Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Ар Ноф

Ар Ноф

В наше время уже никто не спрашивает: «Почему люди не летают как птицы?» Думаю, не потому, что романтики стало меньше, а самолеты буднично загоняют нас в деловой ритм. Все гораздо проще.

На новом витке возвращаемся к старому, понимая, что в своем воображении можно улететь так далеко и быстро, что ни одна птица не догонит. И у меня есть такой особенный перелет длинною в 10 лет от расставания до встречи, от кошмара непонимания и обид к радости узнавания словно при пробуждении.

Я давно уже поняла, что мало-мальски стоящие сказки с невероятными чудесами имеют под собой реальную основу. Если мы оглянемся вокруг и попробуем описать дрожание листика на ветке дерева и объяснить, почему, глядя на него, на душе становится легче, - то из этого ничего, уверяю вас, не получится.

Когда ты видишь свет, потоками спускающийся сквозь облако с неба, или ощущаешь особый аромат, разлитый в предвечернем воздухе, и когда ты чувствуешь, как все это проникает в тебя, заставляя дрожать и гудеть твое тело, то понимаешь, что чудеса не нужно объяснять, а только принимать с благодарностью к Творцу. И тогда можно просто и естественно любоваться зеленым листком на ветке дерева или поразительно красивой картиной заходящего солнца в горах.

...Люди проходят мимо, поднимаются и спускаются по лестнице, чуть не задевая меня, а мне все не хочется вставать с теплого камня и нарушать редкое состояние покоя и гармонии, разлитое по всему телу. Золотистая бабочка полетела вдоль лестницы вниз и, проводив ее взглядом, я поняла, что и мне пора идти. Дома меня ждало много дел, ведь завтра наступал Шаббат.

Более десяти лет назад мы впервые встретились с тобой, Арноф. Сколько шишек было тогда набито за короткое время - не счесть...Что осталось в памяти? Та же красота гор, те же лесенки между башнями домов. Но люди вокруг появились другие. Их знания и талант серьезно помогли мне прополоть колючки прошлого, разросшиеся за эти годы. И такое чувство, будто стоишь как у истоков и все еще впереди, и тяжелый багаж прошлого больше не давит на плечи и не стесняет движение. Можно идти по улице, удивляясь и радуясь всему как при первой встрече, и благодарить Всевышнего за эту сказочную милость. И я плыла словно в облаке любви, а незнакомая женщина, шедшая с коляской навстречу, почему-то улыбалась мне.

...Я хорошо помню, как несколько лет назад, в Хануку, одна симпатичная, веселая девчушка впервые прилетела в Израиль. Был погожий, ласковый день и, очутившись в Иерусалимском районе Арноф, она никак не могла понять, откуда все ее знают и, улыбаясь, приветствуют. Даже водитель автобуса, смутив ее, назвал по имени, буквы которого поблескивали на серебряной цепочке у нее на шее. Но среди стольких впечатлений разве можно помнить об этом?.. Ах, как ей хотелось побыстрее сбросить свою зимнюю одежду - эту ненужную теперь северную шелуху - и остаться в одной легкой кофточке, радуясь солнцу и теплу!..

А вечером, гуляя по улицам, она смотрела на окна домов и не могла оторвать взгляд от светящихся ханукальных огней на разных высотах. Завтра ее ждало увлекательное путешествие по иудейской пустыне с выходом на Мертвое море, а впереди - (о чем ни она, ни я не догадывались) еще много подъемов и спусков на житейских дорогах.

За эти годы я ни раз поднимала планку, пытаясь взять ту высоту, которая ускользнула от нас вначале. И ни раз надежда сменялась отчаянием...Каждую Хануку я собираю свои силы и все больше наполняюсь огромным желанием вновь встретить ее здесь и, протянув руки, сказать: «Здравствуй, Рахель!»