Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Чтение Каддиша в период траура

Чтение Каддиша в период траура

История Каддиша

Кадиш - сильнейшая форма провозглашения веры. Это одна из самых красивых, значительных и глубоко волнующих молитв в еврейском Б-гослужении. В древности Кадиш был известен как арамейское стихотворение в прозе, построенное на ассонансах и четком ритме. В Кадише чередуются реплики ведущего и молящихся, что производит на слушателей сильнейшее воздействие. По установившемуся мнению, Кадиш является отзвуком судьбы Иова в молитвеннике: «Хоть Он и убивает меня, я буду верить в Него». Это голос терпящего крушение, обращенный к Б-гу, превозносящий Имя Его и возносящий хвалу Ему, несмотря на сознание, что Всевышний только что лишил жизни человеческое, существо. Подобно молитве Кол Нидре, читаемой в Йом-Киппур, особое значение Кадигиа бесспорно. Это отклик на буквально первозданную, подсознательную и исходящую из самой глубины души потребность человека славить Всемогущего Б-га. Это здоровая, жизнеутверждающая и мужественная реакция человека в момент, когда он потрясен обрушившимся на него горем.

В утреннем Б-гослужении, Шахарит, Кадиш читается не менее тринадцати раз: после основных молитв и в заключение всего богослужения. Кадиш читают также во время переходных моментов службы. Его произносят по завершении периодов изучения Талмуда; на кладбище после погребения; на протяжении траурного года и в каждый день памяти (йорцайта). Ученые Талмуда говорят, что человек убежденно и от всего сердца читающий Кадиш, изменяет неблагоприятный приговор, вынесенный ему Всевышним. Они также единодушны во мнении, что самое существование Вселенной возможно только благодаря Кадишу, и что он является залогом спасения ушедших в иной мир.

В древности Кадиш занимал важное место в еврейской религиозной жизни, что его читали на арамейском языке —разговорном языке еврейской массы — чтобы каждый понимал его содержание. Свидетельством неослабевающего значения Кадиша может служить то, что и в наши дни его продолжают читать на том же языке. Кадиш является квинтэссенцией святости, которой должна быть проникнута вся наша повседневная жизнь. Кадиш приобрел такую огромную популярность, что законоучители Талмуда вынуждены были предостеречь народ от придания ему некоего магического значения, поскольку это могло привести к нежелательным последствиям. Поэтому они подчеркивали особое значение Кадиша, как молитвы об усопшем.

Несмотря на популярность Кадиша, происхождение его окутано мраком. По отдельным, очень кратким, но выразительным отрывкам, которые мы находим в Талмуде, можно судить, что произнесение главных слов Кадиша «Да будет благословенно великое Имя Его» так прочно утвердилось в обычае евреев, что значение этой молитвы и ее происхождение не обсуждались. Возможно, что Кадиш был первоначально составлен после разрушения Первого Храма и вначале произносился после или до изучения очередной темы из Торы. Затем он проник в Б-гослужение, которому вполне соответствовал.

Далее появились пять вариантов основного Кадигиа, причем все пять включали его лейтмотив: «Да будет благословенно великое Имя Его».

1. Полу-кадиш, применяемый в качестве переходной темы после каждого малого периода б-гослужения.

2. Полный Кадиш используется по завершении больших частей службы и включает в себя просьбу к Б-гу принять уже произнесенную от всего сердца молитву («...титкабел...»)

3. Раввинский Кадиш произносят по завершению изучения талмудического трактата. Он включает добавление ал Исраэл, молитву о благополучии изучающих Тору и всего Израиля, в надежде, что все евреи посвятят себя выполнению этого святого долга.

До этого времени Кадишу придавалось огромное значение, но оценить его в полной мере могли только еврейские мудрецы и их ученики, которые осознавали всю глубину содержания молитвы. В ранне-средневековом («геоническом») трактате Соферии мы находим указание на то, что Кадиш торжественно произносили в конце периода гиивы во время траура по еврейскому мудрецу. Позднее популярность Кадиша начала быстро возрастать в связи с демократической тенденцией избегать стеснительных различий между «образованными» и «простонародьем». Кадиш стали произносить по всякому умершему даже если человек этот не знал молитв и не изучал Устного Учения. В конце концов Кадиш овладел сердцами всех евреев, образованных и неграмотных, и его стали читать по всем умершим.

4. Так появился «Погребальный Кадиш», включающий пункт об оживлении мертвых и восстановлении Храма. Таким образом Кадиш оказался связанным с выражением острейших еврейских эмоций.

5. Пятый вариант - «Траурный Кадиш вскоре был включен в богослужение. Этот Кадиш произносится на протяжении первого года после погребения, и он стал главной молитвой понесшего утрату, независимо от возраста. Несмотря на то что Траурный Кадиш не содержит ничего явно относящегося к умершему или загробной жизни, его текст настолько соответствует настроению соблюдающего траур, что он вошел как составная часть в еврейскую молитву.

Функция Каддиша

Траурный Кадиш служит двум целям.

1. Он влияет на состояние духа понесшего тяжелую утрату, незаметно для него облегчая его страдания.

