца тевет выражают разные аспекты зимней путаницы и отсутствия ясности, контрастирующей с прежней определенностью духовного откровения.

Перечислим эти события:

1.    1 тевета: постановление Эзры и старейшин о смешанных браках.

2.    8 тевета: перевод Торы на греческий язык.

3.    9 тевета: смерть Эзры.

4. 10 тевета: начало осады Иерусалима; день, когда весть о разрушении города достигла Вавилонии.

Мы обсудим эти события не в хронологическом порядке.

Мидраш, описывая, как Аман сверялся со знаками Зодиака (Эстер раба, 7:11), объясняет, что он интересовался разными аспектами месяцев. В тевете Эзра и старейшины назначили специальных арбитров для решения проблемы смешанных браков евреев, возвращающихся из Вавилонии. Оставшиеся в Вавилонии не вступали в смешанные браки, что прибавляло евреям заслуги в месяц тевет, поэтому для Амана этот месяц не подходил.

Эзра и старейшины решили, что евреи должны развестись с нееврейскими женами. Это решение обрело силу первого тевета (Эзра, 10). А Эзра умер восьмого числа этого месяца, завершив эпоху пророчества.

Эти события произошли с Эзрой в одном месяце, что требует объяснения.

Роль Эзры Писца

Эзра объединяет две эпохи истории еврейского народа. Он был последним пророком, учеником выдающихся мудрецов, которые собственными глазами видели Первый Храм. А потом стал первосвященником в Храме и главой Сангедрина (Высшего Суда), известного под названием “Великое Собрание”. При его жизни были и другие пророки — Йехезкиель, Хаггай и Захария. Но после его смерти в еврейском народе пророки больше не появлялись.

Эзра знал, что будет последним пророком, и вместе со старейшинами учил народ Письменному и Устному Закону. Он раскрыл евреям, как они будут жить, учиться и учить Торе, несмотря на прекращение пророчества, дарившего евреям Божественное знание.

Эзра написал Книгу Эзры и Диврей га-Ямим (“Хроники”), последнюю книгу Танаха, которая с тех пор не подвергалась никаким изменениям. Эта деятельность знаменовала завершение канона Святых Писаний — двадцати четырех книг. Вся Тора, которая появилась после Эзры, называется “Устным Законом” и уже не является частью библейского канона.

Книга Эзры описывает основные события его эпохи. В ней рассказывается о возвращении в Землю Израиля из Вавилонии, перечисляются имена работников и управляющих Второго Храма и описывается процесс отделения от чужеземных жен, с которыми евреи соеденились во время проживания на чужбине.

Установление порядка молитв — Сидур

Завершение канона, произведенное Эзрой, было призвано сохранить в неприкосновенности все, что было раскрыто Творцом еврейскому народу к тому времени. Другим немаловажным аспектом его деятельности стало составление Сидура, молитвенника, который нам известен и сегодня. До Эзры не было общепринятого порядка молитв и каждый молился, как ему хотелось.

Обязанность молиться — одна из заповедей Торы, на нее указывают слова: “Любите Госпо-да, вашего Бога, и служите ему всем сердцем” (Дварим, 11:13). Талмуд (Таанит, 2а) объясняет, что “служение сердца” — это молитва, и люди должны молиться на ясном языке — исходя из личной способности облекать чувства в слова. Существуют основные идеи, которые должны быть выражены в молитве: восхваление Творца, мольба и признательность.

Установление порядка молитв в эпоху Эзры объяснялось причинами, на которых мы останавливались, изучая знак Стрельца. В этот период, в начале эпохи Второго Храма, в мире стала главенствовать Греция. Сумрак окутал Откровение Израиля.

Первый Храм был разрушен. Завершение эпохи пророчества, с одной стороны, и подъем материалистического мышления, с другой, — затрудняли прямые отношения между человеком и Создателем. Материалистический подход — “говорю только то, что вижу” — мешал контакту с Богом. Поэтому путаница стала расти, а ясность речи — слабеть.

