Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Пятая свеча Хануки

Пятая свеча Хануки

«Бобин, ты слышишь, что я рассказываю?» - с легкой укоризной обратилась Ривка к лысоватому мужчине, хозяйничавшему на кухне.

«Попробуй тебя не услышь, - отозвался мужчина.

- Я даже очень хорошо представляю себе, какая ты была в роли наседки, а вокруг тебя этакие цыплятки.»

«Ах, ты Робин-Бобин-Барабек! Что ты из меня к;/рочку-рябу делаешь! Как ты можешь так все перевернуть со своим российским фольклором!» - возмутилась Ривка...

«На курочке-рябе, между прочим, мы все выросли. И, как видишь, получилось неплохо. А на чем эти цыплятки твои вырастут?..Мне их жаль...Да и тебя тоже...Ищешь романтику среди отбросов», - громыхая чайником, высказался хозяин дома.

«Ты слышала этого мастодонта,Таня? - всплеснула руками Ривка и повернулась к женщине, сидевшей с вязаньем в кресле напротив нее. - Вот если бы он там побывал и увидел все своими глазами, то по-другому заговорил бы, поверь», - убежденно заявила Ривка.

«Не принимай близко к сердцу. Он все никак не может привыкнуть к тому, что в нашем доме теперь кашрут и раздражается по любому поводу,» - отозвалась Таня.

Их пререкания были закончены с появлением ароматного чая, и (уже совсем поздно вечером), наконец-то добравшись домой, она смогла вспомнить все события этого дня.

Конечно, никто из ее милых друзей не сунулся бы в грязные и опасные переходы полутемного арабского рынка. Но среди этих нечистот, как оказалось, жили отважные принцы и нежные принцессы, спешившие к ней на репетицию. Они стекались как звонкие ручейки, привычно пробивающие путь сквозь смрадные завалы окружающего мира. Они не смешивались и не входили в контакт с ним даже тогда, когда узкий грузовик, собирающий мешки с отходами, заполнил собой тесный проход, заставив детей вытянуться цепочкой и прижаться к арабским лавкам.

Неожиданно один из охранников, сопровождавших их, свернул в зловонный проулок с черными от вековой грязи перекрытиями и остановился у какой-то двери. Ривка нерешительно последовала за ним, но почувствовала, что еще чуть-чуть - и ей изменят силы. Неужели здесь могут жить евреи?.. В рюкзаке лежала кинокамера, но Ривка и не подумала вынуть ее. находясь под сильным впечатлением происходящего. Она не могла быть сторонним наблюдателем и делать съемки, боясь разрушить что-то в этой нереальности.

Тем временем дверь отворилась, сверкнув немыслимо чистой лесенкой, и на пороге появилась маленькая принцесса, неся в полупрозрачном мешке красивое розовое платье. Она доверчиво сунула свободную руку в Ривкины теплые ладони и они поспешили к группе девочек, терпеливо дожидавшихся их на углу.

Когда они миновали рынок и вошли в христианский квартал, то услышали за спиной выстрелы. Девочки вздрогнули и теснее прижались друг к другу. Парни из охраны шутливо заметили: "Что, забыли как игрушечные пистолеты стреляют?" Ривка на ходу обернулась и увидела двух мальчишек, увязавшихся за ними и постреливающих по сторонам. Но вот уже перед ними выросло огромное здание, куда они быстро юркнули и где под высоким потолком устроили детскую площадку. И тут начались другие неприятности... Столько появилось объективных причин, чтобы все прекратить и уйти, что Ривка собралась с духом и просто перестала обращать на них внимание. Она только предупредила всех, что сейчас они будут делать свое ханукальное чудо.

Да, забыли ключ от зала, да, шумно, да, кто-то въехал велосипедом в главное «действующее лицо», да, пришли новые дети, а не те, что были раньше.. Да и еще раз - да! Но они - эти дети, которые живут в совсем не детских условиях, все же пришли! И Ривка приняла их вместе с их миром и, не жалея сил, взялась "сказку делать былью".

...После спектакля, который все же состоялся, хотя казалось, что никто не был к нему готов, Ривка с детьми, не дождавшись охраны, возвращалась той же дорогой к Котелю. На этот раз она как будто не замечала ничего вокруг, полностью уйдя в обсуждение спектакля. Ее поразило, как эти девочки (особенно это было заметно на самых робких из них) быстро схватили самую суть этой истории о Свете и «зажглись» ее идеей словно свечи. Так, от сценки к сценке, они все больше жили внутри сказки, поверив ей и приняв ее очень естественно, и в конце спектакля говорили свои слова, импровизируя внутри роли. Правда, были моменты, когда, пришлось поволноваться: перед самым началом прибежала девочка, играющая королеву и, ничуть не смущаясь заявила, что вполне готова выступать, хотя впервые увидела "принцессу" и начала репетировать свой кусок роли с ней прямо за занавесом во время начавшегося действия. Что же делать: охрана запоздала...

У Ривки от всего этого перехватывало дыхание, сводило голову, но на эмоции не было времени и оставалось только действовать. Она выступала в роли некоего связующего звена между артистами и зрителями и как рулевой направляла все действие. В нужный момент открыто и поразительно доверчиво к ним присоединились маленькие зрители и как волна схлынули со сцены согласно канве представления. Во всем была какая-то удивительная искренность и вдохновение...

Ривка находилась в радостном возбуждении и не заметила как они подошли к арке, выводящей из мусульманского квартала. Там ей отдали мешки с реквизитом и она неторопливо пошла из Старого Города, нагруженная впечатлениями в гораздо большей степени, чем мешками. Ей хотелось только одного: сохранить в себе нечто драгоценное, которое она вынесла из этой фантастически необычной работы.

У Котеля горели 5 свечей Хануки и неизменный шамаш. Есть всегда Кто-то, кто помогает зажечь не только наши свечи, но и особый Свет внутри нас. Да, у каждого в этом мире - своя роль.