Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Период похорон

Период похорон

Библейская мудрость рекомендует проводить похороны как можно скорее после смерти человека. Это обосновывается двумя требованиями, связанными с поощрением к действием и запретом.

Побуждающее утверждение поощряет: ;«И затем захорони его в тот же день». Запрещающее предостерегает: «Его тело не должно оставаться всю ночь». Еврейский закон требует, чтобы похороны умершего были проведены в течение суток со времени его кончины. Считается несмываемым позором, если труп остается незахороненным, ибо душа его возвращается к Б-гу, а тело оставлено и брошено на земле среди живых. Еврейская традиция уделяет значительное внимание необходимости оказывать честь и уважение умершему.

Мало того, возникает определенный психологический эффект, связанный с соблюдением традиции. Пребывание в «долине теней смерти» длительное время стоит огромного душевного напряжения семье покойного. Никто не должен находиться долго рядом с покойником, независимо от того, насколько глубока травма потери близкого человека. Точно так же, как покойнику должно быть захороненным без промедления, так его близкие не должны травмировать себя откладыванием похорон. Предание умершего земле может иногда задерживаться, но только в связи с оказанием должных почестей покойному. Раввин может отложить похороны, но только в следующих случаях:

1. Когда власти просят отложить похороны. Например, для перевозки тела или для подготовки необходимых бумаг и документов, или — если это необходимо — соответствующего осмотра, связанного с причиной смерти.

2. Если задержка похорон связана с необходимостью доставки савана или соответствующего гроба.

3. Если близкие родственники должны затратить много времени, чтобы прибыть во-время и проститься с умершим, и их присутствие необходимо, поскольку оно является последней данью уважения. Здесь, однако, не имеется в виду неопределенный срок ожидания. Также откладывание похорон невозможно ради того, чтобы большее количество людей успели прибыть на похороны.

4. Если ожидается прибытие раввина, читающего надгробное слово, чье присутствие на погребении рассматривается как честь для покойного.

5. Если похороны должны состояться в пятницу после полудня, то предпочтительно перенести их на воскресенье, поскольку приближается Суббота.

6. Еврейский Закон запрещает предание тела земле в первый день важнейших праздников, то есть Рош-Гашана, Суккот, Шемини-Ацерет, Песах (1-й и 7-й дни) и Шавуот. На второй день праздника, в принципе, разрешаются похороны, но предпочтительнее отложить их на следующий день после окончания праздника. Никакого другого нарушения закона в такой день не дозволяется.

Наиболее благоприятное время для похорон утренние часы. Такая рекомендация основывается следующих причинах:

1. Мицву захоронения следует исполнить чем раньше.

2. С практической точки зрения, для большинства людей удобнее и больше возможностей посетить утреннюю молитву в синагоге, чтобы затем они могли вернуться к своим текущим делам.

3. Это дает возможность тем скорбящим, кто живет далеко от кладбища, начать отсчет семи дней траура накануне наступления темноты, и поэтому считать этот день первым днем шивы. (Это понятие будет объяснено ниже.)

Время похорон зависит также от похоронного бюро. Семья покойного должна посоветоваться с раввином предварительно, до того, как окончательно будет назначено время похорон. Это необходимо, чтобы определить и правильно согласовать возможности всех.

Между смертью и погребением

Каждый ближайший родственник умершего считается онен (соблюдающий траур) с того момента, как он узнал о смерти, и до погребения, независимо от количества времени, прошедшего между этими двумя моментами.

Онен — это глубоко страдающий человек, вырванный из нормального течения жизни и неожиданно брошенный в глубь невыразимого горя. Он сбит с толку, выбит из колеи, его эмоции дезорганизованы. Шок смерти парализует его сознание и блокирует все привычные способы организованного мышления. «Покойник лежит перед ним», — как это состояние определили мудрецы, и психологически он переживает момент смерти каждую минуту снова и снова.

Находясь в этом состоянии, скорбящий, к сожалению, должен еще и отдавать подробные распоряжения организатору похорон, похоронному обществу, договариваться с работниками кладбища и раввином. Он должен также оповестить друзей и семью. В то же время в глубине души он прежде всего сражен своей личной потерей, пустотой, образовавшейся в его личной жизни и в жизни его семьи. Часто в это время он отягощен ощущением вины за горькие минуты, причиненные умершему. Внезапность его горя, смятение при сообщении о смерти не дают ему поверить в случившееся. Это просто непостижимо и невозможно, что тот, кто только что был жив, сейчас мертв, отрезан и ушел из жизни.

С практической стороны опей должен принять немедленные и значительные решения, основанные на реальности смерти, в то время как психологически он еще не принял ее. Эти два элемента плюс необходимость действовать с уважением и почитанием в присутствии тела умершего являются основными принципами, руководящими поведением опека.

Кто является, оненом?

Онен — это человек, потерявший близкого родственника, по которому он обязан соблюдать траур. Кто обязан соблюдать траур и по кому соблюдается траур?

Степень родства: 1. отец, мать 2. брат, сестра (независимо от того, состоят или состояли они в браке, или нет; также полубрат или полусестра) 3. сын, дочь 4. супруг, супруга.

Несовершеннолетние дети. Мальчик младше 13 лет и девочка младше 12 — не считаются оценим (мн. число) и не связаны законом соблюдения траура. Они обязаны только выполнить обряд разрывания одежды, что будет обсуждаться ниже.

Самоубийства. В случаях точно установленных самоубийств, по Еврейскому Закону ни закон об онене, ни траур не соблюдаются. Обязанность по приготовлениям и уходу за покойником ложится на всю общину, а не только на родственников. Таким образом, у родственников нет обязанности ни участвовать в приготовлениях, ни оказывать особое почтение самоубийце. Самоубийство, исключая случай безумия, считается грехом, разрушающим Божественный Образ и лишающим семью самоубийцы Божественного Присутствия. Подобным отношением к самоубийству иудаизм ясно и четко выражает свое отвращение к подобным действиям. Тем не менее расходы на похороны самоубийцы в наше время оплачиваются семьей. Вопрос о самоубийствах рассматривается более подробно в отдельной главе.

Родственник является оненом, только если:

1) он лично принимает участие в похоронных приготовлениях.

2) он лично не принимает непосредственного участия, но готов к этому в случае необходимости. Он не считается онен, если у него нет абсолютно никакой возможности участвовать в приготовлениях.