Молитва, в которой проявляются отношения человека с Творцом, требует ясной речи. Она во всей полноте выражает связь с Богом, нужды и просьбы человека. Для этого требуется материальный инструмент — речь. Через семьдесят лет после осады Иерусалима мир изменился, молящиеся евреи превратились в косноязычных людей, которым стало трудно говорить с Владыкой вселенной на ясном языке (Рамбан, Законы молитвы, глава 1).

Теперь они говорили на разных языках — арамейском, греческом и других — и потеряли духовную силу, заключенную в Святом Языке. Арамейский язык, при всем сходстве с ивритом, не обладает такими выразительными возможностями: он не в силах полноценно описать духовную реальность, что доступно только ивриту — в этом основное отличие Святого языка от всех прочих.

Святой язык — единство внутреннего и внешнего

На иврите, Святом Языке, слова и их смысл, форма и содержание образуют единство. Каждое слово выражает внешнее проявление и внутреннее содержание предмета. Иврит — наиболее подходящий языковой инструмент для передачи духовной сущности мира.

Например, имя אדם, Адам, происходит от слова адама (אדמה — “земля”), чтобы указать на происхождение человека — “он был сделан из земли”, материи. При этом имя אדם можно рассматривать как соединение первой буквы алеф (א), которая отображает единство человека с его Творцом, и слова дам — (דם), “кровь”, которая питает жизнь.

Адам — единство противоположностей: алеф выражает духовное начало, а кровь — материальный аспект. Святой язык связывает это в одно целое.

Слова אדם (“человек”) и מה (ма — “что”) имеют равное числовое значение составляющих их букв. Это указание на то, что каждый человек (адам) — самостоятельное существо, особая сущность со своим потенциалом улучшения и развития. Это в свою очередь отличает человека от животного (בהמה, бегема), вся суть которого (מה) внутри (בה) него: животное замкнуто в себе, не имеет потенциала развития.

Итак, человек состоит из двух противоположных составляющих: земли и духа, алеф и дам, что определяет его как живое, мыслящее существо, обладающее внутренней сущностью. Все это (и более того!) содержится в его имени — Адам.

Мы видим, что Святой Язык — Иврит Торы — не просто средство общения между людьми: он выражает суть и смысл вещей. Еврейский мир во времена пророков не только говорил на Святом Языке, но и познавал реальность с его помощью и вкладывал в него Божественное измерение.

С исчезновением пророчества из мира, язык тоже потерял свое Божественное начало, и возникли проблемы самовыражения перед Властелином вселенной. В разговоре с Царем нельзя говорить на сленге!

Традиционный порядок молитв

Чтобы решить эту проблему, Эзра и старейшины установили нормативные молитвы, которые позволяли людям выразить свои личные и общественные нужды в полной мере и на подходящем языке. Пророки Хаггай, Захария и Малахи и другие мудрецы присутствовали на заседаниях совета и оформили молитвы в слова, достойные их уникального назначения и контекста.

Так, молитва Шмонэ Эсре (которую читают стоя, шепотом, три раза в день) выражает суть нашего существования. Эта молитва учитывает все жизненные потребности человека и включает прославление и выражение признательности Царю царей. Так пророки и мудрецы позволили человеку полностью раскрыться перед Тем, Кто сотворил и поддерживает мир. Благодаря этим молитвам мир может вернуться к прежней ясности и к явной связи с Творцом.

Пророки учили, что Он говорит с избранными и заповедует им помнить об этом. Когда пророчество прекратилось, эта задача была возложена на молящихся. Порядок молитв, установленный нашими мудрецами, позволяет каждому еврею полностью выразить себя в молитве. Суть пророчества и молитвы — одна: они провозглашают, что мир принадлежит Творцу.

Мудрецы Сангедрина воспользовались молитвами, приводящимися в Танахе, видоизменив и дополнив их таким образом, чтобы они охватывали все аспекты человеческого бытия (см. Брахот, 326). Молитва Шмонэ Эсре начинается с перечисления материальных потребностей человека и завершается выражением страстного стремления к грядущему Избавлению и к совершенствованию мира под сенью Творца. Так, выбрав для молитвы правильные и ясные слова, мудрецы демонстрируют присутствие Создателя в мире, которое до прекращения пророчества было очевидно всем. Составив Сидур, они предотвратили заблуждения и сохранили Откровение навечно.