2. Для страждущего он служит уроком жизни, смерти и победы над смертью. Поэтому не случайно Кадиш занял столь важное место в духовной жизни евреев и оказался связанным с горестными моментами в их жизни, символом горестной утраты и траура.

Кадиш приносит утешение

С давних времен, прямо или косвенно, Кадиш связывался с идеей утешения (нехама) в скорби. Как свидетельствуют древние источники, издавна существовал обычай, когда ведущий в синагоге богослужение обращался к сидящим в последних рядах, где молятся евреи, соблюдающие траур, утешая их благословением и Кадишем. Отметим также, что по времени чтение Кадиша продолжается двенадцать месяцев, в течение которого традиция обязывает евреев утешать тех, у кого умерли родители. (Позднее однако традиция сократила этот период до 11 месяцев).

Этот прекрасный гимн начинается с принятия идеи о том, что знание мира принадлежит только Ему, Всемогущему Творцу мироздания, которое для человека остается тайной и вечным парадоксом, а заканчивается словами, которыми друзья старались утешить Иова: ,осе шалом бимеромав, ибо Тот, кто настолько могуч, что устанавливает мир между небесными «существами», вполне в состоянии установить мир и между всеми людьми.

Наконец, мы молимся о том, чтобы, словами Кадиша, достичь то-есть утешения для каждого из евреев—» нехемата «— и не только в связи со смертью одного близкого человека, а в связи с разрушением нашего древнего Храма и нашего святого города Иерусалима. Многие раввины утверждают, что текст Кадиша был первоначально составлен кем-то из членов Великого Собрания и предназначался для тех, кому пришлось жить во времена, после разрушения Храма и начала галута. Слова пророка Иехезкеля, положенные в основу первой темы Кадиша, это крик души, вырвавшийся у него при осознании исторической трагедии евреев: «Я возвысил и освятил Имя Мое и прославил Его в глазах народов и они будут знать, что Я — Б-г». Творец всего сущего принесет спасение Своему народу.

С идеей утешения связано не только содержание, но и все слова Кадиша, акцентирование таких понятий, как «жизнь» и «мир». Они отвлекают человека от идеи смерти, возвышая его до идеи вечной жизни, ведут его от катастрофы к миру, от отчаяния к надежде, от одиночества к человеческому сообществу.

В критический момент, когда поколеблена самая вера, и человек восстает против Б-га за то, что Он отнял у него близкого и любимого, страждущий произносит хвалу Творцу: итгадал веиткадаш... то-есть «да будет велик и благословен Тот, Кто создал мир...» Все законы природы действуют согласно Его воле. В момент, когда всё внимание человека сосредоточено на Царстве Небесном, обители умерших, куда только что отправилась душа кого-то из близких, Кадиш спокойно и почти незаметно переносит его взгляд на царство Б-га на земле, где обитают живые: Веямлих малхутей... (...и да утвердит Он Царство Свое...) бехайехон увейолехон увехайей дехол бейт Исраэль... (...при жизни вашей, и в дни ваши, и при жизни всего Дома Израилева...) Взгляд человека затуманен от зрелища безжизненной оболочки любимого, от вида савана и тлена человеческих останков, а Кадиш возвращает его к жизни, к «дням», к «этому миру» посредством непрерывного повторения слов «хаим» (жизнь), «йомим» (дни), «олам» (мир, вечность). Хоронящий близкого пребывает в растерянности, в состоянии врутреннего разлада, конфликта, испытывает комплекс вины, а Кадиш наполняет его ощущением вечного покоя, снова и снова подчеркивая мысль о мире, который Б-г сотворил в небесах, и о том, что Он несет мир народам (шалом).

Особое условие, также приносящее утешение, состоит в том, что Кадиш нельзя читать в одиночестве, а непременно публично. Это создает атмосферу сострадания к горю потерпевшего утрату в час, когда он испытывает чувство одиночества и беспомощности. Коллективное чтение внушает мысль о том, что и другие тоже испытывают ту же боль, что смерть естественна, даже если она преждевременна, что ритм жизни неизменен с того момента, когда Адаму был закрыт доступ к Древу Жизни.

Таким образом, Кадиш — это молитва утешения, наполненная высоким духовным содержанием, драматическая по своему ритмическому и словарно-музыкальному звучанию и глубокая по своей психологической направленности.

Понесшие утрату утешают Творца

Один хасидский мудрец однажды сказал, что смерть человека — потеря в воинстве Царя Вселенной. Кадиш, по его словам, — выражение надежды на то, что эта потеря будет восполнена. Лауреат Нобелевской премии израильский писатель Ш.-Й. Агнон дал этой мысли блестящую интерпретацию.

Царь Царей, Всемогущий Б-г, не таков, как властители земные. Когда монарх бросает в бой свою армию, он заботится только об общем результате сражения, о стратегии массовых действий, о конечной цели. Отдельного участника войны он не видит. Отдельный человек для него неразличим. Отдельный солдат — это не более, чем машина, несущая на плече ружье и выполняющая возложенную на нее функцию. Монарх в состоянии испытать сожаление по поводу потери половины полка, но не по поводу смерти одного воина.