Таким образом родственник не считается оненом, если:

1) тело покойника не находится во владении родственников, например: когда государственные органы не выдали его тело семье, или, если его утопили, или, если он пропал без вести во время войны, несмотря на то, что имеются достоверные сведения о его смерти.

2) родственник не может физически присутствовать во время похоронных приготовлений по причине исполнения военных обязанностей, или он находится в больнице, или в заключении, или за границей, или слишком далеко от места похорон. Однако, если у него есть хоть какая-нибудь возможность вовремя прибыть на похороны, то он считается онеи при условии, что никто другой из ближайших родственников не присутствовал во время приготовлений.

Онен должен соблюдать следующие правила:

1. Ему нельзя есть там, где находится тело умершего.

2. Ему нельзя есть мясо или пить вино и алкогольные напитки где бы то ни было.

3. Ему нельзя есть праздничную пищу или посещать празднества.

4. Он должен отказывать себе в заботе о своем внешнем виде, в купании с целью получить удовольствие, в бритье, стрижке, и супружеской близости.

5. Ему нельзя заниматься обычными делами в это время.

6. Ему нельзя изучать Тору, так как она является источником радости.

7. Все обряды, соблюдаемые скорбящим во время шивы относятся также и к онену за исключением того, что ему разрешено носить обувь и покидать помещение, чтобы ускорить приготовления к похоронам.

8. В связи с необходимостью принимать непосредственное участие в похоронных приготовлениях, онен освобождается от обязанности читать молитвы и многих других положительных обрядов, как, например, произнесения благословения (моци) на хлеб или чтения молитвы после еды. По этой же причине он не может быть включен в миньян (кворум из 10 человек, необходимый для общественной молитвы). В то время как он исключен из исполнения положительных заповедей, он остается частью общества и должен выполнять все запрещающие заповеди. К примеру, в то время как он не должен произносить специальное благословение на мытье рук перед преломлением хлеба, он должен позаботиться о том, чтобы мыть руки надлежащим образом. Онен не должен исполнять заповеди, от которых он был освобожден. Это бы явилось показателем недостаточной заботы об умершем, и законоучители настаивают на том, что в этом действии нет добродетели.

9. В субботу большинство законов, относящихся к онену, отменяется. Ему разрешено употреблять мясо и вино, и он обязан соблюдать все субботние обряды и обычаи. Несмотря на это ему запрещено все, что связано с получением личного удовольствия, например, супружеская близость, или радость от изучения Торы. Онен должен посещать религиозную службу. Желательно, чтобы он не исполнял обязанности чтеца или кантора. Ему не следует читать Каддиш если присутствуют другие скорбящие, разве только в том случает если он справляет йорцаит (годовщину памяти кого-либо из ближайших родственников) или находится в середине траурного года по одному из его родителей.

10. Если похороны должны состояться на второй день праздника (хотя, как упоминалось выше, этого не следует делать), анинут (пребывание в трауре) начинается сразу же по окончании похорон, несмотря на праздник. В этом случае онен не читает Каддиш, не ест мяса и не пьет вина.

11. На Суккот онен не обязан есть в Сукке (шалаш, в котором еврей обязан есть в праздник Суккот). Если он пожелает это сделать, он не должен читать благословение на эту мицву. Тем не менее, в первый вечер Суккот, зная, что похороны не могут состояться, он должен читать Киддиш и исполнять все другие обряды, связанные с праздником.

12. В первый вечер Песах онен должен соблюдать все обряды Седера. В дни отсчета Сефиры, между Песах и Шавуот, онен должен воздержаться от произнесения счета дней с благословением, до момента, следующего сразу за похоронами. После похорон он может считать дни и произносить благословение.

13. В Пурим онен должен слушать чтение Мегиллат Эстер (свитка Эстер), и ему разрешено употребление мяса и вина, как выполнение предписания о праздничной трапезе.

14. В Хануку кто-нибудь должен зажечь свечи вместо онеиа и прочитать благословения. Если никто другой не присутствует в это время, то он должен зажечь свечи сам, но не произносить благословения.

15. Тефиллин (филактерии). Заповедь надевания тефиллин может не выполняться в день смерти и в день похорон. Это отступление от правил делается не потому, что это основное исключение из положительных обязанностей во время соблюдения траура, но скорее потому, что филактерии считаются предметом украшения, а это не соответствует чувству горечи, которое испытывает скорбящий от потери близкого человека.

Ниже приводятся некоторые уточнения закона о тефиллии:

1. Даже если похороны состоялись на следующий день после смерти, или через два дня, тефиллии не надеваются в течение всего периода до похорон. Соответственно, если по какой-либо причине похороны состоялись вечером, считается неуместным надевать тефиллии в течение всего следующего дня.

2. Если между смертью и похоронами прошло три или четыре дня, тогда:

а. Если скорбящий лично участвует в приготовлениях к похоронам, он не надевает тефиллии ни в один из этих дней, включая день похорон.

б. Если скорбящий не связан этими обязанностями, тогда он следует закону соблюдения траура (анинут): он не надевает тефиллии только в день смерти близкого родственника. В день погребения ему запрещено надевание тефиллин лишь до момента погребения, но по возвращении домой он должен сразу же их надеть.

3. Если он получил известие о смерти после того как похороны уже состоялись в течение 30 дней с момента похорон, ему не следует надевать тефиллин только в день получения известия. Если известие пришло вечером, он должен воздержаться от ношения тефиллин весь следующий день.

4. Если погребение произошло во время праздника или во время будних дней праздника (хол га-мо'эд) Суккот или Песах (когда траурный период начинается позже) тефиллин не запрещается надевать (для тех, кто обычно носит тефиллин в будние дни праздников).

5. Жених, у которого умер родственник в течение недели после свадьбы, и по которому траурный период для жениха начинается позже, может надевать тефиллин всю свадебную неделю.

Обозрение останков — новый американский обычай

(Настоящая глава была написана автором при любезном соЬеиствии известного психиатра, д-ра Нафтали Эскрайса. Она была опубликована в апрельском номере журнала «Journal of Religion and Health» за 1966 год.)

Выставлять тело умершего на обозрение как часть похоронного ритуала или службы стало общепринятым на американских похоронах у людей всех вероисповеданий. Это новый обычай американского происхождения, не имеющий корней в древней культуре или современной европейской практике, за исключением выставления для публичного обозрения останков королей и императоров.