Благословения, которые необходимо произносить перед исполнением различных действий, например, доставляющих удовольствие, также сформулировали Мужи Великого Собрания. Произнесение благословения выражает признание факта: то, чему мы радуемся, дано нам Богом. Тот же смысл имеют благословения перед исполнением заповедей — мицвот.

Произнося благословение, человек утверждает, что это действие ему повелел выполнить Творец мира. Например, перед тем, как съесть хлеб, человек говорит:

Благословен Ты, Господь наш Бог, Царь вселенной, извлекающий хлеб из земли.

Этим благословением мы выражаем свою признательность и декларируем, что удовольствие, доставляемое хлебом, исходит от Творца. Так устанавливается связь между материальным удовольствием и Тем, Кто нам его даровал.

В эпоху пророчества эта связь был ясна благодаря присутствию в мире Божественного откровения, и заверения самого человека были попросту не нужны. С прекращением пророчества ничего, по существу, не изменилось, только теперь люди почувствовали необходимость разъяснять с помощью речи заповеди, данные Создателем. Еврей, получая удовольствие от этого мира, должен признать, что оно исходит от его Создателя. Так он преодолевает оковы материализма.

Еще один яркий пример особенностей языка, на котором произносятся молитвы — корень ברך (бирех) — “благословил”. ברוך (Барух) — “Благословен” — ключевое слово всех брахот и молитв, выражающее принцип распространения света Источника на все мироздание. Произнесение этого слова создает связь между этим миром и Создателем, потому что слово Барух связано с бриха — “источник, бассейн воды, приносящей изобилие”. Этот корень также связан со словом авраха, “размножение виноградника лозами”, от которых ответвляются и потом укореняются другие побеги.

Слово “первенец”, בכור (бхор), также происходит от этого корня и обозначает старшего сына — наследника, продолжателя рода. И первые плоды на дереве по той же причине называются ביכורים — бикурим. В ином порядке эти буквы образуют слово (рехев), означающее колесницу, позволяющую двигаться к цели от исходной точки.

Этот корень обозначает различные формы распространения, выражает разные аспекты одной идеи.

Неудивительно, что и “колено” называется ברך (берех), потому что с его помощью тот, кто стоит, может сесть или лечь. Буквы этого корня черпают силы из космических основ единства, целостности и совершенства, которые выражают буквы ק ,י ,א:— соответственно 1, 10 и 100, и продолжают их своими числовыми значениями: 2, 20, 200.

Произнесение слова Барух в молитвах и благословениях передает этот смысл, даже если молящийся не осознает сути всех произносимых им слов. Барух— “Благословенный” — указывает на Творца миров. Это слово выражает связь, некогда раскрытую пророками и сохраняющую

ся и после прекращения пророчества — “Благословен Ты”.

Эзра — Писец народа. Он и его сподвижники установили порядок молитв и благословений для еврейского народа, который из поколения в поколение хранит Откровение. Наши мудрецы настаивали на строгом соблюдении порядка молитв, потому что только таким образом могли сохраниться все аспекты связи человека и Бога, известные к тому времени.

Итак, канон Писания были установлен окончательно, как и порядок молитв. Эзра также написал книгу генеалогии — Диврей га-Ямим, последнюю книгу Танаха, чтобы установить родословную всех священников и левитов, которые служили в Храме. Кроме того, эта книга содержит описание всех событий со дня Творения и до времен Эзры. Это своего рода рамки, к которым ничего нельзя добавить и откуда ничего нельзя изъять.

Собрание мудрецов во главе с Эзрой настаивало, чтобы в формулировке благословений, которые они составили, ничего не менялось. Они постановили, что всякий, кто произносит эти благословения неточно, не выполняет своей обязанности. А те незначительные разночтения, которые мы наблюдаем у разных общин, равно как и детали произношения, не касаются содержания, полученного нами от Мужей Великого Собрания. Такова была сила Эзры Писца, хранителя традиции.

Так евреи обусловили свое существование волей Творца с той же ясностью, что и прежде, и суть нашей истории не была утрачена.