Другое дело - Царь Царей. Он Творец всего мира, но заботится о жизни каждого. Для Него люди — не машины и не цифры. Они - человеческие существа. Когда умирает один из Его воинства, у Него траур. Смерть человека умаляет Его Имя, Его собственная святость бледнеет. В Его Царстве появляется брешь. Б-г страдает так же, как страдает человек, понесший утрату.

Чтение Кадиша — утешение, которое мы приносим Б-гу в Его потере. Мы говорим: итъадал, что означает «Твое Имя умалено, да будет Оно возвеличено!» Мы говорим иткадаш что означает «Твоя святость уменьшилась, да будет она превыше всего!». Мы говорим веямлих малхутей, то-есть «Твое Царство понесло убыток, да будет оно вечно!». Такая неожиданная интерпретация Кадиша, состоящая в намерении страждущего принести свои соболезнования Творцу всех людей, — это, одновременно, и утешение для него самого. Сознание, что Б-г заботится о каждом и страдает от потери каждого, кто сотворен по Его Образу и Подобию, служит источником тепла и душевного покоя.

Воспитательное значение Кадиша

Кадиш - выраженная в сжатой форме основная идея еврейского отношения к жизни. Прежде всего она заключается в безоговорочном приятии, как будто незаслуженного, на первый взгляд, наказания, так, как если бы она была абсолютно справедливо, поскольку речь идет о действии — результате мудрости Б-га. В старину Кадиш записывался с подзаголовком: «цидук га-дин», то-есть молитва-оправдание решения Б-га. В момент погребения молитва провозглашает: «Б-г дал и Б-г взял. Да будет священно Имя Его!».

В Кадише повторяется тема: Да будет вечно благословенно Имя Его!». Эта тема выражает мысль о том, что Всемогущему Б-гу известны все наши тайны, что Он соответственно и справедливо вознаграждает и наказывает нас, что Ему Одному известно, что лучше для человечества, а Его дела, в конечном счете, предназначены для блага всех людей на свете. Только принимая смерть как справедливое и неизбежное, естественное завершение жизни, можно жить полной жизнью. Как бы трудно это ни было, человек должен внутренне принять мысль о том, что только Творец Вселенной владеет истинным пониманием действительных целей Своего Творения и только такое понимание способно помочь ему избежать собственного бессилия в попытках ответить на упрямо возникающие вопросы, а само существование только и может быть терпимым при условии преодоления этого бессилия. Именно поэтому мы повторяем слова Кадиша: «Да возвеличится и освятится великое Имя Его в мире, который Он сотворил по воле Своей». Пути этого мира недоступны нашему пониманию и соответствуют только Его воле. Как может наш ограниченный интеллект охватить Его безмерное величие и достичь всю глубину Его Б-жественного Ума? Какая бы трагедия ни случилась, какие бы тяжелые обстоятельства ни потрясали нашу семью, у нас всегда остается вера, что справедливый Б-г поступил согласно справедливости.

Значение Каддиша

Уважение к родителям

Помимо того, что Кадиш психологически и помогает человеку, понесшему утрату, не согнуться в беде, он обладает также чисто мистической силой воздействия. Кадиш устанавливает прямую связь между поколениями, соединяя воедино две жизни: жизнь ушедшую и жизнь продолжающуюся. Для человека, понесшего утрату, лучшим утешением служит сознание того, что мысли, надежды, заботы и обязательства умершего находят продолжение в лоне его собственной семьи. Когда сын читает Кадиш, он тем самым демонстрирует продолжение жизни, как бы вырывая умершего у смерти.

Как это происходит? Еврейская традиция считает чрезвычайно важным родительское влияние, оказываемое при жизни на сына. «Зехут авот» «заслуга отцов» чрезвычайно важная тема в раввинской литературе. Следует помнить, что все мы обращаемся к Б-гу с мольбой о прощении во имя праведных дел наших праотцев, Традиция признает также, что грехи родителей,— нечистые намерения, нечестным путем добытое добро, бесцельное существование — могут пагубно сказаться на жизни многих следующих поколений их потомков. Психика ребенка несет на себе неизгладимый отпечаток, оставляемый родителями, как бы мы к этому ни относились, независимо оттого, считаем ли мы это справедливым или нет. При всем этом, учение иудаизма полагает, что родители не в состоянии искупить перед Б-гом неправедные дела своих сыновей собственной праведностью. Авраам не мог спасти своего заблудшего сына Ишма’эла, а Ицхак - своего кровожадного Эсава.

Любопытно, однако, что обратное вполне возможно. Дела детей могут искупить грехи родителей даже после их смерти. Этические, религиозные и социальные добродетели детей — это сияющий нимб над головой их родителей. В Талмуде сказано: «бера мезаке аба», то-есть «Сын награждает отца». А Рабби Шимон бар Йохаи говорит: Ма зар'о бахаии, аф гу бахаим, то-есть: «Пока потомство человека живет, живет и он». Те, кто оставляют после себя достойных детей, духовно не умирают. Их плоть предается земле, а то, чему они учили, остается людям. Только Б-г один определяет жизнь человека, и никто — ни дети, ни родители — не могут в этом ничего изменить; однако человек в состоянии модифицировать значение жизни другого человека, укрепить его и придать этой жизни большую ценность. О дереве судят по качеству плодов, о ремесленнике — по делам его рук, о родителях — по нравственному уровню их детей. Талмуд говорит, что поскольку Давид оставил после себя сына, достойного его, в тексте Писания, где речь идет о смерти Давида, написано, что он «уснул», подчеркивая этим, что существование Давида не закончилось в час его смерти; а об Иоаве, у которого не было сыновей, чтобы продлить его величие, сказано «он умер». Дети оказывают влияние на родителей при их жизни, и это продолжается после смерти родителей..