Безжизненное тело перевезено из больницы или дома в похоронный дом. Там его бальзамируют, обрабатывают, вводят в него химические вещества, покрывают косметикой, одевают и поддерживают его с помощью механических приспособлений. После этого его выставляют в «покойную комнату» или в храм, до начала религиозной службы. Духовные лица обычно настаивают, чтобы гроб был закрыт во время самой службы.

Обозрение тела умершего является одной из главных статей дохода похоронной промышленности. До того как тело выставлено на обозрение родственников и друзей, оно должно быть надушено, реставрировано так, чтобы оставляло впечатление цветущего здоровья, одето в дорогие одежды, положено в представительный, «комфортабельно выглядящий» гроб. Эти требования обозрения обычно составляют основную часть похоронных расходов.

I

Эту новую американскую, якобы «религиозную» церемонию, преподносят широкой публике, мотивируя ее двумя доводами. Первый сводится к тому, что публичное обозрение трупа является «последней данью уважения». Такой вид прощания с умершим является будто бы самой малой данью уважения, которое только человек может оказать любимому, ушедшему из жизни; следовать этому стало естественным и логичным для скорбящих. Второй довод сводится к тому, что публичное обозрение является необходимым аспектом в «терапии горя», помогая горюющим запомнить доброе, удовлетворенное, улыбающееся лицо, вместо замученного болью, искаженного лица покойника.

Простому, неискушенному человеку оба довода могут показаться весьма приемлемыми и не требующими дальнейших объяснений. Таким образом, публичное обозрение останков вошло в практику и превратилось в «традиционную» часть процедуры американских похорон.

Обозрение останков неприемлемо как с теологической, так и с психологической точек зрения. Оно не демонстрирует никакого уважения к умершему и является сомнительной терапией для скорбящих. Более того, с религиозной точки зрения оно является неуважением к умершим и извращает религиозный смысл жизни и смерти. Психологически оно может произвести эффект короткого замыкания в медленном по своей природе процессе выздоравливания от горя, который начинается с момента осознания случившейся смерти.

Традиционный иудаизм рассматривает похоронные процедуры как йекара дешихва, посвященные уважению, почитанию и привязанности к умершему. Законы траура — это екара дехае что прежде всего является терапией для живых и предназначены для смягчения сильного горя и медленного высвобождения из паутины вины, гнева, страха, ненависти и непокорности, обволакивающей рассудок скорбящего после того, как смерть забрала его родственника.

Наши мудрецы заметили, что человек не может и не должен утешать скорбящего, в то время, когда умерший находится перед его глазами. Облегчение приходит позже, когда покойник похоронен. До этого умерший остается главной заботой скорбящих.

II

Стоит ли уважение к умершему на первом месте или основной целью является утешение скорбящего, — в любом случае, трудно оправдать и принять обозрение останков как необходимую часть похоронной службы.

Во-первых, если возвышенная концепция книги Бытия, утверждающая, что «Б-г сотворил человека по Образу Своему» правильна, и все основные религии основаны на ней, тогда вся процедура приготовления и восстановления тела для обозрения является оскорбительной и отвратительной. Если человек был создан по подобию Творца, как мы можем допустить гримирование, шлифовку ногтей, обработку формы, обмазывание, буквально, «переделку» человеком того, что было создано по Божественному Образу?

Наблюдение за процессом восстановления внешнего вида тех, кто умер от длительной болезни или тяжелых физических страданий, в результате несчастного случая, короче говоря всех, кроме тех, кто умер в расцвете сил, производит на присутствующих шокирующее впечатление. Может такое обращение с умершим считаться данью уважения творению Б-жьему?

Если мы отрицаем манипуляции с трупом в подготовке для обозрения, как святотатство по отношению к Божественному Образа, мы также должны отрицать выставление его физических останков на публичное обозрение. В иудейской литературе и Законе человеческое существо сравнивается со свитком Торы. Так, смерть человека равноценна сожжению Сефер-Торы. В обоих случаях присутствующий обязан разорвать на себе одежду. Как Тора, используемая в святых целях сохраняет свою святость даже тогда, когда она становится негодной для употребления с религиозной стороны, так и человек, проживший благородную жизнь, сохраняет достоинство даже в смерти. Останки обладают святостью, так же как и Тора. Следовательно, нельзя осквернять останки человека, как нельзя осквернять и святой Свиток. В традиционном иудаизме к обесчещиванию мертвых относят не только неуместные и пренебрежительные замечания, шутки, жестикуляцию, но также еду, питье и курение в присутствии тела умершего, — даже изучение Торы и получение удовольствий, находясь в обществе беспомощного и лишенного возможности принимать в этом участие, трупа. Не следует однако обращаться с умершим так, как будто он все еще жив, словно он просто уснул. О тех, кто глумится над умершими наши мудрецы привели стих из Притчей Соломоновых (17:5): Кто глумится над нищим, тот хулит Творца своего».

Мы видим призрак человека, но не его самого. Это чистейшее надругательство проходить мимо этого призрака и говорить: «Прощай» или взглянуть на него последний раз, чтобы запомнить его таким, каким он выставлен на обозрение. Это не тот человек, а мертвая маска, искусственно приукрашенная. Когда мы выставляем наших умерших напоказ, мы не демонстрируем их духовных качеств, а только их физическую форму в самом беспомощном проявлении. Нетрудно понять, почему больные люди, изнуренные длительной болезнью и страданиями, не хотят, чтобы их видели в таком состоянии. Но, в то же время, нас не трогает выставление напоказ раскрашенного и подпертого со всех сторон привидения.

Еврейские мистики рассматривают вид умершего, как марэ летуша (чеканный образ). Несомненно, что после тяжелого, мучительного расставания с покойником обозреватель выносит новое, убогое воспоминание, добавившееся к его воспоминаниям и чувствам. Это не тот человек, которого он знал при жизни; это также и не труп; это экспонат из музея восковых фигур — ни живой, ни мертвый.

Во-вторых, как иудаизм, так и психиатрия, каждый по-своему высказывают одно и то же мнение, что маскировка действительности не поможет человеку без труда преодолеть реальность. Правда заключается в том, что конец наступил. Переносить в смерть жизнерадостное выражение лица умершего — значит искажать конец его существования; представить при помощи уловки возможность продолжающегося, хотя и пассивного существования, а также рисковать нанести серьезный ущерб психическому состоянию скорбящего.