Смешанные браки

В Вавилонском изгнании многие евреи женились на вавилонянках. В разделе, посвященном знаку Стрельца, мы объясняли, как это могло повредить еврейскому народу. "Эзра посоветовался с другими членами совета (Эзра, 9-10), и первого тевета евреи начали покидать нееврейских жен. Этот процесс продолжался до первого нисана.

Месяц тевет, по своей природе, способствует пробуждению от спячки. И Эзра увидел, что это качество может помочь даже в отношении смешанных браков (Кидцушин, 69б).

Утрата смысла истории и забвение индивидуальных способов общения с Творцом, равно как и ассимиляция, не приводят к немедленному исчезновению еврейского народа. В начале все еще можно исправить, но, если позволить путанице расти, она может привести к трагическим результатам.

Эзра и его совет установили правила, регламентирующие все сферы жизни. Благодаря неукоснительному соблюдению разработанных ими установлений, евреи смогли провести в изгнании две тысячи лет и устоять, как народ, против духовного смешения и ассимиляции, (смотри также в главе “Йосеф и жена Потифара”).

Проблема смешанных браков, возникающая время от времени, происходит от несоблюдения традиции. Наши мудрецы установили правила, ограничивающие контакты с другими народами, чтобы предотвратить опасность ассимиляции. Например, они запретили пить нееврейское вино и есть блюда, приготовленные неевреями,

чтобы избежать слишком тесных отношений и “возможных смешанных браков” (Рамбам, Маахалот асу рот, 17:8). Среди тех, кто придерживается традиции отцов, кто молится и живет по законам, которым Эзра научил Израиль, смешанные браки не встречаются. Это правило было получено на Синае и передается из поколения в поколение.

Эзра свел воедино две парадигмы — пророчество, определявшее еврейское бытие предшествующих эпох, и формальные рамки и установления, которые он ввел для того, чтобы сохранить память об Откровении для грядущих поколений в неизменном виде.

Смерть Эзры

9 тевета Эзра покинул этот мир. День его ухода подобен падению стены, которую он воздвиг вокруг народа Израиля. Это произошло под знаком Козерога, в месяце смятения и потери ясности. Однако Эзра подготовил фундамент новой реальности, которая возникла после его смерти. “Рецепт” приводится в конце высказанного им пророчества, которое отмечает конец эпохи:

Помни Тору Моше, слуги Моего, которую Я заповедал на Хореве всему Израилю, указы и законы (Малахи, 3:22).

До этого пророки занимались сохранением Торы, чтобы она не забылась. Но их время пришло к концу. Передача Торы из поколения в поколение стала уделом мудрецов. Они заботились о том, чтобы она сохранялась в точности, как была получена на Синае.

Нужно было запоминать Тору и передавать ее без малейших изменений. Тора с Синая — путь, по которому Израиль идет от Откровения к окончательному Избавлению (там же, 3:23, 24):

Смотри, я пошлю тебе пророка Элиягу перед наступлением дня Бога, великого и страшного. И обратит он сердца отцов к их детям, и сердца детей — к их отцам...

Козленок, изготовленный Ривкой, был непосредственным поводом к благословению, которое Ицхак дал Яакову. Перед этим Ицхак произнес слова, которые мы уже не раз вспоминали: “Голос — голос Яакова, а руки — руки Эсава”.

Если внутренняя суть — “голос” — выражается адекватно и передается из поколения в поколения, нет в мире “руки”, способной ей помешать. Эзра-ёа-софер научил нас словам, которые мы должны возглашать перед нашим Создателем в молитве и передавать следующим поколениям: “Это Тора Моше, Моего слуги”.

Когда Эзра, в котором соединялись пророк и мудрец, умер, все легло на плечи его преемников — мудрецов, передающих традицию из рода в род, из поколения в поколение, разъясняющих закон каждому поколению в соответствии с его нуждами. Шулхан Ар ух рабби Йосефа Каро — последний принятый всеми компендиум Устного Закона. Его сегодняшняя актуальность доказывает успех миссии Эзры.

И все же народы мира пришли к отрицанию Творца миров и Синайского Откровения. Как и почему это случилось?