Именно в этом смысле Кадиш приобретает особенно важное значение. Исторически Кадиш служил завершением изучения Торы, а в наше время служит эпилогом человеческой жизни. Чем с самого начала была отмечена эта жизнь? Была ли она наполнена добрыми, достойными и благородными делами? Или в ней не было ничего, кроме позора, бесчестья, безумных поступков и слабостей? В любом из этих случаев необходим Кадиш. Мудрецы считают, что чтение сыном Кадиша, с одной стороны, подчеркивает добрые дела родителей, а с другой — выражает раскаяние за их грехи.

Раввины утверждают, что человек обязан почитать родителей, как при жизни, так и после их смерти. Кадиш словесно выражает глубокое почитание и безусловную покорность, которые (после получения заповедей на Синае) каждый еврей обязан испытывать и соблюдать по отношению к родителям. Даже сама продолжительность чтения Кадигиа представляет собой выражение глубокого уважения сына к умершему. Говорят, что суд над грешной душой длится полный год. Из почтения к родителям сын прекращает чтение Кадиша по истечении одиннадцати месяцев, за которыми следует месяц красноречивого молчания в память добродетелей тех, кто дал ему жизнь.

Символично не только то, что сын сам читает Кадиш, демонстрируя тем самым, что он получил от родителей хорошее воспитание, но также то, что побуждает этим и других славить Б-га, произнося вместе с ним «освящение Имени». Соблюдающий траур провозглашает: «Да будет возвеличено и благословенно Его великое Имя», «Да будет Его Имя вечно благословенно!» Молящиеся же отвечают: «Амен. Да будет так!». Это совместное благословение Б-жественного Имени уже само по себе является миниатюрным богослужением и помогает достичь высшей святости; в то же время это и величайшая духовная победа матери и отца, подтверждение правильности воспитания, которое они дали своему сыну.

С другой стороны, если родители прожили жизнь в заблуждениях и грехе, если своей жизнью они хулили Его Имя (хилул га шем), Кадиш, прославляя Имя (кидуш гашем) выступает в роли защитника от возмездия. Текст Кадиша не является бувально молением о прощении, но само его произнесение указывает на то, что добродетель сына имеет своим источником родителей, и поэтому чтение Кадиша сыном оказывается спасительным для них.

В связи с этой мыслью в книгах рассказывается о мистическом видении великого мудреца рабби Акивы. Этот рассказ мы находим в Талмуде, Мидраше, Зогаре и других источниках, что свидетельствует о его широкой популярности и вере в его реальность. Рабби Акиве явился известный грешник, который умер и был приговорен к тяжелейшему наказанию за свои грехи. Грешник сказал Рабби Акиве, что только в том случае, если его сын прочтет Барху и Кадиги, он сможет получить прощение. Рабби научил молодого человека этим молитвам, тот прочел Кадиш и тем самым принес отцу спасение от гибели в потустороннем мире. Так «заслуга сына» помогла спасению отца.

Традиция воспроизводит диалог между праотцем Яаковом и его двенадцатью сыновьями. Яаков был глубоко озабочен их будущим. Он не был уверен, что все они пойдут по праведному пути, что никто не встанет на путь их дяди Эсава или их более старшего родственника Ишмаэла. Не случится ли так, что один из его сыновей отречется от веры отцов? В великом страхе он обратился к сыновьям и услышал ответ: «Слушай, Израиль (то-есть Яаков), Б-г Всесильный наш! Б-г Один!». Яаков испытал облегчение, так как убедился в благочестии своих детей и ответил им с благодарностью: «Благословенно Имя Славы Царства Его во веки веков!». Этот ответ в своей арамейской форме стал непосредственной частью Кадиша, который, таким образом, устанавливает прочную связь между поколениями.

Когда смерть входит в дом, она обрывает физическую жизнь. Смертью иссушается ее поток. Наступает пустота. Но могила не умерщвляет человеческого духа. В поведении потомства проявляется неумирающее влияние умершего, его мысли, чувства, идеалы. Чтение Кадиша демонстрирует, что жизнь родителей была не напрасной и имеет продолжение в детях, принося добро. Не будет преувеличением сказать, что духовные связи, возникающие при чтении Кадиша, во многом способствовали выживанию еврейского народа, еврейской религии, синагоги и основных организационных форм еврейской общины.

Как читается Каддиш

Время, предназначенное для чтения Кадиша

Кадиш читается во время всех богослужений, утром и вечером, в Субботу и в праздничные дни, в дни поста и в дни веселья.