Иудаизм недвусмысленно подчеркивает, что похороны должны явиться финалом. Похоронный ритуал и молитвы не пытаются приупрятать смерть и еще меньше ее отвергать. Они решительно ее признают и подтверждают. Только принятие реальности смерти помогает человеку преодолеть травму смерти.

Во время обряда обмывания и очищения умершего в приготовлениях перед погребением произносится очень древняя молитва. Эта молитва служит представлением умершего Б-гу и просит Его милости и прощения умершего. Молитва, которая произносится над могилой, также является подтверждением справедливости Б-га: Б-г дал и Б-г взял. В еврейском ритуале нет маскировки смерти. Умершего хоронят в самой земле, прах к праху, и могила засыпается землей в присутствии друзей и родственников. Кстати, первые горсти земли бросают в могилу самые близкие друзья и наиболее почтенные люди, приглашенные на похороны. Стук комка земли о дерево гроба звучит как невозвратный конец драгоценной жизни.

Маскировать реальность смерти значит извращать религиозный смысл похорон. Выставление умершего на публичный осмотр, гримирование его под живого человека с помощью косметики; одевание в платья и фраки, поддерживание головы подушками, чтобы создать впечатление счастливо заснувшего человека, противоречит духу, который религия старается пробудить. Человек не «засыпает вместе со своими предками», как это может показаться из библейской фразы, говорящей о смерти праведных предков. Он умирает, разлагается и его физическое существование прекращается. Его добрые дела остаются жить после него, а его тело возвращается в землю, из которой оно и создано. Его личность и доброта продолжают свое существование в другом измерении; биологические элементы распадаются и возвращаются в первоначальное состояние.

III

С точки зрения психотерапии, идея публичного обозрения покойника, как стандартной процедуры похорон, ради заключающейся в ней терапевтической ценности, еще не подтверждена клинически и фактически противоречит ее основной отправной точке. «Терапия горя» призвана смягчать шок смерти. Она снимает внезапность потери и на время как бы возвращает нам умерших. Но, если терапия воспринимается как «самопросвещение», то какова ценность функции обозрения тела? Гораздо разумней полагаться на веру, в которой человек может почерпнуть силу и выстоять против неприукрашенной горькой правды, не прибегая к искусственно сфабрикованным искажениям. Обозрение тела такая же «терапия горя» как окраска стен тюрьмы в яркие тона — «лечение воров».

Может случиться, что обозрение тела не только не оказывает терапевтического влияния, но, фактически, приносит вред обозревателю. Первая стадия траура характеризуется отчаянием и отрицанием смерти. Можно допустить, что обозрение тела приведет к отрицанию смерти. Отказ расстаться с объектом любви укрепляется иллюзией жизни, которую с такой силой пытаются воспроизвести бальзамировщики. Религиозный ритуал заставляет человека признать окончательность физической потери, и тем самым дает ему возможность постепенно оправиться от горя.

Ночь перед похоронами

Умершего нельзя оставлять одного перед похоронами. Как уже было упомянуто, присутствие при теле умершего может быть поручено родственнику или другому человеку, предпочтительно верующему еврею, который будет читать из Книги Псалмов. Об этом можно также договориться с распорядителем похорон или с раввином.

Поминки являются обычаем, совершенно чуждым еврейскому духу, и сама атмосфера поминок нарушает еврейскую традицию. Обычай посещения умершего и обозрения его останков в похоронном доме, а также утешения скорбящих до погребения, является чисто христианской традицией. Бесполезно утешать скорбящих в присутствии лежащего перед ними умершего. Это делается дома в течение семидневного траура, называемого шива.

Вдобавок, поминки часто сводятся до уровня вечеринки с пустыми разговорами и едва ли соблюдаемым достоинством. Семья покойного вынуждена страдать на протяжении долгих часов тривиальной болтовни перед лицом ужасного горя. Поминкам надо препятствовать на еврейских похоронах при любых обстоятельствах.

Похороны и погребение

Еврейские похороны являют собой удивительно простое, и в то же время эмоционально насыщенное прощание с умершим.

Еврейские похороны не преследуют цель утешить понесших утрату. Мудрецы точно заметили, что было бы чистой насмешкой утешать скорбящих, когда их близкий мертв и лежит у них перед глазами. Более того, психологически неверным будет в этот момент пытаться примирить скорбящих с судьбой. Процедура похорон направлена скорее на отдание должного умершему. Это происходит в виде чтения псалмов и поминальной молитвы, следующих за гробом и сопровождающих умершего к месту последнего успокоения. О покойном говорят только хорошее и каждый по своему высказывает ему свое сердечное уважение.

Традиция мудро и умело учит, как следует воздавать дань уважения умершему. Накопленная за три с лишним тысячелетия мудрость еврейского народа, нашла свое выражение в законах и обычаях, относящихся к этой сфере жизни.

Нижеследующие страницы посвящены наиболее важным сторонам этой традиции и некоторым из законов, лежащих в ее основе.

Место проведения похоронной процедуры

Со времени Второго Храма и до наших дней процедура похорон проводится либо в доме умершего, либо на кладбище.

Талмуд указывает, что похоронные приготовления должны проводиться в одном из этих мест, предпочтительнее — дома. Синагога ;в этом случае использовалась редко. Похоронная процедура проводилась и местной синагоге, или религиозной школе только тогда, когда вся община хотела почтить выдающуюся личность. В наше время чаще всего используется похоронное бюро. Использование похоронного бюро позволяет вместить много народу, создает соответствующую обстановку и поэтому должно всячески поощряться. От решения семьи зависит выбор одного из четырех мест — дома, синагоги, похоронного бюро или кладбища. Надо отметить, что траур очень редко проводится на территории синагоги. Это делается только для тех, кто, подобно рабби Иегуды Га-Наси, является большим знатоком Торы, скрупулезно соблюдающим ее законы, признанным главой еврейской общины.

Дань уважения умершим оказывается тем, что похоронная процессия на пути к кладбищу останавливается перед синагогой. Заднюю дверь катафалка открывают, и кантор читает поминальную молитву в честь покойного. Если еврейского похоронного бюро нет, то община должна выделить для этой цели в местной синагоге отдельную комнату. Самым подходящим местом для проведения такого рода молитв является зал для собраний. Если и это недоступно, тогда всю церемонию следует проводить в доме, а если невозможно и это, тогда местом для молитв и надгробного слова будет служить кладбище. В неблагоприятную погоду, когда другого места для траурной молитвы нет, можно воспользоваться залом в больнице.