Перевод Торы на греческий язык

Восьмого тевета царь Талмай (который, согласно мнению Раши, был царем Египта, а по другим мнениям — одним из царей Греции или эллинистическим правителем Египта, западной части империи) собрал семьдесят два старейшины Израиля и поместил каждого в уединенную келью, не говоря, зачем их позвал. А потом Талмай лично входил в каждую келью и приказывал мудрецам перевести Тору на греческий язык.

Это произошло в начале периода Второго Храма, около 250 г. до н.э., на пике власти и влияния Греции. Об этом дважды упоминается в Талмуде, один раз в трактате Мегила (9а), а другой раз — в трактате Софрим, где сказано, что день завершения перевода Септуагинты был таким же тяжелым, как день создания Золотого Тельца.

Проблема в том, что Тора непереводима в принципе. Как мы уже объясняли, другие языки, при всей их красоте, не подходят для передачи полного, адекватного смысла Торы.

Каждый перевод неизбежно связан с переделкой, изменением оригинала. Переводчик философского текста старается точно передать его смысл, сохранить основную идею автора. Переводчик художественной литературы стремится передать языковые и стилистические особенности оригинала. Но для перевода Торы недостаточно ни вольной передачи смысла, ни буквального следования источнику. Все способы перевода не могут исчерпать смысл Торы, многообразные аспекты ее значений.

Тора содержит много уровней смысла: на них указывают фонетические намеки, связи между словами и буквами, мелодические элементы, которые может выразить только иврит. Для расшифровки Торы необходимо знать ее коды и герменевтические правила, с помощью которых выводятся многие законы, и их детали.

Например, цицит — кисти, привязанные к углам четырехугольной одежды, такой, как шалит. Большинство еврейских мужчин надевают его во время молитвы.

Слово цицит происходит от того же корня, что ацаца — “подсматривать”, как сказано в Песне песней: “Подсматривает сквозь решетки” (Шир га-ширим 2:9). Слово циц также обозначает появление завязи плода, как например: “...и он выпустил почки (циц), и созрел на нем миндаль” (Бамидбар, 17:23). Тогда народ увидел расцветший посох Аарона и понял, что он стал первосвященником по воле Бога. Отсюда мудрецы выводят, что цицит должны быть привязаны к одежде, как почки к стволу, и видны снаружи. Никакой перевод слова цицит в принципе не может передать эту сумму значений, глубину смысла.

Внутренние резервы еврейского языка содержат указания на эзотерическое понимание. Святость еврейских букв не передается другими языками. Классический талмудический комментарий объясняет, что даже формы букв Торы —

сами по себе язык, обладающий эзотерическим смыслом. На “тайную мудрость”, каббалу, есть намеки в тексте самой Торы, но для прочтения этих намеков необходимо знание специального кода.

Поэтому указ о переводе Торы на греческий язык грозил страшной бедой — забвением внутренних смыслов и духовных пространств Торы, подменой их повествованием о делах минувших дней, текстом, который нет необходимости изучать, погружаясь в его глубину. Такой перевод может обмануть читателя иллюзией понимания оригинала, хотя на самом деле дает о нем лишь самое поверхностное представление. Это могло оказаться самым большим препятствием для понимания и восприятия Торы!

Хуже того, с этого момента любой нееврей мог провозгласить, что обладает знанием Торы. Так перевод лишил еврейский народ исключительности, избранности подлинного знатока Учения, посвятившего жизнь его хранению и изучению.

Это произошло в тевет, месяц, в который возникла угроза затмения, утери ясности. Причиной случившегося послужил указ царя, который стремился вырвать Тору, источник уникальности, силы и жизненности, из наших рук. Но в противодействие этой угрозе мы каждый день произносим благословение:

Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь вселенной, Который избрал нас из всех народов и даровал нам Тору. Благословен Ты, Господь, дарующий Тору.

Итак, перевод на греческий язык представлял угрозу нашей уникальности. Но все старейшины понимали, что может произойти, и Дарующий Тору привел их всех к одной идее: каждый из них сделал те же тринадцать изменений в трудных местах, чтобы не вызвать принципиального искажения понимания, когда Тора попадет в чужие руки.