1. Чтение Кадиша не должно нарушать других элементов богослужения и предписаний религии. Например, если до синагоги далеко, то это не значит, что ради чтения Кадиша, можно поехать в синагогу на автомобиле в Субботний день. Предпочтительнее не иметь достаточного кворума (миньяна), но не нарушать законов Субботы. Святость Субботы по еврейской традиции преобладает над значением Кадиша, ибо Суббота — это основа иудаизма. Уважение к родителям — одно из центральных требований иудаизма, но не за счет соблюдения других требований религиозной традиции. Соблюдающему траур не дано выбирать и устанавливать уровни святости элементов религиозного ритуала. Вечность еврейской религии зиждется на счет строгом равновесии религиозных ценностей, пронизывающих всю жизнь еврея. Элементы этого равновесия детально разработаны, и бессмыслено их пересматривать.

2. Чтение погребального Кадиша происходит немедленно после зарытия могилы. Траурный Кадиш начинают читать во время первого богослужения, как правило во время молитвы минха, сразу же по возвращении с похорон.

3. Теоретически продолжительность чтения Кадиша равна одному календарному году. Это период, в ,течение которого происходит Б-жественный суд над умершим. В некоторых общинах принято во всех случаях читать Кадиш на протяжении двенадцати месяцев. Однако полный год — это время суда над грешником. Мы же предполагаем, что наши родители к этой категории не относятся. Поэтому в большинстве общин Кадиш читают на протяжении только одиннадцати месяцев. В високосный год продолжительность чтения Кадиша такая же - одиннадцать месяцев. Мы отнимаем один день, чтобы до конца двенадцати месяцев осталось полных тридцать дней. Так, если мы начинаем чтение в восьмой день месяца Хешван, то заканчиваем его на седьмой день месяца Тишри.

4. Если один из родителей завещал сыну читать Кадиш в течение 12-ти месяцев, то у нас нет оснований помешать исполнению родительской воли. Если дети считают, что двенадцатимесячное чтение Кадиша явится бесчестьем для умершего, то в течение двенадцатого месяца, вопреки завещанному, они могут читать только раввинский Кадиш. Такое завещание может быть широко рекомендовано всем родителям.

5. Одиннадцать месяцев без одного дня отсчитывают со дня смерти. Однако если захоронение состоялось несколько дней спустя после смерти и кто-либо считает уместным отсчитывать со дня захоронения, то это допустимо.

6. В последний день чтения Кадиша соблюдающий траур удостаивается почетной алии (вызова к Торе).

7. Чтение Кадиша по другим родственникам, кроме родителей (сын, дочь, брат, сестра, жена) по распространенному обычаю происходит в течение 30-ти дней.

Требование миньяна

Кадиш читается только в присутствии 10 человек мужского пола, достигших возраста бар-мицвы, включая самих соблюдающих траур. Если присутствуют девять человек и один из них несовершеннолетний, то миньян считается неполным. Однако по мнению некоторых толкователей в случае невозможности поступить иначе и если несовершеннолетний сам в это время соблюдает траур, он тоже может считаться членом миньяна.

Чтение Кадиша — дело глубоко личное, и личности в еврейской этике придается очень большое значение, ибо к личности обращены слова: «Будь свят, как Я свят, Б-г Всесильный твой». Тем не менее Кадиш следует читать публично, в составе полного миньяна, вызывая своим чтением ответы молящихся. Опыт многих поколений евреев учит нас, что моление о мире, о жизни, о снисхождении к нам небес может быть эффективным только при условии, что оно происходит совместно, группой друзей, соседей, объединенных единой верой.

В самых различных местах с глубокой древности было принято созывать миньян и благодаря этому в любой точке земного шара приезжий находил еврейскую общину. И во все времена еврейские общины благодаря обычаю миньяна сохраняли свою целостность в любых условиях галута. Этот религиозный закон точно неразрывная цепь связал поколения евреев, выражая глубинную связь отцов и сыновей на протяжении веков. Кадиш и миньян объединяют, отцов и детей, а миньян, — евреев общины.

Обязанность соблюдающих траур читать Каддиш

Прежде всего обязанность читать Кадиш ложится на сына умершего. На него, а не на его сестру или других родственников, на него, а не на того, которого для этой цели наняли за деньги. Сын отдает должное отцу. По мнению Рабби Акивы, чтение Кадиша сыном умершего приносит спасение отцу. Поэтому читать его сын должен сам. Даже такой духовный гигант своего времени, каким был Рабби Акива, не мог чтением Кадиша заменить сына умершего. Традиционно обязанность возлагается именно на сына в силу особенностей его положения в семье и внутрисемейных отношений. Речь идет о четко определенной обязанности, от которой нельзя уклониться. Никто не может делегировать своего представителя для исполнения этого долга. Это было бы равносильно тому, как если бы кто-то пожелал перепоручить соседу или какому-то чужому человеку вместо него оказывать знаки внимания и уважения родителям при их жизни. Бесплодна молитва без личнэго участия в ней.

