Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Убежавшая Дудочка

Убежавшая Дудочка

Ветер целый день не стихал, а к вечеру даже усилился и подгонял в спину редких прохожих, спускавшихся вниз по улице к остановке автобуса. Мирьям немного прихрамывала, т.к. больная нога не давала выпрямиться, но старая балетная школа заставляла ее держаться и даже не терять грацию. "В гостях, конечно, хорошо, но как теперь вернуться из Бейт-Эль в Офру? - немного беспокоилась она. - Автобуса прямого нет, а в темноте с пересадками по этим дорогам..." Однако, в ней прочно засела уверенность, что с Б-жьей помощью все будет в порядке и, затянув капюшон, она встала под навес остановки.

Действительно, уже через несколько минут подошла машина, которая шла мимо Офры в ишув Ар Браха. Что это у вас вся машина завалена коробками?" - спросил водителя еще один попутчик-трем-пист. Водитель оглянулся:"Не догадываетесь?. .146 суфганиет". Мирьям улыбнулась: "Да, повсюду - Ханука! " - подумала она и мысленно пожелала этим булочкам добраться благополучно до места. Водитель и пассажир быстро нашли общие темы и знакомых, а ей вспомнился только что прошедший вечер в доме ее друзей.

Там, среди ханукальных волчков она обратила внимание на один из них в форме дудочки. Когда эта дудочка крутилась, то из ее отверстий вырывались цветные огоньки. При этом она не то жужжала, не то что-то пела... Дети были увлечены другими игрушками, которые им недавно подарили на Хануку и уже не смотрели на волчок-дудочку. Мирьям взяла ее в руки, раскрутила и... оказалась в сказке. "Дети, дети, подойдите сюда! Вы знаете, что мне сейчас пропела эта дудочка? Хотите послушать?" Дети склонили свои головки, и в наступившей тишине они услышали высокий голос:"Когда-то моя песня спасла целый город от прожорливых крыс, но тому, у кого я была в руках, не дали всю обещанную награду. Тогда в нем загорелся дух мщения и он опять пришел в тот город и заиграл на мне.Теперь это была уже другая песня. Она выманивала детей из родительских домов и заставляла их бежать за ним, пока они не оказались далеко от города, в густом лесу. Так жестоко мой хозяин отомстил жителям города. "Пусть теперь их звери воспитывают," - потирая руки, ухмылялся крысолов".

"Вот здорово! - воскликнул мальчик лет восьми.

- У змеи можно научиться коварству, у льва - силе и бесстрашию, у волка - ..."

"Нет, что ты! Лев может наброситься и растерзать слабого олененка. Я про это фильм смотрела," - перебила его девочка помладше. "Подождите! Слушайте, что было дальше," - Мирьям привлекла их к себе и еще раз раскрутила дудочку.

"Ж-ж-ж-ах!" - сердце дудочки не могло это выдержать, ведь убежавшие дети стали сильно горевать и плакать, и бояться всего: и темного леса, и неведомых зверей, и злого крысолова. Неожиданно дудочка выскользнула из его рук и, подхватываемая ветром, полетала словно на крыльях, прочь от бывшего хозяина, обратно в город. То ли ветер, то ли кто-то еще заиграл на ней, но тревожные звуки, которые она разносила от дома к дому, собирали отчаявшихся родителей и помогали им найти исчезнувших детей.

"А что потом было с тем коварным крысоловом?"- звонко спросил веснушчатый обладатель рыжих локонов, усевшись на пол рядом с дудочкой. Мирьям задумчиво вздохнула: "В разные времена было по-разному... Было, например, такое тяжелое время в царской России, когда военная дудочка в безжалостных руках отрывала еврейских детей от своих родителей и вела сквозь стужу и пургу, голод и холод в русские казармы и лагеря, где из них пытались выколотить все их еврейское прошлое. Редко кто мог выдержать это испытание и остаться сыном своего народа. Дети-кантонисты уходили за такой дудочкой из своих домов, как правило, навсегда. И как ни плакали, ни просили их родители - ничто не помогало, пока не пришло время этой дудочке совсем сломаться.

У нас были не только дудочки, но и целые трубы, которые поднимали наш народ на войну и однажды обрушили стены города Иерихо. И, конечно, такие, которые играли в нашем Храме. Все зависит от того, в чьих они руках.

Но есть еще и такие злодеи на свете, которые наиграют, напоют в какое-нибудь наивное развесистое ушко всякие небылицы и уведут из дома, будто украдут. Опутают чуждыми, фальшивыми звуками как паутиной, и много с тех пор дней пройдет, пока не пробьется к таким несчастным душам чистый звук сквозь эти шумы".

Мирьям поднялась с пола вместе с дудочкой и широкими движениями раскрутила ее над головами детей. Они вскочили вслед за ней и весело закрутились как волчки под музыку Ханукальных песен...

"Смотрите, наша Ханукия еще горит," - обрадовалась девочка, и, подведя рыжего братика поближе к свечам, стала считать с ним пляшущие огоньки: "один, два, три и шамаш!" - гордо подытожил малыш.

.. .Машина, в которой ехала Мирьям, не стала подъезжать к воротам Офры, а затормозила прямо на шоссе. С трудом открыв тугую дверцу и перекрикивая шум ветра, она пожелала оставшимся хорошей дороги и, конечно, веселой Хануки.

Уже у самых ворот она сунула руку в карман и с удивлением нашла в нем ту самую дудочку, под которую они плясали с детьми в этот вечер. "Наверно, кто-то из детей положил. Не могла же она сама убежать," - решила Мирьям и дома поставила ее на столик рядом с красивой Ханукией. Свечи еще горели, а их огоньки отражались в темном оконном стекле.

Она засмотрелась на эту картину и ей почудилось, что в комнате тихо зазвучала красивая мелодия, которую она даже пропела. Но тут свечи «подмигнули» ей и погасли. «Ничего, - успокоила она себя - завтра я зажгу их снова, ведь Ханука еще продолжается».