Например, первую фразу Торы “В начале сотворил Бог небо и землю” все семьдесят два передали как “Бог сотворил в начале...” (в английском каноническом переводе, следующем латинскому переводу, Вульгате, это еще яснее: “В начале Бог“). Раши (Мегила, 9а) объясняет: они опасались, что неевреи могут первое слово Бере-шит (“в начале”) принять за существительное и решить, что есть две Божественных сущности и первая сотворила вторую.

Наши мудрецы учили, что слово Берешит скрывает в себе в непроявленном виде, подобно семени, всю вселенную. Несмотря на то, что греческий перевод лишен глубины иврита, все-таки, благодаря Божественному вдохновению, он без искажений несет истинное послание Торы.

У Талмая был и дополнительный интерес к переводу Торы на греческий язык, помимо последствий, которые он мог иметь для еврейского народа. С этим связано еще одно изменение, внесенное мудрецами — перевод слова арневет (“кролик”) в Ваикра, 1:6, как “легконогий”. Мудрецы знали, что жену Талмая зовут по-гречески “кролик”, и понимали, что если они сделают точный перевод, царь сможет обвинить их в насмешке над царицей (как известно, кролик относится к разряду некашерных животных).

Кроме того, арневет символизировал греческую империю (Ваикра раба, 13:5). Четыре вида упомянутых в Торе животных, имеющих только один признак кашерности, символизируют царства, которые правили миром со времен разрушения Первого Храма: Вавилон, Мидия, Греция и Эдом (Рим).

Комментарий Бейт Яаков объясняет связь между кроликом и греками следующим образом: у кролика короткие ноги, поэтому его голова очень близко к земле. И греки близки к земле, они “вдыхают” материальное, поэтому имеют материалистический взгляд на мир.

Намек на материализм как базис греческой мысли дает имя жены Талмая. Мудрецы были очень осторожны, и их перевод внушает такую мысль: еврейский народ не имеет связи с “приземленным” животным, которое вдыхает запахи земли. Это животное символизирует греческую мысль, вот почему место кролика среди некашерных животных.

Хотя этот перевод передавал лишь часть того, что имела в виду Тора, он был ясен и не вызывал кривотолков. Греческий царь получил не источник, а только интерпретационный перевод. Первоисточник же был спасен от ложных интерпретаций.

А еврейскому народу ясно одно — нужно следовать Первоисточнику. А переводить Тору должен только выдающийся мудрец, который знает, как сохранить ее и в другой одежде. Только тогда этот перевод может оказаться не “рукой Эсава”, а “голосом Яакова”.

Чтение Торы в месяце тевет

Созыв совета Эзры, формализация молитв и развод с чужеземными женами — все это способы сохранить традицию, связанные с исходом наших предков из египетского изгнания, В этом месяце читают разделы Торы о рабстве в Египте (Шемот, 1-6) и казнях, которыми Бог покарал фараона и его подданных, когда они отказывались освободить еврейский народ. Мудрецы учат: евреи были выведены из Египта за то, что не изменили свой язык, одежду и имена.

Талмуд (Сота, 116) рассказывает, что египтяне старались изнурять евреев тяжкой работой вдали от дома, чтобы они не жили семейной жизнью, но еврейские женщины оставались безусловно верны своим мужьям. Талмуд объясняет это хорошо известными словами:

Заслугами праведных женщин наши праотцы были освобождены из Египта.

Мудрецы отмечают, что, за исключением одного случая, между евреями и египтянами не было смешанных браков.

Тевет — месяц неопределенности, неясности, когда возникла угроза потери источника, раскрытого на Синае и озаряющего еврейский народ до дней Эзры, последнего из пророков. Разделы Торы этого месяца показывают, как были преодолены опасности, возникшие в Египте. А Эзра применял этот опыт к своему времени, к новым обстоятельствам.

В пост десятого тевета мы читаем:

Месяц тевет, меня преследовали в этот месяц. Изменились мои пути.

Действительно, в этом месяце преследования изменили нашу жизнь. Но мы должны помнить, что все испытания и трудности в мире посылает Бог. Море не затапливает землю, не заходит за кромку берега, ибо Он заповедал: “До этих берегов, и не дальше”.

Так пусть Бог милосердия даст добрый совет сердцам Своих мудрецов, чтобы они привели нас к безопасным берегам Избавления, обещанного нашими пророками.