Если сын несовершеннолетний

Обязанность читать Кадиш ложится на сына даже в том случае, если он несовершеннолетний, то-есть у него еще не было бар-мицвы. На этот момент следует обратить особое внимание. Есть все основания считать, что с самого начала Кадиш предназначался для тех, которые не умели вести богослужение. Читая легкозапоминающийся текст Кадиша, мальчик приобретает навык, как вести за собой молящихся, прославляя вместе с ними Имя Б-га. Кадиш является также хорошим способом психологического воздействия на ребенка. Он помогает ему достойным образом выразить свое горе и получить утешение. Он поможет установлению между ним и синагогой прочной связи на всю жизнь. Правда, несовершеннолетнему не поручается вести богослужение, даже если он уже умеет это делать. Вопрос о том, может ли ребенок уже вести богослужение, решает семья совместно с раввином.

Приемный сын

Считается приличным, хотя и необязательным с точки зрения Закона, чтобы Кадиш читался также по умершему отчиму или приемной матери, в особенности, если они растили своего приемного сына в течение многих лет. Тем не менее, если он не испытывает к приемным родителям сыновних чувств, то побуждать его к чтению Кадиша незачем. Однако если умершие не оставили после себя родного сына, то приемный обязан выполнить эту обязанность.

Дочь

Обязанность читать Кадиш лежит на сыне, а не на дочери. Наши мудрецы учили, что чтение Кадиша утром и днем не может возлагаться на женщину, у которой вдоволь семейных обязанностей. Речь идет не о предубеждении по отношению к женщине, а об абсолютно земном и практическом расчете, диктующем освобождение женщины от этой обязанности. Дело вовсе не в том, что мудрецы якобы установили какие-то уровни сострадания или уважения между дочерью и сыном. Напротив, принято даже считать, что дочь обычно бывает ближе к родителям, чем сын. Поэтому во всем остальном, кроме чтения Кадиша, у сына и дочери равные обязанности.

Мудрецы не видели различий между мужчиной и женщиной в выражении привязанности и любви к умершим близким, но считали, что неразумно возлагать на женщину обязанность непременно посещать утреннюю и вечернюю молитвы поскольку забота о доме - главная обязанность женщины. Однако полностью в духе закона о соблюдении траура является требование к дочери во время Субботнего посещения синагоги концентрировать особое внимание на чтении Кадиша и проникновенно произносить в нужных местах «амен», обращая свои мысли к умершему. Глубоко прочувствованное произнесение «амен», по мнению раввинов, равноценно чтению всего Кадиша. В некоторых общинах принято также, чтобы женщины вставали при чтении Кадиша. Дочь умершего может также про себя произносить Кадиш, в особенности в тех случаях, когда у нее нет брата.

Можно ли передать другому обязанность читать каддиш?

Друзья или родственники (не исключая и тех случаев, когда кто-то из них посещает синагогу регулярно или один из братьев был ближе к умершему) не могут освободить сына от его обязанности читать Кадиш. Это обязанность сына, даже если он делает это недостаточно регулярно или не совсем сознательно. Безусловно, читать Кадиш дважды в день на протяжении целого года может оказаться весьма обременительным, но, как и многие другие обременительные обязанности, ее нужно выполнять.

Нельзя нанять кого-нибудь для этой цели, дайсе если человек, которого хотят нанять, очень благочестив, даже если он раввин или кантор и может сделать это гораздо лучше, чем сын. Кадиш — это не магическое заклинание, автоматически открывающее покойному Небеса и которое может произносить любой, лишь бы ему заплатили. Поручение читать Кадиш кому-то за плату вместо чтения его самому лишает эту молитву всякого смысла, совершенно обесценивает ее, лишает той цели, ради которой она, собственно, и существует. Ничего не остается от «заслуги детей». Исключается личное отношение к трагедии. Отсутствует выражение собственного уважения к родителям. Нет элемента психологического врачевания. Не возносится слава Имени Б-га. Не остается по сути ничего от самой религии. Как следствие — чисто утилитарная идея, что все в этом мире продается и покупается. Без «заслуги детей» можно обойтись: ее можно просто купить. Купленый Кадиш может оказать только противоположное действие на родителей, которые вырастили сына, не имеющего ни времени, ни терпения, чтобы отдать последний долг взрастившим и воспитавшим его.

Если умерший не оставил после себя сына

Если умерший не оставил после себя сына, то возникает вопрос, кто же должен читать Кадиш? Необходимость чтения все-равно остается. В еврейской традиции было немало споров относительно того, кто же все-таки должен его читать. Некоторые считают, что это должен делать младший брат умершего, так как по еврейской традиции он обязан приносить дань уважения старшему отпрыску семьи. Другие возлагают эту обязанность на зятя, который подобен сыну, или на внука, которого Тора рассматривает как сына. Ссылаясь на то, что Давид молился о своем заблудшем сыне Авшаломе, иные настаивают на том, что Кадиш должен читать отец, если он пережил сына.

В наше время все сводится к тому, что Кадиш читает тот, кто из родственников ближе к умершему или кто считает, что ему легче будет справиться с чтением Кадиша, или чье религиозное чувство подсказывает ему, что именно он должен взять на себя эту обязанность. Возможно, из чувства долга или привязанности это сделает друг умершего. Еще более эффективным может оказаться разделение обязанностей. Важно при этом, чтобы тот, кто возьмется читать Кадиш, уже не имел родителей или получил согласие от них.