Разрывание одежд: кери’а

Наиболее сильным проявлением горя у евреев является разрывание одежд соблюдающими траур.

В Писании дается много примеров разрывания одежд после известий о смерти. Когда Яаков увидел полосатый халат Иосифа пропитанный, как он думал, кровью сына, он разорвал на себе одежды. Так же Давид разорвал на себе одежды, когда услышал о смерти царя Саула.

Разрывание одежд является психологической разрядкой. Оно позволяет скорбящему дать выход своей сдерживаемой боли путем подконтрольного и санкционированного религией акта разрушения. Маймонид, в толковании рабби Б. Эпштейна (см. комментарий «Тора Темима» к книге Левит 10:6), поразительно точно отмечает, что разрывание удовлетворяет эмоциональную потребность этого момента, иначе это не было бы позволено, ибо является явным нарушением библейского запрещения портить вещи.

Джеффри Горер в своей книге «Смерть, горе и траур» отмечает, что «хотя наша [западная] культура не дает символического выражения для гнева, значительное число других культур это имеют». Это выражается в таких ритуалах, как «уничтожение собственности или имущества умершего, или, более косвенно, в тех страданиях, которые соблюдающие траур должны себе причинить в знак той боли, которую им причинил своей смертью умерший. Ряд психоаналитиков утверждают, что гнев является составляющим компонентом траура, причем одно из главных предназначений процесса соблюдения траура — выявление и рассеивание этой муки в символической и, большей частью бессознательной форме».

Разрывание одежды (кери'а) также может служить заменителем древнего языческого обычая раздирания плоти и вырывания волос из сочувствия к умершему, и что запрещено Еврейским Законом (см. Второзаконие 14:1-2).

Галахическое требование «выставлять сердце» (скорбя по умершим родителям, разрывают одежды на уровне сердца), указывает, что разрыв на одежде означает разбитое сердце. Пророк Иоэль (2:13) велит еврею разорвать само сердце, а не только одежду на нем, указывая, что внешний разрыв покрова — символ разбитого сердца.

Другая и относительно неизвестная причина, приведенная в Иерусалимском Талмуде (Моэд Катан, 3:5): «Выставление сердца» производится потому, что

находящийся в трауре потерял возможность выполнять библейскую заповедь почитать отца и мать. Мы глубоко страдаем, когда больше не можем дарить любовь любимым нами. Почитать родителей следует и после их смерти, но это скорее постановление законоучителей, чем библейская заповедь. Тем самым разрывание одежды также означает и разрыв отношений между родителем и детьми, ставя скорбящего в трауре перед фактом окончательного разрыва, отраженного на его одежде.

Кто должен разрывать одежды?

1. Семь родственников должны выполнить эту заповедь: сын, дочь, мать, отец, брат, сестра, супруг(а).

2. Они должны быть старше 13 лет. Для младших, которые могут понять происшедшее и оценить потерю, разрыв должен быть сделан кем-то из родственников или друзей. Подростки в возрасте до бар-мицвы которые еще недостаточно осознают горечь происходящего, также должны сделать легкий символический надрез на одежде. Это объединяет их с семьей в ужасное время горя и слез.

3. Разведенный супруг или супруга могут разорвать одежду, но они не обязаны этого делать. Естественно, что они могут оплакивать и сопровождать умершего на кладбище вместе с другими.

4. Муж дочери умершего или жена сына, если в этом их искреннее желание, могут разорвать одежды из уважения к горю супруга(и). Это разрешается только в том случае, когда собственные живые родители не возражают.

5. Молодожены не должны разрывать одежду в течение первых семи дней после свадьбы. Эта неделя - время безоблачной радости, даже перед лицом скорби.

6. Душевнобольные, которые не могут оценить горечь своей утраты или не осознают смерть в ее действительном значении не должны разрывать одежду. Если умер один из родителей душевнобольного, разрывание одежд должно иметь место только тогда, когда к больному вернется рассудок. В случае смерти кого-то из других родственников, раз отложенное разрывание одежд может вовсе не производиться.

7. Инвалиды, или очень слабые люди, которые во время шивы не могут сделать разрез на одежде, не должны делать этого и впоследствии, даже когда поправятся. Они чувствовали боль и муку в момент происходящего, разрывать одежды позднее бесполезно, так как это делается только в момент наивысшей скорби.

Когда разрывают одежду?

Это делают в одном из трех случаев:

1. В момент получения известия о смерти, если понесший утрату при этом присутствует.

2. Дома или в похоронном бюро непосредственно перед похоронами.

3. На кладбище перед погребением.

В наше время это предпочтительнее делать в похоронном бюро. При этом присутствует раввин; он может проследить, чтобы кри'а делалась в соответствии с традициями. Это также момент, когда вся семья объединена, и родственники могут вместе легче пережить тяжелый момент утраты.

Существуют следующие законы для разрывания одежд в определенных случаях:

1. В Субботу или в праздники предпочтительнее отложить разрывание одежд (кери’а) до похорон. Если же соблюдающий траур хочет сделать это как можно скорее, он должен по крайней мере дождаться окончания Субботы или праздника.

2. Во время будней праздника (хол га-моэд) временем между первым и последним днем Пасхи и Суккот, делать кери'а можно. Некоторые раввины могут предпочесть дожидаться времени после праздника, особенно если нет сыновей или дочерей. В таком случае лучше дать раввину возможность принимать решение.

3. Если известие о смерти одного из вышеперечисленных семи родственников достигло соблюдающего траур после погребения, но в течение последующих тридцати дней, он должен разорвать одежду, услышав о смерти. Если это произошло уже по прошествии тридцати дней после смерти, тогда:

а. Для родителей не существует ограничений по времени. Одежды должны быть разорваны с любым запозданием.

б. По другим родственникам разрывать одежду после тридцати дней нет необходимости.

Если соблюдающий траур забыл разорвать одежды в положенное время, тогда:

1. По родителям — следует сделать это, как только схватится об упущении, даже если уже прошло много времени.

2. По другим родственникам — если об упущении вспомнил во время гиивы, (первые семь дней траура), то разорвать одежду нужно, позднее — нет.

В любом случае, благословение, которое обычно сопровождает разрывание одежды (кри' а), должно

читаться только во время первых трех дней после смерти, не позднее. Причина: благословение может быть произнесено только в момент наивысшего горя, которое по закону длится до четвертого дня, после чего постепенно ослабевает.