А в случае если родители того, кто выразит согласие читать Кадиш, почему-либо не дадут разрешения, можно ли нанять чужого человека? В подобных случаях по традиции еврейская семья нанимает смотрителя синагоги или кого-либо другого из должностных лиц религиозной общины. Считается при этом, что лучше уплатить за услугу, чем получить ее бесплатно, так как в случае уплаты родственники могут считать читающего Кадиш выполняющим их личное поручение и быть в полной уверенности, что Кадиш читается. При этом важно, чтобы тот, кто взялся читать Кадиш, читал его только по поводу одного умершего, а не нескольких, иначе такое чтение теряет смысл.

Следует, однако, отметить, что такой обычай, как бы искренне и сознательно ему ни следовали, на практике привел к немалому числу совершенно нежелательных последствий. Многие стали оценивать выражение почтения к памяти умершего исключительно с материальной точки зрения. Возникло впечатление, что Кадиш — это что-то вроде системы кредита, и с ним можно обращаться, как с материальной ценностью. Многих это затем поощрило к тому, чтобы оплачивать и все другие услуги. В практику вошло нанимать так называемых «йарцайт», или «йизкор», или «малэ», читающих молитву над могилой, между тем как такая практика заслуживает всяческого осуждения - она противна самому духу религии. Иначе говоря, люди стали считать, что не так важно помолиться, как уплатить, а синагогу стали рассматривать как нечто вроде божественного супермаркета. Тору заменили банковским счетом и поверили, что всякий грех может быть выкуплен посредством благотворительности. Зло, причиняемое подобной практикой, превышает добро, к которому такая практика как будто направлена. Задача состоит в том, чтобы этот вред свести к минимуму или ликвидировать его совсем.

Выдающиеся авторитеты Закона предлагают лучше жертвовать эти деньги в пользу йешив или дневных еврейских школ; на содержание домов для престарелых; на оказание помощи отдельным людям в изучении Торы и Талмуда, с тем чтобы, заканчивая учение, они каждый раз читали раввинский Кадиш в честь умершего. Такая практика имеет смысл, как «заслуга детей», включающая изучение иудаизма и молитву. Это - соединение Торы и Кадиша в самом высоком значении этих понятий. Так поступали самые известные знатоки Торы даже в тех случаях, когда они оставляли после себя сыновей, безусловно готовых читать по ним Кадиш.

По ком читают Кадиш

Кадиш читают по умершему отцу или матери, независимо от характера отношений, которые сложились между ними и сыном при жизни. Во многих общинах принято также читать тридцатидневный Кадиш по другим родственникам: брату, сестре, сыну, дочери, жене.

Кадиш читают также по знатокам Торы и по евреям, погибшим на войне или по тем, кто умер «ал кидуш Гашем», то-есть за святость Веры. Его можно читать также в память о близком друге, а также на могиле достойного нееврея, если налицо миньян из десяти взрослых мужчин.

Возраст умершего

Существуют разные мнения относительно того, в каком минимальном возрасте должен был быть тот, по ком читают Кадиш. В некоторых общинах минимумом считают 20 лет, в других — возраст бар-мицвы. Некоторые считают минимумом 8 или 9 лет, в зависимости от степени возмужания и оттого, можно ли его считать бар да’ат, достаточно сознательным, чтобы понимать основные положения религии. Некоторые считают, что ребенок, проживший более тридцати дней, уже заслуживает, чтобы по нему читали Кадиш. Вообще это зависит оттого, как принято в данной общине, но, как правило, считают, что ребенок должен достичь совершеннолетия, однако этим нижним пределом может быть и возраст, не достигающий необходимого для бар-мицвы (13 лет). Если отец ребенка настаивает, то тридцатидневный возраст может быть достаточным.

Самоубийства

В случаях самоубийства, в особенности, если мотивы его сомнительны, чтение Кадиша необходимо. Сознательное самоубийство считается ужасным преступлением и родственников самоубийцы следует поощрить к чтению Кадигиа во имя спасения души умершего, причем, естественно, Кадиш должен читаться при этом в течение целого года.

Грешники

Среди авторитетов Закона Торы существуют серьезные разногласия относительно того, следует ли читать Кадиш по тому, кто, злонамеренно, стал на путь греха, кто отрекся от веры отцов или перешел вдругую религию. Большинство считает, что в подобных случаях Кадиш читать не следует. Однако, принимая во внимание, что даже грешные родители должны быть почитаемы детьми, и учитывая, что цель Кадиша,— отвести наказание от творивших зло и то, что, в целом, духовное благо для живущих при этом возрастает, синагога и близкие покойному должны принять решение о чтении Кадиша в течение двенадцати месяцев. Трудно в наше время отказать детям покойного в выполнении этого долга.

Пропавшие без вести и считающиеся умершими

В подобных случаях, в особенности, если нет свидетелей, могущих подтвердить факт смерти, принять окончательное решение очень трудно и следует обратиться к раввинам. Обычно, если речь идет о холостяке, когда, несмотря на то, что мертвое тело обнаружено не было, пропавший без вести признается безусловно умершим, можно читать Кадиш. Гораздо сложнее бывает принять решение, когда у пропавшего без вести осталась жена. Если Кадиш будет читаться, то из этого следует, что жена пропавшего без вести считается вдовой, и ей позволено снова выйти замуж. Между тем, с точки зрения религиозного закона, сам факт смерти мужа ведь не установлен. В подобных случаях после непременной консультации с компетентными раввинами, можно рекомендовать сыну чтение не траурного, а раввинского Кадиша. Если позднее тело покойника все же будет обнаружено, то можно продолжить чтение траурного Кадиша до истечения одиннадцати месяцев.