Какие одежды разрывают?

Традиционно это одежда, которую носят при комнатной температуре. Верхняя одежда и белье к этому не относятся.

1. Для мужчины это жилет, если он его обычно носит. Если нет, то разрыв делают на костюме, жакете или свитере. Некоторые ортодоксальные раввины разрешают и считают достаточным разрывание галстука; он близок к шее, так что разрыв на нем будет ясно виден, и это предмет одежды, который носят почти постоянно.

2. Женщины разрывают платье, блузку или свитер. Це обязательно и нежелательно, чтобы одежда была новая. Соблюдающий траур может переодеться для этого случая в уже ношеные вещи.

Использовать ли черную повязку?

Разрывание одежд — есть выражение глубочайшего горя и скорби. Это символ отделения от того, кто был горячо любим, кто был свзан с нами узами крови или брака.

Скорбь в эти моменты достигает самых глубин нашего человеческого существа, и выразить это надо достойным образом. Мы испытываем острую и, можно сказать, святую боль, и выражать ее надо не менее свято.

Подобает, чтобы избавление от муки было освящено верой и традицией древних обычаев, часто восходящих к библейским временам. Традиция призывает разорвать свою собственную одежду, поставить знак разбитого сердца собственной рукой, а не изливать душу в безличной и бессмысленной полоске черной материи, приколотой нам чужим человеком. Разрывание одежды слишком значимо в личном плане, чтобы заменить его мелкой уловкой. Если, тем не менее, по какой-то причине во время похоронной процедуры была повязана (или приколота) черная лента, соблюдающий траур должен тем не менее по возвращении домой разорвать одежду.

В какой месте следует разрывать одежду?

По родителями: разрыв должен быть сделан с левой стороны, над сердцем, и отчетливо виден. Разрыв должен начинаться у шеи и спускаться вертикально вниз примерно на три дюйма (8 сантиметров). Первоначальный надрез может быть сделан ножом (кем-то из рядом стоящих), дальше соблюдающий траур разрывает рукой сам. Разрыв не делают по шву, он должен выглядеть на одежде, как шрам, а не как случайная прореха.

По другим родственникам:, разрыв делается с правой стороны и не обязательно должен быть виден. Это может быть на оборотной стороне лацкана на жакете, на подкладке платья или свитера. Разрыв может сделать кто-то другой, не обязательно сам скорбящий. Женщина, соблюдающая траур должна помнить о скромности, поэтому разрыв должен быть сделан ею самой и в относительно нейтральном месте, чтобы она не выглядела нескромно открытой.

Как долго надо посить разорваную одежду?

По родителями: Разрыв должен быть явно виден во время шив'ы. Если необходимо сменить одежду, то и эта должна быть также разорвана. После шив'ы разорванную одежду носить не следует. Дочь, из соображений личного достоинства и скромности, может сметать разорванную одежду «на живую нитку» сразу после похорон. Сын может сметать свою одежду только по прошествии тридцати дней. Но ни сын, ни дочь не должны восстанавливать разрыв на одежде капитально. Рана, нанесенная смертью родителей, может зарубцеваться, но шрам, оставленный ею, не исчезает никогда.

Если шив'а совпадает с главными праздниками, разорванную одежду можно сметать до наступления праздника. Разорванные одежды не носят в Субботу во время шив'ы.

По другии родственникам:    Соблюдающим траур по другим родственникам следует разрывать одежду, но разрыв не обязательно должен быть виден. При смене одежды во время шив'ы, новую разрывать не следует. Разорванная одежда может быть сшита «на живую нитку» после шив'ы, и зашита капитально после окончания тридцати дней траура. Если на время шив'ы выпадают главные праздники, соблюдающий траур может сметать разорванную одежду до заката. «Есть время раздирать [одежды], и есть время их зашивать» — говорит Экклезиаст (3:7).

Как держаться во время разрывания одежд?

По закону, разрывание одежды должно производиться стоя. У евреев принято всегда встречать горе стоя прямо, тем самым показывая силу перед лицом испытания и уважение к умершему.

Похороны

Похоронная процедура — простая и короткая, прежде всего предназначена для выражения почтения покойнику (йекара дешихва). Славятся те ценности, которые были главными в жизни покойного, — благородные черты его характера. Назначение надгробного слова тоже не в утешении скорбящих, но освещяя все хорошее в жизни умершего, оно, тем самым, утешает скорбящих.

Есть еше один важный аспект похоронной службы (хотя и не в этом ее основное предназначение): похороны собирают в момент утраты вместе друзей и родственников, что немного облегчает жуткое чувство одиночества скорбящих.

Похоронная служба не только воздает хвалу умершему, но также ставит всех присутствующих перед ужасающим фактом их собственной неизбежной смерти, принуждая вспомнить о «своих днях», критически оценить прошлое и стараться жить достойной, созидательной жизнью.

Молитва состоит из различных Псалмов, по теме подходящих к личности умершего; из похвалы его лучшим качествам, которые оставшиеся в живых должны стараться внедрить в свою жизнь, и из поминальной молитвы, просящей, чтобы Создатель принял его душу «под крылья своего Божественного Присутствия».

Наиболее принятым во время похоронной службы является Псалом 23:

«Псалом Давида. Б-г — мой Пастырь, и я ни в чем нужды не буду знать. На пастбищах травянистых Он укладывает меня, к водам тихим ведет меня. Душу мою оживляет, ведет меня путями правды во Имя Свое. Если пойду долиной тьмы — не устрашусь я зла, ибо Ты со мною, Твой жезл и посох успокоят меня. Ты готовишь стол передо мной в виду врагов моих, умащаешь голову мою елеем, чаша моя полна. Пусть только благо и милость сопровождают меня все дни жизни моей, дабы пребывать мне в доме Б-жьем долгие годы».

Пояснение:

Это Псалом выражает наиболее сокровенное, личное отношение человека к своему возлюбленному Б-гу. Жизнь может изобиловать бедами и душа пребывать в агонии, но есть одна утешающая мысль - «Всевышний - Пастырь мой». Так же, как пастух ведет свое стадо и заботится о нем; как ищет обильные пастбища, где его овцы могут пастись; как он всегда рядом со своим стадом и помогает ему расти и развиваться, как он любовно обнимает и поддерживает раненых овец, так же и Б-г смотрит за своей паствой. Мы, члены этой паствы, можем иногда в отчаянии усомниться в справедливости Пастыря, можем не понимать его путей, но мы уверены, что Он заботится о нашем благополучии. «На пастбищах травянистых Он укладывает меня, на воды тихие приводит меня». И потому, если иногда, как неизбежное:

«Даже если иду долиной тьмы, не устрашусь я зла, ибо Ты со мной, посох Твой и опора Твоя - они успокоят меня. Я знаю, что посох Пастыря ведет меня, каким бы странным ни казался мне этот путь, как бы я ни был ошеломлен злом, выпавшим на мою долю, — моя вера в Пастыря дает мне право воскликнуть: «Только благо и милость сопровождают меня все дни жизни моей, дабы пребывать мне в доме Всевышнего долгие годы».

Что есть человек?

Во время траурной службы также принято читать подборку стихов из различных Псалмов, называющуюся «Что такое человек?».

Б-же, что есть человек, что Ты знаешь о нем, и сын человеческий, что Ты думаешь о нем? Человек подобен дуновению, дни его — как тень преходящая. Утром цветет и зеленеет, вечером подсекается и засыхает. Научи нас счислять так дни чтобы нам приобресть сердце мудрое. Береги непорочного и смотри за правдивым, ибо будущность такого человека - мир. Но Всемогущий избавит душу мою от преисподней, когда примет меня навеки. Изнемогает плоть моя и сердце мое: Всемогущий — твердыня сердца моего и удел мой вовек! И возвратится прах в землю, как было, а дух возвратится ко Всемогущему, Который дал его.

В этой молитве выражается отчаяние перед фактом недолговечности человеческой жизни. Спрашивается: «Что может иметь значение в жизни, которая так быстро проходит?». Но вера говорит нам, что в любом случае Б-г ведет нас по жизни. Будь хорошим человеком. Б-г заботится о тех, кто честен сердцем. Такой человек взойдет на гору Всевышнего.

Другие, подходящие к случаю .Псалмы или подборки из Книги Притчей выбираются раввином в зависимости от личных качеств умершего. Часто, по доброй и добросердечной женщине читают «Женщина доблести» (Притчи 31). Иные стихи читаются по умершим молодыми.

Поминальная молитва

Это очень красивая молитва, читающаяся безо всяких изменений на протяжении многих лет.

Для мужчины

О Б-же Всемилостивый, Обитающий в Высотах! Предоставь достойную обитель под крыльями Присутствия Твоего, среди святых и чистых, сияющих словно чистый небосвод, душе (еврейское имя покойника и имя его отца), который ушел в вечность, и в память которого обещан взнос на благотворительность. В раю да будет обитель его. Да укроет его Всемилостивый под крыльями своего Присутствия, и да поместит её душу в Удел Живых. Б־г — да будет Уделом его, и пусть покоится на ложе своем в мире. И скажем «Амен!»

Для женщины

О Б-же Всемилостивый, Обитающий в Высотах! Предоставь достойную обитель под крыльями Присутствия Твоего, среди святых и чистых, сияющих словно чистый небосвод, душе (еврейское имя покойной и имя её отца), которая ушла в вечность, и в память которой обещан взнос на благотворительность. В раю да будет обитель её. Да укроет её Всемилостивый под крыльями своего Присутствия, и да поместит её душу в Удел Живых. Б-г — да будет Уделом её, и пусть покоится на ложе своем в мире. И скажем «Амен!»

Молитва не требует разъяснений. В отличие от Кадиша — это молитва за умершего. Хотя формально это не считается оплакиванием, обычай велит не читать поминальной молитвы, если в синагоге в этот день не читается Таханун (исповедь). Для молитвы нужно знать еврейское имя умершего и его отца. Если оно неизвестно, то произносят его обычное имя.

Славословие (Панегирик)

Еврейская традиция предъявляет к панегирику мудрое требование — быть соответствующим истине. Не следует сильно преувеличивать или изобретать достоинства, которыми умерший не обладал. Такая хвала была бы бесстыдной насмешкой над умершим, а не воздаянием должного его личным качествам. Соблюдающие траур должны также помнить, что хотя умерший может быть и не был выдающейся личностью, и ему могло недоставать каких-то моральных качеств, однако в каждом человеке должны быть добро и порядочность, и это всегда можно в нем обнаружить.

Где читают панегирик

Обычно панегирик читается в похоронном бюро или дома, а иногда на кладбище непосредственно перед похоронами. Для выдающихся раввинов или глав общины, панегирик может читаться во время шивы или на тридцатый день после похорон.

Обычно панегирики не читаются, если похороны совпадают со временем главных праздников, таких как Песах, Шавуот, Суккот. Не читаются они также на Хануку, Пурим, Рош-Ходеш (новолуние, первый день месяца по Еврейскому календарю) или в дни, предшествующие непосредственно этим праздникам, и в пятницу; или в дни непосредственно следующие за тремя главными праздниками. Причина: хотя похороны - это горестный момент для семьи умершего, но радостный дух праздника, который царит во всей общине, перевешивает обязательство и желание отдельного человека оплакивать. В любом случае плач и жалобы геспед во время оплакивания противоречат духу праздника. Поэтому в зависимости от обстоятельств, разрешается прочесть короткий панегирик, выражающий только хвалу умершему.

Панегирик читать не следует, если таково было желание умершего. Так как панегирик, это йекара дешихва — чтение в честь умершего, соблюдающие траур могут в этом случае воздержаться от хвалы. Так например, у хасидов ХаБаДа принято вообще не читать панегириков, поэтому если умерший был хасидом, его волю следует уважать. Однако не следует брать такое решение на себя, руководствуясь только предположениями, что пожелал бы сам умерший. Большинство людей заслуживают хвалы и не должны быть ею обделены из-за каких-то предположений, хотя и сделанных с лучшими намерениями.

Приготовление в панегирику

Часто раввины должны читать хвалу людям, которых никогда ранее не встречали. В условиях современной жизни американского еврейства это почти неизбежно. Для того, чтобы произнести достойную и честную речь, раввину следует знать основные моменты из жизни умершего. Постарайтесь рассказать ему всё о благородных качествах покойного и сделайте это с энтузиазмом. Каждый человек — это неповторимый мир. Не стесняйтесь вложить все сердце в рассказ.