Когда Кадиш читают во время богослужения

1. Погребальный Кадиш

Этот Кадиш не читают во время синагогальной службы. Его произносят сразу же после зарытия могилы. Эта молитва содержит в начале особое благословение, которое читают только в самый траурный момент. Однако в полупраздничные дни, когда не читают цидук гадин или таханун, не читают и это благословение погребального Кадиша.

Ниже приводится вступительное благословение погребального Кадиша, включающее строки, относящиеся к погребенному, и слова утешения в связи с разрушением Иерусалима и Храма.

Йитгадал вейиткадаш шмей рабба. (Да возвеличится и освятится Его великое Имя).

Бе'алма дегу атид леитхадаша, (в мире, который Он обновит),

Улеахайа ма'асайа улеасака йашане лехаей алма, (оживит Он мертвых и воскресит их для вечной жизни),

Улемивнэ карта дирушалем, улешахлел гехалег бегава(восстановит город Иерусалим и воздвигнет в нем Свой Храм);

улемекар пулхана нухраа меар'а, (и низвергнет чужие культы из земли),

велаатава пулхана дишмайа леатрег — (и возвратит Божественную службу в место Своё) - веямлих кудеша берих гу бемалхутей викарег (и восцарствует Пресвятой, благословен Он, в царствии Своем и во Славе Своей). (Дальше читается обычный траурный Кадиш, начиная со слов: бехайехон).

2. Траурный Кадиш

Его читают непосредственно после ,алену, а также после псалма данного дня недели. Во время богослужений Минха и Ма’арив его следует читать после ,алену, которым завершается служба.

3. Раввинский Кадиш

Во всех случаях чтение более полного Раввинского Кадиша считается более важным, чем чтение других. Место этого чтения — перед ,Алену Соблюдающий траур может также читать Кадиш непосредственно после чтения Торы.

Как уже отмечалось выше, в случаях, когда соблюдающий траур не умеет вести службу, рекомендуется, чтобы он вел хотя бы заключительную ее часть (ее запомнить совсем нетрудно), начиная с Ашре и У-ва лецион и до конца.

Как стоять при чтении Каддиш

Кадиш читают стоя. Его можно произносить одновременно с другими соблюдающими траур. Кадиш — молитва и чтение ее нельзя прерывать. В момент, когда молящиеся должны произнести главные слова Кадиша: «Да возвеличится и освятится Его Имя!», они прерывают свои молитвы, чтобы ответить. В заключении Кадиша есть цитата из книги Иова, — просьба к Б-гу, Творящему мир на небесах, принести мир нам всем. Этими словами завершается Кадиш. Закончив свое обращение к Б-гу, произносящий Кадиш обычно отступает на три шага, что как бы символизирует окончание беседы со Всевышним, а затем снова возвращается на свое место.

Когда соблюдающий траур может посещать синагогу

Наше время характеризуется крайней неустойчивостью. Срочные дела, личные обстоятельства, болезнь могут помешать посещению синагоги. И тем не менее читать Кадиш в одиночку нельзя. Это публичная молитва и читать ее следует в присутсвии и при участии достаточного количества молящихся.

Что делать в подобных случаях соблюдающему траур? Надо исходить из того, что является главным принципом Кадиша: «заслуги детей». Соблюдающий траур вместо Кадиша может прочесть отрывок из ТаНаХа: главу из Пятикнижия или главу из Пророков, или, раздел из Мишны. Это вполне конструктивная и однозначная замена Кадиша в случае, если посещение синагоги невожможно.

Согласно еврейской традиции, есть и другие пути воздать должное родителям воспитавшим детей. В память покойных дети могут заниматься благотворительностью. Еще более эффективным может быть решение сына решения выполнять какую-либо заповедь в честь умершего.

Предположим, что сын взял на себя обязательство выполнять заповедь о тфиллин в память о покойном родителе. Душа покойного теперь живет вне тела, ей чужды телесные наслаждения. Она наблюдает за тем, что делает сын, и независимо от того, как родитель прожил свою «земную» жизнь, теперь душа его пребывает в другом, более высоком мире, и истинное ее счастье — добрые дела. Она сама теперь лишена возможности действовать, но наблюдая за тем, как сын выполняет мицву, да еще в память родителя, душа его получает безмерное наслаждение. А разве можно сравнить счастье души с мимолетным наслаждением тела? Мы в земном мире вообще не имеем никакого представления о том, что такое райское наслаждение души, и сколько счастья одно доброе дело может принести душе в загробном мире. Благородный поступок сына продлевает благотворное влияние родителя на сына и служит на благо будущей жизни того, кто остался в живых.

Иначе говоря, наиболее сильное выражение скорби по умершему состоит в этическом и религиозном совершенствовании самого себя.