Раввин захочет знать об отношениях умершего с семьей, как он зарабатывал себе на жизнь; каково было его образование; насколько он соблюдал Законы иудаизма и его чувство по отношению к своему народу. Если в его жизни были развод, трудности, отчаяние или ненависть, скажите об этом раввину. Обсудить эти вопросы с раввином следует человеку близкому с умершим, но не настолько потрясенному, чтобы он не мог дать необходимую информацию.

Церемония общественного прощания

Светская церемония не к месту одновременно с религиозной. , Хотя вполне возможна церемония общественного прощания, не относящаяся ни к какой религии, предназначенная для воздания чести умершему и состоящая в обращении к нему с добрым словом его друзей. Семья должна удостовериться, что эта церемония не содержит никаких элементов христианства, таких, как «Господу помолимся». Хотя эта молитва и не содержит ничего собственно христианского, она имеет христианское происхождение, что совершенно неуместно на еврейских похоронах. Церемония общественного прощания должна проводиться до религиозной, и следует позаботиться, чтобы у ее участников не было физического контакта с телом. Светская церемония должна быть короткой и не бросающейся в глаза.

Проводить ее следует, только в том случае, если таково было определенное и искреннее желание умершего.

В процессии, сопровождающей гроб с телом от похоронного бюро до могилы, следует участвовать только лицам еврейского вероисповедания.

Сопровождая покойного на кладбище

Глубокое значение этого момента в процедуре похорон обычно не осознается полностью. Еврейские мудрецы считают, что приготовление и сопровождение умершего к месту последнего успокоения — один из важнейших знаков уважения. Они относятся к этому, как к проявлению истинной, бескорыстной доброты (гемилат хесед шел эмет). Мудрецы настаивают на том, что еврей должен прервать даже изучение Торы, чтобы помочь вынести умершего из дома и сопровождать его на кладбище. Мудрецы Талмуда утверждают, что тот, кто видит похоронную процессию и не провожает умершего хотя бы короткое время, заслуживает быть отлученным от общины.

Приготовление и сопровождение тела

1. Когда вокруг нет никого из евреев, чтобы позаботиться об умершем, он формально считается «брошенным трупом» (мет мицва). В таком случае обязанность похоронить тело возлагается на первого же нашедшего его еврея.

Даже первосвященник, которому не позволялось прикасаться к трупу, был обязан похоронить покинутое тело. Следовательно, если никого из евреев больше нет, человек обязан пожертвовать своей работой, пусть даже очень важной, изучением Торы или исполнением других религиозных обязанностей, и уж тем более прервать любые развлечения, чтобы помочь приготовить тело к похоронам, потом сопроводить умершего до могилы и похоронить его. Не имеет значения был ты знаком с покойным или не был, родственник ты ему или чужой. Когда есть еще кто-то из евреев, чтобы приготовить тело, но человек не уверен, будет ли миньян (кворум из десяти человек) ;— в случае обычных похорон — или достаточно представительное собрание в случае похорон знатока Торы или главы еврейской общины, нет необходимости прерывать работу или учебу для приготовления тела к похоронам. Однако существует обязанность проводить умершего до кладбища, даже если это делается за счет работы.

3. Когда есть достаточно евреев, чтобы подготовить и проводить тело, и человек не занят важной работой или учебой, можно проводить умершего до кладбища хотя бы символически, пройдя с процессией вместе несколько метров, чтобы выразить уважение к умершему и сочувствие к скорбящим. Не имеет значения, были ли вы знакомы с умершим или нет. Закон предписывает почитать любого еврея.

4. Если есть кому приготовить и проводить покойника, а человек занят срочным делом или изучением Торы, достаточно встать в знак уважения во время прохождения процессии.

5. При острой нехватке времени следует прежде всего (в порядке первоочередности):

а. Присутствовать на похоронах и пройти некоторую часть пути за гробом.

б. Присутствовать на кладбище во время погребения.

в. Нанести визит во время траура шивы.

Посещения в похоронном бюро перед похоронами нееврейский обычай, как было сказано ранее, поэтому он не должен практиковаться.

6. Для соблюдения траура по ребенку, жившему менее 30 дней, участие в похоронной процессии не обязательно. Присутствия трех человек на кладбище достаточно.

Может ли разведенный супруг присутствовать на похоронах бывшей жены?

В Еврейском Законе нет требования к разведенному супругу присутствовать на похоронах по бывшей жене, но это и не запрещается. Для человека, собиравшегося разводиться, обязательства по соблюдению траура зависят от того, было ли соглашение о подаче на развод. Если только один из супругов думал о разводе, и не было предпринято никаких официальных действий, существует обязательство соблюдать траур. Если обе стороны согласились на развод, но официально ничего не было предпринято, требования соблюдать траур в Еврейском Законе нет.

Должны ли жених и невеста присутствовать на похоронах?

К жениху и невесте, проводящим медовый месяц не дома, в первые семь дней после свадьбы нет требования посещать какие бы то ни было похороны, даже если умерли их родители. Если же до истечения семи дней после свадьбы они возвращаются на работу, то должны присутствовать на похоронах так называемых «семи близких родственников». Они также могут присутствовать на похоронах других знакомых.

Должны ли скорбящие в трауре присутствовать на похоронах?

Скорбящие в трауре в течение трех дней после понесенной утраты не должны присутствовать на похоронах, за исключением похорон семи ближайших родственников: отца, матери, брата, сестры, сына, дочери, и супруга(и). Или же на похоронах того, у кого нет никого, чтобы проводить его в последний путь. В любом случае, уже скорбящие в трауре не должны провожать умершего до кладбища.

По истечении третьего дня и до окончания шивы, уже скорбящий в трауре может присутствовать на похоронах других членов семьи (кроме семи ближайших родственников). Он должен пройти за катафалком 6-8 футов, и затем возвратиться домой, не идя со всеми на кладбище.

Сопровождая умершего нееврея

Человек может сопровождать умершего христанина на кладбище. Если его отсутствие будет замечено, и может быть сочтено неуважением, следует также присутствовать при процедуре погребения. Ни в коем случае не следует проявлять неуважения в этих вопросах, однако присутствовать при Мессе или другом богослужении, проводимом в часовне, не следует. Никого из интеллигентных христиан это не обидит и не заставит усомниться в вашем добром отношении к покойному. Мы живем в эпоху терпимости и взаимопонимания, и люди различных вероисповеданий не должны поступаться своей совестью из-за боязни быть неверно понятыми.